№74 / Лето 2018
Грани Эпохи

 

 

ДИАЛОГ ЧЕРЕЗ ОКЕАН

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова

1969–1973

 

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова 1961–1965

Переписка Зинаиды Григорьевны Фосдик и Павла Фёдоровича Беликова 1966–1968

 

Зинаида Григорьевна Фосдик и Людмила Феликсовна Страва у Музея Николая Рериха

 

Павел Фёдорович Беликов с внучкой Галей. Фото 1960-х

 

 

154. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 5.01.1969

5-ое Января, 1969

Дорогой Павел Фёдорович,

Я получила от Вас за последнее время письмо от 4 Дек[абря], карточку к Новому Году и Ваш доклад, прочитанный Вами в Московском Доме Учёных 15 Дек[абря]/68. С докладом пришло приглашение на этот вечер и его программа. Рая также прислала мне приглашения.

Ваш доклад прекрасен, и я рада узнать, что он был так хорошо принят. 2 дня тому назад пришёл от Вас «Горьковский сборник» [«Ученые записки Тартуского университета», – сост.] с Вашей статьёй в нём, а также Вашей библиографией о Н. К. Статья Ваша превосходно отмечает отношения между Н. К. и Горьким. Очень благодарна Вам за этот Сборник.

Пересмотрев внимательно библиографию, составленную Вами, я убедилась в необходимости её пополнения – у меня имеется много материалов, которые должны бы были войти в неё. Да и многое, я уверена, находится у Св. Ник. в Кулу. Вероятно, Вы уже использовали всё, что имелось у Раи и других друзей.

Поэтому у меня возникла следующая мысль – если бы Вы смогли достать или получить командировку на приезд сюда для изучения архивов нашего Музея и моего архива, эта работа принесла бы огромную пользу для будущих книг о Н. К. Сюда приезжают из Сов[етского] Союза учёные, культурные организации и туристы всё время. В виду того, что Вы считаетесь специалистом по Н. К. Рериху, Вам, может быть, удастся организовать такую поездку. Вы должны будете только оплатить стоимость проезда сюда и обратно. Я буду очень рада, если Вы остановитесь у нас на время Вашего пребывания здесь, таким образом избегнув расходов за отель и стол – лучше всего приехать к нам весною или осенью 1969-го года. Летом мы с Милой уезжаем на 6–8 недель.

У меня есть хорошая русская машинка и всё то, что нужно будет для Вашей работы. Вы сможете спокойно изучать обширные материалы, имеющиеся здесь, а также несколько томов заграничной и здешней прессы о творчестве Н. К. и его культурной деятельности.

Если бы я и могла приехать в будущем к Вам, я бы не смогла привезти даже малую часть всех материалов, имеющихся у нас. Посылать же по почте, как я убедилась, совершенно немыслимо – слишком много пропадает в пути, начиная с прошлого года. Я же, при своей чрезвычайной нагруженности, работаю здесь, могу лишь изредка находить кое-что для Вас и посылать Вам, не будучи уверенной, что всё дойдёт благополучно. Итак, серьёзно подумайте над моим предложением и дайте мне знать.

Н. К. не посетил Лхасу во время его 5-тилетней Экспедиции. Ведь в 1927 году экспедиция, оставив Монголию, была задержана в пути несколько месяцев, а затем была направлена другим путём, минуя Лхасу. В книге «Алтай – Гималаи» Н. К. Лхаса не упомянута.

Посылаю Вам здесь статью нашего куратора музея о Н. К. – она появилась в журнале «Ритм» в Индии. Также прилагаю два редких снимка – Н. К. и Юрий Н., а также Юрий, Е. И., я и Н. К. на Алтае. Хотя и Е. И. стоит спиною к зрителю, она редко позволяла снимать себя.

Очень прошу Вас выслать мне точное латинское название игниридовых растений. Вы написали настолько неясно это название в одном из Ваших прошлых писем, что я не могла прочесть его. Если нельзя достать русское название, латинское будет необходимым. Оно нужно для книги, которую мы здесь готовим к 2-му изданию.

Шлю сердечные пожелания к Новому Году, к которым присоединяется и Людмила.

Всего светлого, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Ю. Н. Рерих, Е. И. Рерих, З. Г. Фосдик и Н. К. Рерих. Алтай, 1926 г.

Из архива Музея Николая Рериха, Нью-Йорк

 

 

155. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 2.02.1969

2 февраля 1969 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 5 января получил и сердечно благодарю за него. Вы затронули очень важный для меня вопрос. Я чрезвычайно признателен Вам за Ваше приглашение посетить Вас и поработать над Вашими архивными материалами. Такая работа для меня просто необходима, но в 1969 году с поездкой у меня ничего не выйдет. Необходимо кончать книгу о Н. К., иначе её могут переставить в плане изданий и её выход задержится. Все усилия сейчас направляю на эту книгу. В 1970 году приглашал меня посетить Индию Святослав Николаевич. Если все обстоятельства будут благоприятствовать, то мне очень хотелось бы посетить Кулу. Наиболее реальным сроком для поездки к Вам был бы 1971 год – осенью. К этому времени я должен выйти на пенсию /исполнится 60 лет/, и меня уже не будет задерживать служба. Сейчас служба занимает много времени и берёт много сил, так что даже не знаю, как смогу выкроить время для поездки к Святославу Николаевичу, если такая возможность откроется. Я очень тронут Вашим приглашением и надеюсь, что в будущем обязательно воспользуюсь им. Чтобы плодотворно поработать над темой о Н. К., необходимо изучить ещё много материалов, и в первую очередь то, что имеется в Кулу и у Вас.

Выставка Н. К. в Москве проходит успешно. Много посетителей, хорошие отзывы в газетах. Думаю, что Рая Вам пошлёт их, она мне посылала некоторые вырезки.

Моя публикация «Литературного наследия» имела у нас хороший резонанс. Имею много позитивных откликов от наших учёных, писателей, искусствоведов. Надеюсь, что летом должна выйти публикация 19 очерков Н. К. из «Моей жизни» с моей вступительной статьёй. Эта рукопись уже принята, но выпуски альманаха, где она появится, задерживаются из-за специальных юбилейных изданий.

28 декабря я послал Вам письмо с ответом на Ваш запрос о термине «игниридовый» /латинское правописание/, получили ли? Обычной бандеролью /не авиа/ послал Вам также книгу «Страницы каменной летописи», надеюсь, что и она уже достигла Вас.

Ещё раз сердечно благодарю Вас и желаю Вам всего самого, самого светлого. Душевно Ваш, П. Беликов.

Сердечный привет Людмиле.

 

 

156. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 15.02.1969

15-ое Февраля, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

К сожалению, до с[их] п[ор] не могла ответить на Ваше письмо от 28 Декабря, а на днях пришло новое письмо от Вас от 2 Февраля.

Я очень Вам благодарна за уточнение термина «игниридовый»/igniridaceale по-латыни.

Я надеюсь в ближайшем будущем послать Вам исправленный каталог коллекции 42-х картин, которые были известны в прошлом как Border Collection, находившаяся в Окландском музее, в Окланде, Калифорния.

Относительно посещения Н. К. Лхасы я уверена, что Н. К. туда не направлялся во время экспедиции, т.е. он Лхасу не посещал.

О вечере, посвящённом Н. К. в Москве, на котором Вы выступали, я уже получила немало подробностей от Раи и от Вас, мы были очень рады тому, что вечер прошёл так прекрасно, и что теперь идёт большая выставка картин Н. К.

«Ученые записки Тартусского университета» с Вашей статьёю «Рерих и Горький» и «Литературное наследие Н. К. Рериха» я получила. Статьи Ваши превосходны и материал, которые Вы даёте в «Литературном наследии», очень ценен.

Рада Вашему ответу в письме от 2 Февраля, я именно предполагала, что Вы смогли бы приехать и поработать здесь в Музее в 1971 году. Ваш приезд к нам будет наиболее желателен и удобен или в Апреле, или в Мае, или осенью в Сентябре и Октябре 1971 года. Другие месяцы буду для меня не удобны, ибо летом мы обычно уезжаем на Июнь, Июль и Август. Ваши расходы будут заключатся в приезде в Нью-Йорк и обратно. Но жить Вы будете у нас, так что у Вас не будут расходы на гостиницу и стол. Должна добавить, что мы полные вегетарианцы. Я предполагала устроить Вас жить в нашей библиотеке на пятом этаже, хорошая спокойная комната, но там можно жить только в те месяцы, о которых я пишу выше. В другое время там жить или очень жарко, или очень холодно.

Конечно, мы с Вами ещё сможем списываться по этому поводу.

Книгу о «Каменной Летописи» мы ещё не получили от Вас.

Пишите, где Вы проведёте лето в этом году? Мы, если удастся, поедем в Швейцарию, где пробудем от конца Июня до Августа.

Всего лучшего и светлого, с сердечным приветом, к которому присоединяется и Людмила.

Ваша З. Г. Фосдик.

 

П.С. По всей вероятности, Вы раньше поедете в Индию к Свят. Ник. до приезда к нам. Я по личному опыту могу рекомендовать Вам поехать в Индию в Январе или в Феврале и пробыть там часть весны до приезда к нам на Апрель и Май.

 

 

157. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.03.1969

24 марта 1969 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

шлю свои лучшие мысли в Знаменательную Дату. Ваше письмо от 15 февраля получил и очень благодарен за него. Дошла ли до Вас книга «Страницы Каменной летописи»? Не знаю, удастся ли мне достать альбом «Художники на Валааме». Если достану, то тоже вышлю Вам. На суперобложке этого альбома воспроизведена картина Н. К. «Ждущая» и в тексте имеются о нём хорошие строки.

В этом письме посылаю Вам статью Цесюлевича из Барнаула.

Выставка Н. К. в Москве прошла с большим успехом. 17 марта её должны были закрыть. В связи с выставкой готовились также некоторые публикации, но я сейчас не в курсе, когда они появятся.

