Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Евгений Хохлов

 

Стихотворения

Изнутри

Как рассказать душу,

Тёмную душу поэта,

Так, чтобы тот, кто слушал,

Хотя бы услышал это?

 

Как рассказать нежность,

Пальцев прикосновенье,

Шёлковой кожи свежесть,

Губ уголков движенье?

 

Как рассказать память,

Первую ночь влюблённых,

Тихой свечи пламя

Перед лицом мадонны?

 

Как рассказать небо?

Как объяснить вечность?

Звёзды крошками хлеба

Путь облепили Млечный.

 

Как рассказать веру,

Взгляд, устремлённый Богу,

Чистой души меру,

Внутреннюю дорогу?

 

Как рассказать чувство

К маленькому ребёнку,

Найденному в капусте

Прямо в сырых пелёнках?

 

Может быть и не надо

Вслух говорить это.

Пусть остаётся кладом

В тёмной душе поэта.

 

 

Пустая руна

Пустая руна, чёрный коридор.

Я все могу! Но что же захочу я?

По телу дрожь как род в степи кочует.

Веду с собой невысказанный спор.

 

Ведь здесь есть всё – лишь руку протяни,

Но лишь одна рука, одна реальность.

Лишь по одной дороге путь мой дальний,

Всё прочее – пусть память сохранит.

 

Кварталы мыслей, знаний города

Разделены каньонами поступков.

Невыбранное – станет недоступным,

Ведь нет мостов, мой выбор – навсегда.

 

Всего лишь два соломенных пучка!

Как выбор прост ослу у Буридана.

Меня ж пути бесчисленные манят,

И выбор этот делать мне. Но как?

 

Готов ответственность свою отдать,

Скажи мне, мир – и я тебя услышу!

Большие звёзды в такт мерцанью дышат,

У них свои и радость, и беда.

 

Всё как всегда, твори свой выбор – сам.

Я – Бог и раб, не правда ли – забавно.

И нет ответа на вопрос мой главный:

Которая – дорога в небеса?

 

 

За мечтой

Ты бежишь за мечтою

Крылатой, как птица.

Обессилели ноги

И сердце – вразнос.

И никак не догнать её,

С нею – не слиться.

Счастье было – и вот

Его ветер унёс.

 

Где же смысл налегать

На последние капли,

С темнотою в глазах

Всё ж вымучивать шаг,

Если все, кто с тобой –

Безнадёжно отстали,

Если стонет от боли

Своя же душа?

 

Ведь никто не зовёт,

И приказа нет свыше,

Только вдоль колеи

За межою межа.

И когда добежишь –

Ведь никто не услышит.

Просто скажешь себе:

«Молодец, добежал!»

 

Так рождается миф

О несбыточной дали

Где мужчина обязан

Хоть раз побывать.

 

Если нужно ему,

Чтоб его уважали,

Чтобы утром хотелось

Глаза открывать.

 

Чтобы женщины взгляд

Загорался надеждой,

И надежда жила,

Поднимая с колен.

Чтобы в тихое слово

Одетая нежность

Для любимой была

Крепче каменных стен.

 

Эта даль – не в миру,

Она – в сердце мужчины.

Сам свои он творит

Верстовые столбы.

И пока перед ним

Снеговые вершины

Не собьют его с ног

Все подначки судьбы.

 

Белый пух тополей

Вдруг пророс сединою,

Вдруг я стал дорожить

Каждым прожитым днём.

Но бессрочен мой путь

За волшебной страною,

И последнюю строчку

Спою я – на нём.

 

 

Хозяйка судеб

Считается, что жизнь сильнее смерти.

Прости, любимая, не я придумал мир.

Я лишь плету слова, как эти сети,

Ещё живыми полные людьми.

 

Для каждого и время есть, и место,

Где и когда прервётся сердца стук.

Что ж, что жених не помнит о невесте?

Не отменить последнюю версту!

 

Хозяйку судеб кличут не Морана.

Но и не Свет ей имя, не Любовь.

И не Мария. Было б слишком странно,

Когда б ей имя мог назвать любой.

 

Всё это – только образы и роли,

Случайный блик на океане сил.

Она творит пигмеев и героев,

И мы – снуём, как в бочке караси.

 

Рукою властной взяв судьбу людскую,

Её вплетает в этот мир причин.

Зачем? Не знаю, может быть тоскует

И ждёт рожденья истинных мужчин.

 

Но что есть истина такого рода?

В чём состоит тоскуемая стать?

И сколько стран уйдёт и их народов,

Пока один посмеет рядом встать?

