Грани Эпохи

этико-философский журнал №81 / Весна 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Роман Овчинников

 

«Кормчий Царства Египетского» [1]. Рамсес II

1

 

Почтим Вождя со всем пониманием. Явим утверждение Вождя, сохраняющего постоянное горение в удаче и в неудаче. Вождь несёт пламя неугасимого подвига. Учение жизни не прерывается ни усталостью, ни огорчением. Сердце Вождя живёт подвигом народа. У него нет страха и нет слова «боюсь» в его словаре. Ярко зажигает он своим примером свет и создаёт сознание народа.

Руки Вождя не знают покоя. Голова Вождя поддерживает тяжесть дел. Рассудок Вождя изыскивает твёрдость решений. Мощь опыта разбивает чужую немощь. На пределе ущерба наполняет возможности новые. На черте отступления строит твердыни. На глазах врага развёртывает Знамя. Называет день утомления днём отдыха. Допускает явление непонимания, как сор на пороге. Сокровенное может скрыть в складках рабочей одежды. Чудо для Вождя лишь след подковы. Решимость для Вождя лишь хлеб обеденный!

Напутствие Вождю, 39.

 

Рамсес II Великий – царь Египта, эпоха которого стала кульминацией, вершиной развития древнеегипетской цивилизации.

Мудрая внешняя политика, возрождение военной мощи, строгое следование нравственным установлениям, явное улучшение жизни народа, атмосфера веротерпимости, культурный расцвет – таковы знаки царствования Рамсеса II – «величайшего из фараонов», по словам Е. И. Рерих [2].

 

* * *

Попытаемся представить облик Рамсеса II по дошедшим до нас изображениям (см. ил. 1–2 и др.).

 

2

 

Словесное описание облика царя находим также в древнем литературном памятнике, названном «Поэма Пентаура» [3].

Так в ней говорится о «прекрасном лике» Рамсеса [4].

Упоминается его физическая крепость: «Могуча длань его… силой подобен он Монту [богу войны] в час величия его» [5].

Отмечены мужество, отвага, неподатливость страху: он «стоек сердцем»; «бесстрашно сердце» его; «отважнее он сотни тысяч воинов». «…он стремится отважно вперёд и возвращается только с победой, и не похваляется он никогда». «Он идёт во главе войск своих и обрушивается на полчища вражеские, веря сердцем в победу свою, смел и доблестен он пред лицом врага, а в час битвы подобен пламени пожирающему» [6].

Упоминается, что «в стрельбе из лука не ведает он соперников» [7].

Говорится и о внутренней собранности Рамсеса: «Отличны замыслы его, прекрасны намерения, точны и ясны его указания…» [8].

В целом создаётся образ необычного, исключительного Духа: «Нет мужа, равного его величеству владыке младому, отважному»; он «почитаем и славим»; и – «ликуют созерцающие великолепие его» [9].

«…Лучезарный царь всех живых», – называет Рамсеса II торжественное песнопение, обращённое к нему [10].

 

* * *

«Когда он [Рамсес II] родился, – гласит древняя надпись, – то на небе происходило ликование и Ра [бог солнца] произнёс: я породил его, чтобы утвердить торжество истины; земля теперь успокоена и боги довольны» [11].

Рамсес II жил в эпоху Нового Царства и был третьим представителем XIX династии.

Ещё одна надпись от имени самого Рамсеса II сообщает: «Когда мой отец выходил к народу, держа меня на руках, он говорил: "Сделайте его царём, чтобы я смог увидеть его успехи ещё при жизни!"» [12].

Уже в достаточно раннем возрасте Рамсес участвовал в управлении страной, помогая своему отцу Сети I. Об этом свидетельствует ещё один древний текст, в котором, обращаясь к Рамсесу II, говорится: «Каждое дело проходило через твои уши с того времени, как ты руководил этой страной. Управлял ты ещё тогда, когда был в… статусе ребёнка и наследного царевича. Сообщали тебе о делах обеих земель, когда ты был ещё мальчиком с локоном. Не было памятника, который возникал бы без твоего наблюдения. Не было поручения, о котором ты бы не знал. Ты стал "верховными устами" [главнокомандующим] войска, когда ты был ещё мальчиком десяти лет» [13].

 

3. Рамсес-мальчик [14]

 

Год начала царствования Рамсеса II доподлинно неизвестен. Многие египтологи признают таковым 1279 год до н.э. [15]. На момент начала царствования Рамсесу II было предположительно около 20 (или, по другим версиям, 21 или 25) лет.

Пребывание Рамсеса II на троне оказалось необычайно долгим, продлившись до его смерти в 1213 года до н. э., – то есть около 67 лет.

 

* * *

В Египте царь был особо почитаем – как существо Высшей природы, как преемник богов, некогда, согласно преданию, правивших Египтом, и – как сам воплощение Божества.

Царей нарекали именем «сын Ра». Ра – бог солнца. В свете Живой Этики этот образ можно истолковать как символ Иерархии Света.

«Над Землёй – Солнце, над сознанием – немеркнущий Свет Иерархии», – говорится в «Гранях Агни Йоги» [16]. В письмах Е. И. Рерих Иерархия неоднократно называется Солнечной [17].

«Огню Солнца равно сердце Архата», – читаем в книге «Иерархия» [18].

 

* * *

Если образ Ра есть символ Иерархии Света, то выражение «сын Ра» должно понять как символ Её Представителя.

Примечательно, что два из пяти имён Рамсеса II – его тронное и личное имя – были Усермаатра, то есть «Черпающий силу от Ра» или «Ра – сила Маат» (о Маат см. ниже), и Рамсес Мериамон, то есть «Рождённый от Ра, любимый Амоном» (об Амоне см. ниже).

К имени Усермаатра иногда добавлялись эпитеты «Образ Ра», «Наследник Ра». Ещё один эпитет «Избранный Ра», Сетепенра, появившись на втором году царствования Рамсеса II, стал постоянным [19].

 

* * *

Образ бога Ра – Солнца, Божества в явленном, опознаваемом аспекте, – со временем объединился с образом бога Амона (Амон-Ра).

«Амон» буквально означает «скрытый», «потаённый» – ассоциируясь с запредельным, скрытым аспектом Высшего Начала, – с тем, который имеет в виду Евангелие от Иоанна, говоря, что «Бога не видел никто никогда» [20]. «Скрытый от глаз богов так, что сутью своей неведом; тот, что выше небес, дальше мира загробного, истинным обликом богам неведомый, величайший, чтобы быть познанным, могущественнейший, чтобы быть узнанным», – воспевает его древний гимн [21].

Рамсес II был провозглашён царём также от имени Амона: «Это истинный сын мой по плоти моей, защитник на моём престоле, владыка Египта» [22].

 

* * *

Смысл власти, по представлениям древних египтян, заключался в поддержании порядка и справедливости – того, что сами они называли словом «маат».

