Грани Эпохи

этико-философский журнал №90 / Лето 2022

Читателям Содержание Архив Выход

Олег Безенгов

 

Зачем собираю рюкзак? Куда и с кем идти?

(Горькая лечебная «сказка» с правдой для взрослых)

 

Часть пятая

Часть 1, 2, 3, 4, 5.

 

Перед выходом напомнил ребятам, что ЧП и несчастные случаи в горах чаще всего случаются на спусках. Нужно быть очень внимательными и осторожными! Все скалы в снегу. Можно легко поскользнуться на гладкой плите или провалиться между камнями, и если очень быстро спускаться при этом, то ногу повредить.

Дюльферяю последним по сдвоенной верёвке со скальных выступов. Пока они нормальные и расходную верёвку не нужно тратить. Или с нижней страховкой спускаюсь на простых участках.

И всё время нахожусь в каком-то напряжении. Это потому, что идём по никому неизвестному пути. Переживаю за Ваню – он первым спускается и станции делает. Пока всё надёжно делал всегда.

 

 

Какая же красивая, разнообразная и добрая Любимая гора с разных сторон в хорошую ясную погоду, и какая же она суровая и страшная в ненастье. Показывает свой характер. Порой горы наказывают людей за что-то, за какие-то грехи.

 

Горы никого не наказывают. Они тут ни при чём. Люди сами себя наказывают своими страстями и Невежеством.

 

А что же такое гора? Гора – это совокупность божественных грубых материй в виде земли, камней, воды в разных состояниях, воздуха и огня, с тонкими субстанциями и энергиями, праной, например. Обычно мы восхищаемся и привязываемся к красоте грубых материй, иногда чувствуем, и тянет к тонким. Некоторые горы люди загрязняют мусором, своей грязной энергией и мыслями. Но Гора хороша тем, что она легко чистится от грязи. От энергетической быстро. Грязь, которую мы приносим, показывает нам некоторое время. Терпит.

 

Любимая гора

 

И покорить божественное, созданное Богом, невозможно! Только человек с Гордыней и Тщеславием может говорить о покорении божественного. Смешно и грустно читать и слышать о покорении божественных материй кем-либо, особенно учитывая то мизерно короткое мгновение, которое какая-либо Гора, Море или Небо позволяют быть с собой, в сравнении с их временем существования. Хотя ведь сам однажды сдуру и из-за Невежества в одном чемпионском отчёте восемь лет назад написал ради сильного словца о «покорённых» нами вершинах. В самом-то походе о Покорении и мыслей никаких не было. Потом сны плохие стали сниться, неприятности начались. Слово сильное – больно отражается.

 

Желающий покорять – покорён будет! Дело времени. Кто с Покорением придёт – от Покорения и погибнет.

 

И хорошо, если у нас есть Благодарность к Создателю за то, что их нам дал, и позволяет по ним ходить, подниматься вверх к перевалам и вершинам, плавать в воде, летать в небе, и вообще иметь какие-либо способности. Некоторые способные спортсмены понимают это и благодарят дающего способности. Месси, например, почти всегда в небеса смотрит после каждого забитого гола…

На самом деле, это в теории всё так красиво, гладко, правильно и понятно. На практике по моей карме имею сейчас под ногами под снегом неизвестно что, на продрогших руках промокшие хлопчатобумажные холоднющие заснеженные перчатки в пупырышек. Есть в рюкзаке перчатки теплее, но в них муфты наших карабинов – Иремелей, проблематично муфтовать. Ещё боль в потрескавшихся губах от мощного здесь солнечного излучения, ветер со снегом в лицо, видимость плохую метров на семьдесят из-за облака вокруг нас и запотевших солнцезащитных очков, и Недовольство от всего этого. Иду и повторяю мантру: «Я делаю свои страдания своей радостью, я делаю страдания других своими страданиями». Легче становится, и Недовольство уходит. Скорее, наоборот – оно уходит, и легче становится. Можно, конечно, христианскую молитву почитать, но эта мантра быстрее на ум пришла.

 

Нужно на чём-то одном концентрироваться, и на одной вере. Нельзя распыляться. Лишние, ненужные мысли и дела в сторону. А то свои страдания можно сделать чужими страданиями.

 

Но какие мысли важнее и какие лишние? Это всегда очень важный вопрос.

 

Важнее о пути к Богу, с любовью к Нему. И только в «тишине», в отстранении от всех других мыслей и желаний можно прикоснуться ко Всевышнему!

