№76 / Зима 2018-2019
Грани Эпохи

 

 

ДИАЛОГ ЧЕРЕЗ ОКЕАН

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова

1974–1976

 

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова 1961–1965

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова 1966–1978

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова 1969–1973

 

 


Зинаида Григорьевна Фосдик
и Людмила Феликсовна Страва

Павел Фёдорович Беликов

 

248. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 15.01.1974

15 января 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 17 декабря получил. Сердечно благодарю за добрые новогодние пожелания и радуюсь интенсивной деятельности к 100-летнему Юбилею Н. К.

Вы, вероятно, также уже получили моё письмо от 7 декабря с приложением авторизованного перевода статьи Л[юдмилы] Шапошниковой, помещённой в журнале на хинди. В своё время я посылал Вам и журнал «Вокруг Света» с её публикацией о долине Кулу, где она была в гостях у С. Н.

Из Москвы Е. И. Полякова должна была выслать Вам свою книгу об Н. К. [Полякова Е. И. Николай Рерих. – М.: Искусство, 1973. – 303 с.: [21] л. ил. – (Сер. «Жизнь в искусстве»). – сост.] Это – солидный труд. Возможно, он написан с несколько иных позиций, т.к. основное внимание уделено эпохе, в целом же появление этой работы в издательстве «Искусство» играет большую роль в нашем искусствоведении.

В декабре вышла вторым изданием, тиражом в 100.000, и книга серии «Жизнь замечательных людей». [Беликов П. Ф., Князева В. П. Рерих. – 2-е изд. – М.: Мол. гвардия, 1973. – 256 с.: [17] л. ил. – сост.] Таким образом, общий тираж этой книги доведён до четверти миллиона. Так что наш читатель получил теперь очень широкую информацию о Н. К., что весьма важно к Юбилею.

Жаль, что серия, в которой вышла книжечка Алехина, имеет малый тираж /20.000/. [Алехин А. Д. Николай Константинович Рерих. – Л.: Художник РСФСР, 1973. – 56 с.: [8] л. ил. – (Мас. б-чка по искусству). – сост.] Мне очень нравится его понимание Н. К. Недавно имел от него письмо. Он хворал немного и сейчас работает ещё над одной брошюрой о Н. К., которая выйдет в подписной серии популярных брошюр Общества «Знание». Они имеют тираж около ста тысяч. Эта брошюра должна успеть к Юбилею. Я чрезвычайно рад за Алехина, что его книжечку переведут. Она очень компактно и ярко излагает основные моменты жизни и творчества Н. К.

В течение ближайших трёх месяцев должна выйти из печати книга избранных стихов Н. К., составленная и снабжённая предисловием В. Сидоровым. Это будет хорошее издание с иллюстрациями, боюсь только, что его будет трудно достать. Тиражи моментально расхватываются. В очередном номере толстого журнала «Москва» появится интересная поэма Сидорова, посвящённая Вивекананде. Как я уже сообщил в прошлом письме, Ваши поправки к статье я сразу же выслал по Вашей просьбе Рае и получил от неё подтверждение о получении. Одновременно, как и Вам, я написал ей, что в виду того, что она берётся продвинуть статьи в печать, я, во избежание параллелизма, совершенно этих тем касаться сейчас не буду. Дай Бог, чтобы у неё только получилось. Подготовка к печати не такое простое дело. Можете быть уверенными, дорогая Зинаида Григорьевна, что за мной никогда не станет дело по налаживанию добрых отношений с Раей, как это и было в течение многих лет. Рая в некоторой претензии на меня /сужу по последнему её письму/, что я будто бы избегаю встречи с нею, но я просто не могу поехать в Москву специально только для такой встречи. К весне будет готова вёрстка подготовляемого Юбилейного сборника /Института Истории искусств А[кадемии] Х[удожеств]/, и тогда мне придётся провести в Москве недели три или четыре для проверок и корректуры. Поэтому все дела я сейчас подгоняю к этой предстоящей поездке. Вообще, лично у меня нет и не может быть к Рае плохого отношения, смущает лишь то обилие конфликтов и недоразумений, которые вокруг неё за последний год наросли. Они многому мешают.

Я рад, что Кузьмина написала Вам письмо с предложением выступить на тему о Вашем музее. Официальные приглашения будут посланы по составленным спискам приглашений позднее, когда выяснится весь состав участвующих на учёной сессии. Сообщили ли Вы Кузьминой имя второго участника сессии с вашей стороны? Это необходимо, т.к. приглашения будут именные.

Виктор Тихонович Черноволенко скончался в прошлом году. Вы встречались с ним у Раи и говорили мне тогда, что он слишком много говорит о своём бескорыстии и поэтому производит на Вас плохое впечатление. Его жена – Мария Филипповна Дроздова – ближайший друг Раи. Она владеет английским и переводит для Раи некоторые материалы.

Буду очень счастлив получить от Вас новые готовящиеся издания и постараюсь, в свою очередь, следить, чтобы Вы получали всё, что выходит у нас.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

249. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 17.01.1974

17-ое Января 1974 [г.]

Дорогой Павел Фёдорович,

Посылаю Вам здесь каталог нашей первой выставки, посвящённой столетию Н. К.

Картины и этюды из ранних периодов творчества были нам одолжены из частных коллекций и представляют исключительный интерес. Посылаю этот каталог также друзьям в Сов[етском] Союзе.

С сердечным приветом, З. Г. Фосдик.

 

 

250. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 18.01.1974

18 января 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только что отправил Вам письмо, как получил Ваше от 27 декабря. Спешу ответить сразу же и на него.

Я не расспрашивал о родстве Л[юдмилы] Шапошниковой, но сходство фамилий само по себе знаменательно. Шапошникова признанный востоковед. По востоковедению у неё много трудов. Она долго прожила в Индии. Большое впечатление оставило на неё пребывание в Кулу, где она познакомилась с Литературным Наследием Е. И. Оно прекрасно было воспринято ею. Совместно с Шапошниковой я написал большую статью на тему «Научная деятельность Н. Рериха в Индии». Эта статья пойдёт в сборник «Страны и народы Востока». Кроме того, Шапошникова является соавтором сценария фильма о Н. К. Как раз вчера получил от неё известие, что сценарий утверждён и принят к работе на киностудии. Шапошникова принимает активное участие в работе Общества культурной связи с зарубежными странами, поэтому она касается и всех дел, которые проходят в связи с Юбилеем Н. К. через это общество, представитель которого уже посещал Ваш музей.

Я, конечно, был бы Вам бесконечно благодарен, если Вы пошлёте мне свои воспоминания об Е. И. и Н. К. Они чрезвычайно для меня ценны. Кроме того, ко мне часто обращаются за консультациями, и, дабы избежать ошибок, всегда нужно сверяться с такими первоисточниками, как Ваши воспоминания. То, что Вы посылали мне ранее, было незаменимо полезным при создании биографии Н. К.

Рад, что книга Поляковой хорошо встречена Вами. Полякова – доктор искусствоведения. Основная её специальность – театр. У неё солидные труды в этой области. Посещая Москву, я всегда с Поляковой встречаюсь, и переписываюсь с нею регулярно. При работе над книгой она пользовалась собранным мною архивом и, в свою очередь, очень помогла в работе над тем Юбилейным сборником, который готовил Институт Истории искусств А[кадемии] Х[удожеств] /редактор Кузьмина/. Я ещё не имею последних сведений, но по моим расчётам, сборник уже сдан в набор. Я считаю, что книга Поляковой в значительной мере дополняет биографию, изданную в серии «Жизнь замечательных людей». Последняя была хорошо встречена Поляковой, она дала ей очень положительную письменную рецензию на Учёный Совет Института Академии Художеств, когда там утверждался Юбилейный сборник, поскольку среди составителей его на мою долю приходится основной материал. Так что мы с Поляковой находится уже многие годы в очень хорошем сотрудничестве.

Как я уже писал в прошлом письме, моя благожелательность к Рае остаётся в силе. Раньше весны вряд ли мне удастся с нею встретиться, но я сделаю при встрече всё зависящее от меня, чтобы отношения нормализовались. В виду того, что я переписываюсь со всеми искусствоведами, которые реально помогают Рае в изданиях, я в курсе последних и помогаю, когда обращаются ко мне за справками. Так и Тюляев получал от меня справки для комментариев к «Алтай-Гималаям», и теперь я связан с рецензентами, которым будет дан на отзыв тот сборник для молодёжи, который готовится Раей. Ведь всю мою жизнь дело Н. К. было для меня основой, и это остаётся главным мерилом всех моих действий. Ю. Н. оставил у нас несметное духовное богатство и в виде художественного, и в виде литературного наследия Н. К., а также и свои научные труды. Рая осталась хранительницей многого, в квартиру Ю. Н. обращаются за материалами и получают нужное. С этим все должны считаться. Всякие же личные недоразумения в таком деле вообще не могут быть принимаемы в расчёт. К тому же, я глубоко убеждён, что в душе Рая глубоко преданный человек и желает только лучшего. От отдельных же ошибок ни она, ни я не гарантированы, и строить что-то, считаясь только с такими ошибками, было бы безрассудочным. Так что в этом отношении, дорогая Зинаида Григорьевна, можете быть спокойны.

Относительно телевизионной передачи со Святославом Николаевичем уточняю, что он не выступал, а был снят среди присутствующих на Приёме, который давался в Индии в честь Л. Брежнева и И. Ганди в нашем Полпредстве. Этот приём передавали к нам, и в кадрах был хорошо заснят С. Н. Буду бесконечно рад всем Вашим посылкам и постараюсь отплачивать тем же, чтобы у Вас всё было.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

251. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 02.02.1974

2 Февраля, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваши 2 письма от 15 и 18 Января и благодарю за все Ваши новости.

Статья Л[юдмилы] Шапошниковой, появившаяся в журнале «Вокруг Света», о Кулу очень славно написана – видно, автор любит Индию. Очень благодарна Вам за присылку этих 2-х номеров.

Книга Е. И. Поляковой – прекрасный труд о Н. К., совмещающий точную биографию о нём с тонким художественным подходом к его искусству. Я списалась с ней м высказала ей моё чувство по отношению к её труду. Думаю, что эта книга будет очень популярной у вас – в ней многочисленные и исчерпывающие сведения о Н. К. и она увлекательно написана. Радует меня, что Вы с ней в контакте.

Я также люблю очень книжечку Алехина о Н. К. – для молодёжи она незаменима, жаль, что её тираж так мал. Вышла затычка с её английским переводом и печатанием в Англии, откуда пришла эта мысль.

Книга стихов Н. К. с предисловием Сидорова, как я поняла, имеет новое название – не «Цветы Мории», а «Письмена». Очень интересуюсь ею.

Меня крайне радует Ваше сердечное отношение к Рае – когда Вы её увидите этой весною, я уверена, что все прошлые недоразумения будут улажены. Ей нелегко, ведь она, собственно, одна, хотя и вокруг неё новые друзья.

С М[ариной] Т[имофеевной] Кузьминой обменялась письмами недавно. Писала ей ещё летом об имени второго участника сессии отсюда.

Меня очень интересует Ваша статья «Научная деятельность Н. К. Рериха в Индии», написанная Вами вместе с Шапошниковой для сборника «Страны и народы Востока». Надеюсь лично познакомиться с Шапошниковой по приезде в Москву. Ведь у нас в 40-х годах была большая связь с ВОКСом – Обществом культурной связи с зарубежными странами, и так как она активно в нём работает, будет у меня немало ей рассказать об АРКА.

Прилагаю здесь по Вашей просьбе мои странички «Воспоминания о Е. И. и Н. К. Рерих». Это только начало – думаю постепенно записывать такие воспоминания о Е. И. и Н. К., с которыми провела много лет в сотрудничестве. Литературное наследие оставлено ими и писать о них, вероятно, ещё будут многие видные искусствоведы и писатели, подходя к многим фазам и этапам их жизни и творчества. Благодаря таким трудам, освещающим эти насыщенные жизни, родина и другие страны узнают и оценят их. Ваша лепта в этом не малая – продолжайте Ваш благотворный труд, а также помогайте другим Вашими сведениями и советами. Скромная и подчас робкая душа нуждается в одобрении опытного сотрудника.

Теперь обращаюсь к Вам с просьбой. В книге Н. К. «Нерушимое», в статье «Фредум» имеется параграф, который меня очень интересует. Приведу его здесь, – на стран[ице] 231.

«В Византийском Кенургии величавое изображение Никопойона было окружено надписями молений родителей за детей и детей за родителей. Самое интимное и сердечное было вынесено в холодно-официальные палаты. По истории Византии мы знаем, что такие надписи так и остались в пределах мертвенной условности. В холоде своём они никого не убеждали, и постепенный распад Византии может лишь подтверждать, что мёртвое слово не имеет ничего общего с жизнью».

Как Вы поясните Кенургий и Никопойон? В энциклопедиях этих названий нет, поэтому я затрудняюсь, как их понять, а затем перевести на английский язык! Обращалась к большому знатоку Византии, учёному-доктору по Византийской истории и иконописи, но и он не смог дать мне точное сведение. «Нерушимое» теперь сдаётся в печать и, конечно, необходимо уточнить и правильно перевести эти два слова – очень надеюсь на Ваши изыскания и помощь.

Вчера было записано интервью со мною на ленту большой радио-станцией и оно должно пойти к Вам также, вероятно, в эту пятницу или будущую. Я говорила о столетии Н. К. Рериха и большой программе его празднования в СССР, также о книгах, уже вышедших, упомянула Вас. Если удастся, послушайте. Кончаю с лучшими пожеланиями от сердца, к которым присоединяется Людмила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

«Нерушимое» было издано в Риге, изд[ательство] Угунс – 1936 г.

Прилагаю здесь также 2 фотокопии газетных статей – одна русская, другая на английском языке – вышедшая в Японии – обе написаны о праздновании начала юбилея Н. К. Рериха.

 

 

252. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 20.02.1974

20 февраля 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

сердечно благодарен Вам за письмо от 2 февраля с приложением статей об Н. К. и началом Ваших воспоминаний. Очень ценно будет их продолжение.

Интересна заметка «Юбилейная выставка в музее Рериха». В ней упоминается о малоизвестных миниатюрах и рисунках Н. К. Нельзя ли получить каталога этой выставки или списка картин и рисунков? Возможно, среди них имеются неизвестные у нас?

Я очень рад, что Вы написали письмо Поляковой. Основная её специальность – театр, но она очень заинтересовалась творчеством Н. К., много поработала над архивами и создала очень солидный труд. Я с Поляковой в очень хороших отношениях и делился с нею материалами своего архива, когда она работала над книгой. Полякова, безусловно, примет участие и в других мероприятиях к юбилею Н. К.

Вы правильно предположили, что книга стихов Н. К. Рериха «Письмена» – это избранные стихи из предыдущего сборника «Цветы Сада». В книге будет очень ценное предисловие Сидорова, с тонким анализом и высокой оценкой поэтического творчества Н. К.

Жалею, что перевод книжечки Алехина сорвался. Эта работа написана очень компактно и с воодушевлением. Недавно имел от Алехина письмо. Мы давно с ним знакомы, в Москве всегда встречаемся и переписываемся, ставя друг друга в известность о предстоящих публикациях. Сейчас он готовит /уже отшлифовывает окончательно/ ещё одну работу о Н. К., она будет опубликована в популярной и многотиражной подписной серии «Знание». Алехин, после долгого перерыва, был недавно у Раи. Пишет, что она очень изменилась, стала очень нервной и издёрганной. Боюсь, что здоровье и нервы Раины очень расшатались. Сказывается отсутствие опыта и знаний в тех делах, в которые она оказалась неожиданно для себя вовлечённой. Я получил сообщение, что, возможно, в марте будет готова вёрстка Юбилейного издания книги Н. К., которую готовит Институт Истории искусств Академии художеств. Основным составителем этой книги являюсь я, так что, как только появится вёрстка, я немедленно выеду в Москву для её сверок с оригиналами статей и корректуры. Это довольно большая работа, так что в Москве пробуду не меньше десяти дней. Тогда обязательно побываю у Раи и постараюсь найти к ней сердечный подход. Я верю в искренность её намерений и верность делу Н. К., но отсутствие опыта и интеллектуальной подготовки очень сказались на выборе сотрудников, и это привело к разрыву со всеми старыми друзьями и такими серьёзными учёными, как, например, Шапошникова, Алехин и др. Сидоров несколько раз пытался войти в сотрудничество, но ничего не получилось. С Зелинскими вышел окончательный разрыв. Всё это на Раю, конечно, действует, она пытается что-то восстановить, ищет новых сотрудников и очень портит на всём этом свои нервы. Не знаю – что выйдет из нашего предстоящего свидания, но приложу все силы, чтобы внести спокойную и дружественную атмосферу в наши взаимоотношения. Знаю, что это очень важно.

Посылаю вам заинтересовавшую Вас статью. Это, конечно, первый опыт обобщённой оценки научной деятельности Н. К. В дальнейшем отдельные научные области нужно было бы разобрать подробнее. Статью мне заказала редакция, и я пригласил Шапошникову в соавторы, т.к. она хороший востоковед и могла дать новые материалы о Кулу, где недавно была. Шапошникова очень высоко ценит деятельность Е. И. и Н. К. С её участием написан замечательный сценарий для фильма, который скоро начнут снимать. Я по этому сценарию давал консультацию. Сценарий произвёл самое прекрасное впечатление.

Сейчас в Институте Истории искусств Академии Художеств начали работу под руководством Кузьминой ещё над одним сборником, в который войдут статьи об Н. К. У меня дана туда одна большая статья с фотоматериалами о жизни Н. К. в Индии. Точно ещё не знаю, в какой стадии работа над этим сборником находится. В него должны были дать статьи географ Ефремов, который в своё время сотрудничал с Ю. Н., Зелинский, Цесюлевич и другие учёные и искусствоведы. Отдельные статьи на различные темы могут хорошо иллюстрировать многогранность деятельности и творчества Н. К.

К сожалению, не могу сразу ответить на Ваш вопрос о Кенургии и Никопойоне. В своей библиотеке не нашёл расшифровки. Судя по корню последнего слова, оно связано с изображением какой-то Победы /Никэ – по-гречески победа/. Очевидно, это изображение /возможно, статуя/ находится в Константинополе, но подробного путеводителя Константинополя у меня нет. Попробую поискать в Москве. Судя по теме статьи Н. К., изображение имеет какое-то отношение к правосудию. При Феодосии II в Константинополе был сооружён Обелиск /Феодосий II известен как составитель первого Юридического Кодекса Византии/, но к победам он отношения не имеет. При Юстиниане имело место восстание, подавленное Велизарием. Это восстание, вязанное с Константинопольским ипподромом, называлось восстанием Нике. Но всё это ещё догадки. Постараюсь в Москве узнать точно.

Ещё раз благодарю Вас и шлю лучшие мысли. Большой привет Людмиле.

Душевно ваш, П. Беликов.

 

 

253. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 10.03.1974

10 Марта, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 20 Февраля получила, но не могла сразу ответить, ибо усиленно занята.

Каталог первой юбилейной выставки в нашем Музее мы давно Вам выслали, и я надеюсь, что Вы его получите, Вы найдёте список картин и рисунков из частных коллекций.

Мы также искренне жалеем, что перевод книжечки Алехина не состоялся. Расскажу об этом эпизоде, когда увижу Вас. Рада, что Алехин готовит ещё одну работу о Н. К. – он чуткий и талантливый писатель.

Надеюсь получить от Вас, если можно, копию Юбилейного издания книги Н. К., которую готовит Институт Истории искусств Академии Художеств. Вы пишете, что Вы являетесь основным составителем этой книги – имеете ли Вы все материалы, которые нужны для неё?

Я уверена, что Вам удастся встретиться с Раей в Мае, отношения с ней необходимо наладить. Это отражается на общих делах.

Между прочим, «Алтай-Гималаи» пойдёт с Вашим участием или от Раи? Вы пишете ещё об одном сборнике, в который войдёт Ваша большая статья с фотоматериалами о жизни Н. К. в Индии. Имеете ли Вы все эти фотоматериалы? Вероятно, обширная коллекция фотоматериалов находится у Раи, т.к. они были привезены Юрием Николаевичем.

Не трудитесь больше наводить какие-либо справки о Кенургии и Никопойоне. У нас всё это нашлось здесь, благодаря связи с экспертом по древней Византии.

Статья «Урусвати», которую Вы написали вместе с Шапошниковой, хорошая и обстоятельная. Указывающая на многие факты и даты. Я нашла некоторые неточности, которые здесь выписываю: на 2-ой стран[ице] мне помнится, что древняя Кулу называлась Кулута, а не Кулата;

на стран[ице] 9 опечатка: – фармакопея, а не формакопея;

на стран[ице] 11 мне помнится, что пара данных Вами имён не точны, как то: Джагадиш Чандра БОШ /а не Бос/; Абониндранат Тагор /а не Обинидранатх – буква х не произносится/.

Надеюсь, что Вы вставите в список Использованной Литературы материалы, полученные Вами от меня, не как архив З. Г. Фосдик, а как архив Музея имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке. Мне думается, что так будет гораздо лучше.

Работа у нас идёт усиленная, скоро пойдёт в Музее лекция о Н. К. на русском языке.

Краткая монография-сборник с иллюстрациями, статьями и каталогом картин Музея выйдет на днях, пошлю Вам её.

С сердечным приветом, к которому присоединяется Людмила, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Только что получили монографию-сборник «РЕРИХ». [Nicolas Roerich. 1874–1974. – New York: Nicolas Roerich Museum, 1974. – 32 p. – With reprod. From paint. – сост.]

Высылаю Вам 2 копии. Одну для Вас – дар от Музея, другую прошу переслать В[алентину] Сидорову от меня.

 

 

254. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 28.03.1974

28 марта 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

я только что вернулся из Москвы, где провёл свыше двух недель. Проводил сверку и корректуру Юбилейного сборника, о котором уже писал Вам ранее подробно. Получилась очень солидная книга объёмом свыше 500 страниц, с хорошими репродукциями и фотографиями. Теперь книга уже пошла в типографию, хотят к Юбилею успеть с выпуском. Обсуждался в Академии художеств и второй том. В него войдут статьи об Н. К. разных авторов. Начата тоже работа и над ним. Идут и другие публикации, о которых сообщал Вам раньше.

Был у Раи два раза, имел с нею продолжительные разговоры. Второй раз был с друзьями Ю. Н., которые последнее время её не посещали. Обо многом поговорили по-хорошему и расстались хорошо. Однако, как я Вам уже писал раньше, многое непоправимо испорчено помощником Раи. Хоть он на этот раз и обещал, что не будет делать необдуманных шагов, однако трудно в это верится, т.к. через несколько часов он уже забывает обо всех обещаниях. Самое правильное было бы для Раи – расстаться с ним. Это – единогласное мнение всех друзей Ю. Н. и всех лиц, официально работающих для Юбилея. При настоящем положении Рая оказалась вне этой официальной линии, что очень жаль, но чего сразу исправить невозможно. Посмотрим, что покажет время.

Мне не удалось прослушать по радио Ваше интервью. Оно вызвало большой интерес, но и недоумение, особенно в официальных кругах, ведущих Юбилейные дела. Откуда у Вас сведения о 150 полотнах Н. К. и 150 полотнах С. Н., которые должны прибыть к нам на Выставку? Я опасаюсь, что эти сведения принадлежат к тому же фантастическому предложению, которое делал Вам через Раю её помощник, когда предлагал Вам обмен выставками! Всё это неудержимая фантазия и безответственные высказывания, которые иногда дают плохие результаты. Официально вопрос о картинах для Выставки ещё не поднимался, также как нет ещё договорённости о выставке картин С. Н. Я очень прошу Вас хорошенько проверять всё, что пишет Вам Рая, т.к. письма ей составляет её помощник. Конечно, нет сомнения, что Рая всё хочет сделать лучше и искренне привержена ко всему. Я нашёл её очень растерянной. Многочисленные неудачи и конфликты весьма угнетают её. Впрочем, когда Вы приедете, то увидите сами. Расстались мы с Раей весьма душевно, но в Москве я бываю редко, а как она будет слушаться других друзей Н. К. – сказать сейчас трудно. Во всяком случае ей будет оказана всегда всемерная поддержка.

Сейчас предварительная подготовительная работа к Юбилею подходит к концу, и начинаются официальные оформления. В скором времени поступят и к Вам официальные приглашения. В Москве рассматривали план сессии, в котором предусмотрено сообщение о Вашем Музее для Вашего выступления, а также выступление С. Н. с воспоминаниями об отце.