То есть этим понятием обозначали мировой, вселенский порядок, закон бытия, обуславливающий существование мира, гармоничное устроение Вселенной. Маат как именем собственным египтяне называли богиню истины и порядка, дочь Ра, вместе с отцом, сотворившую мир. Её образ тем самым знаменовал переход от предвечного хаоса к космосу, к упорядоченному мироустройству.

Понятие «маат» понималось и в этическом аспекте, как справедливость. Имея в виду людей праведных и честных, египтяне говорили: «они живут с Маат в сердце» [23].

Вообще, по представлениям египтян, маат должны поддерживать все, не только царь [24].

Поддержание маат царём означало развитие страны по пути, предуказанному Свыше, – избрание таких действий, которым будет благоволить и которые будет поддерживать сам Ра.

 

4. Рамсес II преподносит Маат Амону-Ра.

 

* * *

В глубине представлений египтян о высшей земной власти – понимание образа царя как Иерархического Фокуса, как выразителя Воли Иерархии и Её Представителя.

В книге «Напутствие Вождю» реализация этого положения предстаёт как необходимое условие развития и процветания страны:

«Благосостояние народов складывается около одной личности. Примеров тому множество во всей истории, в самых различных областях. Многие отнесут это несомненное явление к личности, как таковой. Так поступают близорукие, но более дальновидные понимают, что такие собиратели не что иное, как мощь Иерархии.

Действительно, при всех явлениях Иерархия избирает фокус, на который можно устремлять ток. Кроме того, личность этого порядка обладает осознанным или неосознанным огнём, делающим общение лёгким».

И ещё, как сказано далее: «Но необходимо и другое качество со стороны самого народа – нужно доверие и сознание силы. Нужно это качество как звено огненной машины» [25]. «Потому каждый народ должен прежде всего заботиться о Кормчем, ибо ладья без руля не может вывезти в бурю» [26].

Думается, что понимая образ царя столь возвышенно и сокровенно, египтяне, осознанно или нет, являли хотя бы в малой степени необходимое «доверие», «сознание силы», заботу о Кормчем, – являли сотрудничество с Высшими Силами, обусловив тем самым успешное развитие страны, апогеем которого стала эпоха Рамсеса II.

 

* * *

В «Напутствии Вождю» читаем: «Именно Вождь, принявший бремя водительства, должен прикрепиться к Лестнице Мира Высшего. Именно он, в сердечном делании, должен постоянно укреплять себя эманациями Благодати. Он должен обращаться к Иерархии с частыми беседами и должен примечать все посланные знаки, которые для невежд лишь суеверие» [27]. «…жемчужина силы Вождя лишь в общении с Иерархом» [28].

Древние источники сохранили свидетельства сообщений Рамсеса II с Миром Высшим – с Иерархией Света.

Подобный эпизод упоминается, в частности, в надписи из гробницы Небуненефа, «первого жреца» бога Амона в городе Уасет (Фивы). Надпись рассказывает о его избрании на эту должность Рамсесом II. От имени царя говорится: «Назвал я ему (Амуну) всех придворных, начальников воинов. Ему были также названы жрецы богов и начальники дома его…». Но: «Не удовлетворился он ни одним из них». Когда же прозвучало имя Небуненефа, Рамсес II понимает, что именно этому кандидату и надлежит быть избранным: «Он [Амон] сам пожелал тебя. Нет другого (среди) названных ему» [29].

Ещё пример. Некогда для того чтобы обеспечить рабочих золотоносных шахт в Нубии водой по приказу Сети I, отца Рамсеса II, был вырыт колодец. Но оказалось, что вода в нём находится очень глубоко, на расстоянии 60 метров. Рамсес II, «узнав о нехватке воды у старателей, обратился к богам… и вода чудесным образом появилась на глубине всего лишь… 6 метров» [30].

Яркая манифестация Мира Высшего была явлена во время битвы при Кадеше (см. ниже), когда оказавшись один или почти один (с небольшой группой воинов) в окружении врага, Рамсес II воззвал к Амону и – Помощь не замедлила. Он выстоял – спас себя и свою армию от поражения. «…Амон, мой отец, и на этот раз не оставил меня…» – произнёс Рамсес II в завершение битвы [31].

«Сказано… что человек преуспевает при слиянии с Высшей Волей. Но где граница этой силы? Люди полагают, что сила Учителя для них является конечной, но каждый Учитель имеет своего Учителя, и Высшая Воля есть гармония множеств сознаний», – говорит Учение Живой Этики [32].

 

* * *

Наиболее почитаемы во времена Рамсеса II были боги Сет (Сетх, Сутех), Пта (Птах), Ра и Амон (Амун), культы которых являли собой «как бы основные государственные культы» [33]. При этом религиозную жизнь той эпохи отличало «не выдвижение какого-либо из основных культов страны на передний план в ущерб остальным, а скорее стремление совместить» их [34].

Политика веротерпимости, уважения к религиозным представлениям ближнего проводилась и на подвластных Египту территориях. Так в обязанности египетских наместников в Азии входило недопущение подавления местных верований культом Амона [35].

«Вождь печётся не только о физическом здоровье народа, но он охраняет крепость духовную, – читаем в книге «Напутствие Вождю». – Он понимает необходимость свободы духовных убеждений. Он собирает Советы лиц умудрённых, чтобы свобода духовная не нарушалась, ибо такая свобода есть крылья народа» [36]. «Четыре камня полагает Вождь в основание действий своих. Первый – почитание Иерархии. Второй – сознание Единения. Третий – сознание Соизмеримости. Четвёртый – применение канона "Господом твоим"» [37].

Примечательно, что сами египтяне в эпоху Рамсеса II воспринимали иноземные религиозные традиции. В частности, в египетский пантеон включались азиатские божества.

Религиозная политика Рамсеса II, основанная на веротерпимости, на стремлении к мирному сосуществованию и синтезу разных духовных традиций, побуждает вспомнить о деятельности Акбара Великого (1542–1605), императора Индии, одного из Великих Учителей человечества. Акбар стремился к единению между людьми через единение их религий. Так совместно с визирем Абу-ль-Фазлом он создал синтетическое Учение, вобравшее в себя элементы различных исповеданий и названное предельно просто и всеобъемлюще: Божественная вера.

 

* * *

Несмотря на множество богов, религиозные воззрения древних египтян в их основе должно признать монотеистическими.

Примечательно, что «учеником египетских жрецов» – именно египетских, – как пишет Е. И. Рерих, был Моисей, великий Вождь народа израильского, с именем которого обычно связывают идею монотеизма. Моисей «был посвящён и в тайное знание, в Единство Космоса, Единство в многообразии. И эту идею Единства он утвердил в виде Единоначалия именно в массах, закрепив почитание единого аспекта Божества как Иеговы», – пишет Е. И. Рерих [38].

 

* * *

Упоминание Сета в ряду наиболее чтимых богов требует пояснений.