 

Это в позе лотоса или, лёжа на рюкзаке на привале, можно пробовать так отстраниться, – возможно, иногда была у меня сильная Радость от похожего состояния, но сейчас нужно аккуратно идти и верёвки сбрасывать. Концентрацию, внимание и аккуратность нельзя терять.

По пятнадцатым перилам решили с контрфорса спуститься по вертикальному камину к широкой ложбине-кулуару слева от него. Ваня долго станцию делал для этих перил. Скалы сильно разрушенные и выступов нормальных не было. Три крюка скальных он забил. Два с хорошим звоном вошли. Третий хуже – забрал его потом вниз.

 

 

Потом, прижимаясь к контрфорсу, по правому борту этого кулуара пошли. По его центру, в двадцати метрах от нас вскоре большая лавина с ледовыми глыбами сверху проехала. От ледового обвала с верхнего висячего ледничка сошла. Неприятные ощущения. На всех бы такой хватило, если бы в центре были. Но мы всё же в безопасности – в стороне, на скалах.

Здесь уже на очередном скальном выступе оставил последний кусок расходной верёвки для петли, на которой сдвоил перильную верёвку со сбрасывающей. В этом кулуаре нормальных больших скальных выступов нет. И с нижней страховкой по зализанным заснеженным скалам тоже спускаться очень опасно. Полочки и зацепки ещё в снегу все.

Похоже, что здесь в этом кулуаре не одно тысячелетие и, возможно, даже много миллионов лет Ледник шлифовал скалы и заглаживал выступы. И из-за человеческого прогресса и Жадности за последние десятилетия стаял сильно. От природы мы откусываем в разы больше, чем нам реально нужно. Если был бы сейчас под ногами лёд, то на любимых ледобурах станции делали и самосбросы. От Ледника в центре кулуара почти уже ничего не осталось. На месте Ледника с Обидой жил бы на людей из-за такого наплевательского отношения к природе и себе, в частности.

 

Ледникам Обиды не нравятся. Любые Обиды и Осуждения в ад тянут. Вместо них лучше быть вместе с Сочувствием и Любовью. От греховных Обид и Осуждений избавляться нужно. Природа и Ледники любят людей несмотря ни на что, не обижаются и не осуждают, и одновременно помогают людям карму отмывать. Они ведь божественны. В них черты и всепрощение Бога.

 

Пожалуй, Осуждений со мной ещё много. И Обиды часто приходят и потом долго не отстают. Как от них избавиться?

 

Молиться чаще, благодарить за всё, что имеешь, сочувствовать и помогать ближним.

Опять всё то же самое. Опять повторения.

 

До окончания нашего контрфорса ещё немножко осталось, верёвки трое перил – метров сто пятьдесят. Хорошенькие часики с альтиметром CASIO показывают 13:13. Как цифры интересно совпали! Ниже под контрфорсом виден в разрывах туч пологий ледник, по которому одновременно можно идти без перил. Дальше ещё проще по тропе по камням и простым скалам. Сегодня успеем в альплагерь спуститься, затаримся вкусняшками, напитками, кто чего хочет, на ужин в столовую сходим, и потом в баню и бар. Оля уже в альплагере должна нас ждать. Может, комнату нам добрый Алий – директор альплагеря – подберёт нормальную на ночь. Расслабимся по полной. Иногда можно. Но всё, конечно, должно быть в меру. Потом пик Семёновского или Селлы навестим, и к Айламе пойдём через перевал родного МВТУ. Он проще и безопаснее, чем перевал Дыхниауш.

 

Гора Айлама от Тютюнтау

 

Подошёл к двадцатой станции. На ней Дима на самостраховке висит. Женя уже отошёл на три метра следующей перильной верёвки, ждёт, когда мы ему верхнюю верёвку передадим. Сказал, что Сашенька просила передать, что на нижних перилах есть пятиметровая крутая стеночка. С Димой сбрасываем верхние перила продёргиванием через петлю с помощью сбрасывающей более тонкой веревки. Женя прищёлкнул основную верёвку к себе карабином, забирает её вниз. Один конец сбрасывающей тонкой верёвки потом Дима вниз потянет.

Эту страховочную станцию Ваня сделал на корявом не высоком большом выступе с помощью самой большой нашей петли-кольца из капронового фала. Одну подобную, но маленькую петлю уже оставил вверху на выступе, когда расходная верёвка кончилась. Эту большую петлю оставлять здесь Жадность не даёт.

 

Такой большой больше нет. Жалко оставлять. Есть только ещё одна средняя у Вани внизу. И фал такой парашютный сложно достать. И денег немалых стоит.