Хорошая подготовка проходит в Ленинграде и в Новосибирске, о чём Вы, вероятно, уже информированы. Восстанавливают «Извару», где будут мемориальные комнаты Н. К., в Ленинграде готовят отдельную выставку монументальных произведений Н. К. Новосибирцы недавно совершили восхождение на вершину, названную в честь Н. К. вершиной Рериха. Эта вершина около Белухи. На ней водрузили памятный камень со Знаменем мира.

Между прочим, не помните ли Вы, где в Новосибирске Н. К. останавливался? Ведь Вы были тогда вместе с ним? Если помните дом или, вероятно, гостиницу, то сообщите, пожалуйста. Новосибирцы хотят знать и отметить к Юбилею все подробности. В Сибири много молодёжи, которая очень любит и хорошо понимает Н. К. К 8 марта /День Женщины/ в их газете была публикация о Е. И. Если у Вас нет – сообщите. Я вышлю. Обычной бандеролью я послал Вам последнюю книгу Ефремова, вышедшую уже посмертно. Он умер в 1972 г. Его жена просила меня переслать Вам книгу, т.к. в Вашей библиотеке есть другие его произведения и Вы переписывались с ним. Послал также номер «Молодой Гвардии» с прекрасной поэмой Сидорова. Вскоре перепечатаю и вышлю для Вас его поэму «Вивекананда», которая была опубликована в журнале «Москва». Журнал уже распродан.

Сердечный привет от меня Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

255. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 16.04.1974

16 Апреля, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 28 Марта пришло пару дней тому назад. Вы пишете, что в Академии Художеств обсуждался второй том Юбилейного Сборника, т.к. первый том уже печатается. Во второй Сборник, Вы пишете, войдут статьи о Н. К. разных авторов. Войдут ли туда также статьи на английском языке? Выйдет ли симпозиум о Н. К. – я Вам его посылала в прошлом?

Рада тому, что Вы возобновили дружеские отношения с Раей. О моём интервью по радио мне уже писали те друзья, из Сов[етского] Союза, которые его слышали. Я в полном недоумении относительно Вашего замечания о 150 полотнах Н. К. и 150 Св. Н., о которых я упомянула в моём интервью. Эту информацию я получила ещё в Январе прямо от Св. Н. и сочла нужным упомянуть о ней по радио. Рая в этом ничуть не виновата, а также ни её помощник.

Вообще я очень тщательно отношусь ко всем сообщениям и считаюсь только с фактами. Я уверена, что Рая глубоко искренна и хочет сделать всё хорошо и правильно, но ведь без помощника готовить статьи и следить за тем, чтобы они были напечатаны, очень трудно. Её последняя статья в журнале «Родина» была очень хорошая – понимаю, что ей была оказана помощь с этой статьёй.

Я надеюсь вскоре узнать от Вас или лично от М[арины] Т[имофеевны] Кузьминой о числах, когда будут проводиться официальные выступления осенью – они, вероятно, буду подогнаны к 9 Октября. Всё это желательно узнать по возможности раньше, чтобы подготовить многое здесь, перед тем, как я уеду. В связи с этим скажу Вам лично, что очень желательно для меня иметь с собой для поездки в Москву Людмилу – она моя русская секретарша, а кроме того знает английский язык. Я теперь выясняю вопрос или она по состоянию здоровья сможет со мной поехать. Конечно, её поездка будет оплачена отсюда, но жить со мной она должна будет в Москве. Этот вопрос я Вас очень прошу разобрать, с кем надо и сообщить мне по возможности скорее или это окажется возможным – здесь надо будет в случае, если удастся, начать хлопотать о визах, билетах и т.д. для того, чтобы она выехала со мной вместе. Очень прошу заняться этим вопросом, не откладывая. Я же в свою очередь напишу Вам, как только выясню возможность её поездки, а также сообщу биографические данные о ней и вообще всё, что понадобится.

О восстановлении «Извары» и о восхождении группы молодёжи-учёных на вершину Рериха, и о всём, что делается в Новосибирске в связи со столетием Н. К. Рериха, меня друзья оттуда оповещают. Все подробности о моём пребывании на Алтае были описаны в моей статье, которую Вы имеете. Я посылала дальнейшие подробности друзьям в Новосибирск, а также и некоторые фотографии этого города во время нашего пребывания с Рерихами там. Они их употребят для статьи. Больше этих фотографий у меня не осталось.

Я уже получила статью от 7 Марта в газете «Вечерний Новосибирск», превосходная статья о Е. И.

Очень благодарю Вас за то, что послали мне последнюю книгу Ефремова. Мы его очень ценим.

Также благодарю Вас за номер «Молодая Гвардия», но мы его ещё не получили. Как только получим, уведомлю Вас, а также относительно поэмы его «Вивекананда». Буду Вам очень признательна, если Вы её вышлете нам.

О работе здесь говорить и не надо – она растёт ежедневно! Первая выставка, посвящённая столетию Н. К., скоро заканчивается, и в Мае начинается вторая выставка «Древняя Русь» – 42 картины Н. К.

Наш куратор на днях прочёл доклад о Н. К. перед Гильдией Женщин всех наций в ООН – успех был исключительный. Статьи о Н. К. появились уже в нескольких странах.

Шлём сердечный привет и желания успехов, З. Г. Фосдик.

 

 

256. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 16.04.1974

16 апреля 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

благодарю Вас за письмо, которое разошлось с моим, написанным после возвращения из Москвы. Из него Вы уже знаете некоторые подробности о готовящихся к Юбилею изданиях. Теперь всё, что успеет к Юбилею выйти из печати, находится уже в типографиях. В «Алтай-Гималаях» я участия не принимал. Сначала рукопись готовил географ Ефремов, которому Рая первоначально рукопись передала. Потом с Ефремовым произошёл у неё конфликт, и Ефремов больше никаких контактов с нею не имеет. Рукопись уже была передана в редакцию в подписную серию. Я хорошо знаком с одним из редакторов и неофициально помогал ему в некоторых вопросах /расшифровка инициалов/, поэтому я в курсе дел с рукописью. Книгу хотят к Юбилею издать, однако, поскольку серия носит сугубо географический характер, в книгу войдёт не всё, а в основном географический аспект рукописи. К книге будут даны обширные комментарии, предисловие директора Института Востоковедения и статья акад[емика] А[лексея] Окладникова. Книга прошла положенные редакционные инстанции, и рукопись сейчас находится в полном распоряжении редакции, которой Рая по договору и по положенному гонорару эту рукопись передала.

В прошлом письме я уже писал о беседах с Раей, которые у меня были. У меня серьёзные опасения, что Рая очень нездорова. Выглядела она плохо и чувствуется большая потеря психической энергии. Я боюсь, что она не выдержит того напряжения, которое связано с абсолютно чуждой для неё деятельностью, в которой она сама ничего решить не может, и обилия обрушившихся на её бедную голову конфликтом и разрывов с ранее близкими ей людьми. Сердцем она как-то это понимает, стремится наладить прежние отношения, но получается это плохо. К сожалению, я не смог поговорить со второй её помощницей – Марией Филипповной [Дроздовой]. Она сломала руку и не смогла приехать в Москву, когда я там был /работает Мария Филипповна в одном Институте за Москвой/. К ней ездила Митусова. Я с Митусовой встретился уже на обратном пути в Ленинграде. Она сказала, что Мария Филипповна также горячо рекомендовала Рае как можно скорее разорвать со своим злополучным помощником, уже неоднократно отставляемым от дел, к которым имел прикосновение. Кроме того, и в материальном отношении Рае трудно содержать его, и на её престиже всё это сказывается. Однако, как мне показалось, Рая не готова к этому, что очень затрудняет нормальному сотрудничеству с нею, которое ранее у всех нас было. Сейчас, например, Раю никак не включить в официальную линию подготовки к Юбилею, т.к. солидные учреждения, которые такой подготовкой занимаются, не желают иметь дел с её помощником. И здесь трудно что-то изменить. Но мне кажется, что в ближайшем будущем перед Раей на первое место встанет вопрос о её здоровье. Потеря психической энергии – очень серьёзная вещь. Она угрожает возникновению многих заболеваний, и если Рая вовремя не спохватится, то потом будет поздно. Её нужно сейчас очень беречь. Я говорил на эту тему с друзьями. Они вполне с этим согласны.

Благодарю Вас за внимание к статье «Урусвати». Все возможные опечатки при корректуре будут исправлены. С именами у нас сейчас иное положение. Выработана их единая транскрипция, которую и употребляет издательство «Наука». Поэтому в текстах самого Н. К. мы оставляем в большинстве случаев старые написания /Наггар, Бош и т.д./, однако в авторском тексте пишем уже в новой транскрипции: Нагар /через одно г/, Бос /вместо ш/ и т.д. За всеми написаниями имён и названий тщательно следит редактор издания и приводит их к принятому новыми правилами единству.

Каталог выставки из частных коллекций я уже получил – большое Вам спасибо. Жду с нетерпением новую монографию-сборник и заранее приношу за неё благодарность. Сидоров будет очень рад и благодарен за этот подарок. В скором времени ждём выхода книги стихов Н. К., которую подготовил Сидоров. Выходит и новый сборник его стихов, в который войдут очень интересные его поэмы, в их числе и поэма «Вивекананда». Она была опубликована в журнале «Москва», но журнал моментально разошёлся, и у меня есть лишь машинописный текст, полученный от автора. Сидоров сейчас много работает над индийской темой и, не исключено, что скоро будет иметь встречу со Святославом Николаевичем, чтобы продолжить эту тему.

Прилагаю Вам перепечатку с заметки в Новосибирской газете. К сожалению, в сборник, который пошёл уже в типографию, не попали списки картин, подготовленные Соколовским. Их не успели отредактировать. Не исключено, что списки ещё можно будет опубликовать до Юбилея в другом издательстве. Но так или иначе, Вы их получите, т.к. Соколовский подготовляет для Вас специальную копию. Очень благодарен Вам за те сведения, которые Вы через меня ему посылали. Он сделал очень хорошие копии с посланных Вами в Академию художеств слайдов. Копии такого размера, что их можно демонстрировать через обычный аппарат на экране. Это очень хорошо, что Вы смогли Академии слайды послать. Жаль, что не послали серию Русской старины.

Сердечный привет Людмиле. Духом с Вами, П. Беликов.

 

 

 

257. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.04.1974

24 апреля 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

шлю вдогонку к предыдущему письму новое, к сожалению, с печальными сообщениями. Серьёзно заболела Рая. Сейчас находится в больнице на исследовании. Не знаю, писали ли Вам подробнее? Диагноз /предварительный/ – белокровие. Первые анализы не очень обнадёживающие. Гемоглобин 35. РОЕ – 36. Как мне сказал очень опытный врач, при таком показателе гемоглобина РОЕ может ещё упасть.

Сейчас Рае необходим полнейший покой и восстановление сил. Я уже писал, что застал её в марте в Москве в весьма болезненном состоянии, хотя она тогда ничего мне о неполадках в здоровье не жаловалась. Однако по внешнему виду можно было уже вывести о крайнем истощении психической энергии. Наблюдалась также какая-то растерянность.

Будем, конечно, надеяться на самый благополучный исход, но приходится считаться и с тем, что на какое-то время все усилия Раи должны быть направлены на поправление здоровья. Я не знаю сейчас точно, как решат Московские друзья с надзором за квартирой Ю. Н. Однако – людей там достаточно, и это проблемы не сделает. То, что она подготовляла к печати, также находится уже в издательствах и идёт дальше своим чередом. Это её теперь беспокоить не должно. Всё, что делается к Юбилею по официальной линии Академии художеств, Министерства Культуры и Союза обществ дружбы с зарубежными странами, находилось вне сферы деятельности Раи и поэтому также не будет её болезнью затронуто. Жду сейчас общений из Москву относительно выставок картин из Индии. Как я писал Вам в прошлом письме, этот вопрос в марте ещё окончательно решён не был. Он был только поднят, и С. Н. выразил по нему свои соображения и пожелания, а также сообщил о количестве картин как Н. К., так и своих, которые могли бы быть посланы. Академия художеств ещё до этого начала подготовлять юбилейную выставку картин Н. К. из имеющихся у нас. В связи с этим были посланы запросы по разным музеям Союза. О получении картин из-за рубежа вопрос будет решаться отдельно. Поэтому я писал Вам о преждевременности конкретных сообщений. Они вызвали некоторые недоумения. С. Н. сообщал мне о своих планах, они сейчас на рассмотрении. Я полагаю, что Юбилейную выставку удастся провести в широких масштабах и ознакомить нашего зрителя с неизвестными ещё картинами Н. К.

Вы, вероятно, имеете уже журнал «Турист» с публикацией отрывков из «Алтай-Гималаи»? Есть ли у Вас журнал «Детская литература» с публикацией о Н. К.?

Алехин готовит хорошую книжечку в серии «Знание». Там будут помещены репродукции с посланных Вами слайдов /из серии Русской старины/. Как мне сказал Алехин, издательство согласилось на поставленные Раей условия. Это будет серийное издание, но с увеличенным тиражом.

Желаю Вам много сил и бодрости в проведении Юбилейных мероприятий. Большая работа в этом направлении – радует сердце.

Большой привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

258. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 07.05.1974

7 Мая, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Письмо Ваше от 16 Апреля получила. А также перепечатанную Вами заметку из газеты «Вечерний Новосибирск» от 26 Марта 1974 г. Эта газета была мне уже выслана Е[вгением] Маточкиным. Очень отрадно видеть, как прекрасно воспринимают повсюду новосибирцы искусство и мысли Н. К.

Спасибо за объяснение Вами относительно книги «Алтай-Гималаи». В виду того, что Вы в издании этой книги не участвуете, я думаю, что Рая мне будет писать об этом издании.

Я глубоко жалею, узнав о состоянии Раиного здоровья, как Вы об этом пишете. О Марье Филипповне [Дроздовой] я уже много слышала хорошего от её друзей. Надеюсь, что она будет продолжать, по своему выздоровлению, сотрудничать с Раей. Как мы все знаем – один человек не может проделать всё, и, конечно, Рая не является исключением. От Раи я уже некоторое время не имела вестей и запрошу её о её здоровье, – меня оно очень тревожит.

Получила от Вас две книги – Вашу и Князевой – второе издание. Очень благодарю за них. Вы, вероятно, получили уже краткую монографию, выпущенную нашим Музеем, напишите, когда её получите.

Буду ждать с нетерпением выхода книги стихов Н. К., которую подготовил В[алентин] Сидоров. Также прошу передать мою благодарность Соколовскому, который, как Вы пишете, пришлёт сборник.

Серию слайдов «Древней Руси» я послала по просьбе Раи ей год тому назад. Копии у нас не имеются, и теперь их вновь произвести мы не можем. Между прочим, всем нашим друзьям в Сов[етском] Союзе была послана нами краткая Монография.

У нас всё идёт очень хорошо. Первая выставка, посвящённая столетию, уже закончилась. 5 Мая открывается вторая выставка – «Древняя Русь» или, как Вы её называете, «Русская Старина», которая будет продолжаться до конца Июля.

Интерес к столетию Н. К. очень растёт. Школы здешние посещают наш Музей, а также прибывает большое количество иностранцев из Англии, Канады, Австралии, Новой Зеландии и т.д. Здешняя молодёжь особенно любит Музей.

Я работаю над статьёй «Музей имени Н. К. Рериха в Америке», о которой я уже списалась в прошлом с М[ариной] Т[имофеевной] Кузьминой. Как только окончу, напишу ей об этом, ибо она, вероятно, пожелает иметь копию её до моего приезда в Москву.

Продолжаете ли Вы работу с В[алентиной] П[авловной] Князевой и готовите ли совместно с ней ещё одну книгу? Думаете ли Вы в скором времени вновь побыть в Москве, надеюсь, что Вы вновь тогда увидите Раю и поддержите её. Также, возможно, Вам удастся повидать Марию Филипповну. Каковы Ваши планы на лето? Собираетесь ли в новое путешествие?

С сердечным приветом и лучшими пожеланиями, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Людмила шлёт добрые пожелания и привет.

 

 

259. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 08.05.1974

8 Мая, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только что пришло Ваше письмо от 24 Апреля. – Я потрясена Вашим сообщением о болезни Раи. Видимо, она неглижировала питанием и общим состоянием здоровья. Белокровие – серьёзная болезнь! Я ей только недавно написала, конечно, не зная ничего о её здоровье. Очень прошу Вас сообщать мне всё, что можете, о её состоянии или же поставьте меня в контакт с близкими друзьями.

Журналов «Турист» и «Детская Литература» я не имею – буду благодарна за них, также за новую книжечку Алехина. Повторяю – серьёзная болезнь Раи много осложнит.

Если Вы в письменном контакте с друзьями Раи, имею в виду Марью Филипповну [Дроздову], пришлите мне её адрес или же, узнав от неё о болезни Раи более подробно, сообщите мне. Рая делала всё, что было в её силах и поэтому совершенно не думала о своём здоровье! Мы, все, часто делаем многое не по силам и без распознавания, а затем платим за это.

Окружим же теперь Раю мыслями от сердца – мужеством и верою в её выздоровление.

З. Г. Фосдик.

 

 

260. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 12.05.1974

12 мая 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

прежде всего, примите от меня сердечную благодарность за монографию. Сразу же выслал экземпляр Сидорову. Не знаю, в Москве он или нет. Я сам выезжаю в Москву завтра и пробуду в поездке около двух недель или более. Еду консультантом фильма о Н. К., который начали снимать. Сейчас съёмочная группа едет из Москвы в Ленинград, Извару, Карелию, Новгород, Псков и Печёры, и я буду ездить вместе с группой.

Получил сообщение из Москвы, что Рая уже дома. Очевидно, исследования завершили и положение не столь острое. Сама она, к сожалению, ничего не сообщает о своём здоровье. Не писала она и С. Н., который, конечно, беспокоится. Запрашивал меня уже телеграммой. Постараюсь теперь в Москве узнать подробнее. Как мне кажется, ей необходим покой и отдых, она выглядела очень утомлённой и растерянной, когда прошлый раз я с нею говорил.

Вопрос о выставке у нас картин С. Н. решён положительно. Ему теперь уже послали приглашение. К сожалению, те помещения, на которые рассчитывал С. Н. /Музей им. Пушкина, где была выставка в 1960 г./, заняты под другие мероприятия, и выставку намечают провести в Музее искусств народов Востока. Думаю, что С. Н. с этим согласится. Создан специальный Юбилейный Комитет по проведению Юбилея Н. К. Это уже официальный орган, который будет контролировать все выставки, сессии и другие мероприятия. Когда все планы будут обсуждены и утверждены, то сообщу Вам подробнее. Сейчас очень спешу со сборами в отъезд.

Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

P.S. Монография сделана очень хорошо. Прекрасные репродукции – от души благодарю и поздравляю всех, кто трудился над этой замечательной книгой. П. Беликов

 

 

261. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 03.06.1974

3 июня 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только что возвратился из длительной поездки, о которой писал Вам в прошлом письме и застал дома два Ваших письма, на которые сразу же отвечаю.

В Москве был только два дня и два раза посещал Раю. Она выглядит после больницы лучше и собиралась в июне на месяц ещё в санаторий под Москвой. Очевидно, процесс был не обострённый, и его удалось приостановить. Рае, конечно, нужен покой и душевное равновесие. Я хорошо знаком с Марией Филипповной [Дроздовой] уже много лет. Она к тому же была первой, кто очень активно пытался отстранить от Раи её теперешнего постоянного помощника. На этой почве между Раей и ею было некоторое время охлаждение. Но сейчас М[ария] Ф[илипповна] в очень хороших отношениях с Раей и, думаю, что нейтрализует сколько может некоторые необдуманные действия Васильчика. Во всяком случае, сама она недавно говорила, что, не имея возможности полностью отстранить его, считает своим долгом как-то помогать Рае. И это весьма хорошо. К сожалению, этот раз я М[арии] Ф[илипповны] не видел. Она работает под Москвой в одном институте, а я был в Москве очень короткое время и был очень занят.

Раю я познакомил с режиссёром фильма и оператором. Как и все друзья Раи, я, конечно, стараюсь и помочь ей, и вовлечь её в дела, касающихся юбилейных мероприятий. Подчас это бывает затруднительно, т.к. официальные комитеты решительно не желают иметь контактов с Васильчиком. Однако, по мере возможности, Рае все оказывают помощь. В составлении публикаций помогают ей Тюляев, Алехин, Мария Филипповна. Они находятся в Москве и к ним всегда можно обратиться. Со всеми ими я в прекрасных отношениях и письменно помогаю, если обращаются ко мне. К сожалению, некоторые важнейшие каналы у Раи безнадёжно испорчены, в том числе и контакты с Академией художеств, которая является руководящим органом по организации юбилейных мероприятий. Но будем надеяться, что всё это со временем уладится.

О выставке и приезде к нам С. Н. я писал в прошлом письме. С. Н. в своё время сообщал мне о предварительных январских переговорах, но тогда этот вопрос официально ещё не был решён. Сейчас уже имеется решение, но некоторые детали ещё выясняются, в том числе точные даты и место /помещения/ для выставки картин С. Н. Картины Н. К. будут выставлены в выставочных залах Академии художеств. Там хорошие помещения и их сейчас ещё расширяют.

«Алтай-Гималаи» находится в производстве. Как я уже Вам писал, книга издаётся в географической подписной серии и поэтому некоторые побочные темы в ней сокращены. Технически всем этим занималась редакционная коллегия. Сейчас начата редакторская работа над сборником статей Н. К. для молодёжи. В прошлый раз Рая и её помощник подробно ознакомили меня с этим сборником, кроме того, издаётся он в издательстве «Молодая Гвардия», которое издавало и биографию Н. К. в серии «Жизнь замечательных людей». С редакторами новой книги я знаком, беседовал с ними. Хорошую рецензию на сборник дала Е. И. Полякова. Тюляев и Алехин составляют сейчас комментарии, по некоторым вопросам обращались и ко мне. Я уверен, что книга будет прекрасной, т.к. редакция очень серьёзно к ней относится. Однако к юбилею книга уже никак не успевает.

После юбилея выйдет и второй том, который готовится Институтом Истории Академии художеств /М[ария] Кузьмина – глав[ный] редактор/. Сейчас статьи туда отбираются. Все статьи проходят обсуждения на секторах Истории русского искусства и Актуальных проблем. После обсуждения выявляются дополнительные пожелания, которые учитываются авторами. Это издание, также как и первый том со статьями Н. К. и обширным аппаратом к нему, являются научно-отработанными изданиями и выходят под грифом Института [Истории] Академии художеств. Поэтому ко всем статьям предъявляются определённые требования /ссылки на литературу, цитируемые источники, примечания/. Я не исключаю, что Ваша статья о Музее, если она вовремя поспеет, могла бы быть в сборник помещена. Поэтому хорошо было бы, если бы Вы с нею поторопились, а также изложили бы материал в подходящей форме, т.е. со ссылками на источники, цитаты и т.п.

Во втором своём письме Вы не пишете о приезде Людмилы. Через Академию художеств списки приглашаемых уже переданы дальше и их дополнить уже нет возможности. Я не исключаю другие организации, которые тоже будут принимать участие в Юбилее. Жаль, что Ваше письмо не застало меня до выезда в Москву. Но я постараюсь ещё узнать и предпринять всё, что от меня зависит.

Даты всех мероприятий ещё точно не установлены. Этим займётся специальный Юбилейный Комитет, возглавляемый вице-президентом Академии художеств Владимиром Семёновичем Кеменовым. С. Н. также будет считаться официальным гостем Министерства Культуры и Академии художеств. Выставка С. Н. намечается в ноябре. Выставка Н. К. должны бы открыться уже в октябре. Между открытиями двух выставок будет допущен небольшой интервал. Точный срок приезда С. Н. окончательно не установлен. Картины будут доставлены специальным самолётом. Когда точно определятся все даты, тогда сразу же сообщу Вам, т.к. с Академией художеств всё время поддерживаю контакты.

Первый /контрольный/ экземпляр книги стихов Н. К., составленный В[алентином] М[итрофановичем] Сидоровым, я уже держал в Москве в руках. Он был дан составителю до того, как отпечатают весь тираж. Тираж тоже надо ждать в ближайшее время. Экземпляр сразу же вышлю Вам. Алехин тоже сказал, что ждёт свою новую книжечку в ближайшие месяцы. Текст очень серьёзный и хороший, я знакомился с ним в рукописи. Будут и иллюстрации со слайдов, которые Вы посылали Рае.