Сейчас о Сете помнят прежде всего как о противнике Осириса, понимая его образ исключительно отрицательно. Однако в самом Египте с древних времён существовало иное – противоположное ви́дение Сета.

Сет был близок Ра, выступая его помощником и защитником. Так, согласно преданию, он, будучи на корабле бога Cолнца, победил змея Апопа, посланца мрака.

Сет почитался и как бог грозы [39]. Но гроза есть явление жизнедательное, представляющее собой воздействие Мира Высшего на мир земной, – преобразующее, обновляющее последний. «Мир Огненный приносит нам молнии озарения совершенно так же, как в грубом проявлении грозы. Так же как грозы постоянно снабжают Землю очищенным запасом праны, так же и Мир Огненный проливает постоянно волны воздействий», – говорится в Учении Живой Этики [40].

Сет и Гор ещё в Древнем царстве считались покровителями царской власти [41].

Сет, кроме того, почитался как бог границ между Египтом и Азией. Его образ играл особую роль во взаимодействии духовных традиций, выступая в качестве «религиозного ориентира, объединяющего два региона» [42].

 

* * *

Свобода внутренняя в эпоху Рамсеса II сочеталась со свободой внешней. «Надпись в храме Абу-Симбела гласит: территория, подвластная фараону-императору, простирается от Нубии до Азии, подданные могут свободно перемещаться внутри страны» [43].

Египет был открыт для соседних народов и, судя по всему, был привлекателен для них. В Египте селились финикийцы, сирийцы, палестинцы. «Многие выходцы из Передней Азии достигали при Рамсесе II и его преемниках очень высокого положения при дворе и даже роднились с царствующим домом» [44].

На открытость Египта другим народам, взаимодействие, сотрудничество с их представителями должно обратить внимание. «Каждый должен знать истинную ценность своего отечества, – говорится в Учении Живой Этики, – но оно не должно быть растущим древом в пустыне, оно имеет свои сотрудничества со множеством народов» [45].

Когда-то в будущем земное человечество станет единым коллективом, объединяющем все народы, ведь, как сказано: «Община мира суждена [курсив. – Р. О.]» [46].

«Когда настанет Община Мира и человечество вашей планеты явит собою едино братский коллектив всех народов без всех ныне существующих различий, когда стадо станет единым и Пастырь будет Один, длительность существования этого коллектива превзойдёт все цивилизации, когда-либо бывшие на вашей планете за все миллионы лет жизни её человечества», – говорится в «Гранях Агни Йоги» [47].

 

* * *

Один из аспектов деятельности Рамсеса II – военное дело.

Отметим некоторые его военные предприятия. Так на втором (или четвёртом) году царствования Рамсес II отразил набег одного из «народов моря» – шерденов (шерданов, сарданов) [48]. «Шердены изменили свои сердца, – сообщает древняя надпись, – никто не знал, как одолеть их, начиная с вечности. Когда они нагло приходили, после того, как они приплывали с середины моря на военных кораблях, никто не знал, как иметь с ними дело». И далее: «Он [Рамсес II] победоносно взял их благодаря своей доблестной силе и привёл (их) в Египет» [49].

Военный опыт шерденов Рамсес II обратил на пользу своей стране, сформировав из них отдельное большое подразделение египетского войска [50].

 

* * *

Наиболее серьёзные военные столкновения в царствование Рамсеса II происходили между Египтом и Хеттским царством. Хеттское царство, находившееся в Малой Азии, по своей силе и военной мощи в то время было вполне сопоставимо с Египтом.

Самый известный эпизод борьбы с хеттами – битва при Кадеше на реке Оронт [51], произошедшая на пятом году царствования Рамсеса II. (Царём хеттов в то время был Муваттали II).

Сражение началось с неожиданной атаки хеттского войска на лагерь, в котором находился Рамсес II и авангардный отряд его армии, а также на отряд египтян, находившийся неподалёку. Египтяне, ввиду внезапности нападения, не смогли отразить атаку. Рамсес II оказался в окружении вражеских колесниц.

«Поэма Пентаура», посвящённая описанию битвы при Кадеше, так говорит об этом моменте:

«И пришли сказать его величеству о случившемся, и появился он в сиянии, как отец Монту, с боевым оружием и облачённый в кольчугу, подобный Ваалу в час величия его, и с ним главный конь его величества по кличке "Победа в Фивах"…» [52].

«И пустил тогда его величество коня вскачь, и врезался в гущу врагов поверженных хеттских, и был он один, и никого не было с ним; и стал он осматриваться, и увидел, что окружён и отрезан от дороги двумя тысячами пятьюстами колесницами… И не было военачальника с его величеством, не было с ним ни колесничего, ни воина, ни щитоносца. Его войско и его колесничие бежали, и не остался с ним ни один, чтобы сражаться» [53].

«Не нужно думать, что в земной жизни Мы были защищены от всех нападений тьмы, – читаем в книге «Надземное». – Исполняющие земное поручение находятся и в земных условиях. Обычно люди думают, что Мы постоянно в безопасности и тем делают из Нас не живых Сущностей. Мы можем преодолевать многое, но битва есть настоящая битва».

Но, как говорится далее: «Мы остаёмся победителями, ибо Иерархия Света не может быть одолена тьмою» [54].

 

* * *

В этой, казалось бы, безвыходной ситуации Рамсес II обращается к богу Амону.

«И воззвал тогда его величество: "Что же случилось, отец мой Амон? Неужто забыл отец сына своего? Совершал ли я что без ведома твоего? Разве не хожу я и не останавливаюсь по воле твоей? […] Будь милостив к полагающемуся на тебя и пекущемуся о тебе по влечению сердца! Я взываю к тебе, отец мой Амон, окружённый бесчисленными врагами, о которых не ведал, когда все чужеземные страны ополчились против меня, и я остался один, и нету со мной никого, и покинуло меня войско моё, и отвернулись от меня мои колесничие. Я кричал им, но не слышал из них ни один, когда я взывал"» [55].

И Помощь приходит.

«И постиг я, – говорит Рамсес II, – что благотворнее мне Амон миллионов воинов, сотни тысяч колесничих, десяти тысяч братьев и детей, охваченных единым порывом сердца. Единолично совершает Амон больше, чем множества» [56].

«И пришёл Амон, когда я воззвал к нему, и простёр он ко мне десницу свою, и я возликовал, – и был он как бы за мною и предо мною одновременно; и окликнул он меня: "Я с тобою. Я отец твой. Десница моя над тобою. Я благотворнее ста тысяч воинов. Я – владыка победы, любящий доблесть"» [57].

«Можно проводить часы в устремлении, но существует молниеносная молитва. Тогда без слов мгновенно человек ставит себя в непрерывность всей цепи в Беспредельность», – сказано в книге «Озарение» [58]. «Предлагаю не молиться Мне, но призывать Меня. И Рука Моя не замедлит явиться во время боя» [59].

