Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Э. А. Мирзоян

 

Баал-Шаммаш – Бог Андрогин

Происхождение армянского культа этого Бога

Известно, что Баал-Шаммаш или Баршамен не являлся прямым авестийским или даже арийским Богом (в том значении, в котором термин «арийский» принято понимать) и относился к числу тех Богов, которые, как полагают ориенталисты, проникли в Пантеон армян либо из Сирии, либо из Палестины. В основном ссылаются все на тех же «Агатангехоса» и Мовсеса Хоренаци, которые утверждали, что многие сирийцы и евреи, которых переселил Тигран II Великий из Палестины в Армению, утвердили культ Баал-Шаммашу [Мовсес Хоренаци. История Армении, кн. II, 14], в селении Тордан Великой Армении (провинция Ериз-Екелац). Относительно данного предания следует отметить, что, несмотря на то, что Тигран и дошёл до юга Сирии (Птолемаиды) и даже претендовал на господство в самой Палестине (Палистан), этому императору не было необходимо переселять евреев из Палестины, к тому же им не завоёванной de facto (к этому периоду началась война с Римом – 70-69 гг. до н.э., которая окончилась для Армении в 66 году)[1]. К концу III века до н.э., т.е. к периоду Ервандидов-Арташесидов, Армения уже являлась авестийским государством с явным влиянием более древнего халдизма, и к середине I века до н.э. самому могущественному единодержцу Армении Тиграну не нужны были услуги еврейского жречества. Несмотря на тот факт, что для заселения некоторых горных областей Армении Тигран, возможно, мог переселить некоторую часть сирийских евреев, но не для участия последних в управлении страной! Во всей этой истории прослеживается всё та же вездесущая рука «набожного» и хитрого Евсевия, который состряпал из архивных записей удобную для Церкви историю, подтверждающую всепроницаемость «избранного народа». Однако в истории Армении был один период смутного времени, когда Государством управлял проримски настроенный еврей-ставленник – внук Ирода I Тигран V, косвенно относимый к династии Арташесидов-Ервандидов через свою мать[2]. Именно тогда, на рубеже двух эпох, приблизительно в 5-6 гг. н.э., вместе с Тиграном V эллинизированные евреи-сановники прибыли в Армению с многочисленными кланами. Несмотря на краткое правление этого временщика, окончившееся с краткотечным восстановлением царских прав единственной законной наследницы Дома Арташесидов-Ервандидов Эрато [Манандян, 1945, указ. тр., с. 298–303], еврейские кланы могли пустить в Армении корни. Впоследствии, уже при составлении исторических хроник по разрозненным документам и преданиям «отец армянской историографии», не вдаваясь в подробности, «состряпал» из образов реально существующих царей с именем Тигран собирательные образы двух-трёх царей с этим именем, приписывая им деяния их тезок, различные по значимости и во времени. Все последующие армянские историографы, слепо цепляясь за евсевианские хроники, также смешивали происхождение потомков Хайка с чистейшей мифологией потомков кочевников, мечтая в сердцах своих приобщиться к истории «народа Яхве». Именно эти, различные по времени воззрения армии историографов, сдобренные библейскими баснями, оказали пагубную службу для дальнейших поколений, считающих, что армяне и евреи тесно связаны не только общей генеалогией, но и культами. Причём племени Абрама (читай Абраама) в этих лжеисследованиях всегда отдавалось явное, граничащее с подобострастием, предпочтение. Отставляя в сторону христианские басни об Армении, рассмотрим образ древнего Бога, «прижитого» на армянской почве.