 

Прости, Хозяйка, мне слова кривые,

Так много лиц, так мало вещих снов.

Для нас, людей, и жизнь, и смерть – впервые.

А для тебя – не отыскать мне слов.

 

Ты мне дала так много, и так мало.

Творю любовь, пытаюсь петь – стихи.

Но как смертельно мало мне осталось,

Как близко – кара за мои грехи.

 

Быть может, в этом – смысл твоей затеи.

Гнуть – не ломая, жечь – не до конца.

Гнать – не до смерти: может быть, успею

Мужчиной стать, хозяином свинца.

 

Иль стать поэтом…

 

 

О нас, людях

Я такой, какой есть. Как и вы. Как и все мы.

Мы – всё те, что живём, повинуясь судьбе.

Каждый, впрочем, – своей. Оттого и проблемы.

Оттого и борьба. И потери в борьбе.

 

Одного не понять в грустном том водевиле,

Что зовём по привычке мы нашей судьбой,

Почему наши судьбы такие кривые,

Почему нам в награду – потери и боль?

 

Почему – не любовь, как завещано Богом?

Если промысел Божий всеведущ и благ,

Даже если мы – люди не стоим другого,

Почему в мире столько бродячих собак?

 

Каждый пёс – это кем-то забытая дружба,

Это ставшая в тягость собачья душа,

Это горечь от мысли, что ты – стал не нужен.

А раз так – уходи, не скули, не мешай.

 

Не дели свой восторг со своим человеком,

Не носись по двору, просыпаясь чуть свет,

Не купайся в снегу! И не пачкайся снегом!

И не лезь грязной лапой на чистый паркет!

 

Почему не умеем мы видеть и слушать?

Разве каждый второй – это скрытый злодей?

Им так мало ведь надо – дарить свои души...

Вот поймём мы собак. Там, глядишь, – и людей.

5.01.2004

 

 

Странствующим

…И неба голубое одеяло

Наброшу я на пыль моих дорог.

Их столько было, а всё мало, мало…

И где конец – всё также невдомёк.

 

А если вспомнить звёздные провалы,

Сатурна кольца, пыльную Луну –

Непройденные. Так что я, пожалуй,

И умерев, пойду в ещё одну.

 

И не Харон возьмёт меня с собою,

А добрый странник, тихий Николай.

В глаза посмотрит с вечною любовью

И укорит: ну, что лежишь, вставай!

 

На что мне рай с послушным вечным летом?

Зачем мне ада мрак и суета?

Мир так велик, что и быстрее света

Не облететь до судных труб Христа.

 

И не пиши мне писем в ту дорогу,

Лишь пожелай быть лёгким на подъём,

Лишь помолись иконе светлой Бога

О просветлённом пастыре моём.

 

И тот, кому трава милей перины,

Кто мерит жизнь не в летах, а в верстах,

Меня поймёт, и в той дороге длинной

Мы встретимся с улыбкой на устах.

 

Ему найдётся тёплое местечко

У моего нетленного костра.

И разговоров хватит нам на вечность,

Что пролетит до нового утра.

 

Мир всем идущим дальнюю дорогу,

Тепло и свет – присевшим отдохнуть.

Всем вам – вернуться к милому порогу!

Испить любви… И снова – в дальний путь.

18.08.2005

 

 

* * *

Смерть – ущербна. Лишь жизнь – полнокровна.

У Ничто не бывает лица.

Но за тонким мгновеньем конца

Власть судьбы устаёт быть условной.

 

И куда исчезает душа,

Потеряв своё бренное тело?

Это мы говорим: отлетела.

А она первый делает шаг

 

В мире том, где нет права на личность,

Где единство важнее всего

И один лишь закон – божество.

Для души это так непривычно!

 

Девять дней тосковать по Земле,

Тридцать дней проходить муки ада.

И в конечном итоге – награда:

Быть в чистилище тысячи лет.

 

Для чего? Ведь делами людей

Занимается ангелов море.

Ну, направьте нас, мы ведь не спорим.

И уже не родится злодей,

 

И возрадуем мы сердце Бога –

Сотни щёк под державную длань.

Но подмётная мысль проплыла:

Это – та, что искали, дорога?

25.01.2006

 

 

Зимним утром

С утра сегодня лёгкий тихий снег

Меня зазвал пройтись лесной опушкой.

Взглянуть на птиц, снующих над кормушкой,

Которую повесил по весне.

 

На шустрых озабоченных синичек,

На важных осторожных голубей,

На то, как обнаглевший воробей

Стянул сухарь под громкий гомон птичий.

 

Потом тропинка запетляла в лес,

И я застыл в тиши благоговейной.