Совместно с Князевой я сейчас работу не веду, у нас была договорённость только по поводу книги, но постоянно с ней поддерживаю контакты. От неё хотели иметь статью для второго тома на тему «Монументальная живопись Н. К.», её включили даже в редакционную коллегию первого тома, т.к. ей было предложено редактирование списков картин Н. К., составленных Соколовским. Однако, как я Вам уже писал, в первый том этот список не вошёл, т.к. составление и редактирования затянулись и к сроку сдачи материалов в издательство не были готовы. Валентину Павловну [Князеву] в составе редколлегии всё-таки оставили, т.к., может быть, она сможет кое-что для второго тома сделать. В Русском Музее сейчас реставрируются некоторые монументальные росписи Н. К., которые хотя сгруппировать в специальную выставку, но я лично опасаюсь, что к Юбилею они не успеют.

Моя поездка с режиссёром и двумя операторами фильма о Н. К. прошла хорошо. Это была предварительная поездка для составления полного режиссёрского сценария /авторский уже принят и утверждён/, тем не менее, кое-где провели уже и съёмку. В Москве, как я выше упомянул, я познакомил режиссёра с Раей. Летом будут снимать у неё некоторые личные вещи. Попробуют также снять и записать её воспоминания. Это можно сделать комбинированной съёмкой, т.к. текст Рая может читать с листа.

В Ленинграде мы осмотрели все места, связанные с жизнью и деятельностью Н. К. В архивах Института Археологии нашли первые археологические отчёты Н. К. с прекрасными рисунками. Были, конечно, в Изваре и наладили хорошие контакты с руководством мастерской, которая реставрирует дом и парк. Макет дома уже готов, и его можно будет заснять для фильма. Возможно, к Юбилею закончат и внешнюю отделку дома. Его приходится в корне восстанавливать таким, как он был при Н. К. Поэтому все пристройки и переделки, которые начались с 1901 года, уничтожены. Сейчас остался основной каменный корпус, восстанавливается мансарда, в которой была мастерская Н. К., собирается мебель для мемориальных комнат. В будущем намереваются восстановить и парк, который за три четверти столетия претерпел много изменений. Но чертежи старого парка найдены, и восстановление пойдёт на их основании.

Были также с режиссёром и операторами в Старой Ладоге, в Новгороде, на Валааме, в Сердоболе, на острове Тулуола /где написана повесть «Пламя»/, в Пскове. В Изборске и Печёрах. Сейчас режиссёр и операторы уже на Алтае, а я должен спешно проработать все связанные с поездкой материалы для будущих съёмок. Натуру надо согласовать с картинами, которые в этих местах писались. Тут много помогут посланные Вами для Раи списки. Предварительно я с нею уже говорил о них. Надеюсь, что в дальнейшем она сможет сработаться с режиссёром. Сейчас я намечу нужные слайды с картин, которые можно «привязать» к натурным снимкам.

Рад за Вашу активную деятельность в юбилейном году. Очень рад был узнать о многочисленных посещениях Музея и лекциях. У нас также много готовится и появится много публикаций.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

262. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 21.06.1974

21 Июня, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получив Ваше письмо от 12 Мая, решила подождать с ответом, узнав, что Вы выехали в Москву и будете в отсутствии больше 2-х недель.

А на днях пришло Ваше письмо от 3 Июня, потому и отвечаю без замедления. Очень рада была узнать от Вас о состоянии здоровья Раи, которое меня очень тревожило. Но и она уже также мне написала обо всём и теперь едет в санаторий на 4 недели для поправления здоровья – надеюсь, что она окрепнет! Знаю по себе, что значит упорный и непереставаемый труд – покой и полный отдых – лучшее лекарство.

Радуюсь узнать о предстоящей выставке Н. К., а также о выставке Св. Ник. Очень надеюсь встретиться с ним осенью, хотя ещё не известно, когда я приеду в Сов[етский] Союз. Хотелось бы в начале октября.

Только что получила 2 номера журнала «Турист» от Раи, в которых печатается «Алтай-Гималаи», отрадно видеть этот Дневник Н. К. в печати – замечательная книга, ценная на все времена, с нетерпением буду ждать её появления. Также радуюсь будущему 2-му тому, о котором Вы пишете.

Ещё до получения Вашего последнего письма я послала мою статью «Музей имени Н. К. Рериха в Нью-Йорке» М[арине] Т[имофеевне] Кузьминой. Эту статью я писала в форме доклада, который, как я поняла от неё раньше, я смогу прочесть, когда приеду, на собрании Академии Художеств. Я не предполагала, что эта статья сможет также войти во второй том, который готовится Институтом Истории Академии Художеств. Конечно, это зависит от редактора М[арины] Т[имофеевны] Кузьминой – буду рада, если она одобрит.

Теперь относительно приезда Людмилы – не утруждайте себя. По состоянию здоровья она не может поехать со мной, даже если бы всё оказалось благоприятным для этого. Очень жалеем об этом.

О точных датах выставок Н. К. и Св. Ник. хочется узнать по возможности скорее – буду Вам очень обязана за все сведения. С нетерпением буду ждать появления книги «Цветы Мории» – «Письмена», как я поняла, она выйдет под этим названием.

Заранее радуюсь новой книжечке Алехина – он чутко понимает искусство Н. К., что сказалось в его первой книжечке.

Новости о Князевой и её возможном сотрудничестве в связи со вторым томом также радуют. Ведь она и Вы подняли первый клич о Н. К.

Очень благодарна за сообщения о сценарии для фильма о Н. К. – хорошо, что и Рая сможет в нём поучаствовать своими воспоминаниями. Не могу и сказать Вам, как я счастлива узнать о восстановлении «Извары» – там ведь протекали детство и юность Н. К.! Радуюсь включению Алтая в этот сценарий – Родина истинно почитает своего великого сына…

Спасибо за хорошие мысли о нашей юбилейной монографии – она здесь очень успешна.

Работаем неустанно, надеемся на ближайший выход книги Н. К. «Нерушимое» – она в печати. Когда выйдет, пришлю Вам.

С лучшими пожеланиями, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

263. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.06.1974

24 июня 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Вы, вероятно, уже получили моё письмо от 3 июня, которое я написал после поездки с режиссёром и операторами фильма о Н. К. по северо-западным краям. Теперь они побывали на Алтае. Сняли Белуху и другие места, связанные с пребыванием на Алтае Н. К., поедут вскоре туда ещё. Работа над фильмом идёт успешно.

Также и все другие дела по подготовке к Юбилею идут хорошо, в том числе отрегулировали вопрос о помещениях для выставки картин Святослава Николаевича. Вчера по этому поводу имел телефонный разговор с Москвой.

По возвращению домой после кино-поездки и получению Ваших писем, я сразу же сделал запрос относительно Людмилы. Вчера мне сообщили, что, конечно, в качестве секретаря она вполне может с Вами поехать. В виду того, что приглашения от Академии художеств уже оформлены, последует приглашение от какого-либо другого учреждения, связанного с проведением Юбилея. Поэтому я жду от Вас точных данных /полное имя, отчество и фамилия, как долго состоит при Вас секретарём/.

Думаю, что скоро могу послать Вам книгу стихов Н. К., а, возможно, сам Сидоров пошлёт её Вам непосредственно. Он недавно вернулся из поездки по Индии, прожил несколько дней у Святослава Николаевича в Кулу. Всё это оставило большое впечатление и дало новый творческий заряд. От Раи сейчас известий не имею, но, кажется, там никаких перемен нет.

Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

264. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 19.07.1974

19 Июля, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 24 Июня получила – пришлось задержаться с ответом. Секретарша в отпуску, работа идёт полным ходом и требует внимания и времени.

Музей этим летом открыт в Июне и в Июле благодаря Столетию – порядочно посетителей.

Недавно были Моисеевцы /балет здесь гастролирует/ и группа советских туристов. А также приезжие из других стран. Американцы очень полюбили наш Музей и летом приезжают из других Штатов.

Выставка «Древняя Русь» прошла с большим успехом, закрывается в конце лета.

Когда открывается выставка Свят. Ник. и когда он приезжает?

Относительно Людмилы, хотя и я Вам уже писала, опять подтверждаю, что она со мной приехать не может, из-за здоровья. Жду официального приглашения для себя, пока уже запаслась паспортом. Но визу смогу получить лишь после получения приглашения, которое должна буду представить в Советском Консульстве. Иногда это может задержаться, и я жду ответа, когда мне лучше приехать – в конце сентября или в октябре.

Книгу Сидорова ещё не получила, мне писали из Индии о том, что он их навестил.

Пишите, нужны ли Вам ещё несколько монографий, выпущенные Музеем здесь? Буду рада выслать.

В Августе мы уезжаем на 3 недели отдохнуть.

Кажется, Рая уже вернулась из санатория – надеюсь, что её здоровье окрепло. Пока вестей от неё не имею.

Шлю сердечный привет, к которому присоединяется и Людмила. З. Г. Фосдик.

 

 

265. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 27.07.1974

27 июля 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 21 июня получил и сообщил, чтобы приостановили оформление приглашения для Людмилы, т.к. поехать она не сможет. Не имею точных сведений из Москвы относительно дат. Утверждённый Министерством Культуры Юбилейный Комитет не собирался для окончательного утверждения. От Кузьминой сейчас писем не было. Она очень занята вторым сборником. Материал для него подобран и сейчас идёт редактирование. Выставка Н. К., думаю, будет открыта в первых числах октября. С. Н., судя по его письмам, сможет приехать во вторую половину октября, не раньше 13, как он сообщил. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Сообщить Маточкину», – сост.] Не исключаю. Что в связи с этим отложат сессию, которую первоначально намечали на 9-ое. Выставку картин С.Н. предполагали открыть в ноябре. Но всё это были первоначальные намётки и сроки могут как-то сдвинуться. Это время я в Москве не был и сужу по письмам.

Сидоров после приезда от С. Н. звонил мне по телефону. Он в большом восторге и подъёме творческих сил от своей индийской поездки. Сейчас он выехал в сельскую местность, чтобы поработать над своими стихами и индийскими публикациями, возникшими в связи с поездкой. Они появятся скоро в «Огоньке». Кроме того, в толстом литературном журнале будет опубликована его очень интересная статья о Н. К., которая, возможно, в более обширном плане будет издана и отдельной книгой. Я забыл спросить от Сидорова по телефону – выслал ли он Вам «Письмена» и на всякий случай послал один экземпляр сам. [Письмена: Стихи/Сост. и авт. предисл. В. Сидоров; Рис. авт. – М.: Современник, 1974. – 151 с.: ил. – сост.] Книга имела такой успех, что буквально за минуты исчезла с книжных прилавков и её уже нигде не достать. На этих днях появилась и книжечка Алехина. [Алехин А. Д. Николай Константинович Рерих. К 100-летию со дня рождения. – М.: Знание, 1974. – 38 с. – сост.] Он ещё не успел мне её послать. Вам, я думаю, он вышлет непосредственно. Если потребуется ещё, то вышлю и я, т.к. получу от него достаточное количество экземпляров. Алехин сейчас работает над примечаниями к тому сборнику, который сдала в издательство «Молодой Гвардии» Рая, работа сложная и трудоёмкая. Рая уже вышла из санатория и, судя по словам Марии Филипповны [Дроздовой], выглядит сейчас хорошо. Я Марию Филипповну не видел, но вчера к нам приехала погостить Людмила Степановна Митусова, а Мария Филипповна только что гостила у неё в Ленинграде. Сама Рая ничего не пишет, т.к. перепиской полностью заведует Васильчик.

Работа над фильмом успешно продолжается. Операторы прекрасно смогли заснять Белуху. Попали туда в удачный момент при солнечном освещении. Скоро будут снимать в Монголии.

Между прочим, мне так и не удалось в Москве получить расшифровку слов Кенургия и Никопойон. Вы писали, что Вам удалось это получить от Ваших византологов. Был бы очень благодарен, если бы сообщили мне значение этих слов. Очень рад был бы иметь и Ваше издание «Нерушимого». Открыт ли сейчас летом Ваш Музей? По делам науки к Вам в США вылетел не так давно акад[емик] Окладников. Он очень любит искусство Н. К. Я имел с ним встречи и у нас совместно составлена одна статья об исследованиях Н. К. в Азии. Она предназначена для Сибирской научной прессы. Я не исключаю, что Алексей Павлович Окладников, если у него останется время, посетит и Ваш Музей. Он очень любит и ценит искусство Н. К.

Большой привет просит передать Вам Людмила Степановна Митусова. Она погостит у нас с недельку, а затем хочет побывать ещё в Крыму. Как Вы проводите это лето? Вероятно, в связи с Юбилейным годом так много работы, что на долгое время из Нью-Йорка не выехать? Я тоже этот год в более дальние путешествия и на долгий срок не выезжаю, т.к. работы изрядно и очень обширная корреспонденция, во многих местах готовятся к Юбилею и запрашивают различные материалы. В Новосибирске, между прочим, не исключено проведение специальной сессии. Сейчас туда выехал один московский востоковед.

Прошу передать от меня сердечный привет Людмиле. Как её здоровье? Жаль, что ей не удастся у нас побывать.

С лучшими пожеланиями, душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

266. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 31.07.1974

31 Июля, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила от Вас книгу «Письмена», редактированную В. Сидоровым. Книга прекрасно оформлена и очень нас порадовала. Исключены из её всего 3 поэмы: «ЗАКЛЯТЬЕ», «КАК УСТРЕМЛЮСЬ», «В ЗЕМЛЮ». Очень прошу передать В. Сидорову мою глубокую благодарность за его текст, предшествующий поэмам Н. К.

Сегодня пришла от Вас книга «Художественный календарь сто памятных дат», которую мы очень оценили. Видимо, была сделана ошибка в описании данной репродукции. Текст Ваш и Вал[ентины] Павл[овны] Князевой из вашей книги, вышедшей в 1972 году, как я вижу, Вы взяли для обрамления. Такой художественный календарь являет превосходную идею, давая биографии великих художников. Очень благодарю Вас за него, а также за «Письмена».

На днях уезжаем в отпуск до конца августа. По возвращении предстоят много специальных выявлений в Музее, связанных со столетием Н. К.

Надеюсь, что и Вам удастся отдохнуть после Ваших многих неутомимых трудов.

Шлю Вам лучшие мысли и сердечный привет, к которому присоединяется и Людмила. З. Г. Фосдик.

 

П.С. На днях нас посетила почти вся труппа Моисеевского ансамбля с ним во главе. Все были в восторге от искусства Н. К.

 

 

267. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 12.08.1974

12 августа 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 19 июля получил. Также, как и Вы, собираемся с женой сделать маленькую поездку. Жена болела /расстройство щитовидной железы/, провела месяц в больнице и теперь нужно немного переменить обстановку. Хотим проехаться по северо-западу России, по старинным городам, которые так любил производить в своих картинах Н. К. Есть замечательные места, частично мы их снимали уже для фильма. Сейчас кино-группа вторично поехала на Алтай. Покамест позволяют погодные условия, хотят заснять восхождение на пик, который теперь носит название имени Н. К. В сентябре запланирована поездка в Монголию, чтобы снять там места, где проходила экспедиция. Потом дополнительно будут снимать центральную и северо-западную Россию с её прекрасной стариной и ландшафтами.

Я послал Вам книгу стихов Н. К. «Письмена». В книге дано прекрасное предисловие. В журнальном варианте осенью появится большая статья Сидорова о Н. К., которая, возможно, будет подготовлена и для отдельной книги.

О Рае знаю только, что она из больницы вышла и чувствовала себя после этого хорошо. Писать она никому не пишет, т.к. вся корреспонденция ведётся её помощником. Мария Филипповна [Дроздова] приезжала в Ленинград и говорила, что самочувствие Раи было вполне удовлетворительным. В Ленинграде Мария Филипповна останавливалась у Митусовых, что не понравилось Раиному помощнику, так что после поездки в Ленинград Мария Филипповна не могла к Рае попасть, помощник отказывал. Может быть, теперь смилостивился, тогда через Марию Филипповну можно будет узнать и о Раином здоровье. Не знаю, как будет со съёмкой квартиры Ю. Н. для фильма. Поеду к тому времени в Москву, чтобы наладить это дело, т.к. различные требования помощника могут съёмку сорвать.

Точных известий из Москвы о сроках сессии ещё не имею. Как получу, сразу же напишу Вам. Если сможете послать ещё несколько монографий, буду очень благодарен. Они бывают крайне нужны и полезны к юбилею.

Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

P.S. С. Н. собирался приехать около 15 октября, но уточнения ещё не получил. П. Беликов.

 

 

268. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 19.08.1974

19 августа 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

в программу Юбилея Н. К. внесены некоторые коррективы, в связи с чем я тоже изменил свои летние планы и через неделю поеду в Ленинград. Юбилейная комиссия решила начать мероприятия именно с Ленинграда, где 9-ого октября открывается первая юбилейная выставка Н. К. и состоится научная конференция. Все московские мероприятия отнесены на ноябрь. К ноябрю должны были прибыть и дополнительные картины из Индии. Таким образом – московская выставка произведений Н. К. в Академии художеств будет более обширной, чем Ленинградская, куда эти картины ещё не поспеют.

На Ленинградской научной конференции намечены выступления В[алентины] П[авловны] Князевой, Коротковой, Экка /он восстанавливает Извару/, моё и ещё о нескольких договариваются.

Не знаю, как Академия художеств наметила Ваш приезд, в Москву прямо или также и в Ленинград? Вероятно, Вас об этом известят непосредственно. После посещения Ленинграда сообщу Вам подробности намеченных там мероприятий. С. Н. ждут также и в Ленинграде, но я не уверен, успеет ли он, т.к. собирался у нас быть только около 15 октября. Может быть, он и передвинул сроки, я его запросил об этом.

Как прошёл Ваш летний отпуск? Как здоровье?

Ещё раз пишу по Вашему предложению послать несколько изданных у Вас монографий, что получение их было бы очень желательным. Перед юбилеем я смог бы снабдить ими некоторых заинтересованных и принимающих деятельное участие в Юбилее лиц.

Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

269. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 28.08.1974

28 Августа, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только что приехала из отпуска и пишу Вам спешно в ответ на Ваши два письма от 27 Июля и 12 Августа. За все Ваши сведения приношу большую благодарность. Буду ждать статью В[алентина] Сидорова о Н. К., а также его «Индийские публикации». Большую благодарность приношу Вам за «Письмена», полученные от Вас. От В[алентина] Сидорова я этот экземпляр ещё не получила. Буду Вас просить, если можно, достать 1 экземпляр «Письмена» и послать его Евгению Маточкину для нашей общей сотрудницы в Новосибирске – Наталии Дмитриевны Спириной, она им очень нужна для празднования юбилея там.

Вторую книжечку Алехина получила от Вас. Прочесть не успела. Мне думается, что первая книжечку издана лучше. Прочту и напишу Вам о ней.

Кенургия и Никопойон нами здесь расшифрованы – не заботьтесь больше об этом.

3-го Сентября, после месячного перерыва, открывается наш Музей. Как только выйдет «Нерушимое», сразу же вышлю Вам.

Очень грустила, узнав о болезни Вашей жены, надеюсь, что Вы с ней отдохнёте в Вашей предполагаемой поездке по Северо-Западной России.

От Раи давно ничего не имела и огорчена тем, что она ограничена в своей корреспонденции.

О будущих сроках сессии в Москве получаю некоторые сведения. Буду благодарна за дополнительные.

Вчера выслала Вам 4 Монографии заказной бандеролью.

Мы невероятно заняты теперь, отдых был коротким и не очень удачным. Спешу отправить с сердечным приветом, к которому присоединяется и Людмила. З. Г. Фосдик.

 

 

270. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 09.09.1974

9 сентября 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

как прошёл Ваш летний отдых? Мы с женой проехались по новгородским и псковским землям, а потом мне нужно было побывать в Ленинграде. Как я Вам уже писал, юбилейные мероприятия начнутся именно с Ленинграда. 9-ого там в Русском музее откроется выставка Н. К. Кроме картин, принадлежащих Русскому Музею, будут также картины из других городов. Сейчас спешно кончают реставрацию росписи «Богатырский фриз», для неё отведут отдельный зал. Ещё точно не установили дату научной конференции в Ленинграде. Её план уже обсуждался. Мне поручили сделать на конференции основной доклад на тему «Научная и общественно-гуманистическая деятельность Н. К. Рериха». Сейчас готовлюсь к нему.

Точного плана московских мероприятий ещё не имею, все они отодвинуты на ноябрь. Вчера получил письмо от С. Н., но и он даты своего приезда не сообщил.

Как я Вам уже сообщал, в Москве был создан Юбилейный Комитет, на который были приглашены многие лица, имеющие отношение к Н. К. Была приглашена и Рая, так что она Вам, вероятно, уже сообщила подробности. Из Ленинграда ездила Валентина Павловна [Князева]. Присутствовал сценарист фильма и представители научных, общественных и художественных организаций. Но на этом расширенном совещании были намечены планы в общих чертах, детализировать их будет Комитет в своём рабочем составе. В течение этого месяца я жду двух посещений из Москвы лиц, связанных с Комитетом. В зависимости от командирования представителя Комитета на научную Конференцию в Ленинград, будет определена и дата её проведения.

Я послал Вам авиа-почтой новую брошюру Алехина. Эта работа хотя и имеет доступное, популярное изложение, но затрагивает очень серьёзно и глубоко творчество Н. К. Брошюра очень понравилась Святославу Николаевичу, и он послал через меня благодарственное письмо Алехину.

Вышел также сборник Института Мировой литературы «Контекст» со статьёй о литературном наследстве Н. К., но до меня ещё этот сборник не дошёл, также как и комплект открыток. Вероятно, их Вам послала Рая.

Как только дальнейшие подробности по программе Юбилея выяснятся и дойдут до меня, сразу напишу Вам.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

271. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 23.09.1974

23 Сентября, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 9 Сентября порадовало нас. Вижу из него, как много делается у вас для юбилейного празднования Н. К. Вижу также, как деятельно Вы во всём этом участвуете.

Вы, вероятно, дадите Ваш доклад на конференции в Ленинграде? Не знаю, или я буду приглашена на Октябрь или Ноябрь и увижу ли я Вас, если приеду в Москву в Ноябре.

Вероятно, Св. Ник. с женой будут у вас в Октябре для участия на открытии там выставки картин Н. К. в Ленинграде. Надеюсь, что они потом приедут в Москву, и я с ними увижусь.

Получила недавно письмо от Раи, но о том, что она была на собрании Юбилейного Комитета, она не писала. Написала она на этот раз короткое и запросила «как свою личную мечту» о следующем: прислать ей 50 коробок специальных фильмов, чтобы заснять картины, которые привезёт Св. Ник. К моему сожалению, я должна была отказать ей в её просьбе, т.к. это выразилось бы в очень большой сумме, которую Музей нам не может оплатить, т.к. его бюджет на этот год уже установлен.

Я также не располагаю такой большой суммой из-за больших личных расходов, связанных с лечением и другими обстоятельствами. Пишу Вам всё это конфиденциально, ибо была очень удивлена всем этим.

Официальное приглашение ещё мною не получено, но у нас произошла перемена – председательница нашего Музея не сможет приехать по болезни и поэтому она назначила вместо себя куратора Эдгара Лансбери. Я немедленно об этом сообщила М[арине] Т[имофеевне] Кузьминой и, надеюсь, что она сможет устроить это новое приглашение официально.

По получению официального приглашения я буду точно знать, когда и насколько я приеду в Сов[етский] Союз.

Новую брошюру Алехину я от Вас получила и очень благодарна за неё, она мне понравилась, также как его первая книжечка. А вчера пришла от Вас прекрасная книжечка под названием «ТЕРЕМОК» А. Журавлёвой. Читаем её с большим удовольствием, искреннее Вам спасибо за неё.

Я не получила от Раи контекст «Сборник Института Мировой Литературы». Буду очень рада получить его. 2 комплекта новых открыток мы получили от наших новосибирских друзей.

Прилагаю здесь приглашение на 3-тью юбилейную выставку значительных картин Н. К. у нас в Музее. Открытие обещает быть торжественным – прибудут иностранные гости, а также и советские друзья.

Всегда радуемся Вашим письмам, остаёмся с сердечным приветом. З. Г. Фосдик.