Недавно я получил письмо от искусствоведа из Смоленского музея. Там собирают все материалы о Тенишевой. В связи с этим просили меня разузнать, нет ли среди материалов Н. К. соответствующих работ. Я выберу воспоминания Н. К. о Тенишевой из тех публикаций, которые у меня есть, но этого очень мало. В годовом отчёте АРКА за 1944 год, который Вы мне послали, имеется упоминание о статье Н. К. «Талашкино». Об этой статье я раньше не слышал /если только она не та, что вошла в один из дореволюционных альбомов «Талашкино»/. Нет ли, случайно, этой статьи у Вас, хотя бы и на английском языке? Кроме того, я вспомнил, что, будучи последний раз в Париже, Вы разыскивали произведения /картины/ Н. К. из собрания Тенишевой. Может быть, Вы знаете, к кому после Святополк-Четвертинской перешли архивы Марии Клавдиевны? Если Вам известно, к кому можно обратиться в Париже по вопросу этих архивов или вообще о Тенишевой, то будьте добры, сообщите. Я в свою очередь передам адрес в Смоленск, чтобы оттуда запросили непосредственно сведущих лиц. Хочется помочь Смоленскому музею в их благородном деле – сборе материалов об основательнице Смоленского музея и хорошем друге Н. К. Они мне также обещали уточнить некоторые данные. Между прочим, нет точных сведений о росписи «Царица Небесная» – была ли она сделана на полотнах или это была фресковая роспись? Ведь больше [о] фресковых работах Н. К. неизвестно.

Прошу передать сердечный привет Людмиле.

Всего самого светлого. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

158. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 24.03.1969

Март 24-ое, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

получила на днях «Страницы Каменной Летописи» Леонида Волынского и очень благодарна Вам за эту интересную книгу.

Автор пишет в начале книги очень чутко о Н. К., а рисунки и живопись Ю. Химича напоминают стиль и манеру письма Н. К. Видимо, это очень хороший художник. Также было трогательно увидеть Знамя Мира на обложке книги. Знаете ли Вы автора?

Посылаю Вам здесь следующие статьи Н. К.: «К Дальним», «Посевы», «Душевность», «Диковины», «Мистицизм». Также статью /не Н. К./ о М. К. Тенишевой и Храме в Талашкино, роспись для которого была сделана Н. К-ем.

Работая над письмами и бумагами Н. К., нашла его запись от 39 года* «Жизнь». Также прилагаю интересную заметку из здешней русской газеты «Космические исследования в древней Индии» – она вызывает интерес. Мила её перепечатала.

Надеюсь, Вы и Ваша семья здоровы.

С сердечным приветом, З. Г. Фосдик.

 

* всё то, что должно было войти в его книгу «Жизнь.

 

Также прилагаю интересную запись из бумаг Н. К. о периоде его деятельности в Индии во время 2-ой войны.

 

 

159. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 04.04.1969

4-ое Апреля, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Спасибо за Ваше доброе письмо от 24-го Марта. Моё письмо к Вам, помеченное этим же числом, очевидно встретилось в пути с Вашим.

С удовольствием прочла «Страницы Каменной Летописи» – прекрасная книга – очень Вам благодарна за неё. Статья Цесюлевича из газеты «Молодежь Алтая», которую Вы также прислали, превосходна написана.

Все вести о том, как высоко ценится искусство Н. К. на родине, глубоко радуют. Понятно, почему все помыслы Н. К. о родине, при его жизни, сказывались во всём.

В прошлом моём письме к Вам я также включила между статьями Н. К-ча и статью о М. К. Тенишевой и Храме в Талашкино, который расписал много лет тому назад Н. К. Почувствовала, что такая статья Вам может пригодиться. И решила её послать. Других статей о Тенишевой и Талашкино пока не нашла.

Что же касается архивов М. К. Тенишевой, то в бытность мою в последний раз в Париже я настоятельно запрашивала многих друзей о них, но ничего положительного не могла узнать. Ведь Святополк-Четвертинская давно умерла, а у неё, возможно, находились многие материалы, принадлежавшие Тенишевой. Где таковые, никто не знал.

Может быть, Вы получите лучшую информацию из Смоленска – музей, основанный там Тенишевой, должен иметь свои архивы.

«Царица Небесная», которую Н. К. расписывал в Талашкино, кажется, была на полотне, как и наши две панели.

Посылаю Вам здесь следующие статьи Н. К., которые перепечатала Людмила: «Кружные Пути», «Со-роковой год», «24-ое Марта», «1940», «Оборона Ценностей», «Русский музей в Праге». Я, когда имею немного времени, усиленно работаю над бумагами Н. К. и нашла недавно эти замечательные статьи, – думаю, что они Вам пригодятся для помещения в ваших журналах или газетах.

Всего светлого, сердечный привет, к которому также присоединяется Людмила.

З. Г. Фосдик.

 

 

160. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 17.04.1969

17-ое Апреля, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Работая над письмами Е. И. и Н. К. за многие годы, я нашла в письмах Н. К. указания на его мозаичные работы – видимо, он очень интересовался мозаикой.

Из своих работ он упоминает в нескольких письмах следующие:

Часовня в Пскове, на мосту через Великую; Скверновицы – церковь-проект; Почаево с его мозаикой; мозаика в Пархомовке, около Киева; мозаики в Шлиссельбурге.

Вы можете списаться с лицами, заведующими этими местами, и разузнать от них все подробности.

Затем Н. К. упоминал в своих письмах о том, что на оборотной стороне каждой картины его был номер со значком /или круг, или два круга, или треугольник, или квадрат/. По этим обозначениям он мог давать первоначальные и точные сведения о своих картинах. Увы, теперь эта возможность ушла…

Разбираю статьи Н. К. на русском языке и прилагаю здесь две из них: Чайка и Первопечатник Фёдоров. Думаю, что Вы сможете поместить их в Ваших журналах – они поразительно своевременны, как и вообще всё, что Н. К. делал и мыслил.

Интересное для Вас сведение – картина «Последний Ангел» /огромная, замечательная картина, была у нас в первом музее, но мы не знаем, где она теперь/ была написана Н. К. в 1912 г. А эта картина считалась пророческой! На фоне огня, заполнявшего огромное полотно, стоит ангел с мечом, на страже. Помнится, к нему были следующие строки /не уверена в точности/:

Ангел последний,

Ангел Огненный

Пролетел над Землёю.

Обидно, что эта удивительная вещь исчезла.

Прилагаю здесь список некоторых картин Н. К., и где они находились – не уверена или их владельцы те же в настоящее время. Очень прошу Вас сделать копию с этого списка и послать его Рае. Она просила, чтобы я ей послала такой список для библиографии о Н. К. Я думаю, что он нужен и Вам.

Желали бы Вы иметь также статьи Н. К. на англ[ийском языке]? Могу прислать.

Нужно многое найти, каталогировать – работа слишком велика!

С сердечным приветом, З. Г. Фосдик.

Мила шлёт лучшие пожелания.

 

Прибавляю также очень значительную статью «Подробности» о пропаже картин Н. К. в Америке.

 

 

161. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 26.04.1969

26 апреля 1969 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

сердечно благодарю за Ваши письма от 24 марта и 4 апреля и за приложенные к ним, очень ценные для меня статьи. Все посылаемые материалы я постепенно буду использовать. Они очень помогли моей книге, которую я пишу совместно с Валентиной Павловной [Князевой]. Первый вариант книги я уже почти кончил, осталась одна небольшая заключительная глава. Мою рукопись теперь смотрит и дополняет Валентина Павловна, после чего ещё один раз проштудирую её я, и тогда сдадим рукопись в издательство. Так что работы ещё порядочно, да набежала и ещё дополнительная. Книгу для Новосибирска также прислали мне для окончательной отделки. Кроме того, заказали одну статью для научного издания на тему «Рерих и Индия». На этих днях начну собирать материалы. Если попадётся Вам что-либо по этому вопросу, то буду благодарен за помощь. От Святослава Николаевича довольно давно не было писем, вероятно, они уже собрались в Кулу.

С автором «Каменной летописи» мне встречаться не приходилось. Но я состою в переписке с одним искусствоведом из Смоленского Музея, она сейчас работает над статьёй «Рерих и Тенишева». Статья должна быть опубликована в одном из наших журналов. Когда появится – вышлю Вам. На этих днях я пошлю Вам ещё один экземпляр /отдельной брошюрой/ опубликованную Тартуским Университетом мою статью с «Литературным наследием Н. К. Рериха». Пусть это будет для библиотеки Вашего музея.

К сожалению, в Смоленске совершенно нет материалов о последних годах жизни и деятельности Марии Клавдиевны. Они также писали в Париж, но никакого ответа не получили. Если случайно Вы узнаете какие-либо пути, по которым можно разыскать архивы Тенишевой или Святополк-Четвертинской, то будьте добры – сообщите. Смоленский музей, начало которому Тенишева положила, разыскивает сейчас такие материалы. Если Вы предполагаете в этом году поехать в Швейцарию, то, вероятно, будете проездом и в Париже? Может быть, и к нам заглянете? Были бы рады Вас видеть!

Передайте от меня большую благодарность Людмиле, она так много перепечатывает для меня материалов.

Желаю Вам всего самого светлого. Духом с Вами, П. Беликов.

 

 

162. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 7.05.1969

7 мая 1969 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

сердечно благодарю Вас за письмо от 17 апреля и очерки «Листов Дневника» Н. К.

Это Ваше письмо чрезвычайно меня заинтересовало. Я уже писал Вам когда-то, что Валентина Павловна [Князева] занялась расшифровкой знаков, поставленных Н. К. на оборотной стороне картин. По этому вопросу состоялась переписка со Святославом Николаевичем. При сопоставлении знаков и некоторых имеющихся дат удалось твёрдо установить принадлежность знаков к определённым годам написания, так, например, знак = поставлен на картинах 1942 года. В[алентина] П[авловна] определила уже и некоторые другие годы. Весь вопрос сейчас в том – обозначали знаки только год написания картины или имели они и другое значение. С. Н. склонен думать, что у них было и другое назначение /на выставку, для себя, на продажу и т.п./. Возможно, что была ещё какая-то неизвестная нам причина исходных для Н. К. первоначальных сведений. Было бы чрезвычайно важно, если бы Вы смогли дословно выписать из писем Н. К. те строки, которые касаются этого вопроса. [На левом поле письма рукой З. Г. Фосдик написано – «я точно выписала, больше нет», – сост.] Если даже, кроме указания на год, обозначения других данных не содержат, всё-таки важно иметь какие-то письменные ссылки самого Н. К. на наличие таких шифровальных знаков. В[алентина] П[авловна] готовила по этому вопросу специальную статью. Я помогал ей чем мог, но и у меня по этому вопросу почти ничего не было. В виду того, что статья В[алентины] П[авловны] должна быть научного характера, хорошо иметь даты писем, в которых Н. К. пишет о наличии знаков. В[алентина] П[авловна] потратила на разгадку этой проблемы много энергии, и я уверен, что датировку расшифровать удастся, но хорошо было бы разгадать и другие данные, если они в эти знаки закладывались.