Ни звука! Будто вымерла деревня,

Лишь сердца стук остался на Земле.

 

Лес чутко ждёт – не стукнет ли капель

О ствол сухой поваленной берёзы,

Тем возвещая, что конец морозам,

Что скоро март, а там уж и апрель…

 

И я, как лес, забыв про календарь,

Притих, неистово весны желая.

Мороз куснул меня, напоминая,

Что на дворе пока ещё – январь.

 

Пора назад, под тёплый бок печи,

За чаем хороводить разговоры,

Мечтая лишь, что над бескрайним морем

Уж к нам летят весенние грачи!

01.02.2011

 

 

Профессиональное

Я вообще – не поэт!

Просто мыслю – стихами.

Просто рифмы из речи растут –

Как трава.

Ну, и образы – жить не дают,

Временами,

Цементируют мысли,

Сцепляют слова.

 

Стихотворное дело не терпит подделок.

Раз, другой покривил, и душа – не звенит!

Будь хоть ты, графоман, словоблудом умелым,

Но стихи – не цепляют. Ушло! Извини…

 

Ведь не нужно усилий, в калориях если:

Пропусти через душу. Пойми. Запиши.

Пару слов. Горстку строк. Повезёт, если – песню.

А совсем повезет – дрему чистой души.

 

Десять лет я пишу. Мог вполне и иссякнуть.

Но стихи всё идут, умоляя:

Услышь!

Расскажи, как мужчина – не смог не заплакать.

Передай, как касается мамы малыш.

 

Пусть слова лишь. Но люди, услышав их, вспомнят,

Что такое любовь, как рождается жизнь.

Ведь, не ты если, нас не поймут и прогонят.

Ты услышал и понял!

И всем – расскажи…

20.10.2011

 

 

Вспоминая жизнь

Часы уходят, складываясь в дни.

И дни уходят, складываясь в годы.

Но ведь не просто так! Они приводят

Любовь к тебе, Господь её храни!

 

Они приводят мудрость, счастье, радость.

Не каждый день? Тем более – цени.

Оберегай! Любовь – твоя награда,

Одна – за всё, Господь её храни!

 

И пусть тебе не светят миллиарды,

Нужда велит подтягивать ремни.

Пока с тобой Любовь – твоя награда,

И ты – живой, Господь тебя храни!

 

И даже если жизнь пошла на убыль,

Лишь имена остались! И они

Из памяти уходят.

Все же чудо

Любовь – была... Господь её храни!

27.07.2012

 

 

Тоска

Руки-сучья тянутся к горлу,

Кожу рвёт жестяная кора.

Над трясинами – буреломы.

Я пришёл сюда – умирать.

 

Поделиться своею плотью,

Кровью тёплой, больной душой,

Породниться со всем болотьем

Под голодным Луны ковшом.

 

Тело станет корягой тёмной,

Грудь – обычным трухлявым пнём.

Сердце – птенчик неугомонный,

Белым станет болотным мхом.

 

Стать – таким же, быть – как другие.

Кто другие – не всё ль равно?

Я больной – так и все больные,

Если имя на всех одно.

 

Я вольюсь во вселенский разум,

И когда-нибудь, не сейчас,

Булькну серным болотным газом –

Это мы помянули вас.

 

 

Главные люди

Предпочитаю сам, один

Нести ответ за свой поступок.

Не тронет стыд моих седин,

И сожалеть – считаю глупым.

 

Весь человечий арсенал

Изобличений, приговоров

Не стоит, чтоб моя спина

Сгибалась перед прокурором.

 

Я – человек, и я звучу

Хотя бы пред собою – гордо.

Поэтому и не хочу

Быть в чём-то ниже сноба-лорда.

 

И всё же есть среди людей

Те, чьи права моих превыше.

И где бы ни был я, везде

Их голоса всегда я слышу.

 

Капризный плач, счастливый смех,

Настойчивый призыв вниманья,

И ждущий похвалы успех,

И вечно – мамы обожанье.

 

В колготках или голышом

Они осваивают мир,

И для меня с моей душой –

Пребудут главными людьми.

 

 

Доктор Осень

Доктор Осень, рассеянный скептик,

Твой рецепт – созерцать красоту,

Отойти от земной круговерти,

Задержаться на жизни мосту.

 

Красный клён рядом с жёлтой берёзой –

Витамины аптеки твоей,

И прозрачный до святости воздух:

Принимать по утрам, десять дней.

 

Ты излечишь задорною грустью

Облетающей снегом листвы,

И тоску в моё сердце не пустят

Тополя на бульварах Москвы.

