Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Илья Ципин

 

Воспоминания о
Павле Дмитриевиче Корине

 

В юности я часто бывал в гостях у художника Корина. Павел Дмитриевич жил с женой Прасковьей Тихоновной и большим эрдель-терьером на Малой Пироговке. Там же была и мастерская художника. Дом, где он жил и работал, подарил ему М. Горький. Павел Дмитриевич происходил из потомственной семьи палехских иконописцев. У него была одна из лучших в России коллекция икон. Они были развешены по всему дому. Однажды, когда я был у него в гостях, к нему приехала Фурцева, тогда министр культуры. Посмотрев работы художника и коллекцию икон, осталась очень довольна увиденным, но сделала ему замечание: «Почему у Вас ни в мастерской, ни в комнатах не висят огнетушители?» На следующий день приехал грузовик с грудой огромных красных уродин, точно таких же, как те, которые вешают в цехах заводов. Рабочие быстро развесили их по всему дому. Весь следующий день мы с Павлом Дмитриевичем относили их в кладовку до следующего посещения начальства, благо оно не очень жаловало его своими наездами. Корин был не в фаворе у «верхушки» страны и у Академии художеств. Будучи классиком русской живописи, почти не выставлялся, не участвовал в различных мероприятиях Академии художеств. Тематика его работ не вписывалась в социалистический реализм. Да и глубокая религиозность художника не очень поощрялась. Припоминали также, что он расписывал усыпальницу великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Только тогда, когда его мозаика украсила метро станции Комсомольская кольцевая и витражи Новослободской, на Павла Дмитриевича посыпались награды. Его приняли в Академию художеств, дали сначала Государственную, а потом и Ленинскую премии.

До того его одноэтажный и уже начавший ветшать деревянный дом, затерявшийся среди современных московских домов, постоянно был атакован жильцами этих домов. Они носили жалобы и заявления в домоуправления с предложением снести его.Мальчишки били стекла в окнах. Всех их возмущало: почему два непонятных старика и собака живут в отдельном доме в центре Москвы. Дом был спасён от сноса лишь благодаря тому, что являлся подарком Горького. Хорошо, что в то время не было такого бандитизма, как сейчас. Да и тогдашние уголовники не были такими «культурными», как нынешние. Не знали стоимости настоящим ценностям. Дом охранял лишь старый эрдель.

Несмотря на свой замкнутый образ жизни, Павел Дмитриевич был очень радушным хозяином. И даже меня, полузнакомого 19-летнего мальчишку, прежде чем начать разговор или показать свои работы, усаживал за стол напоить чаем и всегда разговаривал со мной как с равным.

Другое впечатление у меня оставил Конёнков. Он с Кориным был ровесником, но с совершенно иным характером и судьбой. В отличие от Корина, скульптор был обласкан властью. Его мастерская находилась в самом центре Москвы, в одном из лучших домов. Там я бывал гораздо реже, чем на М. Пироговке. Из-за своей молодости я тогда не мог понять частых раздражений этого большого художника. Работать он уже не мог. Трудились его ученики, а мэтр давал им указания. Физическая слабость и невозможность самостоятельно работать раздражалb его и он вымещал своё раздражение на окружающих. Зато его супруга, бывшая натурщица, бывала рада моему приходу. 80-летняя дама, зайдя на антресоли, показывала сверху пришедшему мальчику свои ножки.

В мастерской у Корина бывать было намного приятнее. Всю стену её занимал огромный чистый холст на подрамнике. Он был на полметра больше картины Иванова «Явление Христа народу». Это полотно было главной картиной Корина, над которой он работал всю свою жизнь, хотя на полотне не было сделано ни одного мазка. Называлась картина «Русь уходящая». Она была его любовью, его мечтой, до которой он так и не решился дотронуться. Он ежедневно подходил к чистому полотну и долго стоял перед ним. Никто кроме его самого не видел, что изображено на нём.

Спустя много лет я уже стариком зашёл в музей Корина. Принёс для музея фотопортрет Павла Дмитриевича, сделанный мной 60 лет назад с его пожеланием мне. Зашёл в его мастерскую и долго стоял перед огромным чистым холстом. Только сейчас, к старости, поняв, что у каждого человека есть такой же чистый холст, который он так и не смог написать.

 

Фото автора для музея П. Д. Корина.

 

 


№78 дата публикации: 01.06.2019

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020