Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Игорь Кулебякин

г. Обнинск

 

Стихотворения

* * *

Мой бесконечно близкий Симеиз,

В тебе я растворюсь своей душой.

Твой бриз, как нежной женщины каприз,

Твой древний стражник, пыльный кипарис,

В гареме южных звёзд сравним с пашой.

 

Одиннадцать тревожных серых лет

Ты был лазурной сказкой для меня.

В архангельских снегах я был согрет

Мечтой о встрече. Старый сандалет

В казарме истлевал, на юг маня.

 

Настанет время долгожданной встречи

Уж скоро… Может, не в последний раз…

Горят, горят в полночном храме свечи,

Народ готовится к великой сече,

А я шепчу: «Форос, Мисхор, Милас».

Август 1994 г.

 

 

* * *

На кладбище вновь шелестит фольга

От чуть заметного дыханья ветра.

Настанет срок и в землю на два метра

Уйду я «с Богом». В небо пустельга –

 

Моя душа – без страха отлетит,

Забыв про горе, слёзы и обиды,

И стопку с водкой с неба осенит

Крестом перед началом панихиды.

 

Внимательно послушает врагов,

Последний раз с любимыми простится…

И не поверит, глядя с облаков,

Что эта жизнь уже не повторится.

Июнь 1996 г.

 

 

* * *

Я оставлю этот мир навеки,

Не вернусь назад, как не зовите,

Мне бесстрастно небочеловеки

ТАМ расскажут сказку на иврите.

 

Будто жил в подлунном мире НЕКТО,

Часто был предателем и трусом,

Водку пил, в овраге дрался. Усом

Дам смущал... Холодным интеллектом

 

Заморозил душу... Но под осень

В Божество без памяти влюбился.

Бросил всё! И даже тело! В просинь

Улетел... И в небе растворился.

1996 г.

 

 

* * *

Снова брошу курить, хоть совсем не курю,

Брошу пить, хоть не пьяница вовсе.

Я навечно к лесному уйду алтарю,

Поселюсь на забытом погосте.

 

Никому не понять протрезвевшей души,

В сером мире увидевшей Бога.

В развалюхе-сторожке, в тревожной тиши

Буду жить удивительно строго.

 

И под вздохи расплющенных старых могил

Вспомню мира заблудшего битвы,

Чтоб навеки забыть, как дотоле я жил

Без креста, без любви, без молитвы.

1996 г.

 

 

* * *

Судьба тасует серую колоду,

Вновь крести выпали – опять страдать.

Моя душа ползёт по небосводу,

И на неё святая смотрит рать.

 

А смертный грех душе ломает крылья,

Вот-вот сорвётся вниз дух-пилигрим.

Легчайших метеоров эскадрилья

Бомбит небесный Иерусалим.

 

Не избежать стремительных падений

В ту бездну, где «зубовный скрежет, плач...»

Коль наверху сейчас ты, без сомнений

Оскалил зубы призрачный палач.

 

Корявый демон в бездне – Абадонна

Бесстрастно точит огненный топор.

И счастлив ты, наивный, до тех пор,

Пока не огласил свой приговор

Судья подземного Синедриона.

 

Но можно обойтись без высшей меры

Лишь только силой беспредельной веры

В Отца и Сына, и Святого Духа.

Страдания земные, боль - химеры...

И не страшна костлявая старуха.

Ты пожелай ей: «Ни пера, ни пуха!»

Да и пошли подальше... на галеры.

2000 г.

 

 

* * *

В тончайшем сне горит первооснова

Моей души. Сгораю без огня.

Сухая "черноризница" сурово,

Как лёгкий призрак, смотрит на меня.

 

Она шипит: "Забыл Отца и Сына,

Попал под хвост вонючий к сатане.

Я каждый нерв твой с наслажденьем выну

И прокалю на медленном огне".

 

Я чувствую в ней неземную силу,

Я знаю, эта сволочь прокалит.

Она зовёт рогатую гориллу,

Уже горящая смола кипит.

 

Не передать словами бездну страха,

Гортань сжигает сумасшедший крик.

Душа горит, как ветхая рубаха,

В сетях молниевидных повилик.

 

Затянут дух в печной гудящий угол,

Чудовищная боль, звериный рёв.

Нет рук и ног – лишь прокалённый уголь,

И смерти нет, лишь треск первооснов.

 

Нет больше ощущения кошмара,

Есть страшный переход из мира в мир.

Душа в огне подземного пожара

Очищена до чёрно-красных дыр.

 

Казалось бы, уже совсем нет мочи

Терпеть без перерыва эту боль.

Но тает сумрак беспощадной ночи,

Душа ползёт в привычную юдоль.

 

Урок предельно ясен – смерти нет,

А мы живём во лжи, себе на горе.

И наша жизнь – взбесившийся корвет –

Плывёт безумно в дьявольское море.

Май 2003 г.

 

 

* * *

Чуть слышный звон далёких колоколен,

Дождливая сиреневая грусть.

Я третий год уже никем не болен,

Я третий год ищу свой новый путь.

 

С забора вдруг прокаркала ворона

И клювом повела: «Поди, мол, прочь!..»

Вот фигушки тебе!.. Не превозмочь

Мне логики небесного закона.

 

Я встану здесь, у старого забора.

Капель для мыслей, словно камертон...

С паломниками нового набора

Я буду слушать колокольный звон.

 

Как много «званых»!

«Избранных» – чуть-чуть,

Неузнанные бродят по планете...

Холодного дождя косая ртуть

Стекает по размокшей сигарете.

 

Небесный мир почти неуловим,

Задавлен муторным земным началом.

И вечный город Иерусалим

За грозовым растаял перевалом.

 

Всего лишь миг я видел чудный город,

И снова дождь стекает мне за ворот.

2001 г.

 

 

* * *

В кармане нет и ломанной полушки,

Мне к этому давно не привыкать.

Цветёт сирень, и контуры церквушки

Струят сиреневую благодать.

 

Вечерний храм - часть неземного мира,

Куда не довезут нас поезда...

Багровый луч, как лёгкая секира,

Рассёк реальность... Горе-лебеда

 

Росою плачет мне на сандалеты.

Привычный мир уходит в никуда,

И освещает вечные сюжеты

Почти что Вифлеемская звезда.

2000 г.

 

 


№73 дата публикации: 05.03.2018

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020