 

Деловито жужжащие осы,

И закат уходящего дня –

Ассистенты твои, доктор Осень,

Убаюкали нынче меня.

 

Я проснусь в полумраке рассвета

Просветлённым и лёгким, как дым.

Доктор Осень – я стал молодым,

Окунувшись в твоё бабье лето.

 

Так прими мой ответный подарок

Пациентам, что ждут впереди:

Я готов стать твоим санитаром.

Кто там первый? Давай, заходи.

 

 

Лоскутно судьбы одеяло

Лоскутно судьбы одеяло.

Здесь с марлей соседствует лён.

Парча – это был я влюблён,

И даже был счастлив, пожалуй.

 

Вот серый некрашеный холст,

Кручёные грубые нити.

Там, кажется, был вытрезвитель...

Нет, в памяти просто прокол.

 

Крепчайшая «чёртова кожа»

О дружбе напомнила мне.

Что может быть дружбы сильней,

Мужского единства – дороже?

 

Искристая мягкая замша,

Частичка мечты и тепла –

Пришла в мою жизнь и ушла

Обычная девушка – Маша.

 

Не любит Судьба повторений,

Кладёт к лоскуту лоскуток.

Там – вытачка, здесь – завиток,

Ну, скучно ей без завихрений!

 

Мелькает челнок по основе,

Плетёт моей жизни узор –

Удачи, надежды, позор,

И пятна от пролитой крови.

 

Мне не за что Норны корить,

Не нужно даров мне Фортуны,

Пусть лучше останется юной

Душа до осенней поры.

 

Пусть бьётся, надеется, любит,

Теряет, ложится на дно.

Игристое жизни вино

Меня никогда не остудит,

 

Капризы природных стихий,

Людей доброта и враждебность,

Любимой чудесная нежность

И радуга сердца – стихи.

 

 

Простая история

Перебираю имена

Над старой телефонной книжкой.

Каким я был тогда – мальчишкой,

Какие жизни ждали нас!

 

Была Любовь – с заглавной буквы,

Спасался мир – в неделю раз.

И не поверится сейчас –

В людей играли мы – как в куклы.

 

Была жива-здорова мама,

Во мне плескался мир идей.

Я осчастливливал людей

Им вопреки, козёл упрямый.

 

И медленно терял друзей –

Ещё придут, судьба – летела!

Всего превыше было – Дело,

Огромное, как Колизей.

 

Меня поймут, меня – полюбят!

Не может быть, я – так хорош!

Ведь я хочу творить добро!

Зачем вы отвернулись, люди?

 

Ну, как хотите, я – один.

Ну, половина. Треть. Восьмая.

И, наконец-то, понимаю,

Дожив до собственных седин.

 

Не мир счастливым должен быть,

А я! Хоть лучше – с миром вместе.

Не так уж много в этом чести –

Упасть под колесом судьбы.

 

Не став счастливым, что я людям

Как счастье буду приносить?

Как долго буду я месить

Тоскливый хлеб из серых буден?

 

Я – перестал. И вам желаю

Со счастьем дружбу завести,

Душою слышать, как цвести

Весной природа начинает,

 

Как улыбаются друзья,

Как радуются жизни – дети.

И, может быть, на этом свете

Рай обретёте. Как и я.

 

 

Время разбрасывать камни

Был я когда-то умён и красив,

Не замечались года мне.

Только пришло, никого не спросив,

Время разбрасывать камни.

 

Жил я как все, был простой человек,

Добрый и, кажется, славный.

Чем виноват, что венчает мой век

Время разбрасывать камни?

 

Что за напасть, не творил же я зло,

Грех, что ль, икается давний?

Знать бы, зачем ты за мною пришло,

Время разбрасывать камни?

 

Да и камней не собрала душа,

Может быть – пригоршню света.

Осыпи каменные шуршат:

Что же, разбрасывай – это.

 

Так, открывайся людской окоём,

Настежь и окна, и ставни.

Мир – принимай! Наступило моё

Время разбрасывать камни.

 

 

Атомный век

Нас слишком много. Не остановить

Поток младенцев: жёлтых, чёрных, красных.

ООН старается, конечно, да, напрасно.

Нас – слишком много. Проще – всех убить.

 

Всегда найдётся идиот-тиран,

Который, своей гордости в угоду,

Подпишет смертный приговор народу,

Использовав делящийся уран.

 

И снова пусто станет на Земле,

Не будет ни машин, ни небоскрёбов.

А птицы, вместо городских сугробов,

Купаться будут в атомной золе.

 

И что же Будда, Дао, Саваоф,

Аллах, Кетцалькоатль и грозный Вишну?