 

 

272. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 23.09.1974

23 сентября 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Вы, вероятно, уже полностью информированы о юбилейных мероприятиях, а, может быть, это письмо уже и не застанет Вас в Нью-Йорке, т.к. приглашение Вам уже послано. Если же Вы ещё не уехали, то сообщаю Вам некоторые подробности мероприятий: 1. 1-ого октября в Москве созывается пресс-конференция для наших и иностранных корреспондентов, на которой они будут ознакомлены с планом юбилейных мероприятий. 2. – 8-ого октября в Доме Дружбы народов /Москва/ будет проведён вечер и открыта выставка на тему «Рерих – общественный и культурный деятель». 3. – 9-ого октября в Русском Музее /Ленинград/ открывается Юбилейная выставка, сразу же проводится научная конференция. Открытие мемориальной доски на доме, где жил Н. К. 4. – В течение октября выставки и вечера в Новосибирске, Смоленске и других городах, где намечается отметить юбилей. Открываются также выставки в Бахрушинском /театральном/ музее и в Институте Востоковедения в Москве. [Справа рукою З. Г. Фосдик написано: «? Когда», – сост.] 5. 18 ноября в Москве в Большом театре проводится торжественный вечер. Сразу же после этой даты научная конференция в Академии художеств. Одновременно в залах Академии художеств открывается юбилейная выставка Н. К.

Приезд Святослава Николаевича ожидается около 15 – октября. Намечаются его поездки в Новосибирск и Ленинград. 23 октября в Москве намечается его чествование в связи с семидесятилетием.

Это основное, о чём коротко Вам сообщаю. Я в начале октября буду в Ленинграде, где на научной конференции у меня доклад на тему «Научная и общественная деятельность Рериха». Как затем лягут поездки – точно не знаю, но к 23 октябрю, также, как и к 18 ноябрю, обязательно хочу быть в Москве. [Справа рукою З. Г. Фосдик написано: «чествовать Святослава», – сост.]

Сердечный привет от меня Людмиле.

С надеждой на скорую встречу, душевно Ваш, П. Беликов.

 

Ваше пребывание у нас, в зависимости от Ваших возможностей, может быть продлено до двух месяцев.

 

 

273. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 15.10.1974

15 октября 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

я только что вернулся из Ленинграда, где 9 октября состоялись открытие выставки в Русском Музее и вечером также моя лекция о жизни Н. К. в Индии. На другой день была конференция, на которой был мой доклад на тему об общественной и научной деятельности Н. К. В Москве состоялся торжественный вечер в Доме дружбы, но я там не был, т.к. заранее обещал быть в Ленинграде. К тому же основные московские торжества намечены на ноябрь. Около 20 числа ожидается торжественный вечер в Большом театре, затем двухдневная конференция в Академии художеств и открытие выставок – Н. К. в залах Академии художеств и С. Н. в Третьяковской галерее.

М[арина] Т[имофеевна] Кузьмина была на конференции в Ленинграде. На этих днях она вылетит к Святославу Николаевичу за его и Н. К. картинами и для точного согласования программы его пребывания у нас. Полагают, что С. Н. и Девика приедут в самом конце октября или в начале ноября. По приезде они нанесут визиты в Ленинград и в Новосибирск, а числа 16 /ноября/ вернутся в Москву, чтобы принять участие во всех московских мероприятиях.

М[арина] Т[имофеевна] Кузьмина сказала мне, что приглашение, о котором Вы писали, уже переадресовано. Вас, очевидно, ждут к московским торжествам, т.е. примерно к половине ноября. Как я Вам уже писал, Ваше пребывание сможет быть продлено в общей сложности до двух месяцев. Как долго сможет быть у нас С. Н. – ещё не знаю.

Большой привет Людмиле. Остаюсь в ожидании самой скорой встречи.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

274. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 19.10.1974

19 Октября, 1974 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Спешу ответить на Ваше последнее письмо от 21 Сентября [так в письме, правильно «23 Сентября», – сост.]. Как мне сообщили официально, мне, вероятно, придётся быть от 15 до 25 Ноября в Москве. Возможно, что эти даты будут изменены, о чём мне, конечно, сообщат, судя по всему этому придётся выехать отсюда приблизительно 12 Ноября. Хотелось бы Вам сообщить точно дату моего отъезда, но Вы ведь будете уже в разъездах в Ленинграде или в Москве. Сообщите, куда мне Вам писать в это время.

Если это письмо ещё Вас застанет, прошу сообщить мне телефон Раи. Пишу кратко и надеюсь, что мы с Вами встретимся в Ноябре, во время чествования Святослава Николаевича и Николая Константиновича.

Выставка 6-го Октября – чествование столетия Н. К. – прошла прекрасно. Представители нескольких стран присутствовали, а также гости и члены Музея.

Выставленные картины Н. К. произвели огромное впечатление.

Как только соберутся статьи, появляющиеся в журналах и газетах здесь и в Индии, вышлю все Вам.

Остаюсь с сердечным приветом, к которому присоединяется Людмила, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. В одном из ранних писем М[арина] Т[имофеевна] Кузьмина писала, что главные мероприятия будут проходить в Москве с 16–20 Ноября. Нахожусь в ожидании точных дат для моего доклада или докладов. Должна запастись билетом на полёт, а полёты сократились – в Ноябре лишь раз в неделю отсюда – возникают затруднения.

 

 

275. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, <конец октября – начало ноября 1974>

 

[Начало письма, видимо, отсутствует, датируется по содержанию письма, – сост.]

 

Пишу Вам спешно – наконец-то после многих размышлений и приготовлений официально выяснен мой полёт в Москву. Лечу 15 Ноября в пятницу линией «Пан Америкэн» и прибуду в субботу 16-го в 1.20 дня.

К сожалению, не имея Вашего телефона, не могу позвонить Вам по прибытии. Где я остановлюсь, не знаю – мне официально сообщат по прибытии.

Радуюсь нашей предстоящей встрече, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

С большим интересом прочла в Вашем последнем письме от 15-го Окт[ября] о праздновании столетия Н. К. в Ленинграде и о Ваших докладах, также о докладе В[алентины] П[авловны] Князевой. Надеюсь встретиться с Св. Ник и его женой в Ноябре, если они ещё будут там. Заранее радуюсь возможности их вновь увидеть, а также Вас и других друзей. Ведь прошло 13 лет со времени нашей последней встречи! Вероятно, пробуду я в Сов[етском] Союзе не более 10 дней или максимум 2 недели!!! Спасибо за присланную превосходную статью А. Губарева о Н.К-че в «Ленинградской правде» 11-го Ноября [возможно, Октября? – сост.] 1974 г. Собираем здесь появляющиеся статьи в амер[иканской] прессе – пришлём их Вам позже.

 

 

276. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 17.12.1974

17 декабря 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

надеюсь, что Вы благополучно долетели домой и чувствуете себя, несмотря на неизбежную усталость, хорошо. Я очень рад, что Вы смогли побывать у нас и посмотреть нашу жизнь. Жалею только, что мало смог провести с Вами времени. Посетителей у Вас, конечно, хватало, и всех их воодушевили разговоры с Вами.

Как Вы теперь убедились, к Юбилею была проведена у нас большая работа, и сам Юбилей был отмечен широко и достойно. Но Юбилей – это не завершение работы, не её итоги, а только начало серьёзного и планомерного изучения того необозримого научного и духовного наследия, которое оставлено нам Е. И. и Н. К. Приезд С.Н. и Ваш, юбилейные выставки, научные сессии, публикации в прессе – всё это, конечно, стимулирует дальнейшую работу и поэтому были так важны и даже необходимы.

Я выехал из Москвы, когда Вы были в Ленинграде, и не смог больше с Вами повидаться. Раю видел мельком, встретил по пути в Академию художеств, где у меня ещё довольно много дел в связи с выпуском сборника статей о Н. К. Не знаю, видели ли Вы и беседовали ли с Марией Филипповной [Дроздовой]? Она долго была в больнице. Я перед отъездом встретился с нею и обменялся мыслями. С Раей – трудное положение. Главное, что она целиком попала под чужую волю и действует подчас как сомнамбула. Ведь ещё несколько лет тому назад я говорил с нею совсем по душам, и она прислушивалась к советам. Сейчас же её даже невозможно застать одну. Да и разговоры наедине мало помогали. Всё то, с чем она соглашалась, на следующий день после встречи её с помощником, сводилось на нет. Хочется всё-таки надеяться, что дело поправимо. Мне кажется, что главное – ей надо устранить от всех дел этого грубого и маньячного человека, который живёт полностью за счёт её и психических, и материальных средств. Я редко бываю в Москве, писать она мне не пишет, да и с писанием у неё вообще очень слабо, а сейчас вся переписка в руках её патрона, так что и письма с моей стороны – бесполезны. Верю, что московские друзья помогут ей в нужный момент.

Я, после долгого отсутствия, застал дома очень много работы. Это Вы теперь и по себе хорошо знаете. В Москве меня попросили написать статью о Н. К. ещё в один альманах, спешно сделал эту работу. 23 декабря буду читать лекцию о Н. К. в Таллинской городской библиотеке, а 27 еду в Ленинград. Там состоится годичное собрание Всесоюзного Географического об[щест]ва, посвящённое столетию со дня рождения Н. К., на котором тоже запланировано моё выступление. Значится в программе и выступление С. Н., но не знаю, успеет ли он к этому времени вернуться. Январь месяц я собираюсь провести около него в Москве и Ленинграде, куда будет переведена его выставка. У С. Н. сейчас много сложной и ответственной работы, и хочется, в меру сил, как-то помочь ему.

Передайте от меня сердечный привет Людмиле. Жалею, что она не смогла побывать у нас и увидеть выставки и торжественное собрание в Большом театре. Ну да Вы подробно ей сможете всё рассказать.

Всего Вам самого светлого, дорогая Зинаида Григорьевна. Буду ждать Ваших сообщений.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

277. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 13.01.1975

13 Января, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Спасибо за Ваше письмо от 17 Декабря – рада узнать, что Вы чувствуете себя хорошо.

Юбилей Н. К. Рериха прошёл прекрасно с огромным воодушевлением и откликами у вас в стране, а также в Индии, у нас в Америке и в других странах. Конечно, изучение великого творчества Николая Константиновича во всём его объёме будет продолжаться и многие большие, серьёзные писатели, учёные, искусствоведы будут писать о нём во многих аспектах – вклад Н. К. в мировую культуру должен быть широко освещён, с истинно творческим подходом.

Будем зорко присматриваться и приобщать талантливую, чутко чувствующую молодёжь к таким трудам.

Жалела, что не смогла с Вами ещё раз увидеться, но мы будем продолжать нашу связь, как и доныне, а там прибудет новое свидание…

Буду ждать выпуска сборника статей о Н. К. Академией Художеств, о нём мне говорила Марина Тимофеевна [Кузьмина], да и у нас в прессе уже появилось сообщение о нём.

С Марией Филипповной [Дроздовой] я встречалась, она мне рассказывала о своей ранней близости с Раей и позднейшем разрыве с ней. Говорила я также со многими друзьями о том же. Я вынесла мнение, что к приезду Свят. Ник. будет установлена твёрдая формула, что именно предпринять с ней. Думаю, что Ваше участие в этом общем решении и применении его в жизнь окажется желательным. Вы, вероятно, уже теперь вполне в курсе дела.

Буду рада, если сообщите мне о выставке Св. Ник. в Ленинграде – вероятно, она уже теперь там.

Очень жду от Вас пересылки мне того небольшого материала о столетии Н. К., который я Вам перед отъездом в Ленинград передала. Надеюсь, что это не затруднит Вас. Я же теперь готовлю для Вас посылку с включением книги «Нерушимое» на английском языке [The Invincible. – New York: Nicolas Roerich Museum, 1974. – 379 p. – сост.], журнал «Американский Артист» со статьёй о Н. К. и репродукциями с его картин, статью нашего куратора в индийском журнале «Кайлаш» и несколько русских и английских статей, появившихся у нас в прессе.

Всё ещё нахожусь под впечатлением чудесного празднования на родине столетия Н. К.

Передайте Св. Ник. и Девике мои сердечные пожелания, если они ещё находятся в Сов[етском] Союзе. Не знаю, в какой гостинице они остановились, и потому не могу писать им лично.

Шлю Вам пожелания всего светлого на 1975 г., к которым присоединяется Людмила.

Получили от Вас книгу «Контекст – 1973» – Литературно-теоретические исследования с Вашей статьёй в нём «О Литературном Наследии Н. К. Рериха и 11 Листами Н. К.

Вы не упомянули все те книги Н. К-ча, которые были изданы нами в Америке на англ[ийском] языке, а также огромное количество статей Н. К., которые вышли в крупных америк[анских] журналах и в прессе. Америка высоко ценила Н. К. как великого художника, учёного, писателя и мыслителя. А теперь любовь к нему и почитание его как великого художника растёт исключительно широко. Спрос на его книги поступает нам со всех стран. Чувствую, что нужно нам очень поддерживать связь родины с Америкой, когда пишем о Н. К-че.

Перевод «Цветы Мории» вышел под названием «Flame in Chalice» («Пламя в Чаше») на англ[ийском] языке и был очень одобрен Н. К-чем. Перевела эту книгу известная америк[анская] поэтесса Mary Siegrist.

Знаю, что всё это Вы очень оцените.

С лучшими пожеланиями, в духе с Вами.

Мила шлёт лучший привет. З. Г. Фосдик.

 

 

278. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 21.01.1975

21 Января, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Как видите, пишу опять, хотя и несколько дней тому назад ответила на Ваше прошлое письмо.

Я только что узнала, что книга Н. К. «Листы Дневника» уже вышла у вас. [Н. Рерих. Из литературного наследия: К 100-летию со дня рождения Н. К. Рериха/Под ред. М. Т. Кузьминой; Биогр. очерк П. Ф. Беликова; Редкол.: В. М. Володарский, В. П. Князева, Л. В. Шапошникова и др. – М.: Изобраз. искусство, 1974. – 533 с., [18] л. ил.: портр. – Ряд очерков опубл. с сокр. – сост.] Она мне крайне нужна. Я буду Вам глубоко признательна, если Вы сможете мне прислать 2-3 копии её.

Имеете ли Вы какие-либо новые сведения о Рае? Вынесено ли было определённое решение о мемориальной квартире Юрия Николаевича? Вы, конечно, понимаете, как глубоко это меня интересует.

Также желательно узнать или книга «Алтай-Гималаи» уже находится в печати, а также вышла ли книга «Зажигайте Сердца», это издание шло от Раи.

Черкните хотя бы пару слов.

Остаюсь с лучшими сердечными мыслями, к которым присоединяется и Людмила.

Ваша З. Г. Фосдик.

 

П.С. Ваша книга «Рерих» находится у нас на почётном месте в специальном стеклянном стенде.

 

 

279. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 05.02.1975

5 Февраля, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

На днях пришёл от Вас пакет с 22-мя фотографиями – очень благодарна Вам за них и тронута Вашими мыслями обо мне.

Сегодня пришёл от Вас пакет со следующим материалом:

«Молодая Гвардия» № 10, 1974 г.

«Сибирские огни» № 10, 1974 г.

Каталог Художеств[енных] Произведений Н. К. Рериха.

Каталог выставки Н. К. Рериха.

«Азия и Африка Сегодня» № 10, 1974 г.

«Меридиан»; «Наука и Религия» № 10, 1974 г.

9 фотографий, включая снимки Белухи.

«Неделя» – журнал 1-го Дек[абря] 1974 г.

За всё огромная благодарность! Чудесный материал, очень нужный нам здесь!

На днях послала Вам книгу Н. К. Рериха «Нерушимое», а теперь посылаем – журналы «Америкэн Артист» и «Кайлаш», 4 статьи из американских газет на англ[ийском] языке, несколько статей на русском языке, одна значительная статья из Пскова о росписи Н. К. и 1 небольшой портрет Н. К. в красках к столетию.

Рада всегда узнать о Вашей неутомимой деятельности, не перерабатывайтесь! Как прошли выставки Н. К. и Свят. Ник в Ленинграде? Собираетесь ли в Сибирь?

С лучшими пожеланиями, в духе с Вами, З.Г. Фосдик.

 

Мила шлёт сердечный привет.

П.С. Получили ли Вы мою русскую статью о столетии Н. К.? Она появилась в здешней русской газете.

 

 

280. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 05.02.1975

5 февраля 1974 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

отвечаю сразу на два Ваших письма – от 13 и 21 января, т.к. только два дня тому назад вернулся домой. Я сопровождал Святослава Николаевича в Ленинграде, где выставка в Эрмитаже была торжественно открыта и протекает с большим успехом. Затем я поехал в Москву и был со С. Н. до дня его отлёта домой. После этого ещё два дня пробыл в Москве по делам, вязанным с различными публикациями, в том числе с большим сборником, в который войдут Ваше и С. Н. выступления на научной сессии в Академии художеств.

Те материалы о Юбилее, которые Вы оставили, также как и целый комплект фотографий /отдельно/ были посланы мною обычными заказными бандеролями /не авиа/. Морской почтой бандероли идут довольно долго, однако полагаю, что к получению этого письма одна из них уже дойдёт до Вас.

Теперь об изданиях книг. Под названием «Листы дневника» книги Н. К. у нас не выходило. Вышла книга: «Н. Рерих. Из литературного наследия. Избранные статьи, листы дневника, письма». [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Имею 1 копию!» – сост.] Это большой том, и я был уверен, что Академия художеств или Дом дружбы подарили Вам эту книгу. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «да» – сост.] Я хотя и являюсь основным её составителем /биографическая статья, подборка Листов дневника, примечания, библиография, именной список – с моим участием/, однако спрос на книгу был так велик, что получил её в самом ограниченном количестве. Если, действительно, Вы не получили, то я должен был Вам расхлопотать её, когда Вы ещё были в Москве. Однако постараюсь сделать это задним числом, хотя достать её очень трудно. Сообщите об этом.

«Алтай-Гималаи» вышли, но они шли в подписной серии /нужно было подписаться на целую серию, которая будет выходить в течение нескольких лет/. [Н. Рерих. Алтай – Гималаи: [Путевой дневник]/сост. И. М. Богданова; Науч. ред. А. П. Окладников и др.; Предисл. акад. Б. Г. Гафурова; Послеслов. акад. А. П. Окладникова; Коммент. С. И. Тюленева, Ю. Г. Решетова. – М.: Мысль, 1974. – 348 с., [16] л. ил.: [1] портр. – (ХХ век: Путешествия. Открытия. Исследования). – сост.] Т.к. рукопись шла от Раи, то она получила несколько экземпляров, и я был совершенно уверен, что она выделила и для Вас. Книга издана достаточно хорошо, но С. Н. недоволен, что на заглавном листе напечатано: составитель И. М. Богданова. Составлять можно книгу из отдельных опубликованных или неопубликованных /если опубликованных, то в разных изданиях/ произведений, но быть составителем книги, которая составлена и написана самим Н. К. полностью, да и издана на английском языке под таким названием – абсурд. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «правильно», – сост.] Тем не менее, на этом Рая сумела настоять. С книгой «Пылайте сердцами» дело обстоит ещё более неприятно. С. Н. и Вы взяли свои статьи обратно. По указанию С. Н. необоснованная двойная фамилия Раи была переделана просто на «Богданову». Однако, несмотря на это, Рая заявила двойную фамилию как «литературный псевдоним», а псевдоним может быть хоть «Наполеоном». Под видом псевдонима, несмотря на всеобщее возмущение и протест С. Н., двойная фамилия была опять восстановлена, и рукопись пошла сейчас в набор. Вряд ли можно всё это теперь переделать, хотя в Москве это ещё и попытаются сделать. Вообще Рая и её «помощник» поставили перед всеми бывшими и настоящими друзьями такую формулировку: или мы, или С. Н. Рая ещё звонила С. Н. и опять с различными претензиями и разговаривала недопустимым тоном, так что С. Н. должен был ей сказать, что при создавшемся положении ему говорить с ней не о чем. Мне кажется, что в каком-то варианте повторяется хоршевская ситуация. С. Н. заявил официально, как он расценивает эту ситуацию, но непосредственно вмешиваться в её разрешение не стал, поскольку это не его компетенция. Мне трудно сказать, во что это выльется, т.к. Раин помощник заявил, что они будут вести переговоры только через юристов, а юридическая сторона дела мне мало знакома. Выяснилось только, что Рая действительно продала танки Юрия Николаевича, но хорошо ещё, что в Эрмитаж. Продала за 5.000 рублей. Имели место также и продажи картин. О гонорарах за посланные Вами слайды Вы уже знаете, также как и о прочих необоснованных претензиях и неблаговидных действиях. При этом Рая прямо заявила, что никому, кроме своего «помощника», она не верит и будет слушаться только его. Всё это носит какой-то патологический характер [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «это не патол[огический] характер, но жульнический», – сост.], так что и думать об этом неприятно.

Но всё это, конечно, компрометирует только саму Раю. И публикации, и фильм, и работа по изучению литературного, художественного и научного наследия Н. К. успешно проходят в правильном направлении, чему Вы смогли сами убедиться, побывав у нас на Юбилее. Я постараюсь достать для Вас «Алтай-Гималаи», хотя мне это очень трудно сделать. У Раи книги есть, но захотите ли Вы писать ей, чтобы она Вам послала? Сообщите, если напишете, тогда я не буду разыскивать. Прилагаю фото открытия выставки в «Эрмитаже».

Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

281. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 24.02.1975

24 Февраля, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 5 Февраля и с большой радостью приветствовала все Ваши новости, кроме одной – о Рае.

Материалы о юбилее, посланные Вами, нами были получены, а также комплект фотографий. Очень была рада увидеть вновь Вас и многих друзей на этих фотографиях. Свят. Ник. и Девика великолепно вышли на них, а также на той, которую Вы теперь прислали.

Книга «Н. Рерих. Из литературного наследия» имеется у меня только в одном экземпляре. Эту книгу мы поместили в специальной витрине вместе с другими ценными книгами о столетии Н. К. Конечно, было бы крайне желательно иметь здесь хотя бы ещё один экземпляр этой книги, если это только возможно, чтобы показывать её специальным посетителям Музея.

Вы говорите, что «Алтай-Гималаи» вышли в подписной серии, если Вы можете подписаться за меня на эту серию и сообщить мне её стоимость в долларах, постараюсь выслать Вам эту сумму, если это разрешается.

Рая мне не послала этот том – я с ней не переписываюсь, после известного Вам эпизода, когда я изъяла мою статью из журнала «Молодая Гвардия», где она поместила «Пылайте сердцами». В то же время Свят. Ник. также изъял оттуда и свою статью. Она меня провожать не приехала с другими друзьями, когда 8 Декабря я вылетела из Москвы. Я с ней накануне простилась по телефону, с тех пор от неё не было никаких сведений. Хотелось бы, конечно, получить эту книгу – «Пылайте сердцами», но как?

То, что Вы пишете о Рае, меня потрясло и возмутило до глубины души. – Чем же всё это кончится? Ведь по законам это просто является нечестностью – она продала танки Ю. Н. – не её, она продала несколько картин Н. К. – не её, она продаёт слайды с наших картин Музея, которые мы ей послали в прошлом году – эти слайды не её, а были предназначены лишь для статей и книг Н. К., самого или о нём. Могу добавить ещё целый ряд непорядочных действий с её стороны, о которых Вы уже знаете. Это ужасно!

Работа у нас идёт очень напряжённая. Музей очень вырос, поступили новые картины Н. К. Крайне усилилась корреспонденция со всеми странами. Надеюсь, что Вы отдохнули после всех Ваших трудов.

Шлю Вам сердечный привет, к которому присоединяется и Людмила, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С.Прилагаю здесь моё интервью по радио, которое должно пройти у вас 28 Февраля в 8 вечера.

 

 

282. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 15.03.1975

15 марта 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваши письма от 5 февраля и 24 февраля получил. С большим интересом прочитал Ваше подробное интервью о пребывании у нас на Юбилейных торжествах. Вы очень хорошо всё запомнили и изложили.

Бандероли до меня ещё не дошли, но они обычно идут значительно дольше морской почтой.

Я достал для Вас одну книгу «Алтай-Гималаи» и пошлю её на этих днях бандеролью. У меня была одна лишняя книга «Из литературного наследия», но недавно пришлось с нею расстаться. Постараюсь раздобыть ещё и тогда вышлю Вам. Надеюсь получить ещё некоторые фотографии, но это тоже ещё займёт сколько-то времени.