Баал-Шаммаш являлся в древности халдейским (вавилонским), сирийским, а намного позже и еврейским Богом, олицетворявшим собой Солнце и Луну одновременно. Среди поздних вавилонян и евреев этот Бог являлся Владыкою (Баал) Солнца (Шаммаш) и относился как к Луне, которая в древности почиталась за старшее светило, так и к Солнцу. Почитание этого Божества, как уже говорилось, пришло в Армению из Месопотамии, возможно, в очень позднюю эпоху, т.к. даже в эпоху господства Урартийской династии собственно ассирийский Бог Шаммаш считался враждебным. Это проявилось и в легендах об армянском Бааршамине – богоборце, противного Вахагни (Веретрагне) и Араму (Арьямэну) – чисто индоиранским Богам. По одной из легенд Мовсеса Хоренаци именно Арам является губителем Бааршамина (Баршама), который у сирийцев становится Богом [Мовсес Хоренаци. История Армении, кн. I, 14]. Эта аллегория также относится к войне двух господствующих династий Сурьяванша и Чандраванша, к генеалогии которой относили себя и ассирийцы, и поздние вавилоняне, и евреи. У всех древних наций существовали свои имена подобных переводных и гермафродитарных Божеств, объединяющих как философский (духовный) Принцип Солнца, так и философский (астральный) Принцип Луны. Эта древняя традиция, не имеющая по сути никаких сугубо национальных корней, восходит к периоду доарийской и доатлантической цивилизаций и тесно связана как с древним Теогенезисом, так и с древним Антропогенезисом. Традиция эта в своей идее очень близка с традицией о Божественных близнецах, хотя связана с нею в аспекте космическом и астрологическом. Армяне, унаследовав эту традицию либо из Сирии, либо из Вавилонии, в поздней древности стали почитать Солнце и Луну в качестве брата и сестры; причём Солнце могло быть и братом, и сестрой одновременно, так же, как и Луна[3]. Согласно более древней легенде Солнце – победитель Вишапа – персонифицировалось образом прекрасного Девственного Юноши (это один из вариантов предания о Девственных Юношах – Кумарах). Все эти персонификации в их историческом значении отображают ход борьбы двух основных культов, господствующих в Азии, о которых уже было сказано. На это также указывает армянская легенда о ссоре Луны и Солнца. Те же легенды сохранены у народов Кавказа [Энцик. Мифы народов мира, т. 1]. У древних индоариев Сома – Луна являлся Богом Тайной Мудрости, дарителем напитка Сома или Хаома у парсов. Также и у древних вавилонян Син – сын Бэла, являлся ипостасью Нэбу, олицетворяющего планету Меркурий, супругою которого являлась Нанна или Инанна. Нужно отметить, что у армян Богиня Тайной Мудрости Нанэ, отождествляемая в позднюю эпоху с Афиной Палладой, являлась супругою Бога Тира – par exsellence Меркурия и Луны одновременно! Но у всех этих наций до догматизации культов Луна принималась лишь за отражателя света Солнца, и в этом смысле это тоже можно принять за Тайную Мудрость самого Солнца, несмотря на то, что сама аллегория имеет более чем скрытый смысл. Таким образом, Баал-Шаммаш – Владыка Солнца, перешедший к армянам в поздний период, являл собой андрогинного Бога в той лишь форме, согласно которой Луна – мужское начало, Солнце – женское. Именно по этой причине Баал-Шамин у «Агатангехоса» назван блистательно белой Богиней [«Агатангехос», § 784. CIX, указ. труда]. Этот культ в Азии, по сути, корнями уходит не только к периоду переменного господства Сурьяванши и Чандраванши, но и к эпохе Третьей Расы – Гайо-Маретана авестийских преданий. Ту же древнеарийскую мистерианскую традицию можно узреть в древнегерманских сказаниях, например, в «Прорицание Вёльвы», где буквально сказано:

 

«Солнце с юга спутник Месяца,

руку тянуло к краю небес;

Солнце не знало залы своей,

мест не изведали звёзды своих,

а Месяц не знал ещё мощи своей»

[«Прорицание Вёльвы», 5, пер. Е. М. Мелетинского].

 

В этом отрывке сохранены древнейшие арийские представления, связанные с Антропогенезисом, несмотря на то, что первые станцы этого древнего сказания относятся к Проявлению Миров. Старшинство Луны у древних германцев и скандинавов восходило к тем древнеарийским преданиям, которые сохранили представления об андрогинности. Более молодые арийские подрасы, зачастую перенимая Истину от своих древних предшественников, передавали эту Истину в слабо искажённом свете.