 

5. Рамсес II на колеснице

 

* * *

«И укрепилось сердце моё, – говорит Рамсес II далее, – и возликовала грудь. И совершилось всё по замыслу моему… Я стрелял правой рукою, а левой – захватывал в плен! Я был для врагов подобен Сутеху в миг славы его. Две тысячи пятьсот колесничих, окружавших меня, распростёрлись пред конями моими, ни один из них не поднял руки на меня. Сердца их утратили мужество от страха передо мною, руки их обессилели, они не могли натянуть тетиву, не нашлось у них сердца, чтобы взяться за копья» [60].

«Соединяясь с Духом Великим, признавая причину и побуждение, строим немедленное следствие. […] Не надо требований, не надо ужаса, но слияние двигает громадами», – говорит Учение Живой Этики [61].

И ещё: «Солнцеподобность сердца уявлена в мужестве… Дух, истинно, знает Сердце Мира и знает дух, как неуязвим Щит Иерархии» [62].

 

* * *

В «Поэме Пентаура» упоминается необычайная защищённость, ограждённость Рамсеса II от вражеского оружия. «Всякая стрела, пущенная в моё величество, – говорит Рамсес II, – приближаясь ко мне, отклонялась и пролетала мимо меня» [63].

В Учении Живой Этики можно найти объяснение данного феномена:

«Мы не имеем кольчуг стальных, – читаем в книге «Надземное», – ибо психической энергии кольчуга гораздо более прочная. Можно окружиться непроницаемой, невидимой бронёю. Иногда люди замечали неуязвимость некоторых героев. Сильная воля должна воспрять, чтобы тело избежало опасности» [64].

«Невидимая броня» – защитная сеть человека. «Непроницаемый панцирь может быть из металла или из шёлка, но самый лучший панцирь – огненный» [65].

В «Поэме Пентаура», действительно, несколько раз отмечены огненные явления. Например:

«Как налетающий сокол, я ринулся в битву, – говорит Рамсес II, – с уреем [66] на челе моём, сокрушающим врагов, извергая огнь свой и пламя в лица их. Я был словно Ра, когда восходит он ранним утром, и лучи мои опаляли тела мятежников» [67].

 

* * *

Сражаясь, Рамсес II продержался до момента, когда подошло подкрепление – резервный отряд, нанёсший сокрушительный удар по хеттскому войску.

По окончании битвы Рамсес II укоряет своих воинов: «Что с вами, военачальники мои, войска мои и мои колесничие, не умеющие сражаться! Разве не возвеличивается человек… проявив доблесть пред владыкой своим? […] Разве не ведали вы сердцем своим, что я щит ваш, стена ваша железная?!» [68].

Рамсес II всё же говорит о нескольких воинах, присоединившихся к нему во время битвы: «В окружении врагов нашёл я… колесничего Менну, моего щитоносца, и дворецких моих…» [69].

Слова благодарности он высказывает братьям меньшим – коням, запряженным в его колесницу, которые помогли ему выстоять: «…сам я буду кормить их отныне, и пусть едят они в присутствии моём всякий день, когда я во дворце» [70].

 

6. Кольцо Рамсеса II

 

На следующий день царь хеттов предложил Рамсесу II перемирие, которое он, после совещания со своими военачальниками, принял [71].

Битва при Кадеше впоследствии была увековечена во многих памятниках, письменных и изобразительных. Состоявшись в начале царствования Рамсеса II, она стала как бы заставкой к нему, явив образ царя как подлинного «сына Ра» – истинного Вождя, носителя высшей Силы.

 

* * *

Военное противостояние с Хеттским царством продолжалось ещё полтора десятилетия.

На двадцать первом году царствования Рамсеса II между ним и новым хеттским царём Хаттусили III был заключён договор, который зафиксировал установление мира между царями, их потомками и между обеими странами. Договор также содержал пункты о ненападении, взаимопомощи, взаимной выдачи беглецов и гуманном отношении к ним.

Противостояние двух держав завершилось. В Египте наступила эпоха мира и процветания.

 

* * *

На тридцать четвёртом году царствования Рамсеса II был заключён дипломатический брак, скрепивший союз двух государств, – между ним и дочерью Хаттусили III, получившей египетское имя Маатхорнеферура.

Текст древней надписи, рассказывающей об этом событии, содержит впечатляющий образ единения двух народов, ещё не так давно враждовавших.

Так сообщается, что когда хеттская царевна «проследовала в Египет», то «колесничное войско, сановники величества его [Рамсеса II] смешались в свите её с колесничным войском страны Хета». И как сказано далее: «Были они все как египетские воины… Ели они и пили они, имея одно сердце, как братья, и ни один не ссорился со своим соседом. Мир и братство были между ними по замыслу самого бога. И великие правители всех стран, через которые они проходили, были в смущении и отвернулись, удивлённые, когда увидели они людей страны Хета, соединившихся с воинами царя Египта» [72].

 

* * *

Царствование Рамсеса II стало эпохой экономического подъёма. Ни военные кампании, ни обширное строительство (см. ниже) не могли быть осуществлены без достаточно больших запасов еды [73].

Установление мира с Хеттским царством активизировало торговлю [74], что преумножило благосостояние страны.

Рамсес II разумно распределял материальные блага. Их рост позволил оказать поддержку наиболее бедному населению – было увеличено содержание военных и ремесленников [75].

 

* * *

Царствование Рамсеса II ознаменовалось весьма интенсивным строительством.

В восточной части дельты Нила была построена новая столица, город Пер-Рамсес («дом Рамсеса») [76]. Сам царь руководил работами по возведению города [77].

Пер-Рамсес, не сохранившийся до наших дней, судя по свидетельствам современников, отличался необычайной красотой. «Восхитительный балконами, ослепительный залами из лазурита и бирюзы», – говорит о нём придворный писец [78].

Писец Пабаса в своём письме рассказывает: «Я прибыл в дом Рамсеса, любимого Амоном (Пер-Рамсес), и увидел, что он стал ещё прекрасней. Это очень красивое место, с которым не сравнится никакое другое… Его основал сам Ра. Жизнь во дворце приятна, окрестные поля дают разнообразную пищу, которую каждый день доставляют ко двору. Каналы полны рыбы, на их берегах много птиц, на пастбищах зеленеет сочная трава. […] Фрукты напоминают по вкусу мёд, их выращивают в садах. Амбары заполнены ячменём и пшеницей. […] В городе всегда много пищи, и те, кто в нём живёт, радуются без конца, им нечего больше желать. Малые в нём, как великие» [79].

Примечательна бытовая сторона жизни в Пер-Рамсесе, описание которой даёт автор письма: достаток еды, отсутствие резкого социального разделения людей («малые в нём, как великие»). В наши дни – до сих пор – земная неустроенность сопутствует жизни множества людей. «Сколько страшного горя ещё на планете, сколько слёз, и страданий, и муки! Сколько людей пребывает в голоде, холоде! Всего горя человеческого невозможно даже представить себе. Страшен конец Кали Юги», – говорится в «Гранях Агни Йоги» [80].

