Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Илья Ципин

 

Морской попугай Федя

Федя – бывалый моряк. С ним я познакомился на теплоходе, идущем к берегу Южной Африки. В дальнее плавание он ходил четвёртый год. Его хозяин, корабельный врач, купил этого попугая в Бразилии и каждый раз, отправляясь в плавание, брал его с собой. Не знаю, жил ли он до того у кого-то в доме или обитал в амазонских джунглях. Как рассказывал его хозяин, к морской жизни попугай приспособился очень быстро и уже через две недели шлялся по всему кораблю, заглядывал в чужие каюты, выпрашивая лакомства. Крылья ему не подрезали, но он и не думал улетать. Правда, на стоянках его запирали в каюте. У него была удивительная зрительная память. Наш сухогруз многопалубный с множеством отсеков, трапов и кают с одинаковыми дверями, перепутать которые очень просто. Но Фёдор безошибочно находил свой дом и, кажется, знал весь экипаж в лицо. На второй год плавания выучил русский язык и даже пел песни Высоцкого. Особенно хорошо у него получался куплет "Стрррашно, аж жуть". Спал в ногах у хозяина, как кошка. Утром подкрадывался к голове и ждал его пробуждения. Врач притворялся, что ещё спит, и не открывал глаза. Тогда Федя осторожно трепал его за мочку уха, приговаривая: "Здррравствуй,дррружок".

Ещё обитал на корабле пёс Тузик. Как и все дворняжки, он не имел собственного жилого помещения и спал под брезентом спасательной шлюпки. Когда Федя выходил на палубу подышать морским воздухом, Тузик подбегал к нему, заискивающе махая хвостом. Попугай снисходительно разрешал поиграть с собой, однако соблюдал дистанцию, давая понять тому, что они в разных чинах. Федя общался только с комсоставом корабля, а пёс водил компанию с простыми матросами. Но у Тузика было своё преимущество перед попугаем. На стоянках корабля пёс вместе с матросами сходил на берег. Видел другие страны. Попугай в это время сидел в каюте и с грустью смотрел в иллюминатор, как беспородный пёс сходит по трапу, не имея даже загранпаспорта. Хорошо, что Тузик не умел говорить, а то бы у Фёдора после рассказов пса об увиденном им на берегу, случился бы удар от зависти.

Когда мы переходили из северного в южное полушарие, на корабле был традиционный праздник Нептуна. Моряков, никогда не пересекавших экватор, Владыка Морей обливал морской водой и выдавал грамоту, свидетельствующую об этом переходе. Была такая грамота и у попугая. Фёдор важно прогуливался между вновь обращёнными, снисходительно поглядывая на них. Он-то принял это крещение четыре года назад.

Постепенно характер Фёдора стал портиться. Он возомнил себя очень важной персоной. Мало того, что без спроса заходил в чужие каюты, но и брал там любую понравившуюся вещь. Это ему сходило с рук, и Федя становился всё более нахальным. На кораблях существует строгая дисциплина. Даже сесть или выйти из-за обеденного стола можно, лишь спросив разрешения у капитана. Попугай не признавал никакой дисциплины. Входя в кают-компанию, не только не спрашивал разрешения у капитана, но и занимал самое лучшее место. Видно, мнил себя тут чином выше всех. В конце концов он так зазнался, что хозяин решил списать его на берег под присмотр своего двенадцатилетнего сына, которому, как я думою, он теперь рассказывает байки о своих морских подвигах.

 

 


№72 дата публикации: 01.12.2017

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020