 

 

Литература

1. Агатангехос, История Армении, пер. с древнеарм., вступ. статья и комментарий Тер-Давтян К. С. и Аревшатяна С. С.. Ереван: изд. «Наири», 2004. С. 336.

2. Манандян Я. А. Критический обзор истории армянского народа, т. I, (на арм. яз.). Ереван: изд. «АрмГиз», 1945.

3. Мовсес Хоренаци. История Армении. Ереван: изд. «Хорурдаин Грох», 1990.

4.  Прорицание Вёльвы, пер. Е. М. Мелетинского, Скандинавский сборник. Вып. XXV. С. 189–196.Таллинн, 1980.

5. Сергеев. Очерки по истории древнего Рима, т. I, с. 280, 1938.

6. Тацит Публий Корнелий. Том I. Анналы. Малые произведения. М.: Науч.-изд. центр «Ладомир», 1993.

7. Цицеронъ Маркъ Туллiй. «Рѣчъ за Маниліевъ законъ о назначеніи Гн. Помпея полководцемъ», Т. I / переводъ θ. Ф. Зѣлинскаго, СПб, 501–523.1901 г., изд. Ярославского Гос. Университета им. П. Г. Демидова.

8. Энцик. Мифы народов мира в 2-х томах. Москва: «СЭ», 1982.

 

 

Примечания:

[1] Собственно, эта война с Римом началась в 73 г. до н.э., в сущности, из-за справедливых претензий Митридата VI Евпатора на Вифинию, после смерти Никомеда III Филопатера (Третья «Митридатова» война с 73 по 63 гг. до н.э.) [Сергеев. Очерки по истории древнего Рима, т. I, с. 280, 1938]. Споры о «Вифинском наследстве» уже разгорелись между Митридатом V Эвергетом отцом Митридата Великого и Никомедом III; в этот спор вмешался Гай Гракх в качестве третейского судьи. После поражения в Вифинии Митридат бежал к зятю Тиграну, который, по лживому пересказу Плутарха, принял его нерадушно, но все же связанный с тестем «Священным» – Митраическим договором, не выдал (!) Митридата Лукуллу, из-за чего и началась желанная для Рима война с Арменией, шедшая, как и вся Восточная компания, с переменным успехом. Как бы не расточались комплементы «гениям» римских полководцев в лицах Лукулла и Помпея и не «унижались» истинные таланты Митридата и Тиграна, многими «беспристрастными» историками, начиная с почтеннейшего Плутарха и заканчивая Моммзеном, следовало бы признать тот факт, что Лукулл проиграл как Армянскую, так и Понтийскую компании, что и послужило скорому и позорному смещению Лукулла Сенатом с лёгкой подачи Марка Туллия Цицерона [«Речь за Манилиев закон»]. Только предательство армянского царевича и некоторых вассалов Тиграна способствовало скорой и относительно бескровной победе кичливого Гнея Помпея. В сущности, все победы Рима зиждились на подлости и лицемерии, впрочем, как и сам Рим.

[2] Согласно Публию Корнелию Тациту, первый римский император Август, дабы успокоить армян после гибели Артавазда III, возвёл на трон мидийца Ариобарзана, а после его свержения князья вновь возвели на престол Армении Эрато [«Анналы», II, 4]. Об Артавазде III и Тигране V достаточно подробно упоминается в труде Манандяна [Манандян, 1945, указ. тр., с. 298–303].

[3] Факт более позднего прихода культа Баал-Шаммаша в Армению, не указывает, на то, что сама идея андрогинного Бога в Армении не была известна. Само название Солнца и Луны (на армянском – <Арев, Лусин>) несёт в себе эту андрогинность. Имя же Баал-Шаммаш проникло в Армению намного позже возникновения самого андрогинного культа в этой стране.

 

 


№75 дата публикации: 01.09.2018

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020