Массовая бедность, униженность человека задерживает эволюцию. «Как сказать голодному о вечности? Исходя из настоящего, он представит себе вечный голод» [81]. «Сперва надо накормить, обуть и одеть голодных и дать им изобилие плодов земных, а потом, давши всё это, уже вести к вершинам. Ибо голодный и нуждающийся и жаждущий яро вещей не сдвинется с места. Сперва накормить, удовлетворив нужды земные, а потом и двинутся дальше. Ибо голодный и нуждающийся будут представлять себя в образах голода и вечной нужды» [82].

В противоположность настоящему, будущее, которое суждено человеку, «явит собою гармоничное сочетание внешних устремлений и достижений духа с благоденствием и процветанием всех народов Земли и сада земного» [83].

Тем самым будет сделан шаг к идеалу, который реализован человечеством Дальних Миров, – там, где «классового деления нет», где «неизвестны нужда, голод, природные бедствия, болезни, засухи, неурожаи и так далее» [84].

 

* * *

Рамсес II воздвиг множество храмов. Их строительство происходило уже в первые годы его царствования, несмотря на военные столкновения.

Храмы, духовные обители – места, где соприкасаются два мира, земной и Надземный, места, являющие собой средоточие Высших энергий, очищающих, одухотворяющих атмосферу земли. «Около вещей и предметов, насыщенных огнём, легче удерживает человек светоносные излучения своей ауры. В этом заключается значение священных предметов и мест. В этом и смысл существования Ашрамов в плотном и Тонком Мирах. […] В этом и заключается цель построения храмов», – говорится в «Гранях Агни Йоги» [85].

Египетский храм в символической форме выражал образ духовного восхождения, продвижения от мира материального к духовному. «Пограничьем» храма, его «началом» выступал трапециевидный пилон. За ним следовал двор (один или несколько), затем – колонный (гипостильный) зал и, далее, «анфилада комнат и молелен, по ходу движения становящихся всё более тесными и тёмными», приводящая к святилищу [86].

Первый, открытый двор был общедоступен. Но по мере продвижения вглубь храма всё меньшее число людей могли поместиться в нём физически и – имели право доступа туда. В святая святых допускались единицы. Там, сокрытым от сторонних глаз, в тишине находилась обитель самого Божества [87].

 

* * *

Архитектура, скульптура времён Рамсеса II поражают своим масштабом и величием. Например, высота статуй сидящего Рамсеса II при входе в большой храм в Абу-Симбеле достигает 20 метров (ил. 7) [88].

 

7. Храм Рамсеса II в Абу-Симбеле. Фото нач. 1950-х

 

Несмотря на свою грандиозность, подобные сооружения отличаются соразмерностью и красотой.

Приведём высказывание Аполлинера Леба, французского инженера (1797–1873), описывающее его впечатление от упомянутых статуй: «Погружённый в свои мысли я обошёл гору, чтобы попасть к фасаду храма. Когда я его увидел, всё изменилось. Мой мозг не воспринимал ничего, кроме великолепного вида, открывшегося моему взору. Я был потрясён четырьмя колоссами, сидящими по обеим сторонам от входа в храм. Это были статуи Рамсеса. […] Они были настолько прекрасны, что я был не в силах отвести взгляд. Их черты были совершенны, ничего подобного я и представить себе не мог. Их лица были как живые» [89].

Грандиозный масштаб статуй можно рассматривать как очевидно-зримый, осязаемый символ необычайной духовной мощи Рамсеса II – исключительной высоты его Духа.

В связи с этим можно вспомнить о знаменательном, символическом сне, виденном Наталией Дмитриевной Спириной. «У меня был сон о Борисе Николаевиче, – рассказывала она, имея в виду Б. Н. Абрамова, ученика Николая Константиновича Рериха и своего духовного руководителя. – Я стояла рядом с ним – и приходилась ему по колено, а он выглядел как многоэтажный дом. …высота его была со мной несоизмерима» [90].

 

8. Рамсес II. Фрагмент статуи из Рамессеума

 

* * *

Упомянутый храм в Абу-Симбеле примечателен соотнесённостью с движением Солнца. Изначально [91] он «был ориентирован так, что в дни весеннего и осеннего равноденствия первый солнечный луч проникал в "святая святых"», освещая находящиеся там статуи – Пта, Амона-Ра, Рамсеса II и Гора [92].

 

9. Святилище в большом храме Абу-Симбела

 

«Весь храм был задуман ради одного часа на восходе, – писал Артур Вейгалл, английский египтолог (1880–1934). – Те, кто посетит его на рассвете и войдёт в вестибюль, будут изумлены при виде невыразимого великолепия того мига, когда солнце поднимается над холмами и тёмные залы внезапно превращаются в ярко освещённый храм». Этот момент учёный назвал «часом совершенного и волнующего величия» [93].

По словам Маргарет Мюррей, английской исследовательницы (1863–1963), на восходе «здесь и в самом деле верующий мог лицезреть своими смертными очами славу Господа» [94].

 

* * *

Храмы украшались рельефами. Со второго года царствования Рамсеса II начал применяться углублённый рельеф. «Это художественное и техническое новшество позволяло лучше увидеть игру света и тени, зависящую от магии солнечных лучей…» [95]. Тем самым сознание человека, смотрящего на рельеф, невольно обращалось к образу Превышнего, Небесного Света.

 

* * *

Формы материального мира преходящи. Многие сооружения египтян, сохранившись до наших дней, находятся в частично или полностью разрушенном состоянии. «Нам приходилось посещать развалины бывших святилищ, Нами когда-то построенных, – читаем в книге «Надземное», – их много и в Египте, и в Элладе, и по всему миру. Но Мы знаем, что стены сослужили свою службу и сейчас не могут быть нужны. Тем не менее, сущность не теряет свою свежесть, – так говорим Мы, много испытавшие и много видевшие» [96].

 

* * *

Египетские храмы были не только религиозными, но и образовательными центрами. При них были школы художников и скульпторов, а также библиотеки. В некоторых – находились так называемые «дома жизни», отчасти напоминавшие современные университеты.

«Дом жизни» был, в частности, при поминальном храме Рамсеса II, посвящённом Амону-Ра, в городе Уасет (Фивы, современный Луксор), который сейчас принято называть Рамессеум [97].

 

10. Рамессеум

 

Этот храм был воздвигнут в самом начале царствования Рамсеса II.

В нём трудились теологи, которые «переписывали и изучали мифологические и религиозные тексты, гимны… а также старинные ритуалы». В нём обучались «врачи… писцы самых разных специальностей, геометры, архитекторы, геологи, а также художники». Особое внимание уделялось науке ономастике. «Энциклопедисты проводили классификацию всех известных элементов Вселенной: птиц, рыб, растений и т.п., кроме того, городов, богов, действий…» В храме была большая библиотека [98].