«Алтай-Гималаи» изданы хорошо. Недоумение, конечно, вызывает надпись на титульном листе: «составила Богданова И. М.». Это настоящий литературный «разбой». Не знаю, как долго всё это продолжится и в какие рамки выльется.

Несколько дней тому назад я приехал из Ленинграда. Выставка С. Н. в Эрмитаже закрылась 10 марта. Прошла она с громадным успехом. Общее число посетителей ориентировочно определяется в 400.000 человек. Это ещё больше, чем в Москве, т.к. выставка продолжалась дольше и сами залы Эрмитажа пропускают больше народа /до 15 тысяч в день/. Эрмитаж приступил к изготовлению комплекта цветных открыток /16 штук/. В Москве, в издательстве «Изобразительное искусство» готовится также альбом репродукций с картин С. Н. На пробу перевели на слайды 60 картин.

Выставка картин Н. К. с большим успехом прошла в Киеве, сейчас находится в Минске, на очереди – Рига и Новосибирск.

В Москве, как Вы знаете, готовится также большой сборник статей о Н. К., в который должны войти и некоторые выступления на научной сессии, в том числе Ваше, С. Н. и Кеменова, а также целый ряд статей /мои о жизни Н. К. в Гималаях и о Пакте, Сидорова о поэзии Н. К. и др./.

Сейчас я спешно должен провести ещё одну важную работу. Наше издательство «Прогресс» решило перевести на бенгальский язык и издать для Индии биографию Н. К. из серии «Жизнь замечательных людей». Для бенгальского перевода книгу надо несколько переработать и снабдить её специальным, рассчитанным на индийского читателя, предисловием. К 15 апреля я должен эту работу закончить и сдать в редакцию. Издание будет значительно улучшенное, в него будет включено 60 цветных репродукций с картин Н. К. Так что, как видите, работа не только не прекращается, но в какой-то мере нарастает. Впереди ещё работа над фильмом, который снимает Ренита Андреевна [Григорьева]. Я давал заключение по сценарию этого фильма и консультирую его наряду с другими специалистами.

Не исключено, что в скором времени поеду также в Новосибирск. Там хотят, чтобы я выступил с докладом в то время, когда будет проводиться выставка картин Н. К.

Из Индии получил письмо, что там всё благополучно, хотя С. Н. немного и утомился после столь продолжительного путешествия. По прибытию в Индию С. Н. и Девику принимали Индира Ганди и другие официальные лица. Были также встречи с нашим Послом. Я начал писать статью о выставке С. Н. у нас, собирался в скором времени закончить, но должен был на время отложить из-за спешки с подготовкой биографии Н. К. для индийского издания.

В журнале «Огонёк» появилась статья Сидорова о С. Н. с репродукциями с его картин. Думаю, что Валентин Митрофанович послал её Вам. Если не получите от него, то у меня имеются ещё экземпляры, и я Вам вышлю.

Очень рад был узнать из Вашего последнего письма о всё возрастающей деятельности Вашего музея.

Да, забыл ещё написать, что С. Н. подарил 8 своих картин Эрмитажу и 5 Новосибирску. Теперь искусство С. Н. будет представлено у нас в постоянных экспозициях Ленинграда и Новосибирска.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

283. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 11.04.1975

11-ое Апреля, 1975

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 15-го Марта я получила, но, к сожалению, не могла доныне Вам на него ответить. Мы чрезвычайно перегружены работой.

Надеюсь, что Вы уже получили всё посланное мною Вам.

Очень благодарна за полученную от Вас книгу «Алтай-Гималаи» - читаю её теперь и замечаю, что в тексте, видимо, произошли какие-то перемены – не работа ли это Богдановой?

Не понимаю, как почитатели Н. К. и друзья С. Н. не предпринимают энергичных мер, чтобы прекратить это невероятное положение! Неужели никто не может что-либо сделать?

Я была очень рада узнать об исключительном успехе выставок Св. Ник. – об этом мне также писали из Индии. Буду Вам признательна, если Вы сможете мне прислать газетные статьи – они нам будут нужны для специальной лекции о Св. Ник., которая пойдёт в нашем Музее в этом году – её прочтёт наш куратор. Конечно, для такой лекции нам крайне необходимы слайды с его картин. Если вскоре выйдет такой комплект из 50 или 60 слайдов, я Вас очень прошу прислать его нам.

Я также писала об этом Девике, но хотелось бы получить его от Вас. Ибо это будет гораздо скорее.

Вы также пишете о выходящем вскоре большом собрании статей Н. К., в котором Вы принимали деятельное участие – будет ли для Вас возможным прислать нам две копии на каких-то условиях обмена?

Книгу Н. К. «Нерушимое» мы Вам выслали в Феврале и тогда же отдельным пакетом послали Вам несколько статей и два журнала. Могу Вам послать ещё одну копию «Нерушимое», если она Вам нужна.

Как хорошо, что появится на бенгальском языке биография Н. К. – очень желательно было бы её иметь здесь – в одном экземпляре. Мне передавали, что вскоре будет ещё одна съёмка в Индии для документального фильма, вероятно, это будет сделано в Кулу. Ваша поездка в Новосибирск будет очень желательной – Ваши доклады о Н. К. нужны.

Журнал «Огонёк» со статьями Сидорова о Н. К. и Св. Ник. мы получили от друзей.

Недавно на открытии выставки швейцарского художника Лайтгебера был индийский посол с женой и много сотрудников из посольства – они были в восторге от картин Н. К. и нашего Музея. Готовим большую программу на идущий год – работа ширится!

С лучшим сердечным приветом, к которому присоединяется Людмила, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

284. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 18.04.1975

18-ое Апреля, 1975

Дорогой Павел Фёдорович,

Пишу коротко, обращаюсь к Вам с большой просьбой – переслать вложенное мною здесь письмецо к Г[унте] Рудзите, которая прислала нам большой материал о столетии Н. К. Её адрес был так неразборчиво написан, что я не решилась писать ей прямо. Привожу его здесь и буду благодарна, если Вы в Вашем будущем письме ко мне исправите его.

Надеюсь, что у Вас всё хорошо, с сердечным приветом З. Г. Фосдик.

 

Г. Рудзите

Рига, 226024

ул. Силциена 13, кв. 48

Латвия ССР

 

 

Г[унте] Рудзите

17-ое Апреля, 1975

Дорогой Друг,

Недавно пришло от Вас большое количество материалов, относящихся к столетию Н. К. Рериха во время прошедшей у вас его выставки.

Перечисляю их здесь:

журналы – «Работница», «Знание – сила», и два Латвийских журнала;

книга – Евгений Симонов – «В горах Моё Сердце»;

газеты: «Советская Латвия», «Ригас Бажен», а также 6 латвийских газет;

Приглашение на выставку картин Н. К. Рериха в Риге;

Каталог этой выставки, Рига, 1974 г.

Не могу и сказать Вам, как я глубоко тронута Вашей посылкой такого ценного материала о Николае Константиновиче нашему музею. Мы выражаем Вам нашу искреннюю благодарность.

Я была очень рада встретиться с Вами во время моего недавнего пребывания в Москве и надеюсь, что мы и в будущем вновь с Вами встретимся.

Наш музей продолжает значительно расширенную работу, в связи со столетием Н. К. появляются новые статьи о нём и его искусстве в газетах, посвящённых молодёжи. Отрадно видеть, как многие сердца стремятся к нему.

Шлю Вам и вашим славным друзьям привет от сердца и лучшие мысли.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

285. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 12.05.1975

12 мая 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваши письма от 11 апреля и 18 апреля /с письмом для Гунты Рудзите/ получил. Я как раз собирался в Ригу, где сейчас с успехом проходит выставка Н. К., и свёз Ваше благодарственное письмо. Точный адрес Гунты Рихардовны Рудзите: Рига, ул. Силциема, дом №13, корпус 2, квартира 48, Лат.ССР, СССР, 226024 /последняя цифра, как и в моём адресе, обозначает почтовый индекс, по которому почта быстрее распределяется по соответствующим почтовым отделениям/.

С Раей Богдановой дела в прежнем положении, если не ещё хуже. За день до меня она в сопровождении своего друга была в Риге и заявила директору музея, что те картины, которые «принадлежат ей» /т.е. картины из квартиры Юрия Николаевича/, она не согласна посылать на выставку в Новосибирск и «требует» их немедленного возвращения. На юбилейную выставку, которая проходила в Москве, Киеве, Минске, Ленинграде и теперь в Риге, было дано из квартиры Ю. Н. 11 картин. В прошлом году друга Раи из Новосибирска с позором выгнали, и вот теперь он нашёл средство «рассчитаться» с новосибирцами. Г[аральд] Лукин разговаривал в Риге с Раей, увещевал её, но всё безрезультатно. Она считает, что все, и в первую очередь С. Н., ведут себя неправильно, а она одна /вернее, они «двое»/ являются законными наследниками Н. К. и «продолжателями его дела». В Москве вышла книга «Зажигайте сердца», которую она «составила» под «литературным псевдонимом» с двойной фамилией. [Н. Рерих. Зажигайте сердца/Сост. Богданова-Рерих И. М.; Вступ. ст. Н. Тихонова; Коммент. и прим. А. Д. Алехина. – М.: Мол. Гвардия, 1975. – 207 с., [25] л. и.: портр. – сост.] Я этой книги ещё не имею и не уверен, получу ли. По сообщению из издательства, Рая получила 60 экземпляров и говорила, что «пошлёт в Америку и Индию». Не знаю, сделала ли это? Книгу я видел в вёрстке. С редактором я знаком. Она старалась сделать книгу как можно лучше, изъяла даже двойную фамилию, как Рае не принадлежащую, но потом, уже после отъезда С. Н., должна была восстановить по настоянию Раи как «литературным псевдоним».

Все Ваши посылки с вырезками, журналами и книгу «Нерушимое» я получил. Большое Вам спасибо за них. Вчера я получил телеграмму от С. Н. Он сообщает, что они уже выехали в Кулу и что он продлил разрешение на пребывание своих картин у нас ещё на шесть месяцев. Так что все выставки можно будет провести не спеша. Из Улан-Удэ уже сообщили, что выставка С. Н. там открылась. После Улан-Удэ она пойдёт в Новосибирск и будет там показываться одновременно с выставкой Н. К. В Новосибирск я поеду обязательно.

На этих днях я пошлю Вам свою статью о творчестве С. Н., написанную в связи с проходящими у нас выставками. Обязательно пошлю Вам через некоторое время и слайды. У меня есть заснятый на обратимую плёнку комплект, и я дам его скопировать. Копируют у нас хорошо. На всякий случай пересниму ещё раз картины в Новосибирске. Самое большое месяца через два Вы получите их. «Эрмитаж» выпускает комплект открыток, но я ещё не знаю, когда он будет отпечатан.

Всеми другими изданиями Вас тоже, конечно, обеспечу, в том числе и сборником, который сейчас сдан в редакцию. Готов он будет, вероятно, лишь в будущем году, т.к. в него включили много дополнительного материала, связанного с Юбилейными сессиями.

Если у Вас найдётся возможность послать мне ещё изданных Вами открыток, репродукций или юбилейной монографии с репродукциями, то был бы за них очень благодарен. Другой «компенсации» мне не нужно, а вот «изобразительный материал» /особенно открытки/ всегда требуется. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Пошлём set № 1 (3) – 8 в конверте, 2 монографии», – сост.]

Книга на бенгальском языке должна выйти в будущем году. Ею, конечно, Вас обеспечу. В этом году книга серии «Жизнь замечательных людей» должна выйти в переводе на литовском языке. Если есть к такому переводу интерес или если там будут удачные репродукции, то пошлю Вам и её.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

286. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 14.05.1975

14-ое Мая, 1975

Дорогой Павел Фёдорович,

Пишу Вам, ибо очень серьёзно озабочена: видимо, «дело с Раей» принимает сложный оборот, о чём Девика Рани писала мне в недавнем письме.

Наш музей недавно навестил учёный, Доктор Права, из Советского Союза с просьбой получить необходимые сведения о Пакте и Знамени Рериха для книги, которую он теперь пишет. Он посетил Раю в надежде получить материалы от неё – привожу его подлинные слова: «всё это оказалось очень сложным, и я ничего не получил». Конечно, мы его снабдили нашей Брошюрой о Пакте, редкими открытками, которые будут приведены, вероятно, в его книге, а также Монографией, выпущенной нашим музеем к Столетию Н. К.

Я уверена в том, что покойный Юрий Ник. привёз с собой из Индии, когда возвращался в Сов[етский] Союз, ценнейшую корреспонденцию Н. К. о Пакте с международными лидерами общественности, культуры, науки и искусств. Ведь существовали многочисленные материалы – книги, брошюры, газетные и журнальные статьи, выпущенные нами здесь, в Европе, в Индии и у вас.

Юрий отличался исключительной точностью в хранении архивов, особенно тех, относящихся к его отцу. И всё это осталось у Раи? Для каких целей она всё это прячет? Каким образом можно узнать и зарегистрировать все те материалы, которые у ней находятся?

Мне писать ей отсюда не имеет смысла, ибо она знает, как я на всё это смотрю – она мне не ответит, ибо определённо отнеслась враждебно ко мне, когда я её видела в Октябре и Ноябре в Москве. Вы же, насколько я помню, с ней не порывали и поэтому можете получить от неё какие-то справки. Ведь она в прошлом питала к Вам большое уважение и ценила Ваши советы.

Если же продолжать её абсолютно игнорировать, она разбазарит все находящиеся у ней архивы, вывезенные Юр. Ник. из Индии, и будет совершать непростительные действия с картинами Н. К. – я в ужасе при мысли об этом!

У ней гостила какая-то её приятельница из Латвии /не Рудзите ли?/ – я видела её, когда навестила Раю. Знаете ли Вы её и можете ли снестись с ней и как-то повлиять на Раю, избегая её помощника?

Я определённо чувствую, что как-то надо действовать – все те, с кем я встречалась, когда была в Москве, думали так же, как и я. А положение с тех пор не улучшилось с Раей. Буду очень ждать Ваших мыслей.

Мы буквально завалены работой, ибо материалы по столетию прибывают всё время, их нужно каталогизировать, а позже выставить. Буду Вас очень просить присылать мне всё, что можете – Вы нам всегда помогали в этом направлении.

Готовим на осень новую программу лекций, выставок и концертов. Получили ли Вы моё радио-интервью, которое прошло здесь после моего возвращения из Москвы? Я его сделал в виде репорта.

Каковы Ваши планы на лето? Мы уезжаем в деревню через месяц на отдых – очень устали, а также болели – год был насыщенным.

С сердечным приветом и лучшими пожеланиями от меня и Милы, мысленно с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

287. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 21.05.1975

21 мая 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

посылаю Вам свои впечатления о посещениях выставок Святослава Николаевича. Послал их также самому Святославу Николаевичу. Он одобрил. Полагаю, что Вы сможете что-либо из этого материала использовать при проведении осенью посвящённого С. Н. вечера. Как я уже писал, диапозитивы я обязательно пришлю позднее. Сейчас их у меня мало, но их для меня ещё делают. Кроме того, в июне я поеду в Новосибирск, где также будет проходить выставка С. Н., и постараюсь снять ещё на цветную обратимую плёнку.

Святослав Николаевич продлил разрешение на пребывание своих картин у нас ещё на шесть месяцев, чтобы провести выставку в Новосибирске без лишней спешки. Возможно, что в виду продления, выставку проведут ещё и в других городах.

Как Ваше здоровье? Куда собираетесь на лето? Поездка к нам была не так-то лёгкой, расстояние не малое, так что летом Вам было бы хорошо отдохнуть на свежем воздухе. В этом отношении у меня очень благоприятные условия, т.к. живу я за городом, среди зелени.

Послала ли Вам Р[ая] Богданова книгу «Зажигайте сердца»? [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «нет», – сост.] Я хотел получить от редактора с тем, чтобы послать Вам, но редактор сказала, что Богданова получила 60 экземпляров, сказав, что сама пошлёт в США.

Сердечный поклон от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

288. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 27.05.1975

27 мая 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил сегодня Ваше письмо от 14 мая и спешу ответить на него. Может быть, мой ответ застанет Вас ещё в Нью-Йорке. Недавно послал Вам свою статью о выставках С. Н. и некоторые газетные вырезки. Безусловно, всё, что буду иметь, вышлю Вам своевременно. К осени я составлю полный список имевших место у нас публикаций о юбилее Н. К. и включу в него те зарубежные, о которых имею данные.

С Раей, как я уже сообщал в своём письме от 12 мая, дела усугубляются. Пользуясь тем, что С. Н. своевременно не оформил дела по наследию и даже своим благосклонным к ней отношением во многом помог ей после ухода Юрия Николаевича, в том числе и с назначением пенсии, Рая сумела закрепить наследство за собой. В общем, в какой-то мере, повторилось дело Хорша. Последний, впрочем, не претендовал на имя и не объявлял себя «духовным» наследником Н. К., на что пошла Рая. Помимо её «шефа», с которым Вы виделись, к Рае нет никакого подступа. Васильчик теперь поселился у Раи на квартире и всем полностью распоряжается. Сыграв на Раином тщеславии и безграмотности, он полностью подчинил её себе. После отъезда С. Н., когда многие друзья поняли всю неблаговидность Раиного поведения, Васильчик поспешил путём лести и подарков собрать новый круг «сторонников», которым внушили, что С. Н. Раю «обидел», что только Рая является полномочной представительницей всей идеологии Н. К., от которой С. Н. давно уже «отошёл». Подобные абсурдные утверждения усиленно распространяются Васильчиком и поддерживаются Раей. Понятно, что я, как и другие старые друзья Н. К. и Ю. Н., решительно опровергаем всю эту несусветную чепуху, и теперь входа к Рае не имеем. Надеюсь, что со временем всё, конечно, станет на своё место, но сейчас положение безрадостное. Безусловно, серьёзная работа идёт своим чередом, получить же какие-то материалы от Раи невозможно без того, чтобы за них не платить денежные гонорары и не признавать её «Богдановой-Рерих». По счастью, у меня богатый архив и многие искусствоведы обращаются ко мне. Также и работа над фильмом, и над другими мероприятиями, в том числе новыми книгами, идёт, не касаясь Раи, и это особенно злит её помощника. В виду того, что многие пользуются моим архивом, он особенно восстановлен против меня.

Не знаю, как закончилась выставка Н. К. в Риге. На этих днях буду туда в музей звонить. Я писал уже, что Рая требовала «свои» картины с выставки обратно; но выставка должна пойти в Новосибирск. Оттуда уже выехали приёмщики выставки. Как только выставка поступит в Новосибирск, я сразу же туда выезжаю, т.к. у меня будет там два доклада, о Н. К. и о С. Н. У меня есть уже довольно много слайдов с картин С. Н., но копии с самих слайдов выходят хуже, чем если снимать на плёнку непосредственно с картин, поэтому я постараюсь снять картины С. Н. ещё и в Новосибирске, чтобы послать Вам слайды хорошего качества.

Желаю Вам, дорогая Зинаида Григорьевна, хорошего летнего отдыха. Сердечный привет от меня прошу передать Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

289. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 11.06.1975

11 Июня, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Совершенно неожиданно пришли на днях 4 книги «Зажигайте Сердца» и одна книга «Алтай-Гималаи». В «Зажигайте Сердца», посланной для меня, имеется славная надпись от Раи. Не знаю, хочет ли она возобновить со мной сношения, но, конечно, я её поблагодарю.

То, что Вы сообщаете о ней в своём письме, объясняет многое. Конечно, всё это чрезвычайно грустно и осложняет всё.

В Главе 8-ой, «озаглавленной «Здравствуй, Будущее» – упомянута «СЛАВА» – книга Н. К. Рериха, подготовленная им для печати, но не изданная»… /стр. 202/. Сама глава 8-ая на стр. 183 продолжается до стр. 198. Но ведь это не вся книга! Кто подбирал эти «Листы Дневника» – неужели Рая? Как этот манускрипт попал к ней? Судя по письмам Ник. Конст-ча ко мне, манускрипт «СЛАВА» был послан в Сов[етский] Союз Ник. Конст-чем в 1943 или 1944 году, но он не имел никаких сведений или этот манускрипт дошёл и очень беспокоился, не пропал ли он, ибо <не разб.> [связь? почта? – слово не читается, - сост.] в те годы была ужасной. Могли бы Вы разузнать об этой книге «Слава»?

Большое количество иллюстраций к книге «Зажигайте Сердца» взято с тех негативов, которые я послала Рае в прошлом, они все упомянуты, как идущие от нашего Музея. Надо сказать, что цветные иллюстрации вышли очень неплохо.

Пишу Вам о получении 4-ёх книг «Зажигайте Сердца» и 1 «Алтай-Гималаи» для того, чтобы Вы больше не заботились об их высылке.

Я также получила Ваше письмо от 27-го Мая и статьи о выставках Св. Ник., а также ряд других газетных статей. За всё приношу большую благодарность.

Буду крайне благодарна, если сможете прислать мне слайды с картин Св. Ник. после того, как Вы их заснимите в Новосибирске. Надеюсь, что они выйдут хорошими.

Между прочим, обратили Вы внимание, что на одной из первых страниц «Зажигайте Сердца» стоит: Гонорар за составление книги идёт в фонд Советского комитета защиты мира»? Также на этой же странице стоит: «Составитель И. М. Богданова-Рерих». А «От составителя» кончается следующим: «В заключение выражаю глубокую благодарность А. И. Стрикис, М. Ф. Дроздовой, В. Ю. Васильчику, В. В. Соколовскому и всем помогавшим в работе над этой книгой»!?

Итак, Васильчик вошёл публично в культурную коллегию – забавно, но и печально – теперь Вы от него так легко не избавитесь. Не могу не сказать, что он мне кажется опасным человеком по многим причинам.

Это письмо будет моим последним перед нашим отъездом в деревню.

Шлю Вам наилучшие пожелания – обязательно отдохните этим летом! Ведь Вы провели огромную работу за последние два года. В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

Сердечный привет от Милы.

 

 

290. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 11.07.1975

11 июля 1975 г.

[Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «1st list», – сост.]

Дорогая Зинаида Григорьевна,

посылаю обещанные слайды с картин Святослава Николаевича для намечаемого у Вас вечера. К сожалению, не все слайды получились хорошо. Я жду ещё одну плёнку, которую должны снять в Новосибирске, где сейчас идёт выставка. Хуже вышли слайды, которые у меня помечены крестиком. Я постараюсь их послать в лучших вариантах. Кроме того, если получатся, то вышлю ещё новые мотивы. Ниже привожу названия по номерам, которые отмечены над слайдами:

1. Молчание. 1964.

2. Дуссера. Кулу. 1944.

х3. Триптих. 1939–1942.

4. И мы приближаемся. 1967.

5. Глина приобретает форму. 1964.

6. Вечный зов. 1944.

7. Весть. 1953.

8. Когда собираются йоги. 1939.

9. Весна. 1961.

10. Возвращение домой. 1952.

11. Мои соседи. 1961.

12. Эти краски никогда не должны померкнуть. 1964. [так в тексте, правильно «…поблекнуть», – сост.]

х13. Воззри, человечество. 1962.

14. Ты не должен видеть этого пламени. 1968.

х15. Ближе к тебе, мать земля. 1968.

х16. Мы сами строим себе тюрьмы. 1967.

17. Портрет Н. К.

18. [Портрет] Кэтрин Кэмпбел. 1950.

19. [Портрет] Мору Рам. 1973.

20. [Портрет] Н. К. 1944.

21. [Портрет] Карма Дордже. 1974.

22. [Портрет] Девики Рани-Рерих. 1952.

х23. [Портрет] С. Радхакришнана. 1959.

24. [Портрет] Е. И.

 

О получении и качестве сообщите. Всё неподходящее постараюсь заменить лучшим качеством. Сам я «холодный» фотограф, так что не всегда хорошо получается. В виду того, что С. Н. продлил срок пребывания картин у нас ещё на полгода, Девика не сможет сделать новых диапозитивов, если она хотела их Вам послать. Жду Вашего письма.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

291. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 16.07.1975

16 июля 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

я недавно вернулся из длительной поездки. Был в Новосибирске, Барнауле и Улан-Удэ. В Улан-Удэ выставку С. Н. продлили, в связи с чем в Новосибирск она пошла позднее, чем намечалось. Поездка прошла хорошо и плодотворно. В Новосибирске у меня было два выступления о Н. К. в Доме Учёных, а также встречи с учёными, в том числе с президентом Сибирского Отделения Академии Наук СССР акад[емиком] М[ихаилом] А[лексеевичем] Лаврентьевым. С. Н. подарил Сибирскому отделению картину Н. К. «Победа». Выставка Н. К. там проходит с громадным успехом, только 13 VII её собирались закрывать. Кроме того, в Новосибирске я сделал доклад перед сотрудниками картинной галереи об искусстве С. Н., т.к. они будут проводить выставку С. Н. и им нужно было ознакомиться с основными принципами творчества С. Н., чтобы проводить потом беседы и экскурсии с посетителями.

