Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Владимир Калуцкий,

член союза писателей РФ

 

Перед рассветом

Князю Андрею Михайловичу Курбскому, восхотевшему своим изменным обычаем быти.

Послание Ивана IV.

 

Это случилось в те годы, когда многие земли присоединялось к России. Уже пала Казань, но малые отряды татар ещё бродили по стране и нападали на русские сёла и города. Земское войско не всегда успевало собраться и дать отпор набегам, а потому царь Иван Васильевич учредил опричнину. Что-то вроде нынешней Росгвардии.

Сам царь больше жил в Александровской слободе, чем в Кремле. И потому дорога между двумя его резиденциями охранялась особо. По всему её продолжении стояли шесть земляных городков, между которыми патрулировала земская конница. А в самих земляных городках, на горячих точках, стояли опричники. И когда конники кого задерживали – передавали в земляные городки. И там уже опричники допрашивали несчастных с применением, как это принято, особых средств.

Ну вот.

А на второй от Александрова точке, в земляном городке, стоялым головой на поле был опричник Федул, сын Карася, Бадья. Прозвище Бадья он получил за то, что мог в единый дых выпить бадейку квасу.

Богатырь был Федул, могучий и красивый дядька.

А порядки на дороге были такие. Расписание движений царя никто не знал. Лишь за день до начала движения, и только стоялым головам в земляных городках, конной эстафетой доставлялась секретная весть. "Завтра, на Сретенье февраля, 2-го дни Его царское величество спозаранку изволит следовать из Александрова к Успению на митрополичью молитву". Ну, а дальше стоялому голове следовало проверить на предмет безопасности и приготовить к беспрепятственному проезду царя свой участок дороги.

Так было и 1 февраля 1566 года. Конный вестник сообщил, что царь проследует через участок завтра, в 6 часов поутру.

"То бишь – до рассвета", – прикинул Федул. Он кликнул земского поручника из дорожной дружины и велел ему, по обычаю, ехать по деревням поднимать народ.

Так было принято. Местность между Москвой и Александровом была едва ли не самой густонаселённой в те поры. Деревня на деревне, сельцо на селе. И всякий раз, когда царь следовал своим путём, к дороге сгонялись крестьяне и слободские, чтобы приветствовать государя и ломать перед ним шапки. Так, к земляному городку Федула Бадьи были приписаны семь сёл и деревень. Вот завтра к проезду царя оттуда и надо пригнать народец для организации ликования.

Да много чего надо успеть. Дров наколоть – костры разжечь. Санный путь подчистить.

А главное – упаси Боже! – кто на дорогу выскочит с челобитной. Тут сразу Федулу смерть – запытают, как допустил, не в сговоре ли?

И за всеми этими хлопотами Федул забыл о главном своем деле – о безопасности участка. Всех разогнал он по делам, всех загрузил работой. А сам в пустой караульной избе прилёг вздремнуть перед утренними хлопотами.

На улице – низкое небо, крупные снежинки падают медленно, как заколдованные. И словно прямо из этого неба, как со снежинками, обрушились на земляной городок татары.

В темноте и понять нельзя – сколько их? Но шустро и без звуков порезали всех, кто был за избой, и сам-семь ввалились в клубах белого пар к Федулу, под низкий накатный свод.

Федул хоть и богатырь был, но он же спал! Скрутили ему руки за спиной, плеснули ледяной водой из бадьи, поставили перед татарином. Тот сел прямо на стол, ноги свесил, покачивает остроносыми сапожками:

– Скажешь, когда царь тут проедет – жить будешь, урус.

Урус молчал.

Я не стану описывать, что проделывали татары с Федулом. Наверняка, он понял, что в смысле калечить людей ему у татар ещё учиться и учиться. Муки терпел страшные. Ему уже и голень сломали, и нос пробили.

Молчит Федул. Понимает, что от его молчания жизнь царя Всея Руси зависит. Федул хоть и маленький человек, но огромное дело на нём. Судьба всей земли у него на языке. Скажешь слово – потеряешь Отечество.

Мычит, но молчит.

Выволокли Федула на мороз, хотели, связанного, усадить на коня, чтобы увести с собой.

Связанный тяжёлый, упирается. Распустили перевязь на руках, чтобы уцепить ею за луку седла.

Тут богатырь и развернулся. Кулаком перебил коню хребет и раскидал с плеч татаровей...

...и тут в земляном городке появились крестьяне с земскими конными. И разом поменялась ночь. Через полчаса уже связанные татары сидели в караульной избе и ждали своей участи.

А Федул, опираясь подмышкой о суковатую подпорку, ковылял по участку, расставлял крестьян вдоль дороги. И перед самым рассветом со стороны Александрова послышались колокольчики. А скоро мимо земляного городка проследовал царский поезд о двенадцать крытых возков. И в каком из них сидел Иван Грозный – никто не знал. Хотя в какой-то миг искалеченному Федулу показалось, что в одном окошке, в отсвете костра, блеснул взгляд, известный ему ещё со времен взятия Казани.

Вот такая история.

Да, вот ещё.

Обидчиков Федула наказали. А самого Федула царь казнил позже. И за другую вину.

 

По "Древностям Владимирского края", М. 1878 г.

 

 


№77 дата публикации: 01.03.2019

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020