 

* * *

Недалеко от Рамессеума находился посёлок художников и ремесленников Сет-Маат («Место истины», Дейр эль-Медина).

Посёлок был основан царём XVIII династии Аменхотепом I и просуществовал до конца XX династии, приблизительно 500 лет. В эпоху Рамессидов Сет-Маат достиг наивысшего расцвета.

Его основным населением были «высококвалифицированные рабочие и лучшие в стране художники… а также их семьи, слуги и служанки» [99]. Среди жителей посёлка имелись врачи [100]. В основе организации мастеров лежал «морской» принцип – существовало две команды: как бы «правого» и «левого борта». У каждой из них был свой руководитель. Во главе обеих стоял «капитан» [101].

Власти обеспечивали художников и членов их семей одеждой, обувью, дровами. Материалы и инструменты, необходимые для работы, выдавались администрацией. Жители посёлка имели свои небольшие библиотеки и часто – перед тем, как начать работу над новым проектом, – посещали библиотеку в Рамсессеуме [102].

«Управление сообществом было в значительной степени автономным и осуществлялось выборным советом, численность которого изменялась в зависимости от обстоятельств и серьёзности проблем, которые предстояло решить. Совет имел самые широкие юридические полномочия» [103].

«Охранники и воины следили за порядком в семьях и охраняли деревню» [104].

Жизнь посёлка Сет-Маат сегодня воспринимается как положительный опыт взаимодействия, сотрудничества людей – опыт, востребованный в наши дни. О необходимости кооперации говорит Учение Живой Этики: «Следует понять ближайшие дары эволюции: первый – психическая энергия, второй – движение женщин, третий – кооперация. Каждый из этих даров должен быть принят в полном размере, неотвлечённо» [105].

Эти «дары эволюции» в «Гранях Агни Йоги» названы «ключом Сатия Юги» [106]. «Когда психическая энергия займёт подобающее положение, когда женщина войдёт, как охранительница культуры, когда кооперация сделается основанием созидания, – вся жизнь преобразится», – сказано в книге «Аум» [107].

 

* * *

В Египте была реализована идея равноправия начал – в той степени, которая нам может показаться неожиданной и удивительной.

Так во время Рамсеса II, как, в прочем, на протяжении «всей эпохи фараонов, женщины Египта обладали равными правами с мужчинами. Они могли не только распоряжаться своим имуществом… но и участвовать в сделках с недвижимостью, нанимать слуг, обучать учеников, быть истицами и ответчицами в суде, управлять имуществом… быть судьями в сельских советах» [108].

Приведём фрагменты из письма Е. И. Рерих, в котором она, высказываясь против «суждений о низшей природе женщины», приводит в качестве примера иного отношения к женщине культуру Египта. «Если наша Христианская церковь унизила женщину и при бракосочетании дьякон вопиет: "Жена да повинуется своему мужу", то в древнем Египте формула эта произносилась обратно. Именно жена являлась главою дома» [109].

«Истинно, в женщине горит тот же огонь духа, та же монада, что и в мужчине. И психический аппарат женщины утончённее мужского. Вот почему в древнем Египте Верховные жрицы Изиды передавали Веления Богини Иерофантам, а не наоборот» [110]. «…и потому, – добавляет Е. И. Рерих в другом письме, – их [верховных жриц] можно назвать истинными водительницами власть имущих» [111].

 

* * *

Отметим ещё одну черту самобытности египетской культуры – достаточно высоко развитую медицину.

Египетские врачи считались жрецами богини Сехмет [112], каждый из них «принадлежал к определённой коллегии жрецов» [113]. Врачи, кроме того, признавались государственными чиновниками [114].

В Учении Живой Этики встречаем упоминание об одном из достижений жрецов Египта – о владении техникой внушения. В одном из параграфов книги «Мир Огненный» [115], в котором говорится о заболеваниях, «поддающихся внушению», читаем: «…сила внушения должна быть очень развиваема, но и над ней должен быть государственный контроль. Нечто похожее на египетских жрецов, которые имели право внушения, но должны были дать полный отчёт в собраниях храмовых».

Во время царствования Рамсеса II «во всех знатных домах было принято превозносить таланты врачей» [116].

 

* * *

Когда царь покидал земной план, египтяне говорили, что он «соединялся с богами», «отправлялся, чтобы присоединиться к своему отцу-солнцу», «отдыхал от жизни» [117].

После ухода Рамсеса II его сменил его сын Мернептах, которому в течение нескольких лет удавалось следовать примеру отца. Тем не менее, достаточно скоро, к концу династии, страна приходит в упадок.

Когда воцарилась следующая XX династия, имя «Рамсес» стало весьма популярным среди её представителей. К их числу принадлежал и Рамсес III, который старался во всём следовать своему великому предшественнику. Однако повторить его достижений ему уже не удалось.

Память о Рамсесе II пережила века. Когда, в сравнительно недавнее время, в конце XIX века, найденную мумию Рамсеса II транспортировали в музей Булак, произошло следующее. Как вспоминал Гастон Масперо, французский египтолог (1846–1916): «После того, как всё было загружено на борт, он (музейный корабль) тронулся… Как странно! По обоим берегам Нила с рыданиями шли арабские женщины с растрёпанными волосами, мужчины стреляли из ружей…» [118].

Так сквозь толщу тысячелетий – как будто и не было их! – образ великого царя отозвался живым чувством в сердцах египтян.

 

* * *

Рамсес II воплотил тот идеал Вождя, который живёт в сознании каждого народа, быть может, в самых потайных его глубинах, – образ Того, Кто являет живую связь с Миром Высшим, Того, Кто ведёт страну к процветанию, Того, Кто выступает Защитником её народа.

«Помните, насколько нужно людям понятие Вождя. Они хотят иметь поручителя перед Высшим, они понимают, насколько не найти пути без связи, но они знают, что Вождь приходит» [119]. «Можно наблюдать, как яростно возражают люди теперь против понятия вождя и вместе с тем пламенно ждут его» [120].

«Какое же государство процветает без великого Водителя? Какое же утверждённое начинание жило без Владыки? Нужно истинно понять, что понятие Водителя является синтезом всех высших устремлений. Так только понятие Иерархии светлого Водителя может дать направление духу. Так пусть все, все, все задумаются и запомнят о мощи Иерархии. Только этим пониманием можно продвинуться. Только этим пониманием можно достичь. […] Так Мы возвещаем Водителя-Иерарха» [121].