В Улан-Удэ у меня были встречи и доклады в галерее, где проходит выставка С. Н., и в писательской организации. Кроме того, написал там три статьи для местной прессы. Их перевели на бурятский язык и опубликовали. Нанёс визит также Министру Культуры Бурятии. Посетил их очень интересный буддийский дацан, который находится невдалеке от Улан-Удэ.

Дома за всё это время накопилось много писем и другой различной работы, в том числе редакторской по сборнику, который готовит Институт Академии художеств. В этот сборник входит также и Ваше выступление в Академии художеств на научной сессии.

11 июля я послал Вам 24 слайда с картин С. Н. К сожалению, не все слайды вышли достаточно хорошо. Я заказал сделать ещё в Новосибирске и сразу же, как только получу, вышлю Вам дополнительно. Между прочим, для Вас сделал слайды Соколовский по Почаевской лавре с мозаикой Н. К. Он передаст их М[арине] Т[имофеевне] Кузьминой, и она перешлёт Вам.

Книгу «Зажигайте сердца» я так и не имею и не знаю – получу ли. Рая мне не пошлёт. Она и её помощник на меня в большой претензии, т.к. я – основная помеха их попыткам «монополизировать» все материалы о Н. К. После того, как уехал С. Н., и все старые друзья очень твёрдо высказали Рае свою позицию относительно её неблаговидных действий, она с помощником начала собирать новых сторонников. Так и фраза на книге о гонораре, о которой Вы упоминаете в письме, один из методов в тактике получения новых сотрудников. Без этой ссылки не было бы и предисловия от председателя Комитета.

Составляли книгу, конечно, не Рая, которая абсолютно в этом деле ничего не понимает из-за своей безграмотности, а Васильчик и Мария Филипповна [Дроздова]. После Вашего отъезда её «изгнали», но я слышал, что она теперь опять вхожа к ним. Составив «версию» о том, что С. Н. преследует сугубо «личные» цели и выгоды, а потому рассердился на Раю за её «бескорыстное служение» и верность «идеалам Н. К. и Е. И.», Рая и её помощник, или, вернее, «шеф», по-прежнему претендуют на положение «единственных наследников». Безусловно, они гонятся за возможно широким «признанием» своих «прав». Отсюда попытки наладить как можно больше прежних связей. Этим можно объяснить и посылку книг Вам. Конечно, ни Академия художеств, ни Министерство Культуры, ни другие официальные органы подобных «прав» за Раей не признают, но это не мешает их «деятельности». Все очерки, которые вошли в сборник «Зажигайте сердца», взяты из архива, который захватил с собой в Москву Юрий Николаевич. Ведь все эти материалы остались у него на квартире, и ими теперь распоряжаются по своему усмотрению.

К большому сожалению, я не смогу, вероятно, достать Вам значки. Они уже давно распроданы, я имею только один для своей коллекции. Если удастся, то вышлю, но в этом я мало уверен. А вот слайды обязательно ещё дошлю. Сообщите мне, пожалуйста, о получении посланных мною 11 июля.

В конце августа или начале сентября у меня намечена ещё одна поездка. Начнут монтировать фильм о Н. К., и я, как один из консультантов, буду принимать участие в этой работе. Хотя юбилей, как будто, и прошёл, но интенсивность работы у меня ещё не спала. Всё это лето пойдёт на поездки и работу над некоторыми ещё готовящимися публикациями.

Как удалось отдохнуть Вам в деревне?

Большой привет Миле.

Всего самого светлого. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

292. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.07.1975

24 июля 1975 г.

[Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «2st list», – сост.]

Дорогая Зинаида Григорьевна,

в дополнение к письму от 11 июля посылаю Вам ещё 24 диапозитива с картин С. Н. К сожалению, 7 из них тоже не особенно хороши. Некоторые повторяют посланные в прошлом письме мотивы, но Вы посмотрите – какие лучше по качеству. Я заказал сделать ещё диапозитивы для Вас в Новосибирске, однако выставка Святослава Николаевича была в Улан-Удэ продлена, поэтому в Новосибирске открытии только 16 июля, пока там сделают и вышлют мне, может пройти порядочно времени, и диапозитивы опоздают к докладу. Тем не менее, как получу из Новосибирска, так ещё дошлю Вам. Сейчас посылаю диапозитивы с картин:

1. Куда идёт человечество. 1939–1942.

2. Распятое человечество. 1939–1942.

3. Освобождение. 1939–1942.

4. Часовые. 1961.

5. Мои соседи. 1961.

6. Вечная жизнь. 1954.

7. Возвращение домой. 1954.

8. Когда собираются йоги. 1954.

9. Мои соседи 1961.

10. Пиета. 1960.

11. Карма Дордже. 1947.

12. И мы приближаемся. 1967.

13. Вечный зов. 1944.

14. Пандит Мору Рам. 1974.

15. Гималаи. 1974.

16. Надежда. 1943.

17. Священная флейта. 1968.

18. Молчание. 1964.

19. Воззри, человечество. 1962.

20. Эти краски никогда не должны поблекнуть. 1964.

21. Жизнь полна тайн. 1968.

22. Тайный час. 1955.

23. Рошен Ваджифдар. 1956.

24. Моя страна прекрасна. 1974.

 

Я надеюсь, что из посланных теперь 48 штук можно уже что-то для доклада выбрать. При первом же получении из Новосибирска дошлю ещё, но сейчас сам не знаю – когда получу. Подтвердите письмом получение уже посланных.

Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

 

293. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 11.08.1975

11-ое Августа, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Мне было переслано в деревню Ваше письмо от 11-го Июля, с 24-мя слайдами с картин Святослава Николаевича. Многие из них хороши и их конечно можно употребить. Буду очень Вам благодарна за присылку ряда улучшенных слайдов, как Вы обещаете. Наш фотограф оформит их в нужные для лекции рамки.

Материал Ваш для биографии С. Н. дошёл уже, а также несколько старей из газет о нём, присланных друзьями. Я по ним теперь составляю на англ[ийском] языке для нашего куратора лекцию.

Очень радуюсь Вашим вестям о прочитанных Вами лекциях о Свят. Ник. в Новосибирске, Барнауле и Улан-Удэ и Ваших новых встречах – видимо, Ваша поездка прошла очень успешно, как я прочла в Вашем письме от 16-го Июля.

Всё, что Вы пишете о Рае, просто невероятно! Как объяснить тот факт, что официальные органы не запрещают ей такие действия? Ведь она и её помощник захватили архивы Покойного Юрия Николаевича и распоряжаются ими, не обладая нужными для этого знаниями и умственным уровнем!

Как могут такие «игнорамусы» собирать материалы из книг Николая Константиновича или же делать «выборки» из них по своему понятию!!!

А теперь ещё одна «новость» Рая собирается написать /?/ и выпустить книгу о Елене Ивановне!! Думаю, что она и её помощник хотят использовать материалы, находящиеся в личных архивах покойного Юрия Николаевича, вывезенных им из Индии в 1957-ом году, когда он вернулся в Советский Союз, чтобы продолжить свою огромную научную деятельность. Их нужно остановить! Как могла Марья Фёдоровна [так в тексте, правильно «Филипповна», - сост.] [Дроздова] вернуться к ним и помогать им после того, как они с ней в прошлом так гадко поступили, о чём она мне подробно рассказывала. Можете ли Вы ей писать и узнать что-либо об этой новой затее?

Я уверена, что Е. И. Полякова смогла бы написать достойную книгу о Елене Ивановне, хотя и она её лично не знала. Думаю это потому, что она в своей книге о Николае Константиновиче написала, хотя и коротко, но очень чутко о Е. И. Если дать ей материалы о Е. И., она могла бы написать прекрасную книгу, какую одобрил бы и сам Николай Константинович! А ведь он при жизни сам так высоко почитал великие знания и достижения Е. И.! Такую книгу может написать лишь исключительно талантливый и опытный писатель, собравший большие сведения о Е. И. Воссоздать истинный облик Е. И. очень важно именно для молодого поколения и внушить ему ту горячую любовь к родине и служение ей, о чём Е. И. неутомимо писала и говорила всю свою замечательную жизнь. Пишу Вам об этом, ибо чувствую, как сходятся наши мысли.

В Вашем последнем письме от 24-го Июля пришли новые 24 диапозитива с картин Св. Ник., вероятно, улучшенные по сравнению с присланными Вами раньше. Очень Вам благодарна за них. Лекция о С. Н. у нас пойдёт в музее, вероятно, в начале 76-го года.

Жара у нас стоит изнурительная, как всегда в Августе.

Шлю сердечный привет и лучшие мысли, к которым присоединяется и Людмила.

Ваша З. Г. Фосдик.

 

 

294. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 29.08.1975

29 Августа, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

В Советском журнале «Художник», 4 – 1975 имеется прекрасная статья В. Кеменова «Николай Рерих». В ней упомянуты на стр. 54 статьи Н. К. о Рамакришне, Вивекананде, Тагоре, Ганди и Неру. Имеются ли у Вас эти статьи, и если есть, не могли бы Вы сделать их копии и послать мне? Буду Вам глубоко признательна.

Также, если только возможно, пришлите нам слайды с тех картин Н. К., которые Святослав Николаевич привёз из Индии для выставок у вас. Они нам будут нужны для нашей ежегодной иллюстрированной лекции о Н. К. Очень хотелось бы их иметь – ведь эти картины в Америке не известны.

Есть ли что-либо новое в связи с Раей? Думаю об этом и, конечно, беспокоюсь – не было ли каких-либо новых выступлений с её стороны.

Мы уже работаем полным ходом! Надеюсь, Вы отдохнули этим летом после целого года насыщенной работы.

С сердечным приветом от нас обеих.

В духе Ваша З. Г. Фосдик.

 

П.С. Есть ли у вас пресса о Ваших лекциях в Новосибирске в связи с выставками Н. К. и С. Н.? Если имеются лишние копии, очень буду благодарна за их присылку.

 

 

295. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 08.09.1975

8 сентября 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 11 августа получил. Очень рад, если посланные слайды с картин Святослава Николаевича сможете использовать. Некоторые из них вышли плоховато, но некоторые, кажется, удались. Мне обещали сделать в Новосибирске ещё. Выставку там собирались продлить. Выставка пользуется большим успехом. Я полагаю, что новосибирцы уже послали Вам вырезки из прессы. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «да», – сост.]

Я сейчас не имею новостей о Рае. Кажется, там пока без перемен. Никакой книги о Е. И. ни сама Рая, ни её помощник, по своему невежеству, написать, конечно, не смогут. Но не исключаю, что будут разными способами привлекать кого-то, кто для них поработал бы. Возможно, разными посулами, они и Марию Филипповну [Дроздову] привлекли опять. Во второй половине этого месяца я хочу обязательно побывать в Киеве и в Москве. Надеюсь, что тогда узнаю подробнее. Я уверен, что к 1979 году, когда исполнится 100 лет со дня рождения Е. И., у нас будут подготовлены и появятся в прессе хорошие, квалифицированные статьи. Некоторые молодые учёные готовят материалы. Относительно книги – сказать сейчас не могу уверенно. Ко мне обращался один доктор искусствоведения за материалами, т.к. собирался в будущем году начать работать над этой темой. Может быть, и получится. Но, конечно, составить жизнеописание Е. И. в объёме книги – чрезвычайно трудная и ответственная задача. Над ней надо поработать целому коллективу. Необходимо изучить множество архивов. Будем надеяться, что всё это благополучно завершится. По приезде из Москвы сразу же напишу Вам.

Большой привет Людмиле. Всегда душевно Ваш П. Беликов.

 

 

296. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 18.09.1975

18 сентября 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил сегодня Ваше письмо. Собираюсь в отъезд и хорошо, что письмо ещё застало меня дома.

Из Новосибирска мне писали, что для Вас готовят хорошие слайды с картин Святослава Николаевича. Для меня там должны ещё сделать слайды с картин Н. К. Сейчас у меня имеется 8 слайдов, которые и прилагаю. Это:

1. Клад захороненный. 1947.

2. Богатыри проснулись. 1940.

3. Ангел последний. 1942.

4. Охота. 1937.

5. Партизаны. 1942.

6. Лама. 1941.

7. Ярослав Мудрый. 1942.

8. Александр Невский. 1942.

 

Я надеюсь, что получу ещё и смогу потом добавить. В Новосибирске по моим выступлениям были только информационные сообщения. В Улан-Удэ были опубликованы две моих статьи, одна на русском языке и другая в переводе на бурятский. Я потом отпечатаю русский текст последней статьи и пошлю Вам. Возможно, там появится в толстом журнале ещё одна моя статья, точно сейчас не знаю.

Обычной бандеролью послал для Вашей коллекции книгу серии «Жизнь замечательных людей» в переводе на литовский язык и «Учебник Новейшей истории». На стр. 197 там упоминается С. Н., это указывает на большую его популярность у нас. Попадают в учебники общеобразовательных средних школ немногие.

По приезде напишу Вам о новостях.

Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П.Беликов.

 

 

297. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 03.10.1975

3 Октября, 1975 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 18-го Сентября пришло вместе с 8-ю отличными слайдами с картин Н. К.

Очень благодарна за них, но обращаю Ваше внимание на № 5, который обозначен Вами «Партизаны». 1942. – это неправильно. Картина эта у нас в Музее и называется «Хранители снегов». Она относится к Снегурочке, опере Римского-Корсакова. Н. К. писал костюмы и декорации для постановки этой оперы в Чикаго в 1921–1922 году, по приглашению Мэри Гарден, директора Чикагской Оперы в то время. Между прочим, где находятся эти картины Н. К., в Новосибирске или в Ленинграде? – картины со слайдов, Вами присланных.

Очень ценим Ваше сотрудничество по высылке нам слайдов с картин Н. К. и С. Н.

Будем ждать Ваших новых статей. Оформляем теперь специальные витрины под стеклом, в которых выставим книги и журналы, относящиеся к Н. К. – его ранним годам и столетию, на всех языках.

Мы здесь очень радуемся Вашей предстоящей встрече с Св. Ник. и Девикой. Вероятно, многое сможете обсудить совместно. Надеюсь, что придёте к какому-то решению относительно Раи. Кстати, связана ли она вновь с Марьей Филипповной Дроздовой? Встречаетесь ли Вы с ней – она мне писала летом и я думаю, что она знает о будущих планах Раи.

Работа у нас идёт успешная, Музей посещается больше, чем когда-либо – стараемся беречь здоровье, что очень и Вам советую!

С лучшими сердечными пожеланиями от нас обеих, З. Г. Фосдик.

 

 

298. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 14.10.1975

14 октября 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 3 октября застало меня ещё дома. С фильмом несколько задержались, теперь группа уже всё отсняла, побывала в Кулу, скоро начнут монтаж, и я на этих днях собираюсь выехать.

Из Новосибирска сообщили, что для Вас сделали ещё достаточно слайдов и очень хорошего качества. Так что Вы будете вполне ими обеспечены.

Картина, обозначенная «Партизаны – 1942» – из коллекции С. Н. В Русском музее также имеется два варианта этого мотива с таким же названием. Я не исключаю, что в военные годы Н. К. повторил мотив и дал ему новое название. Название «Партизаны» соответствует списку, составленному самим Н. К. и проверенно по номеру на подрамнике.

На этих днях пошлю Вам ещё номер журнала «Байкал», в котором помещена моя статья о выставках Святослава Николаевича. Это немного изменённый вариант статьи, которую я Вам посылал в машинописи. Теперь он появится в печати.

Я писал относительно Раи Борису Алексеевичу [Смирнову-Русецкому]. Он говорил с М[арией] Ф[илипповной] Дроздовой. Она уже не первый раз делает поворот на сто восемьдесят градусов. Прямо сказала, что она полностью «поддерживает линию Раи», что все ошибаются и должны теперь признать свою ошибку, что разговор с Вами был только «эпизодом», что я поссорил С. Н. с Раей и т.д. и т.п. Я этому не особо удивился, т.к. таких «эпизодов» у М[арии] Ф[илипповны] со мной было уже несколько. Васильчик и Рая что-то ей опять посулили. Они ведь в ней нуждаются, т.к. оба люди безграмотные и некому писать того, что будет Раей подписываться. Я надеюсь, что в случае приезда С. Н. поздней осенью этот узел будет один раз распутан. Горько, когда великое имя Н. К. профанируется, и невежественные люди претендуют на какую-то «монополию», прибегая при этом к весьма неприглядным приёмам. Полагаю, что и «Зажигайте сердца» были посланы Вам с целью показать, что «Вы с ними». В общем, на эту тему даже писать не хочется. Теперь напишу уже о своих впечатлениях о готовящемся фильме. Надеюсь, что просмотрю его перед окончательным монтажом.

Сердечный привет Людмиле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

299. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 30.10.1975

30-ое Окт[ября], 1975 [г.]

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 14-го Октября и очень рада была узнать о том, что из Новосибирска придут добавочные слайды для лекции о Святославе Николаевиче. В прошлом письме Вы также прислали мне несколько слайдов, за которые приношу благодарность. Лекция будет очень интересной о Святославе Николаевиче.

Буду ждать от Вас копию журнала «Байкал» с Вашей статьёй в нём о Св. Ник. У нас уже накопился превосходный материал о нём, из многих журналов и из газет, вышедших в Сов[етском] Союзе, а также в Индии.

Ваше сообщение о М[арии] Ф[илипповне] Дроздовой меня удивило, ибо то, что она мне говорила в Москве, при встрече с нею, совершенно противоречит её теперешнему поведению. Она, вероятно, полагается на мою забывчивость. Назвать то, что она мне сообщила о Васильчике и Рае, «просто эпизодом» просто глупо. Она не заслуживает никакого доверия. Очень грустно узнать от Вас о недостойном, продолжающемся поведении Раи и Васильчика. Действительно, полная профанация великого имени и идеалов Н. К-ча.

Буду очень ждать Ваших мыслей после того, что Вы увидите документальный фильм о Н. К. Жаль, что «фильмовая бригада» не заскочила к нам из Индии, в Н[ью-]Й[орк], чтобы заснять наш музей, исключительно посвящённый творчеству Н. К. Ведь у нас очень значительная коллекция его картин, и музей широко известен в Америке, Европе и Индии. Может быть, в будущем кто-то подумает об этом.

Помимо лекций и концертов у нас пойдут интересные выставки – одна – выставка исторических памятников и впечатлений о Маньчжурии. А другая – о Советской Женщине. Последняя посвящена Международному Году Женщины. Работа наша растёт и рук не хватает всё сделать.

Шлю сердечный привет, к которому присоединяется также Мила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

300. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 02.12.1975

2 декабря 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

я только что вернулся из Москвы и из Киева и застал Ваше письмо от 30 октября. В Москве занимался редактированием сборника статей о Н. К., в который входит и Ваше выступление на научной сессии в Академии художеств. Сборник будет хорошо иллюстрирован.

В Москве готовится также альбом репродукций с картин Святослава Николаевича. Турне его выставок закончилось Новосибирском, т.к. наступили морозы и в Сибири передвигать картины уже нежелательно, темпера не очень хорошо переносит резкие изменения температуры. Выставка картин Н. К. пошла из Томска в Вильнюс. К концу года все картины будут возвращены Святославу Николаевичу.

В Москве получил от Соколовского слайды, которые он специально сделал для Вас. Это – мозаики Н. К. в Почаевской лавре и в селе Пархоменко. Они прекрасно сохранились. Владимир Васильевич [Соколовский] сделал ещё копии со слайдов восхождения на пик имени Н. Рериха. Со следующим письмом пошлю и их, постараюсь также послать несколько слайдов /кадров/ из фильма о Н. К. Фильм идёт к успешному завершению. Я присутствовал как консультант при монтаже, первом редакторском просмотре и обсуждении. Работа сценаристов, режиссёра и операторов получила прекрасную оценку. Записана специально созданная для фильма музыка. Сейчас проводится окончательная шлифовка, в этом году фильм должен быть готов. Полагаю, что и Вы его скоро увидите, т.к. он пойдёт во все отделения Обществ Культурной Связи с зарубежными странами. Фильм полнометражный. Операторы ездили специально в Индию. Снимки получились хорошие.

В отношении Раи новостей пока нет. М[ария] Ф[илипповна] Дроздова в своё время стремилась поселиться вместе с нею на её квартире. Возможно, что не оставила этих мыслей, но Васильчик опередил её. Отсюда и «союз», и «конкуренция», а в результате постоянная двойственность. О Васильчике же и писать не хочется, он дошёл до абсурдной версии, утверждая, что является перевоп[лощением] Н. К. – отсюда слепое преклонение перед ним Раи. Всё это – сплошной бред и, как Вы правильно заметили, – просто кощунство. Но, как и всегда, нужная работа по Культуре идёт свои чередом.

Сердечный поклон Людмиле. Душевно Ваш П. Беликов.

 

 

301. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 06.12.1975

6 декабря 1975 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

посылаю Вам дополнительные слайды – шесть слайдов восхождение на пик им. Н. К. Рериха. Эти слайды сделали, когда снимали фильм. Маленький формат слайдов – из фильма, там снимки Девики и Святослава Николаевича в Бангалоре и Ваши в Москве. Как я Вам уже писал, для Вас сделана большая серия слайдов с картин С. Н. в Новосибирске. Я не знаю – послали ли Вам? Там распоряжалась Кашкалда, но она неважный распорядитель. Выставка С. Н. в Новосибирске была ею задержана и теперь уже не сможет быть показана в других городах, а это очень жаль. Как-то везде, где ориентируются на Раю, получаются неувязки. А у Кашкалды как раз это наметилось. После отъезда С. Н. Рая и Васильчик очень усиленно стараются привлечь к себе сторонников, что видно и по Марии Филипповне [Дроздовой]. Вы имели с нею беседы, также и мне она много говорила о всей абсурдности и невежественности претензий на «удочерение» и «единственной наследнице», но какими-то посулами умеют некоторых людей прельстить, и те забывают сегодня то, что говорили вчера. Раю, конечно, как Вы правильно пишете, жаль. Человек она полуграмотный и, казалось было, сердечный, но, очевидно, тщеславие и малый интеллект подвели. Но я уверен, что всё это со временем встанет на своё место после того, как дойдёт до полного абсурда. «Тактика Адверза» – как в таких случаях говорил Н. К.

Сердечный привет Людмиле. С наилучшими пожеланиями, душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

302. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 22.12.1975

22 Декабря, 1975

Дорогой Павел Фёдорович,

Подтверждаю получение Ваших 2-ух писем от 6-го и 10-го Дек[абря] с дополнительными слайдами 12 большого размера и 6-тью меньшего. Всё это я очень оценила и глубоко благодарна Вам за все Ваши труды для собрания всех этих слайдов и посылки их нам, в музей для наших лекций о Н. К. и Свят. Ник.

Очень рада была узнать о выходящем у вас сборнике статей о Ник. Конст-че, а также об альбоме репродукций с картин Св. Ник., которые готовятся к выходу.

Прошу поблагодарить от моего имени и нашего музея Влад[имира] Вас[ильевича] Соколовского за слайды с мозаики Н. К. – очень ценю это. – Хочется, конечно, увидеть документальный фильм о Н. К., но как это сделать?

Поразилась влиянию Раи на Кашкалду в Новосибирской галерее. Там ведь имеются ярые почитатели искусства Ник. Конст. и Св. Ник. Неужели они не понимают всего абсурда поведения Раи и её сотрудника? Всё это вносит смущение во многие умы, как то Марьи Фил[ипповны Дроздовой] и других. Когда же это придёт к концу?

Вероятно, теперь уже все картины возвращены Св. Ник. в Индию. Я очень тревожусь за картины – темпера, не под стеклом, подвергается повреждению.

У нас прошла превосходная лекция нашего куратора о Н. К. с приложением слайдов, полученных от Вас – спасибо Вам за них огромное.

Лекция о Св. Ник. со слайдами пойдёт в Апреле 1976 г.

В общем 1975 год был очень насыщенным здесь – много посетителей Музея из других стран, всё растущий интерес к творчеству Н. К. Его книга на английском языке, изданная нами, «Нерушимое», пользуется успехом большим здесь.