Имеется у меня ещё один вопрос к Вам. Вы упоминали о имеющемся у Вас фрагменте росписи «Царицы Небесной» на полотне. [На левом поле письма рукой З. Г. Фосдик написано – «когда? у нас нет», – сост.] Откуда он попал в Ваш музей, из собрания Тенишевой или другими путями? В одном из своих писем Вы писали, что Тенишевская коллекция затерялась, а в ней был один из эскизов «Царицы Небесной». Очень важно это всё знать.

Конечно, если у Вас имеются дубликаты статей Н. К. на английском языке, буду чрезвычайно рад иметь их.

Ещё раз сердечно благодарю Вас за Ваши ценнейшие посылки. Большой привет Людмиле. Духом с Вами, П. Беликов.

 

 

163. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 19.05.1969

19-ое Мая, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 26-го Апреля. В свою очередь посылаю вам здесь несколько статей Н. К. и о нём. Между ними имеется ценный материал на англ[ийском] языке «Искусство Рериха в Индии». – Он Вам очень пригодится для Вашей статьи «Рерих и Индия».

Также посылаем следующие статьи Н. К.: «ИНДИЯ», «ВЗЛЁТЫ», «СВЕРХЕСТЕСТВЕННОЕ», «ДАВНО», «БЛОК И ВРУБЕЛЬ», «ЛЕОНИД АНДРЕЕВ», «24-ое МАРТА».

Собираю эти материалы из архивов в редкие свободные моменты, и Людмила их печатает.

Спасибо большое за присланные Вами прекрасные книги «Каменную летопись» и издание Тартуского университета – они пойдут в нашу библиотеку.

Статью, посвящённую кн. Тенишевой, Вы найдёте в «Державе Света» Н. К. – стран[ица] 219 – она Вам будет очень полезна.

В Швейцарию мы не поедем этим летом – думаем поехать в Сан-Франциско, а потом в маленький курорт, известный своими минеральными источниками – для лечения артрита.

Надеюсь, что у Вас всё хорошо и Вы продолжаете Вашу прекрасную деятельность.

Людмила шлёт привет, она очень помогает, перепечатывая статьи Н. К.

С сердечным приветом, З. Г. Фосдик.

 

 

 

164. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 1.06.1969

1-ое Июня, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Отвечаю на Ваши два письма от 26 Апреля и 7-го Мая. Невероятно занята и очень устала. А кроме того, лечусь. Думаю, что это будет последнее письмо к Вам, а в недалёком времени пришлю ещё несколько статей Н. К. и о нём, которые перепечатывает Людмила.

Относительно специальных знаков, поставленных на картинах Н. К., больше не могу ничего добавить, кроме того, что уже сообщила Вам. Описала я дословно, что Н. К. написал в этом письме и то лишь упоминал об этом. И было его короткое замечание лишь в одном письме. Так как я работала несколько месяцев над сотнями писем, я, к сожалению, обратно к ним вернуться не могу.

Не понимаю вопрос о фрагменте росписи «Царица Небесная» в нашем Музее. У нас такой картины нет, но имеется лишь её открытка. Если найду лишнюю копию, то пошлю её Вам со статьями Н. К.

Рада, что материал, который я Вам посылаю, является для Вас ценным.

В Швейцарию решили этим летом не ехать. Едем в Калифорнию, где имеются грязевые серные источники, для лечения артрита. Там будем лечиться.

Пока всего, всего светлого. С лучшим приветом, к которому Людмила присоединяется.

Ваша З. Г. Фосдик.

 

 

165. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 18.08.1969

18 августа 1969 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

давно не писал Вам, т.к. предполагал, что Вы находитесь ещё на летнем отдыхе. Но это письмо, вероятно, застанет Вас уже дома. Прежде всего, хочу поблагодарить Вас за Ваше последнее письмо с приложением статей Н. К. Статьи пришлись очень кстати, т.к. некоторые материалы из них я смог использовать для книги. Рукопись книги сейчас уже просматривает Валентина Павловна [Князева]. В сентябре она возьмёт отпуск, и мы сможем с ней окончательно согласовать текст книги с тем, чтобы в октябре или начале ноября сдать рукопись уже в издательство. Можно надеяться, что в конце следующего года книга может выйти из печати. Написал в промежутке ещё и большую статью на тему «Рерих и Индия». Она пойдёт в одном научном сборнике в сопровождении двух или трёх статей самого Н. К. на Индийские темы и с некоторыми фотоматериалами. Выйдет из печати, вероятно, тоже во второй половине 1970 года.

Этот и следующий год будет у меня весьма загружен и по книге /предстоит редактирование и корректура/, и по служебным делам, т.к. в 1971 году я уже ухожу на пенсию, и теперь предстоит готовить и вводить в курс дел заместителя. В 1971 году надеюсь уже отдохнуть и предпринять некоторые дальние поездки, в том числе очень хотелось бы побывать у Вас и ознакомиться с Вашими архивами для последующих работ о Н. К.

Передайте от меня сердечный поклон и благодарность Людмиле за её труды по перепечатке для меня статей Н. К.

Всего самого светлого.

Ваш П. Беликов

 

 

166. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 29.09.1969

29-ое Сентября, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Недавно вернулась из Калифорнии, где с моей племянницей провели летний отдых. После приезда домой я должна была вскоре вновь уехать открывать крупную выставку 50-ти картин Н. К. Рериха в штате Мичиган.

Один из директоров нашего Совета, живший там, оставил своей семье после своей смерти замечательную коллекцию картин Н. К. – лидеров и учителей Востока. Семья решила устроить памятную выставку, почтив память отца и искусство Н. К.

Это торжество прошло при исключительных условиях – выставка продолжалась две недели. Она была отмечена всей прессой штата. Я пробыла там 5 дней. Наш куратор и я дали ряд лекций, говорили по радио и целыми днями принимали многочисленную публику.

Было непередаваемо радостно видеть эти замечательные картины – эпизоды из жизни великих учителей, во всём величии творчества Н. К.

Прилагаю здесь каталог этой выставки.

По приезде должна была немедленно окунуться в накопившуюся работу перед официальным открытием нашего трудового года. В ближайшем времени состоится открытие выставки скульптуры известной венской скульпторши, которая обещает быть выдающейся. А затем последует концерт, лекции и ряд других выставок графики, картин и т.д.

Буду Вас оповещать о наиболее интересных событиях в жизни нашего музея.

Очень рада была узнать из Вашего последнего письма о Ваших трудах, относящихся к творчеству Н. К., – с нетерпением буду ждать выхода Вашей книги о нём. Могу сказать, что слава его как величайшего художника нашего времени, а также великого гуманиста, всё время растёт. Свидетельство этому – наплыв публики, посещавшей музей этим летом, и её энтузиазм.

Пишите о себе и Ваших трудах, всегда радуюсь Вашим вестям.

С сердечным приветом, Ваша З. Г. Фосдик.

Людмила шлёт Вам наилучшие пожелания.

 

Прилагаю открытку «Grand Canyon» и нашу карточку в Калифорнии, на озере «Берёзка».

 

 

167. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 25.11.1969

25-ое Ноября, 1969

Дорогой Павел Фёдорович,

Спасибо за Ваше письмо от 1-го Ноября – к сожалению, не могла доныне ответить на него. Мы перегружены работой с утра до вечера и часто падаем от изнеможения.

Наши учреждения настолько выросли, что одной секретарши не хватает, хотя и я с Людмилой отдаём всё наше время и энергию музею и обществу.

Рада была узнать из Вашего письма о Ваших планах и предстоящему выходу Вашей книги к концу 70-го года.

Вы запрашиваете о фотографиях Н. К. – постараюсь найти всё, что возможно и что имеется, но должна сказать, что таковых имеется мало, ибо Н. К. снимался редко, когда приезжал сюда, да и в начале своего пребывания в Америке он сниматься не любил. Конечно, главные фотографии относятся к периоду экспедиции, а Вы их, вероятно, имеете.

Начну искать в моих материалах и пришлю всё, что можно будет найти. Не припоминаю, чтобы Н. К. снимался в Москве, в 1926-ом году, таких фотографий у меня не найдётся.

Но ведь вообще все фотографии должны быть у Светослава – обращались ли Вы уже к нему? У Н. К. и Е. И. всегда были образцовые файльсы и рекорды всех материалов – не знаю, находятся ли они в ящиках, давно запакованных, во всяком случае, спишитесь с ним по поводу всех материалов.

Когда Вам удастся поехать в Индию, в долину Кулу, Вы найдёте ценнейший материал там для Ваших будущих книг.

Вероятно, и Юрий Ник., когда вернулся на родину, имел при себе много общих материалов, фотографий и т.д. Возможно, что они имеются у Раи, в её архивах – запросите её.

В большой Монографии «ГИМАЛАИ – РЕРИХ», вышедшей в Америке /теперь очень редкое издание, она была напечатана в 1929-ом г./ имеется одна хорошая фотография. Н. К. стоит в первом музее перед большой фреской своей, – мы очень любим эту фотографию. Эта Монография имеется в Третьяковской Галерее, и когда Вы будете в Москве, попросите их, чтобы они Вам позволили заснять её, для Вашей книги. Вероятно, они не откажут Вам в этом. Если бы у нас была именно эта фотография отдельно, я бы Вам её послала.

Вся информация о реставрации церкви в Талашкине очень радует – конечно, наиболее важным будет реставрация росписи – она считалась одной из лучших работ Н. К.

Хорошо, что Вы будете в Декабре в Ленинграде и прочтётё два доклада о Н. К. Наш куратор музея, Эдгар Лансбери также прочтёт в нашем музее лекцию-доклад о Н. К., иллюстрируя его снимками многих картин Н. К. на экран. Это ежегодное выступление куратора в нашем музее привлекает много публики и пользуется большим успехом.

Сообщите, или в Русск[ом] Государст[венном] Музее в Ленинграде ещё имеются залы, посвящённые картинам Н. К.? Нам передавали, что их там больше нет, и картины теперь в запасах. Возможно также, что картины путешествуют по крупным городам у вас, на разных выставках. Приезжие из Сов[етского] Союза, приходящие в наш музей, с восторгом осматривают нашу обширную коллекцию.

Здорова ли В[алентина] П[авловна] [Князева]? Давно не имела вестей от неё.

Здесь работа насыщенная – всё растёт!

Шлю Вам наилучшие пожелания, к которым присоединяется также Людмила. Если найдутся ещё статьи Н. К., она их перепечатает, и мы их Вам пошлём.

З. Г. Фосдик.