 

* * *

«Узоры эволюции планеты рисуются звёздными Лучами и определяются ими. Где Вавилон, где Египет, где древняя Эллада, где другие, когда-то насыщенные жизнью центры культуры и цивилизации? Возникнув, горели, магнитно вращая около себя народы, потом угасали, чтобы снова вспыхнуть где-то, но уже в месте другом. Центр средоточия культуры на определённое время, период, или эпоху определяется сочетанием звёздных лучей. И велению звёзд подчиняются люди. Ныне сила этих Лучей направлена в Страну Новую, новый очаг культуры. И, повинуясь решению Космической Воли, мощно расцветает Страна. Ей суждено великое будущее, ей суждено стать ведущей и первой из лучших. Ведущею будет во всех областях: науке, искусстве, литературе, философии, религии и в сфере прикладных знаний, изобретений и усовершенствований механических. Она и догонит, и перегонит, но её никому не догнать, ибо Ведущий – Владыка. За материальным расцветом и подъёмом последует духовный. Склонятся народы перед Светом её. Мы Видим и Знаем это сияющее будущее. Стремительно пойдёт продвижение в него. Отдельные люди – не препятствие решению Владык, и сложности условий – не задержка. Задержка быть может в одном: в готовности сердца и сознаний. Они должны соответствовать величию Плана. И ныне Стучимся в сердца, дабы их пробудить и к будущему подготовить. Когда внутренними огнями начнут светиться сердца, устремляясь к Единому Сердцу, заповеданной сказке время настанет в жизнь воплотиться. Так Владыка Сказал на гребне событий, ибо Видит и Знает» [122].

 

11. Н. К. Рерих. Fiat Rex. (1931)

 

 

Примечания

 


[1] Выражение Е. И. Рерих. См.: Письма. Т. VI, № 54 (от 26 мая 1938 г.).

[2] Письма. Т. VI, № 54 (от 26 мая 1938 г.).

[3] Название не точно, поскольку «"поэма" не является стихотворным произведением» и, кроме того, писцу Пентауру её авторство было приписано по ошибке [Стучевский И. А. Рамсес II… с. 34, 33].

[4] Поэма Пентаура, с. 138.

[5] Там же, с. 122.

[6] Там же, с. 122–123.

[7] Там же, с. 122.

[8] Там же, с. 123.

[9] Там же, с. 122–123.

[10] Б. Меню. Рамсес II, с. 2 обл.

[11] Цит. по: Корелин М. С. Египетские боги… с. 10.

[12] Цит. по: Меню Б. Указ. соч., с. 43. На основе данной надписи египтологи некогда сделали вывод о соправлении Сети I и Рамсеса II. Данной гипотезы придерживаются не все исследователи.

[13] Цит. по: Стучевский И. А. Указ. соч., с. 19.

[14] К сожалению, невозможно утверждать, что данное изображение было создано в детские годы Рамсеса II и, таким образом, может иметь портретное сходство с ним.

[15] Другие возможные варианты года начала царствования Рамсеса II: 1304, 1290 годы до н. э.

[16] Т. V, 472.

[17] См.: Письма. Т. 3, № 171; Т. 7, № 191, 198; Т. 8, № 70; Т. № 9, 87, 145, 148.

[18] 3.

[19] Солкин В. В. Солнце властителей, с. 85.

[20] 1, 18.

[21] Цит. по: Энциклопедия мифологии (Солкин В. В. Амон // Древнеегипетский словарь-справочник): http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/1544/АМОН

[22] Цит. по: Энциклопедия мифологии (Рубинштейн Р. И. Амон // Мифы народов мира): http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/1544/АМОН

[23] Энциклопедия мифологии (Словарь духов и богов германо-скандинавской, египетской, греческой, ирландской, японской мифологии, мифологий индейцев майя и ацтеков): http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/3011

[24] Гарнцев М. А. О категории «Маат»… С. 6.

[25] Вступ.

[26] Напутствие Вождю, 191.

[27] Напутствие Вождю, 2.

[28] Напутствие Вождю, 118.

[29] Стучевский И. А. Указ. соч., с. 92–93.

[30] Меню Б. Указ. соч., с. 63.

[31] Поэма Пентаура, с. 133.

[32] Н, 185.

[33] Стучевский И. А. Указ. соч., с. 96.

[34] Там же, с. 98.

[35] Меню Б. Указ. соч., с. 55.

[36] 21.

[37] Напутствие Вождю, 40.

[38] Письма. Т. II, № 40 (от 26 мая 1934 г.).

[39] См.: Стучевский И. А. Указ. соч., с. 100.

[40] Мир Огненный. I, 103. Соседние народы отождествили египетского Сета с богами грозы, бури, грома своих пантеонов: гиксосы – с Балу (Баалом, Ваалом); хетты – с Тешубом.

[41] Энциклопедия мифологии (Рубинштейн Р. И. Сет // Мифы народов мира): http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/3820

[42] Меню Б. Указ. соч., с. 25.

[43] Там же, с. 35.

[44] Стучевский И. А. Указ. соч., с. 101.

[45] Мир Огненный. II, 62.

[46] Община, 219.

[47] Т. IV, 180.

[48] Стучевский И. А. Указ. соч., Там же, с. 48.

[49] Там же, с. 40.

[50] Там же, с. 48.

[51] Местоположение Кадеша соотносят с местом неподалёку от холма Неби-Менд (что в 24 км на юго-запад от города Хомс на территории современной Сирии).

[52] Поэма Пентаура, с. 126.

[53] Там же.

[54] 37.

[55] Поэма Пентаура, с. 126–128.

[56] Там же, с. 128.

[57] Там же.

[58] III-IV-1.

[59] Озарение, III-II-16.

[60] Поэма Пентаура, с. 128–129.

[61] Озарение, II-III-7.

[62] Мир Огненный. III, 287.

[63] Поэма Пентаура, с. 132.

[64] 572.

[65] Напутствие Вождю, 7.

[66] «Урей, – по объяснению Е. И. Рерих, – священный символ, изображающий голову кобры, носимый на головном уборе Посвящёнными и Фараонами Египта и украшающий Богов Индии. Так, Урей есть символ Посвящения и скрытой мудрости. […] Урей, будучи эмблемой змия, также означает Космический огонь» [Письма. Т. III, № 115].

[67] Поэма Пентаура, с. 135.

[68] Там же, с. 134.

[69] Там же, с. 135.

[70] Там же.

[71] Меню Б. Указ. соч., с. 94–95.

[72] Цит. по: Стучевский И. А. Указ. соч., с. 64.

[73] Стучевский И. А. Указ. соч., с. 88.

[74] Солкин В. В. Солнце властителей, с. 114.

[75] Меню Б. Указ. соч., с. 62.

[76] В настоящее время на месте столицы Рамсеса II находится деревня Кантир (Ката(а)на-Кантир).

[77] Солкин В. В. Указ. соч., с. 125.

[78] Цит. по: Солкин В. В. Указ. соч., с. 125.

[79] Цит. по: Меню Б. Указ. соч., с. 77.

[80] Грани Агни Йоги. Т. XII, 639.

[81] Община, 264.

[82] Грани Агни Йоги. Т. XIII, 438.

[83] Грани Агни Йоги. Т. XIII, 438.

[84] Грани Агни Йоги. 1956 г., 144.

[85] Грани Агни Йоги. Т. X, 434.