Получили от Вас журнал «Байкал» № 5 – 1975 г. и с удовольствием прочли Вашу прекрасную статью о Св. Ник. – искренне благодарна Вам.

Желаем Вам здоровья и успехов в Вашей прекрасной деятельности на 1976 год.

В духе с Вами. З. Г. Фосдик.

 

 

 

303. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 20.01.1976

20 Января, 1976 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила только что от Раи письмо, копию которого я прилагаю здесь.

Конечно, я не думаю, что она сама писала это письмо, её помощник приложил свою руку очень широко. Я не собираюсь отвечать на это письмо, ибо пререкаться с Раей не приведёт ни к чему. Также не собираюсь посылать ей копию моего письма к Свет. [так в тексте, – сост.] Ник-чу.

Моё письмо к Св. Ник. он Вам переслал, и я знаю, что Вы даёте это письмо читать нашим общим друзьям. Спрашивается, каким образом могла узнать Рая об этом письме? Кто же из наших общих друзей сообщил о нём Рае? Думаю, Вам легче всего разузнать, кто именно явился таким ложным другом и шептуном.

Зная Вас уже много лет, я твёрдо уверена в том, что моё письмо даётся Вами там, где нужно, и я очень прошу Вас расследовать всё это мучительное дело.

То, что я писала в моём письме Свят. Ник., остаётся в силе, и я от этого не отказываюсь, как Вы знаете, я никаких грубых и резких обвинений против Раи не выдвигала в моём письме, я писала то, что знаю, хотя Рая и пишет «Вы черните человека за его спиной, даже не узнав от него, как обстоят дела», это, конечно, не правда.

Когда я была в Москве, я ознакомилась подробно со всеми действиями Раи, она посетила меня в гостинице, а позже я её навестила с М. Ф. Орловой [так в тексте, наверное, с Марией Филипповной Дроздовой? – сост.] в Мемориальной квартире Ю. Н. Рериха, где она живёт.

Я упорно подчёркивала необходимость помещения всех картин Н. К. в одном месте, под опытным наблюдением культурного человека, могущего дать правильные и точные сведения об искусстве и творчестве Н. К. и о работах Ю. Н.

Я была вполне в курсе дела её враждебного поведения по отношению к Св. Ник. Больше того, мы говорили об этих поступках вместе с друзьями, т.е. не за её спиной.

Разъединение и разрушение именно началось ею и её помощником; когда она работала первые годы после ухода Ю.Н. вместе с друзьями. Всё шло нормально, она действовала открыто, во всём совещалась с друзьями, Свят. Ник., и я знала о всех её действиях и охотно и доброжелательно переписывалась с нею. Насколько я поняла, Свят. Ник. после смерти Юрия Николаевича старался всячески упрочить материальное положение Людмилы и Раи. Очевидно, Рая об этом забыла и на каких-то неизвестных никому основаниях начала считать себя приёмной дочерью Н. К. и Е. И. Рерихов.

Я вела с ними обширную переписку все эти годы и если бы они решили удочерить её, они бы, безусловно, мне об этом написали, ибо ничто не скрывали от меня.

Моя огромная корреспонденция с Е. И. и Н. К. существует в полном порядке, я её изучаю всё время.

Копию письма Раи я также пошлю Свят. Ник. и Девике. Если Вы думаете, что копию её письма ко мне нужно послать также кому-то из наших общих друзей, напишите мне об этом. Но лучше всего, если Вы лично покажете эту копию, кому надо. Всё же, думается мне, теперь не предпринимать каких-то решительных мер, а ждать её действий.

Именно теперь, когда Родина так высоко чтит Н. К. Рериха как великого художника, мыслителя и гуманиста, Рая затеяла какое-то тёмное дело. Неужели имеются люди, находящиеся на её стороне? Я не говорю только о М[арии] Ф[илипповне Дроздовой], но и о других высоко культурных, порядочных и чутких личностях, с которыми я встречалась.

Буду ждать Вашего ответа и мыслей обо всём этом деле.

Надеюсь, что Вы здоровы и продолжаете Вашу прекрасную работу.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Уже в 1972 и 73-тьем году она подписывалась Богданова-Рерих. Почему же в те годы это не было официально опротестовано?

 

 

304. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 11.02.1976

11 февраля 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

вчера послал Вам бандероль с книгой о Монголии, в которой имеется глава о Н. К. и вырезками о выставках Бориса Алексеевича Смирнова, он просил меня послать эти материалы Вам.

Сегодня собрался ответить Вам на Ваше письмо от 22 декабря и вдруг получил письмо от 20 января с приложением письма от Раи. Раино письмо не только возмущает меня до глубины души, но и поражает своей глупостью. Чего стоит одна её приписка «прошу обращаться ко мне по имени-отчеству». В этом сказывается вся мелочность человека. Обвинения и «наставления» в Ваш адрес выглядят просто дико. Конечно, письмо писала не сама Рая, как Вы, так и я знаем, что она не в состоянии написать складно даже маленькой записочки. Всё это составлялось её помощником, и всё это письмо лучше всего характеризует его подлинную сущность. Узнаю я и его «стиль» писать и употреблять выражения, свойственные самым низменным, грубым людям. Что же, может быть, такое письмо ставит многие точки над «и», потому что всё-таки ни кто иной, как Рая, подписала его и этим самым показала, до каких пределов она дошла.

Копию Вашего письма я получил от С. Н. Девика сообщила, что она хотела использовать его в переговорах с Министерством Культуры, а также написала, чтобы я познакомил с ним близких друзей. В Москве я давал письмо Борису Алексеевичу [Смирнову-Русецкому]. Он с Раей не общается давно уже, но мог упомянуть о письме Марии Филипповне [Дроздовой], «манёвры» которой выявились позже. Будучи в Новосибирске, я знакомил с письмом Наталью Дмитриевну [Спирину], но она абсолютно вне подозрений. В разговорах с Кашкалдой я указывал, что неправильно становиться на сторону Раи и защищать её позицию против С. Н. Ссылался, что никто из друзей Н. К. Раю не оправдывает. Кроме того, копию письма я послал в Ригу Гунте, дочери Рихарда Яковлевича [Рудзитиса]. Мы с нею обмениваемся архивными материалами, и она была против Раиных поползновений. Возможно, что Гунта из лучших побуждений разубедить кого-либо из Раиных сторонников показала это письмо или рассказала о нём. Но скорее всего могло дойти до Раи и через Кашкалду. Она внесла много путаницы в выставку С. Н., по её вине сорвался дальнейший маршрут выставки. Об этом я постараюсь узнать. Копию Раиного письма я посылать никому не буду, а если потребуется, то запрошу Вас. При случае сообщу только ближайшим друзьям о занятой Вами позиции. Отвечать на подобные письма, конечно, нет надобности. Конечно, поползновения Раи на звание «приёмной дочери», так же как и её двойная, незаконно присвоенная ею фамилия, вызвала решительные протесты друзей Н. К., в результате чего и последовали её разрывы с ними. Ведь сейчас около неё нет ни одного близкого Ю. Н. или С. Н. человека, «вербовка» же новых «сотрудников» происходит в кругах, которые мало информированы и не входят в подробности. Сам факт жительства Раи в квартире Ю. Н., свободное пользование всем его наследием многих вводит в заблуждение. Возможно, что мы иногда проявляем излишнюю «деликатность» из-за желания избежать ненужного шума вокруг имени Н. К. Раин же помощник в популяризации «приёмной дочери» в средствах не стесняется. Вот и после отъезда домой С. Н. была предпринята необыкновенная активность, которая особенно увеличилась с выходом книги «Зажигайте сердца». Книга рассылалась по всем инстанциям, причём некоторым лицам, которые знали о позиции, занятой С. Н., посылались письма, в которых давались объяснения, почему во всём «права» Рая. Одно из подобных писем было послано и Валентине Павловне [Князевой]. Валентина Павловна послала мне копию своего ответа. Прилагаю её. По этой копии Вы можете судить о том, как к Рае относятся люди, которые истинно почитают великое наследие Н. К. Однако, как следует вывести и по посланному Вам письму, которое Рая хотя и не написала, но сочла возможным подписать, воздействовать на неё ничем нельзя, во всяком случае, ничем хорошим. Сейчас трудно сказать, как в дальнейшем события разовьются, но уверен, что правда всегда торжествует, а самозванство всегда получает достойную его оценку.

Я сейчас начал одну новую работу, в которой хочется больше рассказать о деятельности всех членов семьи Николая Константиновича. Недавно у меня был профессор, доктор юридических прав Богуславский, который посещал и Ваш Музей. Мы с ним беседовали о книге по охране культурных ценностей, которую готовит он. Кое-чем из архивных материалов, в том числе очерков самого Н. К. на эту тему, поделился с ним. Наметили также и дальнейшее сотрудничество.

Большой привет от меня прошу передать Людмиле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

 

305. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 16.02.1976

16 февраля 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получив Ваше письмо с копией письма от Раи, я сразу же Вам ответил. Признаться, я был так озадачен и спешил с ответом, что не проверил некоторых дат. Теперь просмотрел всё и могу уточнить.

По приезде из отпуска Вы также написали мне о своих беспокойствах по поводу книги о Е. И., которую Рая собирается издавать, а также запросили о Марии Филипповне [Дроздовой]. Непосредственно ей я писать не стал. Перед моим отъездом из Москвы я видел её и тогда она «возмущалась» действиями Раи и её помощника, однако уже до этого она свои взгляды меняла, поэтому я поопасался обращаться прямо к ней, а написал Борису Алексеевичу [Смирнову-Русецкому]. Когда я получил копию Вашего письма к С. Н. с сопроводительным письмом, в котором было сказано, что с копией можно ознакомить людей, которые имеют к этому делу отношение, я послал копию Борису Алексеевичу, чтобы он точно знал и Вашу позицию. Ведь на том, что Вы Раю будто бы во всём поддерживаете – очень многое строилось. Вы сами имели от неё письма и даже телефонные звонки с приглашением остановиться у неё. Всё это широко рекламировалось. Ведь и главной целью помещения Вашей и С. Н. статей в книге, составителем которой значилась бы «Богданова-Рерих», было «официальное» признание Вами и С. Н. присвоенного ею звания и имени. Именно так это выглядело бы. Ведь первое крупное недоразумение и конфликт с Раей и у меня произошёл после того, как я наотрез отказался допустить в книге «Литературное наследие» участие Васильчика и Раи под званием «приёмной дочери» и «Богдановой-Рерих». Тогда они, отлично зная, что над книгой в основной работаю я и что все контакты с Академией художеств в отношении этого издания поддерживаются и налажены мною, в большом секрете от меня попытались вмешаться в эту работу и прямо заявили, что только они имеют право распоряжаться литературным наследием Н. К. и что все материалы, которые я собрал, получены мной от них. Эту явную ложь мне было легко опровергнуть, в Академии художеств с ними вообще не стали разговаривать, в именном списке книги я очень корректно написал о Богдановых, но, конечно, без ссылок на то, чего на самом деле не было. То, что удочерения не было, достаточно хорошо известно всем друзьям, ведь при приезде сюда их оформляли как «Экономок», а не как «приёмных». Моя твёрдая позиция в этом вопросе, а также отрицательное отношение к другим, явно неблаговидным, подчас порочащим имя Н. К. действиям, и вызвало острую вражду ко мне Васильчика и Раи. Кроме того, я не только отверг все их претензии на «монополию», но и стал помогать материалами из своего архива всем тем, кто не мог получить материалов от Раи, или кому материалы были обещаны только при условии ссылок на «Богданову-Рерих». Последнее требование было непременным и многих ставило в трудное положение. Когда же их надежды на полную «монополию» рухнули, то, конечно, я оказался главным виновником, на меня посыпались жалобы. Уверен, что и Вы их от Раи получали, но не придали им значения. На меня же сыпались обвинения и письма, подобные тому, которое получили Вы, причём до смешного похожие, вплоть до указаний обращаться по «имени-отчеству». Поэтому меня не особо удивило содержание письма Раи к Вам, содержание было хорошо мне известно по письмам, ранее полученным мной, но до глубины души возмутило то, что у Васильчика хватило наглости, а у Раи глупости и бесстыдства послать письмо такого содержания именно Вам – старейшему сотруднику Е. И., Н. К. и его сыновей. При этом, до абсурда завравшиеся люди, осмелились читать Вам нравоучения и указывать на раскол в Музее, когда именно Вы доказали свою непоколебимую преданность, а они сами пошли по существу путями Хорша. Всему этому, действительно, слов не находишь.

Я не запросил ещё у Бориса Алексеевича, показывал ли он Ваше письмо к С. Н. Марии Филипповне, знаю только, что он имел с нею разговор, о результате которого я Вам уже сообщал.

В прошлом письме к Вам я, конечно, напутал, что передал копию письма Наталье Дмитриевне [Спириной], когда был в Новосибирске. Тогда у меня не было его ещё на руках. У нас был просто серьёзный разговор на тему о действиях Раи. Был разговор и с Кашкалдой, которая очень активно занималась выставками и ещё год тому назад крайне отрицательно относилась к Васильчику, даже отказалась с ним встречаться, когда он посещал Новосибирск, а также очень возмущалась Раей. На этот раз Кашкалда выказывала какие-то колебания. Когда я получил копию Вашего письма, я послал его Наталье Дмитриевне. У Кашкалды тогда были большие неприятности с выставкой, и в переписке с Натальей Дмитриевной мы решили, что знакомить её с этим письмом до окончания выставки не следует, чтобы поберечь её нервы, а ознакомить её с занимаемой Вами позицией следует после окончания выставки. Это я и сделал в декабре, когда картины были отосланы, а Кашкалда направлялась в отпуск. Во время отпуска она, кажется, посещала Москву. Не знаю, чем её Рая теперь подкупила, но не исключаю, что именно Кашкалда информировала её о письме. Но это, конечно, предположения, которые нужно проверить и сделать это будет возможно, т.к. с письмом ознакомилось только несколько человек. Думаю, что в данном случае самым показательным является Раина реакция на письмо, ведь последнее не только правдиво, но и вполне корректно, чего о реакции не скажешь.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

306. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 21.02.1976

21 Февраля, 1976 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Спасибо за Ваше обстоятельное письмо от 11 Февраля, в котором Вы сообщаете о получении Вами моего письма от 20-го Января. Значит, Вы в курсе всех проделок Раи и её помощника. Я не собираюсь отвечать ей, ибо думаю, что она не в здравом уме. Грустно при мысли о том, какую участь она себе готовит.

Вы правильно предполагаете, что Мария Филипповна [Дроздова] здесь также замешана и действует не этически. Также вполне возможно, что Гунта или Кашкалда каким-то образом сообщили Рае о моём письме и даже послали ей копию его. Если Вам удастся, без особых затруднений, узнать об этом, сообщите. Думаю, что такое сведение явится полезным для будущего.

Очень благодарна Вам за присылку мне копии письма Вал[ентины] Павл[овны Князевой] – её ответ прекрасен, написан достойно и сильно… Будем надеяться, что и другие друзья ответят в таком же духе. Нужно всячески пресекать её наветы пером и делом, где только возможно. Но грустно при мысли, что в такой замечательной семье, как Рерихи, многие годы жила, очевидно, недостойная девушка, о которой заботились и к которой так сердечно относились.

С Проф[ессором] Богуславским я беседовала, когда он был у нас в Музее, и дала ему материалы о Пакте и Знамени Мира. Он тогда собирал их, чтобы позже написать о Пакте, что он и сделал, в своей статье. Как Вы пишете, он собирается ещё писать об этом, что меня радует. О Пакте и Знамени мира нужно писать больше, чем когда-либо, считаясь с падением культурности во многих странах.

Буду рада получению Ваших дальнейших вестей.

У нас всё идёт прекрасно и усиленным темпом. Посылаю здесь текст специального «пресс-ревью» лекции о Свят. Ник. Также прилагаю годовой отчёт музея за 1975 г., в котором Вы найдёте нашу признательность Вам за прекрасные слайды с картин Св. Ник.

Шлю сердечный привет Вам и Вашей семье, к которому присоединяется также и Мила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

307. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 12.03.1976

12 Марта, 1976 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 16-го Февраля и благодарю Вас за уточнение многих сведений. Конечно, Борис Алексеевич [Смирнов-Русецкий] всегда считался близким другом и хорошо, что Вы его ознакомили с моим письмом.

Вы правы, всякое сотрудничество с именем Раи в печати будет истолковано как признание её приёмной дочерью Рерихов. Трудно совместить мысли о ней, как о культурной сотруднице и приёмной дочери в такой широко известной, высококультурной семье.

Притязания Раи и её помощника на права собственности материалов, архивов и рукописей Н. К-а заставляют серьёзно подумать о их злоупотреблении ими в собственных интересах. Это уже больше, чем монополия, это незаконный захват этих ценных материалов лишь потому, что они находятся в мемориальной квартире Юрия Ник., в которой во время его жизни жила Рая, заведовавшая его хозяйством.

Трудно понять, почему именно все козни и проделки её проходят безнаказанно – разве её помощник имеет силу?

Не могу себе представить, чтобы Борис Алексеевич симпатизировал Рае – он прекрасный, серьёзный художник, глубоко почитающий уже много лет искусство Н. К. и Св. Н.

С Кашкалдой я коротко встречалась и она мне казалась культурной, идейной работницей. А Марью Филипповну [Дроздову] я просто не понимаю – я виделась ней пару раз, и она искренно говорила о себе и о её прошлых, неприятных отношениях с Р[аей] и Васильч[иком]. Что заставило её перейти всецело на их сторону? Всё это глубоко огорчает, и я представляю себе, как это тягостно для Св. Н.

Ценю очень Ваше устремление найти нужный подход к этой эпопее и разоблачить то, что нужно.

Остаюсь с сердечным приветом и лучшими мыслями, к которым присоединяется Мила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Нас посетили в прошлом году некоторые члены музея из Европы, Австралии. И в этом году ждём членов нашего музея из других стран. Музей стал настолько известен, что иностранные туристы его часто посещают. Поэтому мы загружены работой, радостно, но и трудно.

Передавайте мой сердечный привет Борису Алексеевичу – я потеряла его адрес.

 

 

308. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 3.04.1976

3 апреля 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваши письма получил. Конечно, полностью согласен с Вами во всём, что касается Раи и её безответственных действий. Русская пословица давно уже гласит: «Не в свои сани не садись». Человек столь малого образования и ограниченного кругозора, как Рая, не может и не должен претендовать на роль единственного наследника великого культурного наследия семейства Николая Константиновича и самовольно присваивать себе его фамилию и утверждать о каком-то «удочерении», о котором никогда в семействе Н. К. не было и речи. Всё это очень глупо, а вместе с тем и очень печально. И не только по отношению к Рае, которая не сумела оценить всего того блага, которое принесло ей пребывание в семействе Н. К., но и по отношению к людям, которые вводятся в заблуждение явной дезинформацией, исходящей от Раи и её «поклонников». Безусловно, всё это должно в самом скором времени встать на своё место. Я сейчас обмениваюсь некоторыми мыслями по этому поводу со Святославом Николаевичем, т.к. он, как единственный представитель семьи Николая Константиновича, вынесет по всему этому вопросу своё окончательное мнение. У меня уже были контакты с официальными представителями нашего Министерства Культуры. Они отнюдь не поддерживают беспредметных притязаний Раи. На этих днях я получил сообщение, что в целях избежания в дальнейшем распыления семейных коллекций и художественных ценностей, уже отдано распоряжение взять их на учёт. Таким образом квартира Юрия Николаевича с её ценнейшим содержанием уже не будет находиться в полном распоряжении Раи, и последняя не сможет использовать их по своему личному усмотрению или по желанию своих советчиков. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Хорошо», – сост.] На первый случай это уже очень важно, а за этим последуют и шаги по пресечению использования самовольно присвоенной фамилии. Мне кажется, что всё это уже получает надлежащий ход. В конце апреля или в самом начале мая я собираюсь в Москву и буду там вести соответствующие переговоры.

Очень благодарен Вам за посланный годовой отчёт Вашего Музея и «пресс-ревью» лекции о С. Н. Наталья Дмитриевна [Спирина] подготовила для Вас прекрасные диапозитивы с картин С. Н. Она сомневалась, как их выслать Вам. Все посылки от меня благополучно до Вас доходили. Возможно, что через меня она и эти диапозитивы пошлёт, если ещё не послала прямо от себя.

Как Вы думаете провести это лето? Вероятно, за зимний интенсивный по работе сезон Вы очень утомились. Мне лично помогает то, что живу среди природы и дышу свежим воздухом. Зима у нас была снежная, довольно затяжная, но уже первое дыхание весны начинает чувствоваться. Где-то летом мы с женой, как и обычно, немного попутешествуем. Хотим в этом году по средней полосе России. Между прочим, наши краеведы нашли место, где Н. К. был в 1915 и 1916 гг., и где писался очерк «Чаша неотпитая». Мне написали, что это действительно прекрасное место, и те ключи, о которых писал Н. К., признаны целебными, и летом туда устремляется много народу. Может быть, и мы сможем свой маршрут определить так, чтобы заехать в эти места. Всё это буду решать уже после того, как побываю в Москве, где теперь накопилось довольно много дел.

Большой привет от меня Миле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

309. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 30.04.1976

30 Апреля, 1976 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 3-го Апреля получила, а также пришли отдельным пакетом два каталога выставки Смирнова-Русецкого и превосходные газетные статьи о ней. Я очень интересовалась этой выставкой и прошу Вас, при удобном случае, передать ему мой сердечный привет и радость его успеху.

Всё то, что вы пишете о Рае и её действиях, совместно с её помощником, совершенно справедливо.

Я часто переписываюсь с Св. Ник. и Девикой по этому поводу и вполне согласна с Св. Ник. в его дедукциях. Но он, будучи в Индии, не может бороться за свои права, а также и за охране картин Н. К-ча и ценного архива, оставленного покойным Юрием Ник. в его квартире, ставшей теперь мемориальной.

Рада узнать из Вашего письма, что Вы деятельно заботитесь обо всём этом, продолжая контакты с официальными представителями Вашего Министерства Культуры. Факт, сообщённый Вами, о взятии на учёт семейных коллекций и художественных ценностей Н. К-ча, Е. И. и Юрия Ник., является большим продвижением!

Надеюсь, что вскоре появится публичное оглашение о том, что Рая никогда не была приёмной дочерью Рерихов, и лишь в 72-ом или в 73-ем году, а возможно, только в 74-ом начала себя выдавать за таковую! Ведь я встретила обеих сестёр Богдановых ещё в 1927 г. в Монголии, откуда семья Рерихов взяла их с собою, как домашних работниц, получив на это официальное разрешение с тем, чтобы по окончании экспедиции они вернулись с ними в Индию.

Все годы, состоя в тесной и деятельной переписке с Н. К. и Е. И., я никогда не получала от них извещение о том, что сделали Раю своей приёмной дочерью! А они мне писали буквально обо всём в связи с их жизнью и деятельностью. В случае необходимости я являюсь свидетельницей, зная о сёстрах Богдановых и их статусе в семье Рерихов.

Лекция в нашем музее о творчестве Св. Ник., данная нашим куратором, прошла прекрасно – были показано 40 слайдов с его картин. За эти слайды мы глубоко благодарим Вас. Если Нат[алия] Дмит[риевна Спирина] имеет дополнительные диапозитивы, будем очень рады их получить. Лекция о Св. Ник. будет у нас даваться ежегодно. Наш куратор привёл и Ваши комментарии об искусстве Св. Ник.

Завидуем Вам – живёте среди природы и дышите чистым воздухом. В Н[ью-]Й[орке] воздух плохой, насыщенный газолином огромного числа автомобилей. Лишь теперь, в начале весны мы начинаем оживать. Летом проведём месяц в горах, необходимо отдохнуть от интенсивной работы. Радуемся узнать о Вашем предстоящем путешествии с женой – где это прекрасное место с целебными ключами, куда Вы собираетесь?

Шлём сердечный привет. З. Г. Фосдик и Мила.

 

У меня появилась неожиданная мысль – не вышла ли Рая замуж за своего помощника!? В этом случае он является её наследником, жутко и подумать об этом.

 

 

310. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 28.05.1976

28 мая 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

несколько запоздал с ответом на Ваше письмо от 30 апреля. Был в продолжительной отлучке – ездил в Москву и в Тулу. В Туле, до отправки картин обратно в Индию, была организована ещё одна выставка С. Ник. Хотя картины выставлялись не все, но выставка имела большой успех.