 

 

168. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 1.12.1969

1 декабря 1969 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только что вернулся домой и застал Ваше письмо с фотографиями, за которое сердечно Вас благодарю. Во время своего отпуска я побывал сейчас в Ленинграде, Москве, Смоленске и Талашкино. В Москве сдал в издательство рукопись книги. Книга стоит в плане выпуска четвёртого квартала 1970 года, надеюсь, что выйдет к сроку. По объёму это будет наиболее полным жизнеописанием Н. К. /примерно 300 книжных страниц/, книгу будут сопровождать фотографии из жизни Н. К. Кое-что удалось раздобыть в наших архивах. Хочется поместить редко публиковавшиеся. В связи с этим обращаюсь к Вам с очередной просьбой – нет ли у Вас хорошей фотографии Нью-Йоркского периода, всё равно 1920 или 30 годов, хорошо бы в помещении Музея перед картиной? Если есть возможность послать такое фото, буду Вам очень благодарен. Может быть, и не в Музее, но обязательно того периода, когда Н. К. был в США. Разыскиваю сейчас фото 1926 года, сделанное в Москве. По моим сведениям, такие фото были. Вообще хочется представить все периоды с детского возраста. В виду того, что это будет книга, а не монография, цветных репродукций в ней будет только две, но монотипий около 15-ти, чтобы можно было иметь представление о сюжетах упоминаемых в книге произведений.

Талашкинская церковь заново перекрыта, разрушенные местами стены – восстановлены, мозаика в хорошем состоянии и требует незначительного ремонта, но роспись сильно за военные годы пострадала. Поставлен вопрос о её восстановлении. Некоторые реставраторы подают надежды, но я, как не специалист, своё суждение высказать не могу.

В Москве и Смоленске выступал с чтением глав из новой книги. Встречены были очень хорошо. В декабре выезжаю на два дня в Ленинград, где предстоит сделать два доклада о Н. К. – в Географическом об[щест]ве и Лектории.

Рад был узнать о широких планах работы Вашего Музея и о выставке в Мичигане.

Наилучшие пожелания от меня Людмиле. Перепечатанные ею очерки Н. К. очень помогли мне для работы над книгой.

Всего Вам самого, самого светлого.

Душевно Ваш, П. Беликов

 

 

169. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 21.12.1969

21-ое Декабря, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

По моей просьбе пишет Вам Людмила. 7-го Декабря у меня был сердечный припадок, и я лежу в постели и должна значительно уменьшить работу на несколько недель.

До того, как я заболела, мне удалось найти несколько фотографий Н. К., самого, с Ю. Н., а также редкий снимок их с Е. И. на Верхнем Уймоне /я неясно вышла на этом снимке/.

Пошлю их Вам после праздников в надежде, что они окажутся полезными для Вашей книги. Прошу вернуть после того, как Вы их заснимите, – те, которые я отметила.

Очень признательна за присланный Вами «ТЕРЕМОК» – отлично написано.

Примите наши сердечные пожелания на 1970-тый год – да будет он плодотворным для человечества.

Всего светлого, З. Г. Фосдик.

 

 

170. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 31.12.1969

 

Дорогая Зинаида Григорьевна,

был очень тронут и обрадован Вашей открыткой. Надеюсь, что Ваше здоровье уже окрепло.

Часто вспоминаю Вас и верю, что мы с Вами ещё встретимся. Я живу хорошо. В основном работаю сейчас над своим философским трудом. Получил хороший отзыв о своей статье от Святослава Николаевича.

Шлю сердечный привет, П. Беликов

 

 

 

171. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 31.12.1969

31-ое Декабря, 1969 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Вы, возможно, уже слышали о моей внезапной болезни 7-го Декабря. У меня был сердечный припадок, но теперь я чувствую себя значительно лучше и постепенно оправляюсь.

Конечно, всё это грустно, ибо очень замедлит мою работу.

Ещё до моей болезни мы с Милой уже стали собирать для Вас кое-какие материалы – фотокарточки и статьи Н. К. на русском языке. Вышлем их после Нового Года заказной бандеролью отдельным пакетом.

В виду того, что моё выздоровление идёт медленно, я Вам так часто писать не смогу.

Очень прошу Вас подтвердить полученный от меня материал.

Благодарю Вас от всего сердца за прелестную книжечку «ТЕРЕМОК». Прочли с большим удовольствием.

С лучшими пожеланиями от нас обеих на Новый Год,

в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

172. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 3.01.1970

3 января 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

благодарю Вас за письмо от 25 ноября, а также Вас и Людмилу за прекрасное Новогоднее поздравление. Декабрь месяц был у меня заполнен довольно напряжённо. В Ленинграде состоялось два моих доклада: «Рерих и Индия» и «Рерих – путешественник, учёный, мыслитель». Доклады собрали большие аудитории, были выслушаны с интересом. После докладов последовало много вопросов.

Сейчас работаю над окончательным вариантом книги для Новосибирска. Об издании книги имеется договорённость, но необходимо выполнить некоторые пожелания Новосибирской картинной галереи, от имени которой книга будет издаваться. Книга будет состоять из предисловия и 8 глав, причём после каждой главы будут приводиться выдержки из книг самого Николая Константиновича, которые явятся как бы иллюстрирующим содержание глав материалом. По объёму текстов Н. К. будет даже несколько больше, чем от авторов. Эту книгу я готовлю вместе с одним новосибирским искусствоведом.

Теперь на очереди стоит редактирование книги, уже сданной в издательство в Москву. Рукопись просматривается сейчас редакцией. Фотоматериалы к ней я уже более-менее подобрал. Разыскивают для меня сейчас одну фотографию Н. К. с Щуко в 1926 году в Москве. Очень редкое фото, до сих пор ещё не публиковавшееся.

Русский Музей в Ленинграде в этом году готовится отметить свой столетний юбилей. В связи с этим большинство помещений ремонтируется. Поставлен вопрос о расширении выставочных зал за счёт смежного Этнографического музея. Обещают в этом году к юбилею восстановить и экспозиции зал Н. К. Сейчас они закрыты.

Валентина Павловна [Князева] здорова. По моей просьбе она послала Вам книгу «Встречи с художниками». Получили ли? В этой книге интересные материалы о Н. К. в специальной главе, посвящённой ему, а, кроме того, в главах о Грабаре и Бенуа. Обязательно прочитайте. [На левом поле письма рукой З. Г. Фосдик написано – «прочла», – сост.]

Ещё раз благодарю Вас и Людмилу за её копии с очерков Н. К. Они очень помогли мне и пригодятся в будущем, т.к. я буду готовить новые публикации произведений Н. К.

Всего самого светлого. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

173. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.01.1970

24 января 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваши письма от 21 и 31 декабря получил, но находился в отъезде по служебным делам и не смог сразу на них ответить. Я был очень встревожен известием о Вашей болезни. Судя по последнему письму, оно уже восстанавливается. Надеюсь, что сердечный припадок не оставит после себя серьёзных последствий.

Сердечно благодарю Вас и Людмилу за материалы. Я их ещё не получил, но верю, что они, как и все предыдущие посылки, дойдут благополучно. Иллюстративный материал мне очень нужен как для иллюстраций в книге, так и для иллюстраций в научном сборнике «Страны и народы Востока», редакция которого приняла от меня статью «Рерих и Индия». Также очень важны для меня и статьи Н. К., т.к. я начал уже подбирать сборник автобиографических очерков и очерков, связанных с деятельностью Н. К.

Дошла ли до Вас книга Вал[ентина] Булгакова «Встречи с художниками», которую по моей просьбе послала Вам Валентина Павловна [Князева]? Книга содержит интересный материал, она моментально у нас разошлась, так что я не смог сам приобрести её для Вас. Сегодня я посылаю Вам интересно изданный альбом «Сказка в творчестве русских художников», в котором имеются и воспроизведения и с картин Николая Константиновича. Получил сообщение из Москвы, что работа над альбомом в издательстве «Госзнак» успешно продвигается. Это будет лучшая в техническом отношении монография о Н. К. Репродукции большого формата печатаются в шесть красок и их качество значительно выше всех предыдущих.

Я сообщал Вам уже о своих выступлениях в Ленинграде. Между прочим, на них присутствовал один из известных наших дирижёров, который часто бывает на гастролях за границей. В беседе со мною он сказал, что, возможно, вскоре навестит Ваши края и обязательно хочет навестить Ваш Музей. Я дал ему Ваш адрес. Если по состоянию здоровья не сможете его принять, то, может быть, Людмила ознакомит его с собранием Музея. Он очень восторженно относится к творчеству и деятельности Н. К.

Шлю Вам свои наилучшие пожелания скорейшего выздоровления. Сердечный привет и благодарность от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

174. П. Ф. БеликовЗ. Г. Фосдик, 7.02.1970

7 февраля 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

сообщаю, что на этих днях прибыла Ваша бандероль со статьями и фотографиями. Сердечное спасибо за них. Сегодня я был в Таллине и отдал фотографии в фото-ателье, чтобы с них сняли мне копии. В первых числах марта вышлю их Вам обратно, присовокупив к ним несколько фотографий, которых, может быть, не имеется у Вас.

Меня очень обеспокоил Ваш сердечный припадок. Я надеюсь, что до Вас дошили посланные гомеопатические лекарства для укрепления сердца. Они сделаны по специальному рецепту, не содержат никаких вредных примесей и очень эффективны. Изготавливавший эти лекарства врач знает восточную медицину и пользуется у нас большим авторитетом. Благотворное действие его лечения я не раз испытывал на себе.

Дошла ли до Вас книга «Встречи с художниками», которую послала из Ленинграда Валентина Павловна [Князева]?

Наша книга о Н. К. уже прошла редакционную чистку. Издательство выразило пожелание дополнить некоторые места. Сейчас мы дорабатываем рукопись. Принципиально она к изданию принята. Вскоре надо ожидать и появления в свет большого объёма репродукций с картин Н. К. Должен выйти и комплект открыток. Всё это в работе, но наши типографии загружены работой, что задерживает сроки выхода.

Ещё раз благодарю Вас и Людмилу и шлю Вам пожелания о скорейшем выздоровлении.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

175. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 20.02.1970

20-ое Февраля, 1970 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Благодарю Вас за Ваши 2 письма от 3 Января и 7 Февраля.

Прежде всего, горячо благодарю Вас за книгу «Встречи с художниками», которую В[алентина] П[авловна Князева] прислала мне. Прочли её с большим интересом и удовольствием.

Не могла, к сожалению, ответить раньше, ибо ещё не вполне окрепла. Зима и погоды у нас суровые, поэтому поправляюсь медленно.

Всё, что Вы пишите о Ваших докладах и подготовлении Вашей книги к печатанию, очень значительно. Вероятно, много времени у Вас занимает редактирование книги.

Отрадно узнать, что в связи со 100-летним юбилеем Русского Музея в Ленинграде будут восстановлены залы картин Н. К. Если будет какое-либо движение по этому поводу, очень прошу написать мне об этом.