Признают свой народ и вправду – лишним,

Достойным «снятия земных оков»?

 

Кому из них молитву вознести?

С кого спросить за всех детей планеты,

Не заслуживших будущее это?

Как кару взрослых – мимо пронести?

 

Как мне смотреть в глаза своих детей,

И дочки, и взрослеющего сына?

Пусть не моя вина, и сам я сгину,

Как их спасти из атомных когтей?

 

Ведь ни один ребёнок не рождён,

Чтоб стать дровами атомного пекла,

Чтоб в небо взвиться тёмной кучкой пепла,

И в землю возвратиться, став дождём.

 

Но так и не узнать любви восторга,

Дом – не построить,

сына – не родить.

У дома дерева – не посадить,

И не принять душой благого Бога.

 

Мир, к сожалению, становится всё злей.

И я прошу – услышь меня, Всевышний!

Я допускаю: я на свете – лишний,

Но, Бога ради, пощади детей…

16-20.04.2011

 

 

Задумчивое

Ленивая московская метель.

Неспешный лёт снежинок. Как бы ветер.

Давно пора уж в тёплую постель,

Да пёс не все кусты ещё пометил.

 

Вот мне сейчас бы эту псову жизнь!

Лететь, неся, как флаги, хвост и уши,

Закладывая в поле виражи!

Не париться, а честно бить баклуши.

 

И чем кормить нагуленого пса

Пусть голова болит – у человека.

А псу б на дичь охотиться в лесах

И сук любить, как водится от века!

 

Вот только этот жёсткий поводок…

Там – не залай, здесь – не испачкай лапой.

Хозяин в лес давно уж – не ходок,

Сук – не замай, в еду слюной – не капай.

 

Зачем же мышц звенящая струна?

С кем разделить восторг пустого поля?

Ведь жизнь у пса, как и у всех – одна,

И сладость жизни – воля. Воля! Воля!!!

 

Я… замечтался что-то. Пёс в глаза

Мне смотрит: мол, пора, хозяин, к дому.

Протоптанной тропой бреду назад,

Туда, где всё до мелочей знакомо.

 

Какая воля?! Дом, работа, долг.

Я есть лишь потому, что – исполняю!

И хоть невидим этот поводок,

Тем жёстче он мне душу натирает.

 

Что человек, что пёс – один ответ:

Минуты воли – годы дисциплины.

На том стоим, что пёс, что человек.

– Эй, вот и каша. Ешь от пуза, псина!

 

 

Резюме

В огне – горел.

В воде – не раз тонул.

И даже чистил горло трубам медным.

Не раз был подан на обед акул.

Но – избежал отрыжкой стать обедной.

 

Друзьям был верен. Женщину – любил,

Пока была по жизни – половиной.

Нужда была – шёл и как все – грешил.

И к Богу шёл не с гордостью, с повинной.

 

Работал. Пил – но в меру. Не курил.

Детей – люблю, их жизнью – озабочен.

Тут случай вдруг глаза мне отворил:

Писать я стал стихи. Но – так, не очень.

 

Умею много, но не всё – люблю.

Что не люблю, и делаю – без страсти.

Но, если взялся – до конца терплю,

Не глядя на невзгоды и напасти.

 

Язык английский. Но – со словарём.

Характер: временами – добродушен.

Стою, как все, обычно – на своём,

Но и других умею тоже – слушать.

 

Контактен с сослуживцами. В труде

Бываю пунктуален до занудства.

И, значит, уживаюсь – не везде,

А только там, где смысл – важнее чувства.

 

С собою – в мире. Не скажу – за мир,

Тем паче, что за ним стоит – Создатель.

Что на душе Его – поди пойми.

Ну, а тебе понятен я, читатель?

21.07.2012

 

 

Так и живу

Я многое могу. Хочу – немного.

Любви. Комфорта. Лепета детей.

И счастья! Каждый день, чтоб – до костей!

Но столько счастья просто нет у Бога.

 

Пусть через день – согласен тоже я!

Ну, раз в неделю.

Хорошо – раз в месяц.

Но – не ко мне у счастья колея,

Всё где-то там оно дороги месит.

 

И что ж – не жить?

И, голову подняв,

Я день за днём – торю свою дорогу.

Бог, как всегда, во всём на свете – прав!

Придётся отрабатывать у Бога

 

За всё, что – есть.

За тех, кого люблю.

И за детей.

И – что не знал острога.

За Родину уставшую мою.

Ну, нам – не привыкать.

И – с Богом!

19.09.2012

 

 


№77 дата публикации: 01.03.2019

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020