В Москве состоялась официальная премьера фильма «Николай Рерих» в Доме Кино. Фильм был встречен очень хорошо. И в Государственном Комитете по приёмке фильм получил первую категорию. Очень хорошая операторская работа. Прекрасно вышел эпизод с Вашим интервью на аэродроме. Хороши кадры Русской старины и Индии. Фильм получился весьма красочным. Думаю, что по линии Культурных связей с зарубежными странами этот фильм скоро поступит к Вам, и Вы сможете его посмотреть.

В Ленинграде в издательстве «Аврора» вышел альманах репродукций Н. К. [Николай Рерих: Альбом/Авт. Вступ. ст. и сост. Л. В. Короткина. – Л.: Аврора, 1976. – 16 с., [25] л. ил. – (Мастера мировой живописи). – Текст парал. на англ. яз. – сост.] Валентина Павловна [Князева] написала мне, что она Вам выслала. К нам в Таллин альбом ещё не поступал. Альбом – хорошего качества и будет распродан моментально.

К осени ожидается выход альбома с репродукциями Святослава Николаевича. Альбом будет на русском и английском языках. Безусловно, это издание будет иметь большой успех и сразу же разойдётся.

В Москве я имел серьёзные беседы по поводу Раи. Министерство, как я уже сообщал Вам, предпринимает действенные меры. Святослав Николаевич написал соответствующее письмо. Я говорил с компетентными юристами. Архив и картины Н. К. имеют большую ценность, поэтому распоряжаться ими единолично Рае не позволят. Наследовать всё это кому-либо, даже в случае замужества, Рая не имеет права. Ей будет также запрещено в дальнейшем пользоваться фамилией «Рерих». На это имеется юридическое обоснование. Я ещё не знаю всех подробностей, однако уверен, что всё будет надлежащим образом завершено. Возможно, что будет создана специальная Комиссия, которая в дальнейшем и будет распоряжаться публикациями материалов, находящихся в квартире Ю. Н.

Желаю Вам хорошенько отдохнуть летом. Большой привет Людмиле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

311. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 14.06.1976

14 Июня, 1976 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Была очень рада Вашему письму от 28-го Мая – хорошие новости.

Крайне интересуемся фильмом о Николае Константиновиче – очень желательно нам его видеть здесь, но как это устроить? Советуете ли Вы списаться по этому поводу с определённым государственным учреждением? Наш музей имени Н. К-ча, думаю, имеет право на получение его. Наш куратор, Эдгар Лансбери, мог бы кое-что сделать, если Вы мне сообщите, что именно лучше всего предпринять.

Валентина Павловна [Князева] прислала нам альбом репродукций Н. К., выпущенный издательством «Аврора». Качество репродукций значительно улучшено, а английский и русский тексты умело и достойно составлены.

Будем ждать с нетерпением выхода альбома репродукций Святослава Николаевича. Такой альбом очень нужен.

Всё то, что Вы пишете о Рае, говорит за то, что это злосчастное дело, наконец, пришло в движение. Очень важно остановить её самоуправство в связи с употреблением фамилии Рериха, а также запретить ей печатать книги Н. К-ча, якобы составляемые ею. Какая нелепость! Жив сын, Св. Ник., известный художник, обладающий большим литературным талантом, широко почитаемый в России, Индии, Америке, а она, невежественная женщина, распоряжается манускриптами Н. К-ча! Очень радуюсь Вашим энергичным действиям и ценю в Вас поборника за справедливость.

Надеюсь, Вам удастся хорошо отдохнуть этим летом – Вы много потрудились за последние годы!

С сердечным приветом, к которому присоединяется Людмила, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

312. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 27.08.1976

27 августа 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Вы, вероятно, уже вернулись домой после летнего отдыха, и это письмо застанет Вас уже на месте. Я это лето большей частью провёл дома. Мы живём в хорошем месте – рядом лес, речка, поля. Воздух чистый. Место для летнего отдыха – идеальное, но беда в том, что дома отдыхать не удаётся. Всегда набегает текущая работа, и письменный стол притягивает к себе, как магнит. Вы уже знаете, что в Новосибирске осенью должна состояться конференция, к которой я также подготовил доклад. Между прочим, дошли ли до Вас слайды, которые послала Вам Наталья Дмитриевна [Спирина]? Она уже беспокоилась.

Сейчас ко мне подошла ещё одна серьёзная работа. Московское Центральное радиовещание собирается в следующем году дать постановку о Н. К. в жанре пьесы. Мне предложили сделать сценарий. Ко мне уже приезжал режиссёр, с которым мы согласовали основную линию сюжета, теперь работаю над самим сценарием.

Недавно приезжал ко мне проф[ессор] Богуславский. Он работает над книгой по охране культурных ценностей. В основу книги берётся им Пакт Рериха. В связи с этим он хотел бы ознакомиться дополнительно с некоторыми материалами, которых у меня, к сожалению, нет. Это своды документов по Конференциям в Брюгге, в Нью-Йорке в 1935 и 1947 гг. Он говорил, что материалы были изданы отдельными изданиями. Есть ли возможность получить их для ознакомления?

Кроме того, нет ли у Вас вырезки из газеты: “The National Standard”, Bombay, 1947, 20 December? cо статьёй: Protection of Historic Monuments – Judta Government to Sign Pact.

Дело в том, что из некоторых публикаций следует, что в 1948 Пакт был одобрен Правительством Индии. Было ли это просто одобрение с рекомендацией присоединиться к Пакту или официальное присоединение и ратификация Пакта, подписанного в Вашингтоне в 1935 году, или, наконец, самостоятельное признание и оформление Пакта как юридического международного соглашения? Всё это необходимо Богуславскому выяснить. Он юрист и его книга будет иметь полное юридическое обоснование. Поэтому все подробности формального характера для него чрезвычайно важны. Богуславский уже получал от Вас материалы по Пакту и дважды был у меня. Я бывал также у него в Москве. Пригласил его на премьеру фильма о Н. К., от фильма он был в большом восторге. В «Огоньке» была о фильме рецензия, написанная Сидоровым. Прилагаю её. Посылаю также статью о выставке С. Н. в Туле.

Теперь все картины уже получены Святославом Николаевичем обратно. Индийская пресса широко отметила это событие. Выставки Н. К. и С. Н. прошли у нас с громадным успехом, их творчество получило широкое признание по всему Союзу.

Осенью думаю побывать в Москве. Летом из-за отпусков многие дела задержались, с осени всё опять должно активизироваться. Не знаю – известно ли Вам, что одно издание, которое собиралась делать Рая, от неё не приняли. А передали в другие руки. Полагаю, что абсурдная версия о «приёмной дочери», как и всякая ложь, имела «короткие ноги» по русской пословице. На таких ногах далеко не уйдёшь.

Хотелось бы знать, как Ваши дела?

Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

P.S. Фильм о Н. К. должен пойти по организациям Всесоюзного Общества Культурных связей с зарубежными странами. Через это Общество Ваш музей сможет фильм получить. П. Беликов.

 

 

313. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 04.09.1976

4-ое Сент[ября,] 1976 [г.]

Дорогой Павел Фёдорович,

Пришло Ваше славное письмо от 27-го Авг[уста] и мы очень ему обрадовались. Ваши вести, как всегда, глубоко интересуют меня, ибо Ваши идейные взгляды тесно соприкасаются с моими.

Как хорошо, что Вы живёте в такой прекрасной местности и можете наслаждаться чистым воздухом и природой! Увы, мы совершенно лишены всего этого, живя в густонаселённом душном городе. Наш летний отдых был проведён нами в горах Пенсильвании, где мы могли подкрепить наши силы.

Мне писали о Новосибирской Конференции – когда Вы собираетесь туда и какую Вы избрали для Вашего доклада о Ник. Конст.? Слайды с картин Св. Ник., посланные Натальей Дмитриевной [Спириной], были нами получены.

Очень желательно узнать, в какую форму выльется Ваш сценарий о Н. К. – буду признательна Вам за сведения.

Всё, что Вы пишите о будущей работе проф[ессора] Богуславского, о Пакте Рериха, нас здесь очень интересует. Когда он был в нашем музее пару лет тому назад, он мне говорил об этом, и я тогда дала ему некоторые материалы. Для того, чтобы я могла искать другие издания о Пакте, я попрошу Вас передать проф[ессору] Богуславскому, чтобы он мне написал, какие материалы я ему дала тогда и какие ему ещё необходимы теперь. Я смогу по получении этих сведений пересмотреть наши музейные архивы и послать ему то, что смогу найти.

Пока же смогу ответить на Ваш вопрос – Ратификация Пакта Рериха в Индии состоялась не на Конференции в Вашингтоне в 1935 г., а позже, во время шестой Конференции, созванной Ассоциацией Культурного Единения Всей Индии 18-го Апреля 1946 г. Президент, Др. Амарнат Джа внёс предложение о принятии и ратификации Пакта Рериха, и оно было единогласно принято и утверждено. Конференция эта состоялась в Калькутте. В Индии вся печать отметила это событие.

Напишу, по Вашему совету, в Всесоюзное Общество Культурных Связей с Зарубежными Странами относительно получения нами документального фильма «Н. К. Рерих». Наш Музей является единственным в мире, исключительно посвящённым великому художнику и, конечно, нам очень желательно иметь этот фильм и показывать его здесь. Когда Вы будете в Москве осенью, подтвердите это, где нужно.

Очень благодарна Вам за присылку двух прекрасных статей – Сидорова о Фильме и З. Скопинцевой о выставке Св. Ник. в Тульском Художественном Музее.

Идущий сезон в Музее обещает быть исключительно деятельным – выставки, концерты, лекции. Нужно отметить всё растущее посещение музея культурными деятелями из Европы и других стран.

Шлю Вам лучший привет и пожелания всего светлого, к которым присоединяется Людмила, уважающая Вас, З. Г. Фосдик.

 

P.S. Любопытно Ваше сообщение о Рае – ничего другого и нельзя было ожидать.

 

 

314. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 28.09.1976

28 сентября 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

благодарю Вас за Ваше письмо от 4-ого сентября. Радостно всегда узнавать о той громадной культурной работе, которую проводит Ваш музей. С получением слайдов из Новосибирска Ваши коллекции в этом отношении получили хорошее пополнение. Безусловно, вам необходимо иметь фильм о Н. К. Вы, вероятно, уже знаете, что председательница Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами – Н. В. Попова, которая принимала Вас, вышла на пенсию. Новый председатель – Зинаида Михайловна Круглова. Полагаю, что к ней персонально по вопросу получения фильма и следует обратиться.

В Новосибирск на конференцию я поеду в конце октября. Мне сообщили, что Ваша статья о посещении Алтая подготавливается там к опубликованию. В виду того, что конференция в основном будет посвящена проблемам исследования Н. К. Азии, я остановился на теме экспедиции Н. К. 1934–35 гг. Тема эта очень мало освещена, надо сказать, что и у меня материалов маловато. Однако в общем масштабе научно-исследовательской деятельности Н. К. эта экспедиция занимает важное место, т.к. её функции /охрана природы/ близко соприкасаются с очень острыми вопросами современности. Эту сторону широкой научной и культурной деятельности Н. К ещё мало изучали, поэтому мне кажется, что тема путешествия 1934–37 гг. [так в тексте, должно быть 1934–35, - сост.] в таком аспекте должна прозвучать актуально. Недавно мне удалось узнать, что на Урале проживает брат одного из участников этой экспедиции – А. Костина. У него сохранились некоторые фотографии, возможно, и другие материалы по экспедиции. Я получил его адрес и написал ему. Если удастся получить от него редкие фотографии, то я сделаю с них копии и пошлю их также для Вашего музея. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Спасибо. Фотографии были и у Абрамова», – сост.]

По пути в Новосибирск или из Новосибирска я обязательно остановлюсь в Москве. Если проф[ессор] Богуславский будет дома, то повидаюсь с ним. Пока же напишу ему о Вашем предложении. В будущем году он хотел заканчивать книгу, так что материалы ему очень важны. В виду того, что книга носит юридический характер, он очень интересуется правовыми подробностями. Судя по наименованию той публикации, о которой я Вам в прошлом письме писал / Protection of Historic Monuments – Judta Government to Sign Pact, “The National Standard”, Bombay, 1947, 20 December/ можно сделать вывод, что Пакт имел ратификацию самого Правительства Индии, однако из Вашего письма, скорее, можно вывести заключение, что пакт был принят Ассоциацией Культурного Единения Индии, т.е. организацией общественной, а не государственной. Это обстоятельство очень важно уточнить. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Индия ратифицировала Пакт», – сост.] Я сейчас не помню, откуда я брал данные о этой публикации, но ссылка на неё сделана у меня в книге «Н. Рерих. Из Литературного наследия» – стр. 524. Возможно, что я взял ссылку на эту публикацию из материалов, которые послали мне Вы, однако самой этой публикации у меня не имеется.

В Москве мною поднят вопрос о создании специальной комиссии, которая ведала бы в дальнейшем всем, что касается художественного и литературного наследия Н. К. Полагаю, что при предстоящей поездке в Москву этот вопрос получит дальнейшую конкретизацию. Осенью должны закончить восстановление Извары, где нужно будет организовывать мемориальные комнаты. На Алтае, в доме, где останавливался Н. К. и который Вы также посещали, также организовываются мемориальные комнаты, собрано уже много материала для них. Новосибирцы, очевидно, Вам об этом сообщали.

Над сценарием для радио-постановки я работаю теперь совместно с режиссёром. [Рукою З. Г. Фосдик обведено карандашом слово «радио-постановки» и внизу письма написано: «Е. И. всегда была против радио постановок», – сост.] Когда сценарий будет готов, ознакомлю Вас с ним. Сейчас предстоит ещё многое сделать, т.к. это для меня новый жанр.

Большой привет от меня прошу передать Людмиле.

Всегда душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

315. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 19.10.1976

19-ое Октября, 1976 [г.]

Дорогой Павел Фёдорович,

Я получила Ваше письмо от 28-го Сентября и с удовольствием прочла его – в нём много интересного.

Прежде всего, спешу Вам сообщить, что председательница нашего музея написала письмо З[инаиде] М[ихайловне] Кругловой, председательнице Общества Дружбы с Зарубежными Странами о желательности получения нами Документального Фильма о Николае Константиновиче.

Ведь наш музей имени Н. К. Рериха является единственным в Америке и он также широко известен во многих странах Европы, в Индии, Австралии, Англии, Канаде и даже в Южной Африке! Многие организации и отдельные лица из этих стран периодически переписываются с нами за последние годы.

Репродукции с картин Николая Константиновича имеют громадное распространение повсюду, они требуются в таких количествах, что мы не успеваем их заказывать.

Книги его и о нём требуются всё время и нам, возможно, придётся перепечатать некоторые из них.

Последняя его книга «Нерушимое», переведённая нами на англ[ийский] язык и выпущенная к Столетию, сделалась исключительно популярной.

В виду этого наша деятельность очень расширилась.

Я рада узнать, что Вы поедете в Новосибирск и примете участие в Научной Конференции, посвящённой Экспедиции Н. К-ча. Как я вижу из Вашего письма, Вы решили заняться изучением Экспедиции по Засухо-устойчивым травам, которую проделал Н. К. в 1934–35-ых годах в Китае, Внутр[енней] Монголии и Японии. Действительно, материалов о ней не много. Н. К. почти не мог переписываться с нами в те годы из-за исключительных трудностей. Научные изыскания и материалы, а также газетные статьи почти невозможно достать за те годы.

Возможно, что Св. Ник сможет помочь Вам в этом направлении, ведь все материалы, образцы, записи должны были сохраниться на базе в Кулу, когда члены экспедиции во главе с Ник. Конст. вернулись в Индию.

Ваша идея о создании Специальной Комиссии по ведению художественным и литературным наследием Н. К. превосходна. Но кто же будет её возглавлять – Академия Художеств или видный представитель литературы?

Имеете ли Вы сведения, как будут восстанавливаться мемориальные комнаты в Изваре? Думаете ли Вы поехать в Ленинград?

Мне друзья писали о мемориальной доске над домом в Верхнеудинске, где жил Н. К. во время своего пребывания на Алтае [так в тексте, Верхнеудинск – это современный Улан-Удэ, столица Бурятии; правильно – Верх-Уймон (Верхний Уймон), – сост.]. Вероятно, в этом доме будет библиотека-читальня и многие книги Н. К-ча, и в нём будут писать и зажигать сердца молодёжи. Так происходит у нас и во многих странах.

Буду очень ждать Ваши дальнейшие сведения о радио-постановке – я не представляю себе, в каких рамках будет составлен это сценарий, – вероятно, Свят. Ник. поможет в этом.

С сердечными пожеланиями и лучшим приветом, остаюсь в духе с Вами.

Людмила шлёт лучший привет.

Очень извиняюсь за небрежно напечатанное письмо - Людмила была очень больна и пришлось писать урывками.

З. Г. Фосдик.

 

 

316. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 17.11.1976

17 ноября 1976 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 19 октября получил, большое спасибо. Я был в продолжительном отсутствии из дому. Летал в Новосибирск на конференцию. Конференция прошла прекрасно. Жаль, что С. Н. не смог приехать. Я думаю, что «Тезисы» и все другие материалы по Конференции Вам пошлют непосредственно из Новосибирска, поэтому подробно о ней не пишу. Мои тезисы тоже опубликованы, но я их дал очень кратко, сам доклад был значительно большим по объёму, и в докладе на первое место я выдвинул актуальную для нашего времени проблему охраны окружающей среды, которая, по существу, была чётко сформулирована Н. К. ещё в связи с экспедицией 1934–35 гг.

Я полагаю, что фильм Вы сможете получить. Сейчас ещё копии делаются. Имеющиеся экземпляры – на русском языке, но я слыхал, что собираются делать и английский вариант. Для Вас, конечно, английский удобнее, но русский имеет свои большие преимущества – в нём непосредственные записи выступлений С. Н., Вашей и других лиц.

На обратном пути из Новосибирска я задержался в Москве. Как я Вам уже писал, мной поднят там вопрос о создании специальной Комиссии по художественному, научному и литературному наследию Н. К. Такая комиссия координировала бы действия по публикациям, устройству мемориальных музеев /Извара, Ленинградская квартира, на Алтае и др./, устройству выставок, сбору архивных материалов и др. Всё это очень важно. Моё предложение нашло благоприятный отклик в Министерстве Культуры, и я полагаю, что в скором времени Комиссия будет создана. В Комиссию должны будут войти представители от искусства, науки, литературы и общественных организаций /Комитет Мира. Об[щест]во охраны культурных ценностей и исторических памятников, Советско-индийское об[щест]во культурных связей/. Всё это сейчас находится в процессе обсуждения. В состав комиссии согласны войти видные академики, учёные и искусствоведы, писатели и др.

На этих днях еду в Ленинград. Восстановление дома в «Изваре» скоро будет закончено. Мы будем ставить вопрос о создании там библиотеки и мемориальных комнат, посвящённых Н. К. То же самое предполагается сделать и в Верхнем Уймоне. Дом там также будет восстановлен в том виде, как был при Н. К., когда они там останавливались. Как в «Изваре», так и в Верхнем Уймоне /Верхнеудинске/ [так в тексте, – сост.] будут экспозиции репродукций, фотографий, документов, книг, так что посетители смогут получать полное представление о жизни, деятельности и творчеству Н. К.

Когда будет создана Комиссия, то многие вопросы будет решать легче. В частности, нужно собирать и архив по Н. К., и изучать уже имеющиеся фонды в Третьяковской галерее и в Центральном Государственном Архиве Литературы и Искусства СССР. Это – крупнейший наш архив. Несколько лет тому назад там был открыт специальный именной фонд Н. К. Рериха. Я сдал туда некоторые письма Н. К. ко мне. Архив очень заинтересован в расширении своего фонда. Вы, будучи у нас, как-то упомянули мне, что не прочь передать письма Н. К. к Вам в наши архивы. Если такое намерение у Вас будет, то руководство Архива устроит Вам бесплатную поездку в Москву, чтобы Вы лично могли передачу осуществить. С писем Вы можете снять или у себя, или здесь копии, а оригиналы официально передать. Если обнародование некоторых материалов сейчас Вы сочтёте преждевременным, то Архив, по желанию дарителя, помещает переданные материалы в специальные фонды, доступ к которым открывается на условиях, обусловленных дарителем. В общем, если вопрос о передаче Вас заинтересует, то могу узнать все подробности и связать Вас непосредственно с руководством архива.

Сценарий для радио-постановки я в Москве обсудил с режиссёром. Принципиально обо всём мы уже договорились и написанный мной первый вариант принят за основу. В январе или феврале режиссёр приедет ко мне, чтобы окончательно оговорить все детали. Когда будет окончательный вариант готов и принят режиссёром, я пошлю его Вам. Действие в основном будет развиваться на диалоге между Н. К. и Ю. Н., но будут введены и другие лица. Е. И. и С. Н. будут фигурировать в письмах, высказываниях, т.е. будут находиться «за кулисами» или, как сказано, «присутствовать невидимо». Места действия – Карелия, Европа, Америка, Индия, частично – путешествие. Многие «сцены» будут даны ретроспективно, как бы в воспоминаниях в разговорах между Н. К. и Ю. Н. Вообще – проблем много, т.к. по радио нет «зрительного ряда», всё нужно выразить в словах. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Кто будет говорить за Ю. Н. и Н. К.? А за Е. И. и С. Н.?», – сост.]

Сердечный привет и пожелания здоровья от меня Людмиле, Вам, дорогая Зинаида Григорьевна, – всего самого доброго. Всегда рад Вашим письмам и хорошим известиям. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

317. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 7.12.1976

7 Декабря, 1976 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Была очень рада Вашему письму от 17-го Ноября.

Вероятно, материалы по Конференции, прошедшей недавно в Новосибирске в связи с экспедицией Н. К. Рериха в 1926 г. на Алтай, будут опубликованы, и надеюсь на присылку их друзьями из Новосибирска.

Конечно, наш музей очень надеется на получение документального фильма жизни и творчества Н. К. У нас идут в Музее ежегодно лекции о Николае Константиновиче, и, конечно, такой фильм будет широко показан нами. В Декабре идёт у нас лекция о Н. К. с многочисленными слайдами.

Ваша идея о создании специальной Комиссии по художественному, научному и литературному наследию Н. К. превосходна – надеюсь, что она будет официально создана в ближайшем будущем. Не забудьте предложить участие нашего музея, как иностранного представителя. Музей наш – единственный в Америке, посвящённый РЕРИХУ, и его деятельность очень значительна. Для Дома и Библиотеки в Изваре мы в будущем пришлём репродукции с картин в нашем музее.

Вероятно, эта Специальная Комиссия переймёт Мемориальную Квартиру в Москве. Если это не случится, ценное достояние, находящееся там, уплывёт в нежелательном направлении.

То, что Вы пишете о Центральном Государственном Архиве Литературы и Искусства СССР, меня глубоко интересует. Я должна буду серьёзно обдумать всё и прийти к нужному решению. Вы же, если узнаете подробно об условиях осуществления передачи многочисленных материалов, информируйте меня по мере возможности об этом. Я предпочитаю в настоящее время не связываться с руководством Архива.

Признаться, я не представляю себе радио-постановку из жизни Ник. Конст. Каково содержание Вашего первого варианта? Как будет передан диалог между Н. К. и Ю. Н., разве имеются записанные пластинки их бесед? Или же будет за них кто-то говорить? Как будут представлены Е. И. и Св. Ник., невидимо присутствуя? Буду очень ценить, если Вы меня ознакомите более деятельно с такой радио-постановкой.

Мы здесь исключительно заняты перепиской с многими странами, писателями, журналистами. Нам сообщают о новых трудах о Н. К., просят материалы, даты, право на воспроизведение картин Н. К. и т.д. Всё это очень радует, но… рук часто не хватает! Запечатлеть в истории мировой культуры великое имя нашего Учителя – наша задача здесь, и Ваша у вас…

Поэтому, работая в единении, ещё теснее будем соприкасаться друг с другом.

С лучшими пожеланиями и сердечным приветом к 1977-ому году от меня и Людмилы, Ваша З. Г. Фосдик.

 

Тексты публикуются по материалам архива Музея Николая Рериха (Нью-Йорк, США),
архива семьи П. Ф. Беликова (Таллин, Эстония).

 

Публикация А. Н. Анненко, С. Г. Мельникова.

 

 

Ваши комментарии к этой статье

 

№73 дата публикации: 05.03.2018