Буду очень Вам благодарна за фотографии, относящиеся к Н. К., которые Вы обещаете мне прислать. Рада также узнать от Вас, что Вы получили те статьи и фотографии, которые я Вам выслала.

Не могу сказать, как я тронута тем, что Вы послали мне гомеопатические лекарства для сердца. Как только получу их, обязательно буду принимать их.

Радует Ваша весть о скором появлении в свет альбома репродукций с картин Н. К., а также комплекта открыток. Такие издания теперь крайне нужны, потому что запрос на цветные репродукции и открытки с картин Н. К. всё время увеличивается.

Надеюсь, что у Вас всё благополучно и Вы бережёте здоровье. Всем нам это необходимо, ибо надо ещё немало потрудиться.

Всего, всего светлого, духом с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Людмила шлёт сердечный привет Вам.

 

 

176. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 10.03.1970

10 Марта, 1970 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Обращаюсь к Вам с большой просьбой – посылаю Вам отдельным пакетом 3 экземпляра с картины Н. К. «Матерь Мира». Одна репродукция для Вас, а две других прошу переслать В[алентине] П[авловне Князевой] и Рае [Богдановой]. Делаю я это потому, что посылала в прошлом на имя Раи несколько репродукций, открыток и книг, и они все пропали. Поэтому я решила просить Вас переслать эти репродукции нашим общим друзьям.

Эта репродукция была недавно нашим Музеем выпущена и очень хорошо вышла, но, к сожалению, очень хрупка и требует тщательной упаковки. Мы её заграницу вообще не посылаем. Она широко распространяется у нас в Музее. Надеюсь, что эта посылка дойдёт в сохранности к Вам, мы её послали заказной бандеролью.

На днях получили от Вас прекрасную книгу – «Сказка в творчестве русских художников». Книга великолепная, и мы читаем её с большим удовольствием.

Работа у нас идёт очень деятельная – концерты и новые выставки. Выставка ранних картин Н. К. Рериха прошла с исключительным успехом. Было много посетителей, а также специальные группы – 2 из них были советские группы из ОН.

Надеюсь, что у Вас всё хорошо и Вы продолжаете Вашу творческую работу.

Остаюсь с лучшим приветом, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Наилучший привет от Людмилы.

 

 

177. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 27.03.1970

27 марта 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваши письма от 20 февраля и 10 марта получил. Очень рад слышать, что деятельность Вашего Музея успешно протекает и прогрессирует. Уверен, что посланные Вами репродукции успешно до меня дойдут и заранее сердечно за них признателен.

На этих днях я послал Вам заказной бандеролью те фотографии, которые Вы просили возвратить, и присовокупил к ним несколько фотографий, которые готовил для книги, а также две фотографии, которые были сделаны корреспондентом ТАСС во время моего выступления с докладом о Н. К. в Ленинграде в Географическом Обществе СССР. Надеюсь, что бандероль благополучно дойдёт до Вас, и прошу подтвердить её получение.

Не знаю, дошла ли до Вас посылочка с гомеопатическими лекарствами?

Сейчас я очень интенсивно занят доработкой книги о Н. К. Она уже имеет рецензию редактора, по книге высказаны некоторые пожелания, которые требуют дополнений. Надеюсь, что к лету всё закончу.

Судя по письмам, Ваше здоровье улучшилось. Вам поможет, конечно, и летний отдых. Дело уже идёт к весне. Из-за работы над книгой я два года не выезжал. Правда, живу я в сельской местности, и это много значит, но хочется побывать и на юге или в горах. Хочу нынче поехать на Кавказ.

Шлю Вам и Людмиле самые лучшие пожелания.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

178. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 6.04.1970

6-ое Апреля, 1970 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 27 Марта и приветствую Ваши новости.

Сегодня же пришёл пакетик с гомеопатическими лекарствами. Распечатав его, я с грустью обнаружила, что бутылочка № 1 совершенно разбилась в пути и лекарство вылилось и полностью залило приложенное там письмо, в котором были указания как их принимать, эти лекарства. Бутылочки № 2 и № 3 пришли в сохранности. Горячо благодарю Вас за Ваше внимание и буду очень ждать Вашего пояснительного письма, как принимать полученные мною лекарства. Если Вы пожелаете дослать лекарство № 1, то очень прошу послать его в пластиковой бутылочке, если таковая у Вас имеется.

Я крайне заинтересована в гомеопатических лекарствах и верю в них. Некоторое время тому назад пришёл пакетик с несколькими фотографиями от Вас, о которых я Вам уже писала.

Имеете ли Вы на английском языке книгу «THE WORLD OF ROERICH» Нины Селивановой [Selivanova N. The World of Roerich: A Biography. – New York: Corona Mundi: Intern. Art Center, 1922. – 125 p., – сост.], издана в Париже в 1923 году? Хотя мы эту книгу, да и сам Н. К., не одобряли в прошлом, она, однако, содержит много полезных сведений для Вас. Если у Вас её нет, сообщите, и я Вам её вышлю – у нас лишь имеется одна копия для Вас.

Чувствую себя лучше, но ещё никак не могу понизить высокое давление, да и артритом часто страдаю. Мы ещё доныне не знаем, куда поедем этим летом, а отдых обязательно нужен – хотелось бы поехать в горы.

Говорят, Кавказ удивительно красив, радуюсь при мысли о том, что Вы, возможно, поедете туда этим летом.

Ещё раз очень благодарю за лекарства, шлю Вам сердечный привет, к которому присоединяется Людмила.

Остаюсь в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

179. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 3.05.1970

3 мая 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил Ваше письмо и сразу же запросил доктора относительно приёма лекарства. Сегодня получил ответ и сразу же сообщаю Вам. Чтобы лекарства хватило на продолжительный срок, доктор сделал довольно концентрированную тинктуру. Её ещё нужно подготовить к приёму следующим образом. Сперва бутылочку № 2. Всю бутылочку развести в 1/2 литре обыкновенной водки /крепость 40 градусов/. Полученный таким образом раствор брать по две чайных ложки и разбавлять их в 100 граммах воды. Это уже будет готовое к употреблению лекарство. Принимать его так: через каждые полчаса по очень маленькому глотку. В день принять одну такую порцию. Когда бутылочка № 2 кончится, таким же образом разбавить бутылочку № 3 и принимать такими же порциями.

То, что бутылочка № 1 разбилась, не так важно. Можно начать прямо с № 2. Я написал доктору о Вашем здоровье, и он готовит новую порцию лекарства. Я ещё точно не знаю, пошлют ли её, как и в прошлый раз, по почте или, может быть, с попутчиками, чтобы опять не разбилось. Как долго Вы думаете пробыть в Нью-Йорке до летних каникул и до какого времени работает музей? Я дал музейный адрес и телефон, но, может быть, лучше звонить Вам на квартиру?

Большое спасибо за репродукцию «Матери Мира». Получил в полной сохранности и переслал Валентине Павловне [Князевой] и Рае [Богдановой].

Большой привет от меня Людмиле. Желаю Вам крепкого здоровья и всего самого светлого. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

180. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 22.05.1970

22 Мая, 1970 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 3 Мая и благодарю от всего сердца за посланные лекарства и сообщения, как их принимать.

В виду того, что мы уезжаем в ближайшие дни в долгий отпуск, мне придётся отложить приём этого лекарства до возвращения домой. Мы ещё не знаем, или мы останемся на этой ферме, куда мы едем, всё время нашего отпуска. Если же это место не будет нам по душе, придётся оттуда уехать и искать новое место или ферму.

В настоящее время мне предписан целый ряд лекарств от сердца, артрита и пр., и я надеюсь, что за лето я смогу настолько поправиться, чтобы освободиться от всех лекарств, которые мне предписаны нашим доктором. После этого я смогу усиленно взяться за Ваши лекарства по приезде домой.

Мы уезжаем на идущей неделе и вернёмся к концу Августа. Наш Музей будет закрыт, но контора будет функционировать всё лето, ею будет заведовать наша секретарша. Время трудное и ей одной будет нелегко справиться с делами и с посетителями. Но я скажу ей, что, если кто-либо позвонит от Вашего имени, чтобы она обязательно показала Музей. Телефон Музея: UN 4-7752.

Каковы Ваши планы на лето и как подвигается книга? Очень рада, что Вы получили репродукцию «Матерь мира» в сохранности.

Шлю Вам сердечный привет, к которому присоединяется Людмила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

181. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 2.09.1970

2-ое Сентября, 1970

Дорогой Павел Фёдорович,

Несколько дней тому назад вернулись в город после продолжительного отпуска – провели отдых в Вермонте – очень живописном штате. Жили в окружении гор и наслаждались природой и прекрасным воздухом. Прилагаю здесь нашу с Милой карточку.

По приезде застали немало работы, что является обыкновенным явлением по возвращении. Из прилагаемой здесь листовки Музея Вы можете видеть, какова будет первая половина нашей деятельности по Музею.

Летом я работала над переводом ещё не напечатанного манускрипта, а также над другими материалами – в общем, лето было плодотворным.

С большим удовольствием читаю присланную Вами книгу «С Веком Наравне» – в ней прекрасные статьи о Н. К., написанные с тонким разбором и пониманием его искусства, а также с искренним сердечным чувством. Глубоко благодарна за эту книгу – она является большим вкладом в библиотеку нашего Музея.

Музей был закрыт летом, но наша секретарша открывала его для иностранных и приезжих посетителей, которые обычно приезжают летом. Большей частью такие посетители любят искусство Н. К. и посещают Музей для ознакомления с его обширной коллекцией.

Только что пришла небольшая посылка с двумя бутылочками гомеопатического лекарства – она была задержана в таможне, но после пропущена. К сожалению, письмо, сопровождавшее эти лекарства, пришло в разорванном виде, и я не смогла разобраться в нём.

Одно только я поняла – содержание каких-то бутылочек /одна пришла ещё раньше летом/ надо смешать с 500-ми граммами водки – это привело меня в смущение, ибо я не могу принимать алкоголь в какой бы то ни было форме.

Также хотелось узнать, или это гомеопатическое лечение против артрита и как его вообще принимать, сколько раз в день и в каких дозах. Если же это лекарство против сердца, то я, к сожалению, его принимать не могу. Данные мне много лет тому назад строфант и валериан мне очень помогают и предупреждают дальнейшее развитие болезни.

А против артрита я придерживаюсь диеты и некоторых здешних лекарств, но пока результаты малые. Я Вам глубоко благодарна за Ваши мысли обо мне и буду ждать Вашего разъяснения по поводу этих лекарств.

Надеюсь, что и Вы имели продолжительный летний отдых, и Вам удалось поехать на Кавказ и познакомиться с его чудесной природой. Работая в течение года, организм нуждается в отдыхе и укреплении сил и энергии.