 

Самосброс перильной верёвки с помощью рифового узла здесь не получится сделать – в некоторые узкие трещины этого выступа не влезет десятимиллиметровая верёвка. Если разрезать петлю и рифовый узел для самосброса завязать, то тогда её длины не хватит. Разгребаю промокшими перчатками снег с ближайших к станции скал, пытаюсь выступ поменьше откопать или трещину под скальный крюк. У меня на беседке ещё висят несколько крючьев.

В радиусе длины самостраховочного конца почти всё очистил. Было несколько совсем мелких плотных трещин, в которые даже самый тонкий крюк никак лезть не хотел, как ни пытался. И дальше по близости тоже ничего не видно для станции. Откопал только стремноватый с виду маленький скруглённый скальный выступ, размером с половину футбольного мяча, даже чуть меньше.

 

Он слона выдержит. И прусик от ненужного сейчас жумара как раз подойдёт для такого выступа.

 

При нагрузке вниз прусик должен держать. Жумар повесил на свободный карабин сбоку. Накинул на этот мелкий выступ прусик – потянул посильнее. Если тянуть в горизонтальной плоскости, то соскакивает. Если на тридцать градусов ниже, вдоль склона, то держит хорошо. Но всё же подкатывает Страх. Мучают сомнения.

 

Кто не рискует, тот не пьёт шампанского. И настоящий казак не должен ничего боятся.

 

Во мне течёт кровь кубанских казаков. Да и другой крови, конечно, тоже много намешано.

 

И Фомы неверующего есть. Нужно хорошую, правильную и сильную веру иметь, и тогда всё будет по хорошей вере хорошо. После расплаты за грехи, отмытия плохой кармы. Очень важна сильная вера.

 

Мне, конечно, верится, что прусик должен держать, и он держит, вроде, и проверил ведь его уже. Но несильно верится. И если бы в двух метрах от меня был бы вертикальный спусковой камин или та нижняя пятиметровая стеночка, крутость которой пока совсем не понятна, то, конечно, оставил бы здесь самую большую нашу петлю на большом выступе. Жизнь и здоровье дороже.

 

Володя при выходе к вершине Гестолы

 

Но пока вижу перед собой пологий гладкий тридцати пятиградусный заснеженный скальный склон метров на пятнадцать, и дальше тоже полого. Не было бы снега – можно аккуратно пешком спуститься с нижней страховкой. А может, и по стенке пятиметровой нижней слезу по зацепкам как-нибудь.

Дима уже спустился и дотянул до нижней станции конец сбрасывающей верёвки, крикнул, что перила свободны. Крикнул ему в ответ, что понял, – нужно кричать в ответ. Конец перильной верёвки продел в заячьи ушки прусика, завязал узел-восьмёрку, привязал к ней сбрасывающую, заправил перила в спусковое устройство – алюминиевую восьмёрку с рогами. Снял большую петлю с большого выступа, сложил кольцами и положил в огромный карман самодельного анорака. Много чего в нём лежит, порой лишнего. В удобной устойчивой позе потянул вдоль склона перила посильнее для проверки. Прусик держит. Такая шестимиллиметровая верёвка прусика нагрузку около шестисот килограмм выдерживает. Буду аккуратно, без рывков идти, и вешу с рюкзаком в шесть раз меньше. Всё нормально должно быть.

 

По инструкциям нельзя так. И выступ ненадёжный.

 

В боевых условиях синус и косинус, говорят, что в разы больше единицы становятся. До пяти доходят.

Аккуратненько, без рывков, пошёл вниз. Нагружаю перила, но не сильно. Прошёл около пятнадцати метров, и вот она – пятиметровая гладкая почти вертикальная стеночка. Она и зацепки всё же в снегу – свободным лазанием спускаться по ней совсем не хочется, и руки задубели от заснеженных перчаток. Рядом щелей для крючьев и выступов для петли не видно, чтобы спусковую петлю или прусик сюда перевесить. Скалы как гладкие бараньи лбы. Обратно идти и большую петлю на выступ Вани вешать, не дают Лень и Жадность.

Ещё раз встал в устойчивую позу и потянул сильно перила – держит прусик. Но и Страх не отходит, наоборот налегает сильнее. И веры в прусик меньше становится. Ощущение, как у коровы на скотобойне перед забоем. Выхожу на стенку, слегка откидываюсь, чтобы ноги не соскользнули, нагружаю сильнее перила, делаю по стенке один шаг, второй, третий. Уже остаётся метра три с половиной до полки под ней. Четвёртый и... Улетаю вниз.

 

Фотографии автора.

Окончание следует

 

 


№90 дата публикации: 01.06.2022

 

Комментарии: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020