[86] Меню Б. Указ. соч., с. 80.

[87] Большаков В. А. Дочь Ра… с. 26.

[88] Это один из двух скальных храмов Абу-Симбела (на юге современного Египта близ границы с Суданом). Данный (большой) храм был воздвигнут в честь Рамсеса II; малый – в честь царицы Нефертари.

[89] Цит. по: Меню Б. Указ. соч., с. 143.

[90] Спирина Н. Д. Полное собрание трудов… С. 16.

[91] Местоположение храмов Абу-Симбела было изменено в ХХ веке. Это было обусловлено угрозой их затопления в связи со строительством Асуанской плотины. В течение 1964–1968 годов храмы были разделены на фрагменты и воссозданы на новом, безопасном месте. При переносе храмов постарались максимально соблюсти их прежнюю ориентацию, что абсолютно точно сделать не удалось.

[92] Точнее, освещались три последние статуи; статуя Пта оставалась в тени [Пунин А. Искусство… с. 548].

[93] Цит. по: Пунин А. Указ. соч., с. 540.

[94] Цит. по: Там же.

[95] Меню Б. Указ. соч., с. 81.

[96] 93.

[97] Название предложено Ж.-Ф. Шампольоном (1790–1832), известным французским египтологом.

[98] Меню Б. Указ. соч., с. 119–121.

[99] Там же, с. 104.

[100] Солкин В. В. Египет… с. 90.

[101] Меню Б. Указ. соч., с. 104.

[102] Там же, с. 105, 117, 121.

[103] Там же, с. 104–106.

[104] Там же.

[105] Аум, 414.

[106] Грани Агни Йоги. 1954 г., 327.

[107] Аум, 424.

[108] Меню Б. Указ. соч., с. 115.

[109] Письма. Т. III, № 99 (от 31 мая 1935 г.).

[110] Там же.

[111] Там же, т. II, № 78 (от 17 авг. 1934 г.).

[112] Энциклопедия мифологии (Р. Р. Сехмет // Мифы народов мира): http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/3821

[113] Матюхина Ю. А. Секреты… с. 52.

[114] Меню Б. Указ. соч., с. 116.

[115] II, 40.

[116] Меню Б. Указ. соч., с. 116.

[117] Мертц Б. Красная земля… с. 372.

[118] Меню Б. Указ. соч., с. 127.

[119] Напутствие Вождю, 5.

[120] Напутствие Вождю, 130.

[121] Напутствие Вождю, 192.

[122] Грани Агни Йоги. Т. XVI, 489.


 

 

Литература

  1. Большаков В. А. Дочь Ра Хатшепсут: Моногр. М.: РУДН, 2009. 165 с.
  2. Гарнцев М. А. О категории «Маат» и некоторых проблемах изучения древнеегипетской мысли: [Вступит. ст.] // Жданов В. В. Эволюция категории «Маат» в древнеегипет. мысли. М.: Соврем. тетради, 2006. (Лучшие канд. дис. Филос. фак. МГУ им. М. В. Ломоносова). С. 5–30.
  3. Зубов А., Зубова О. Религия Древнего Египта. Ч. I: Земля и боги. М.: РИПОЛ классик, 2017. 400 с. (PRO религию).
  4. Корелин М. С. Египетские боги, их храмы и изображения. 3-е изд. М.: Вузовская кн., 2016. 48 с. (Б-ка «Вузовской кн.». Науч.-попул. сер.).
  5. Матюхина Ю. А. Секреты древней медицины. М.: Мир книги, 2010. 256 с. (Terra mystica).
  6. Меню Б. Рамсес II. Царь царей / Пер. с фр. Е. Кононенко. М.: Астрель; АСТ, 2006. 160 с. (История. Открытие).
  7. Мертц Б. Красная земля, Чёрная земля. Древний Египет: легенды и факты / Пер. с англ. А. И. Коршунова. М.: Центрполиграф, 2008. 457 с. (Загадки Древнего Египта).
  8. Монтэ П. Египет Рамсесов: повседнев. жизнь египтян во времена великих фараонов / Пер. с фр. Ф. Л. Мендельсона; Отв. ред., авт. послесл. и примеч. О. В. Томашевич. М.: Наука, 1989. 365 с. (По следам исчезнувших культур Востока).
  9. Поэма Пентаура // Повесть Петеисе III. Древнеегипет. проза / Пер. с древнеегипет., вступ. ст. и коммент. М. А. Коростовцева; Тексты подготовлены К. Н. Жуковской. М.: Художественная лит. 1978. 122–138 с.
  10. Пунин А. Искусство Древнего Египта: Сред. царство. Новое царство. СПб.: Азбука, 2010. 656 с.
  11. Рерих Е. И. Письма: [В 9-и т.] / Ред.-сост. Т. О. Книжник. М.: МЦР. Т. II: 1934. 2000. 575 с.; Т. III: 1935. 2001. 767 с.; Т. VI: 1938–1939. 2006. 558 с.; Т. VII: 1940–1947. 2007. 468 с.; Т. VIII: 1948–1950. 2008. 491 с.; Т. IX: 1951–1955. 2009. 607 с.
  12. Солкин В. В. Египет: вселенная фараонов. 2-е изд., доп., испр. М.: Кучково поле, 2014. 616 с. (Египтология).
  13. Солкин В. В. Солнце властителей. Древнеегипет. цивилизация эпохи Рамессидов. М.: Алетейя, 2000. 264 с.
  14. Спирина Н. Д. Полное собрание трудов. Т. 5: Собеседования. 1991–1995. Новосибирск: Изд. центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2014. 416 с.
  15. Стучевский И. А. Рамсес II и Херихор. Из истории древнего Египта эпохи Рамессидов / Отв. ред. Э. А. Грантовский. М.: Наука, 1984. 248 с.
  16. Энциклопедия мифологии: http://dic.academic.ru/contents.nsf/enc_myphology

 

 

Иллюстрации

  1. http://www.ancient-egypt.co.uk/turin/pages/Picture%20047%201%20ramesses.htm
  2. https://www.flickr.com/photos/vasnic64/4387393890/
  3. https://commons.wikimedia.org/wiki/...
  4. https://www.meretsegerbooks.com/pages/books/M3196a/ricke-herbert-hughes-g-r-wente-edward-frank/the-beit-el-wali-temple-of-ramesses-ii
  5. https://commons.wikimedia.org/wiki/...
  6. http://egyptopedia.info/r/1670-ramses-ii-velikij
  7. http://www.crystalinks.com/Ramesses_II.html
  8. https://britishmuseum.tumblr.com/post/147453017872/pokémon-go-at-the-british-museum
  9. http://keywordsuggest.org/gallery/153079.html
  10. http://destinata.ru/ancient-egyptian-temple-3/

 

В иллюстрации 1 скорректирован фон.

Иллюстрации 3–5, 9–10 использованы в кадрированном виде.

 

 


№70 дата публикации: 30.06.2017

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019