Шлю Вам лучший привет и пожелания всего светлого, к которым присоединяется также Мила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

182. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 28.10.1970

28 октября 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 20 сентября с вложенной фотографией получил. Большое спасибо за них. Моё письмо к Вам разошлось с Вашим в дороге. Из него Вы знаете, что я также прекрасно провёл отпуск в Кавказских горах.

Несколько дней тому назад послал Вам три комплекта открыток. Это, правда, массовое издание, но всё-таки очень хорошо, что такой комплект вышел. Надеюсь в скором времени послать альбом. Он будет довольно большим и тяжёлым /около 2 килограмм/, так что пошлю его обычной /не воздушной/ почтой.

Теперь относительно гомеопатических средств. Принимайте их в таком порядке, как они к Вам поступили. В них имеется средства против артрита и нормализирующие работу других органов. Разбавление водкой необязательно. Никакого лечебного свойства водка, конечно, не имеет. Но, если приготовить сразу все порции посланных концентратов на воде, то лекарство может не выдержать длительного хранения. Чтобы избежать разбавления в водке, следует приготовить лекарство не всё сразу, а взять из бутылочки 20 граммов и разбавить в стакане воды. Полученный таким образом состав в свою очередь разбавить 2 чайных ложки на пол стакана воды и пить через каждые пол часа по очень маленькому глотку одну такую порцию /т.е. пол стакана/ в день. Когда разбавленные 20 граммов кончатся, разбавить опять 20 граммов и пить так же. При этом разбавленное на воде лекарство нужно хранить в холодном месте, лучше в холодильнике. Те бутылочки, которые у Вас имеются, длительного хранения не боятся, и только поэтому было рекомендовано разбавить на водке. Лекарство – гомеопатическое и прекрасно воздействующее. Никаких противопоказаний не имеет. Я говорил об этом с доктором-гомеопатом. Вам он шлёт большой привет и желает здоровья. Он уверен, что эти лекарства много Вам помогут.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Духом с Вами, П. Беликов.

 

 

183. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 29.10.1970

29-ое Октября, 1970 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Спасибо за Ваше славное письмо и прекрасную открытку Кавказа, где Вы были этим летом. Хорошо, что Вы уезжали отдохнуть с женою и смогли наслаждаться природой.

Радуюсь Вашим вестям о предстоящем выходе Вашей книге и ряда статей. Альбом с репродукциями с картин Н. К. буду ждать от Вас с нетерпением – надеюсь, что он выйдет в лучшем оформлении, т.е. процесс красок будет улучшенным.

Очень также интересен альбом из Ленинграда. Сборник «С веком наравне» мы от Вас получили. Прекрасный, очень интересный сборник, и статьи о Н. К. написаны чутко. Все Ваши труды меня искренне радуют, и я приветствую Вашу плодотворную деятельность, посвящённую искусству Н. К. и его миросозерцанию.

Получили ли Вы моё письмо, написанное в сентябре по приезде нашем из отпуска, в котором я Вам писала подробно о лекарствах? Всё ещё жду более подробных указаний как их принимать. Здоровье моё неважное, большей частью болею и лежу в постели.

Шлю Вам привет от сердца.

Мила шлёт наилучшие пожелания Вам в Вашей работе.

З. Г. Фосдик.

 

П.С. Только что получила три комплекта новых открыток, посланных Вами. Выглядят они очень красочно. Благодарю от всего сердца за присылку их.

 

 

184. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 11.11.1970

11-ое Ноября, 1970

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 28-го Октября я получила и была очень рада Вашим новостям. Мы уже получили от Вас 3 комплекта цветных открыток с картин Н. К. и очень благодарим Вас за этот дар – конечно, надо всячески приветствовать такое массовое издание.

Хотя и процесс в красках ещё далеко не удовлетворителен, всё же приятно знать, что массы смогут ознакомиться с творчеством Н. К., а также будут знать, что картины эти находятся в главных музеях Советского Союза.

Заранее шлём Вам благодарность за присылку большого Альбома репродукций с картин Н. К. – немедленно извещу Вам, как только он будет получен.

Начала уже принимать гомеопатическое лекарство, посланное Вами – всецело придерживаюсь Ваших указаний из Вашего последнего письма. Начала со 2-ой бутылочки, а затем перейду на 3-тью, позже перейду на 1-ую. Они прибыли в этом порядке.

Не могу и сказать Вам, как я Вам благодарна за эти лекарства, надеюсь, что они принесут облегчение. Мой артрит за последние месяцы ухудшился, и я с полной надеждой принялась за это новое лекарство, посланное Вами. Я верю в гомеопатию, и у нас она уважаема.

Всё то, что Вы сообщаете о ближайшем выходе книг, посвящённых Н. К-у, глубоко радует – они крайне необходимы в наше время, являя облик великого художника, мыслителя и высокого гуманиста, отдавшего свою жизнь на служение родине и всему человечеству.

Эти книги, в которых выявлена вся Ваша любовь и преданность Н. К-у, явятся крупным вкладом в литературу о нём и его творчестве.

Я прочла за последнее время немало «Воспоминаний» о Васнецове, Коровине и других великих художниках, которые появляются в Советских Журналах, – всё это ко времени и радует – красота и творчество учат народ и возвышают его дух.

Куда Вы думаете ехать этим летом, во время Вашего отпуска?

У меня возникла мысль поехать в Европу лечиться на одном из курортов – Бад Гастайн в Австрии – он известен своими горячими минеральными источниками и серными ваннами. Если удастся осуществить эту мысль, смогу поехать в Мае.

Надеюсь, что Ваше здоровье в полном порядке и Вы, как всегда, неутомимы и бодры в трудах Ваших.

С лучшими пожеланиями и приветом от сердца, к которым присоединяется также Людмила.

Остаюсь уважающая Вас, З. Г. Фосдик.

 

 

185. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 3.12.1970

3 декабря 1970 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваши письма от 29 октября и 11 ноября получил. Надеюсь, что гомеопатические средства хорошо Вам помогут. Я и многие мои знакомые убедились на себе в их действенности. Я говорил на эту тему с доктором. Он очень рекомендует Вам принимать лекарства по указанному режиму.

Недели три назад я смог послать Вам вновь вышедший альбом «Николай Рерих». Репродукции в нём отличного качества. Некоторые их них, возможно, Вы ранее не видели, т.к. оригиналы находятся по разным музеям. Все репродукции корректировались по оригиналам и выполнены в весьма хорошей технике.

Очень хорош и текст к альбому. В альбом у меня вложена одна лишняя репродукция картины «Мать Чингис-хана». Эту репродукцию посылает Вам от себя автор аннотаций. Впервые в таких изданиях к каждой картине приложена краткая аннотация, рассказывающая о содержании или идее произведения.

Текст к альбому писала искусствовед Александра Алексеевна Юферова. Издание альбома полностью её инициатива и если Вам это издание понравится, и Вы сочтёте возможным в нескольких словах ей это выразить, то она будет очень довольна. Она ещё молодой искусствовед и намерена в дальнейшем работать над темой Н. К. Её адрес: Москва, Е-275, улица 8-ой Соколиной горы, № 20, кв. 18, А. А. Юферова.

Мне представляется, что это одно из лучших изданий подобного типа, которые вообще выходили. Всё оформление выполнено не только качественно, но и с большим вкусом.

Я послал Вам бандеролью также журнал «Юность» № 10. В нём имеется небольшая публикация о пребывании Н. К. в 1927 году в Монголии и дано воспроизведение картины «Великий Всадник» [Ломакина И. У картины Рериха. // Юность, 1970, № 10, – сост.]. Сколько я знаю, эта картина раньше никогда не воспроизводилась, и Вам, вероятно, будет интересно иметь репродукцию.

Буду ждать от Вас сообщений, что посылки до Вас дошли.

Относительно этого лета я ещё не решил. Я намерен с 1 августа выйти на пенсию /мне исполняется 60 лет/. Это позволит более свободно располагать временем. Хотелось больше попутешествовать по историческим русским местам. Возможно, что именно летом и в начале осени следующего года мы с женой и предпримем такое путешествие.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Всего Вам самого, самого светлого и хорошего здоровья.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

186. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 11.01.1971

11-ое Января, 1971

Дорогой Павел Фёдорович,

Теперь могу более обстоятельно написать Вам о влиянии гомеопатического лекарства – оно очень хорошо в общем повлияло на весь организм, главным образом на желудок.

Относительно артрита я особых перемен не заметила, но, с другой стороны, возможно, что он не ухудшился; уже более трёх месяцев, как я принимаю это лекарство, осталась лишь ещё одна бутылочка.

Если только окажется возможным, пришлите мне ещё одну такую полную порцию или попросите врача прислать мне микстуру его. Я с благодарностью возмещу Ваши расходы книгами или чем-либо другим.

Альбом «Николай Рерих» от Вас ещё не получен, но один экземпляр его был нами получен от Раи – действительно превосходное издание, самое лучшее по качеству репродукций из всех изданий, появившихся у вас. Текст составлен прекрасно. Поблагодарите автора аннотаций к картинам за чуткий, достойный текст.

Текст к альбому, написанный Александрой Алексеевной Юферовой, очень хорош и тронул меня. Напишу ей лично в недалёком будущем, а пока прошу передать ей мою личную благодарность и привет. Действительно, всё издание отличается тонкостью и вкусом.

Вы пишете, что также послали нам журнал «Юность», он ещё не дошёл, напишу Вам, когда получу его. Буду рада видеть репродукцию картины «Великий Всадник» – ведь я эту картину хорошо знаю и видела в Монголии, когда была там с экспедицией Н. К-а, до их отбытия в Тибет. Монголия – удивительная страна – я была там около месяца и часто думаю об этом незабываемом времени.

Я очень заинтересовалась Вашими планами – путешествовать по историческим русским местам идущим летом – завидую Вам! Я всегда мечтала о таком путешествии в Советском Союзе, может быть, оно в будущем осуществится. – Я очень надеюсь побывать у вас в недалёком будущем.

После Нового Года у нас уже началась новая деятельность к подготовлению новых выставок, концертов, лекций и т.д.

Теперь у нас открылась выставка ранних работ Н. К. – «Древняя Русь» – эти картины здесь очень любят – посещаемость растёт!

Надеюсь, что Вы и все Ваши здоровы, шлю сердечный привет и лучшие пожелания, к которым присоединяется и Людмила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

187. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 25.01.1971

25 января 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

сердечно благодарю Вас за новогодние пожелания. Очень рад был получить цветное воспроизведение с картины «Жемчуг исканий».

Дошли ли до Вас мои бандероли? Альбом Н. К., который я Вам послал, так быстро разошёлся, что теперь у нас в книжных магазинах его больше не достать. Как Вам понравились репродукции? Ведь многие из них воспроизводятся впервые и друзьям Вашего Музея они не знакомы.

Наша рукопись была передана на рецензию востоковеду-специалисту, т.к. в книге много востоковедческого материала, в том числе разбираются и мировоззренческие проблемы, над которыми работал Н. К. Востоковед дал очень благоприятную рецензию и это ускорит редактирование рукописи. Но наши издательства завалены работой, так что раньше начала следующего года вряд [ли] что с выходом книги успеется. Во всяком случае, намереваюсь поближе к весне поехать в Москву, чтобы форсировать выход, поскольку это в моих силах. Необходимо окончательно отобрать и фотографический материал. Книга будет содержать много фотографий из жизни Н. К. Ведь это будет первая полная биография Н. К., примерно на 300 страниц книжного формата. Кое-где ощущался ещё недостаток материалов, но похоже, что в общем удалось дать основную канву жизни, деятельности и творчества Н. К. Впоследствии всё это можно будет и добавить.

Между прочим, мне встречалось сообщение, что Н. К. бывал в Индонезии и на Филиппинах, не знаете, когда именно он их посещал? [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик поставлена «галочка – V», – сост.]

Я очень благодарен Людмиле за полученные очерки. Они весьма пригодились. Сейчас я составляю книгу именно из очерков «Листов дневника» Н. К. Предполагаю, что к 100[-летнему] юбилею её можно будет издать.

У меня к Людмиле будет ещё одна просьба. Один наш литературовед из Хабаровска /хороший друг Всеволода Иванова, который писал о Н. К./ работает над темой о русской дальневосточной поэзии. Он никак не может достать нескольких книг. Я прилагаю к письму список изданий, в которых он очень нуждается. Может быть, Людмила знакома с ними и знает – есть ли возможность что-либо из перечисленного раздобыть?

Всего Вам самого светлого и хорошего здоровья. Ваш П. Беликов.

 

С. Аламов. Киоск нежности. Харбин, 1920.

К. Бальмонт. Светослужение. Харбин, 1937.

А. Вертинский – Король русской эстрады. Шанхай.

Н. Завадская. Светлое кольцо. Харбин, 1944.

А. Несмелов. Кровавый отблеск. Харб[ин], 1928.

[А. Несмелов.] Без России. Харб[ин], 1931.

[А. Несмелов.] Через Океан. Харб[ин], 1939.

[Внизу письма рукою З. Г. Фосдик написано: «Мила не может достать», – сост.]

 

 

188. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 02.01.1971

2/1/71 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

На днях прибыл от Вас новый недавно выпущенный альбом с репродукциями Н. К. Рериха. Альбом превосходен во всех отношениях – как я Вам уже писала. Рая выслала нам его также. Мы с гордостью его показываем нашим многим посетителям Музея.

Также пришёл журнал «Юность» с очень хорошей статьёй о картине «Великий Всадник» – она отлично воспроизведена в журнале. Отрадно видеть такое широкое устремление к картинам Н. К. и любовь к его искусству.

Вы много постарались в этом отношении, за что я Вас высоко ценю.

Послали Вам пару дней тому назад отдельным пакетом 2 репродукции «Жемчуг Исканий» – выпущенную нами недавно с картины Н. К. Очень прошу Вас передать одну из них Рае.

За последнее время я опять болела артритом и серьёзно подумываю о поездке заграницу этим летом для лечения.

Лекарство Ваше принимаю аккуратно и думаю, что оно помогает.

Я в настоящее время списываюсь с целым рядом курортов в Зальцбурге, Австрии, куда мне бы хотелось поехать с Милой этим летом, чтобы полечиться. Они именно известны своими горячими источниками и минеральными водами, очень полезными для лечения артрита.

Надеюсь, нам удастся поехать туда летом, в середине Мая, на пару месяцев.

Рая нам недавно сообщила о том, что Русский Госуд[арственный] Музей в Ленинграде устроил экспозицию картин Н. К. Рериха – это очень радует. Таким образом многие смогут увидеть у вас его картины.

У нас стоит очень суровая зима, какой здесь не запомнят. Мы не выходим по неделям из-за холодов и с нетерпением ждём весны.

Надеюсь, что Вы здоровы, шлю Вам привет от сердца и лучшие пожелания от Людмилы.

З. Г. Фосдик.

 

 

189. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 07.02.1971

7 февраля 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил Ваше письмо от 11 января. Очень был рад узнать, что гомеопатические лекарства благотворно на Ваше здоровье подействовали. Я уже говорил с нашим гомеопатом. Он обещал изготовить микстуру, в которой будут форсированы средства от артрита. Во второй половине февраля лекарство будет послано, но не знаю, сколько оно пробудет в пути. Когда получите, то сообщите. Лично на меня все гомеопатические средства хорошо действуют. У меня была сильная стенокардия, и доктор-гомеопат свёл почти к нулю приступы.

Надеюсь, что альбом, посланный мною, Вы уже получили. У нас альбомы имели такой большой успех, что их очень быстро разобрали. Теперь уже в книжных магазинах больше не достать. Прекрасное и достойное издание.

Интересно Ваше сообщение о выставке «Древняя Русь». Если будут изданы печатные каталоги, был бы рад иметь их. Ведь эти картины далеко не все производились в печати, я даже не помню, чтобы был опубликован полный список их наименований.

Желаю Вам бодрости и самого хорошего здоровья. Сердечный привет от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

190. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 12.03.1971

12-ое Марта, 1971 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Очень была Вам благодарна за письмо от 7 Февраля, в котором Вы пишете о возможности посылки мне гомеопатического лекарства от артрита. Предыдущее средство, которое Вы послали, имело благотворное влияние на весь организм. Надеюсь, что и будущее лекарство как-то повлияет на боли от артрита, особенно в ногах.

Я часто болела эту зиму и решила поехать на какой-нибудь курорт и серьёзно полечиться от артрита. Списываюсь с курортами здесь и в Австрии, надеюсь, что мне удастся найти что-то нужное для лечения. Как только буду знать, куда поеду, сообщу Вам.

Альбом репродукций картин Н. К. имеет в нашем Музее большой успех.

К выставке, недавно прошедшей, «Древняя Русь» Н. К. Рериха мы специального каталога не делали, ибо эту выставку теперь показываем каждые 2 года.

В одном из Ваших предыдущих писем Вы запрашивали, или Н. К. бывал в Индонезии и на Филиппинах? – Об этом я не знаю, но точно знаю, что он был на Цейлоне и позже в Японии.

Вы прислали также недавно список некоторых книг, которые вышли в Харбине и в Шанхае в ранние годы. Людмила этих книг не знает и, к сожалению, их достать не сможет.

Радуюсь всегда узнать от Вас о Ваших трудах и изысканиях, касающихся Н. К., о его жизни и творчестве.

Вот будет радость, если Вам удастся выпустить к юбилейному торжеству в 1974 году полную биографию Н. К. Рериха, как Вы об этом сообщаете.

Многое надо ещё до того сделать!

Буду ждать от Вас дальнейших вестей, которым я всегда рада.

С сердечным приветом, Ваша З. Г. Фосдик.

Людмила шлёт Вам лучший привет.

 

 

191. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 07.05.1971

7 мая 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

сильно задержался с ответом на Ваши два последних письма. Захворала жена, была операция, уже месяц, как в больнице. Теперь лучше. Прихворнул немного и я, но не надолго. Хорошо помогли гомеопатические средства. Я говорил о них с врачом. Те, что посланы Вам, можно принимать, и не смешивая их со спиртом. Спирт только предохраняет от порчи. Поэтому, разводя лекарства в воде, разводите не сразу всю порцию, а, скажем, четверть бутылочки с соответствующим количеством воды вместо спирта, а затем оттуда по две ложки, опять на пол стакана воды, так как по рецепту показано. На меня прекрасно эти лекарства действуют.

Как идёт у вас подготовка к 100-летию со дня рождения Н. К.? Не будет ли в связи с этим каких-либо мероприятий через ЮНЕСКО? [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик поставлен знак вопроса: «?»,– сост.] Если будут, то сообщите, хорошо бы тогда координировать некоторые действия. У нас, конечно, будет юбилейная выставка. Предполагаются и некоторые издания. Получил на днях письмо из Москвы. Предполагают издать некоторые архивные материалы и воспоминания современников. Я думаю, что обратятся и к Вам с соответствующим письмом. Смогли бы Вы дать небольшую статью о встречах с Н. К., может быть, о встрече в Москве, визите к Луначарскому или поездке на Алтай? Это было бы очень интересно. Ввиду перегруженности типографий сильно запаздывает моя публикация из «Листов дневника», появится, вероятно, в конце июня. Книга – в будущем году. Очереди в типографии большие. Где будете проводить лето и когда думаете вернуться? Я с августа выхожу на пенсию, так что отпуска уж и не беру. Сердечный поклон Людмиле. Всего Вам самого Светлого. Искренне Ваш, П. Беликов.

 

 

192. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 01.06.1971

1 Июня, 1971 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Извиняюсь, что не ответила сразу на Ваше письмо от 7 Мая – очень перегружена работой перед отъездом в отпуск. Глубоко сочувствую Вам, узнав, что Ваша жена была больна и имела операцию, и теперь лишь поправляется. Хорошо также, что Вы после Вашей болезни уже окрепли и лучше себя чувствуете.

Я могу подтвердить пользу от гомеопатического лекарства, которое было мне послано, благодаря Вашему содействию. Употребляю его ежедневно, как Вы советовали. Удалось достать чистый спирт, и я его принимаю разведённым на воде, вместе с лекарством.

Относительно подготовки к 100-летию Н. К. мы уже начали серьёзно думать. Прежде всего, хочу Вас предупредить, что мы не связаны с ЮНЕСКО. По разным причинам.

Возможно, что мы устроим специальную юбилейную выставку, т.к. наш Музей обогатился 9 новыми картинами Н. К., полученными недавно. Надеемся, что к юбилейному сроку прибавится ещё некоторое количество картин. Возможно, что Музей также выпустит книгу Н. К. на английском языке.

Обращаюсь к Вам с просьбой, имеется ли у Вас напечатанная книга «НЕРУШИМОЕ»? Хотелось бы её перевести на английский язык. Если она у Вас имеется, не могли бы Вы одолжить нам её на несколько месяцев? Мы её перепечатаем на машинке и отошлём Вам обратно заказной бандеролью.

Постараюсь также приготовить статью о Н. К., вернее, воспоминания о работе с ним – для употребления у Вас.

Через две недели мы уезжаем в Вермонт в отпуск. Мы обе часто болели в этом году и нуждаемся в полном отдыхе.

Вижу из Вашего письма, что Вы в августе выходите на пенсию и отпуск в этом году не берёте, надеюсь, что Вам всё-таки удастся отдохнуть на природе. Знаю по себе, как необходим отдых после трудового года. В конце Августа снесусь с Вами опять. Музей будет закрыт два месяца в этом году – Июль и Август.

Шлю Вам вместе с Людмилой наилучшие пожелания здоровья, сил и многих достижений в Вашей прекрасной работе.

З. Г. Фосдик.

 

 

193. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 12.06.1971

12 Июня, 1971 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Пишу Вам очень нужное. Несколько лет тому назад Вы прислали нам список имеющихся у Вас очерков и статей Н. К. на русском языке. Мы же послали Вам статьи – фрагменты из будущей книги «Жизнь» Н. К. Рерих 18/12/39 г. Многие из статей книги «Жизнь» имеются у Вас в Вашем списке, недостают следующие статьи: «Друг», «Вредители», «Судьбы», «Паспорта», «Фрагменты», «Грамоты», «Сокровища Русские», «Нужда», «Охранители». Мы искали эти недостающие статьи у нас, но пока их не нашли.

Является очень конкретный вопрос – думаете ли Вы выпустить к 100-летнему юбилею Н. К. книгу «Жизнь» с этими 27 статьями, список которых мы Вам выслали? Имеются ли у Вас все эти статьи, включая недостающие? Являются ли именно 27 статей входящими в книгу «Жизнь»? Имеете ли Вы введение в ней? Вообще, сообщите подробно, подготовили ли Вы именно эту книгу к печати к юбилейному сроку?

Если это так, то нам бы хотелось перевести все эти статьи на английский язык и выпустить эту книгу здесь к Октябрю 1974 г. Очень прошу Вас выяснить этот вопрос, ибо понадобится долгий срок здесь при нашей текущей работе перевести на англ[ийский] язык такую книгу.

Мы подумывали о том, или перевести «Врата в Будущее» на английский язык, но это слишком большая книга – 69 статей. Это мы не сможем сделать.

Ещё является вопрос относительно книги «Нерушимое», к нашему сожалению, у нас её нет. Мы пытались её достать, но не могли. Мы Вас просили в прошлом письме прислать нам её к осени, для тщательного исследования, а теперь мы подумываем, или лучше издать книгу «Жизнь», в случае, если все статьи для этой книги имеются у Вас и у нас. Вопрос сведётся к выбору одной из этих книг. Я очень надеюсь на Вашу помощь в этом случае. Можно прислать одну из книг заказной бандеролью, но не воздушной почтой, а первым классом. Если найдёте нужным писать нам этим летом, пишите на Музей – нам перешлют.

Теперь о другом – я не знаю до сих пор, как решил Ваш друг доктор с приобретением инструмента – прямого офтальмоскопа? Здесь достать его невозможно, но если он может достать его в Англии или в другой стране, я с благодарностью оплачу его стоимость. Гомеопатическое средство мне видимо помогает. Я очень благодарна за него.

С сердечным приветом, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

Моя племянница шлёт Вам добрые пожелания.

 

 

194. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 03.08.1971

3 августа 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

задержался с ответом на Ваше последнее письмо, т.к. хотел выяснить и уточнить некоторые подробности, но до сих пор этого сделать ещё не смог. Дело в том, что к Юбилею Институт Истории Искусств СССР предполагает подготовить к изданию двухтомник, в первую книгу которого войдут статьи о Н. К. и воспоминания его современников, а во второй произведения самого Н. К. Для второго сборника мной подготовлено около 200 очерков Н. К. из составленных им подборок «Моя Жизнь», но окончательного отбора очерков ещё не произведено. Сейчас все материалы находятся в Институте Истории Искусств, в конце августа или самом начале сентября я буду в Москве, тогда же там будут обсуждаться подробности предполагаемых изданий.

Книги «Врата в Будущее» и «Нерушимое» составлены Н. К. из Листов Дневника [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «нужно», – сост.], написанных в 1934–1935 годах в Монгольской экспедиции, в связи с этим и большинство очерков имеет определённую специфику. Поэтому я бы склонился к изданию очерков из двух подборок «Листы дневника. Моя жизнь». [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «1-ый Том», – сост.] Издать их полностью нет возможности. Ведь полностью они содержат 750 очерков. Книга в 300 страниц включает в себя около 70 очерков, так что полностью «Моя жизнь» потребует 10 томов. Весь комплект «Моей жизни» имеется только у Святослава Николаевича. У меня из двух этих подборок имеется около 300 очерков [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «желательно их иметь», – сост.] и среди них много автобиографического характера. Из предварительных бесед с московскими сотрудниками выявилось, что Юбилейный сборник предпочтительнее составить именно по принципу автобиографии [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «правильно», – сост.], расположив в нём очерки по хронологии описываемых в них событий. Среди таких очерков нужно найти соответствующее место и очеркам чисто мировоззренческого характера. После окончательных переговоров с работниками Института я займусь этой работой и смогу Вам сообщить о её результатах. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «в принципе согласна», – сост.] Мне кажется, что Вам лучше остановиться на таком же принципе отбора. Юбилейный сборник должен отразить многогранность деятельности Н. К. Сообщите, пожалуйста, о своём решении, я же сразу отпишу Вам после московских переговоров. Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

195. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 16.08.1971

16 Августа, 1971

Дорогой Павел Фёдорович,

Недавно вернулись в город после отдыха в Вермонте. Получила Ваше письмо от 9 августа [так в тексте, правильно: «от 3 Августа», – сост.] и спешу ответить на него.

Вы пишите, что предполагается выпустить 2-хтомник к юбилею Н. К., и в первую книгу войдут воспоминания о Н. К. и воспоминания его современников. Значит ли это, что войдут воспоминания со всех концов мира или же только советских авторов? Этот вопрос имеет значение для меня лично.

Так как 2-ой сборник будет состоять из очерков и статей Н. К. под названием «Моя Жизнь», мне лично очень нравится эта идея. Желательно синхронизировать наше английское издание со сборником, который выйдет у вас. Для этой цели мне необходимо иметь точный список всех тех статей Н. К., которые войдут в этот сборник. Вероятно, Вы будете это знать после того, как будете в Москве для обсуждения подробностей предполагаемых изданий.

Если Вы уже выбрали эти статьи, прошу Вас выслать этот список мне, чтобы мы здесь смогли проверить, или все эти статьи имеются у нас. Недостающие статьи буду Вас просить выслать мне /копии/. Как Вы сами понимаете, выход такого сборника на русском и английском языках будет истинно Юбилейным изданием. Мы обсудим этот вопрос на нашем собрании директоров в недалёком будущем.

Вначале мы думали перевести на английский язык и издать «Нерушимое», но, как я Вам писала, у нас этой книги нет. Конечно, нам очень желательно иметь её для нашего архива – буду просить Вас, когда сможете, прислать её нам для перепечатания здесь на русской машинке, а затем мы её Вам немедленно возвратим.

Если у вас будет издан 1-ый том книги Н. К. «Моя Жизнь», можно будет впоследствии выпустить и остальные тома. Вероятно, Святослав Николаевич пришлёт Вам полный комплект этой крайне ценной книги для её издания в нескольких томах.

Пишу Вам спешно и буду ждать Вашего ответа.

Шлём Вам вместе с Людмилой наилучшие пожелания.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Прилагаю здесь статью о нашем Музее, появившуюся в здешней русской газете.

 

 

196. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 29.08.1971

29-ое Авг[уста], 1971

Дорогой Павел Фёдорович,

С большой радостью сообщаю Вам, что только что мы нашли в наших архивах книгу «Нерушимое» на русском языке. Нашли её просто чудом – непостижимы пути человеческие и помощь посылаемая.

Надеюсь, что Вы ещё не послали нам Вашу книгу «Нерушимое», о чём я Вас просила в предыдущих письмах. Поэтому пишу Вам немедленно об этом.

Буду ждать с нетерпением Ваших новостей относительно сборника «Моя Жизнь». Вероятно, Вы в скором времени будете знать, или эта книга будет утверждена к изданию, к юбилею Н. К.

Вы, вероятно, уже получили моё письмо от 16-го Августа со статьёй о нашем музее.

Шлём Вам с Людмилой наши наилучшие пожелания.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

197. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 22.09.1971

22-ое Сентября, 1971 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Послали Вам отдельным пакетом, заказной бандеролью 3 портрета Н. К. /в красках/, только что выпущенные нами.

Очень прошу Вас послать один портрет Рае [Богдановой] и один В[алентине] П[авловне] Князевой, конечно, один портрет Вам.

Очень прошу передать В[алентине] П[авловне] Князевой портрет Н. К. с упоминанием о том, что я посылаю его ей и шлю сердечный привет. Не могу в настоящее время ей лично написать, ибо завалена работой. Надеюсь, что эта репродукция портрета работы С. Н. Вам понравится, у нас она вызвала большой интерес.

Жду Вашего ответа на моё раннее письмо относительно книги «Моя Жизнь» Н. К., которую Вы предполагаете издать к юбилею в 1974 г. Очень желательно иметь список статей, которые войдут в эту книгу.

В последнем письме Рая сообщает о тех приготовлениях и образованиях комитетов, которые уже начались в связи с 100-летним юбилеем Н. К. Рериха. Отрадно видеть такой подход к юбилею.

Книга «Основы Буддизма» Е. И. Рерих, недавно выпущенная нами /на английском языке/, расходится необычайно быстро. Это второе издание значительно пополнено и имеет библиографию и индекс. Если Вы хотите иметь эту книгу, сообщите, и я Вам её вышлю.

Наша деятельность по Музею и обществу уже началась. Радостно работать для будущего, так и будем продолжать.

С сердечными пожеланиями, З. Г. Фосдик.

Мила шлёт лучший привет.

 

 

198. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 04.10.1971

 

 

В этих и многих подобных местах побывали в истекшую поездку. Красота необычайная. Многое напоминает «Архитектурные этюды» Н. К., которые теперь находятся у Вас в Музее.

 

 

4 октября 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только что вернулся домой из продолжительной поездки и застал три Ваших письма. Мы ездили с женой по Волге и по старинным русским городам. Побывали в Угличе, Костроме, Суздале, Владимире. Везде много интересного, реставрируются и восстанавливаются старинные постройки, много музеев с предметами древнерусского искусства. Кроме того, две недели пожили в Москве, где у меня было много дел в связи с изданием книги и предстоящими мероприятиями к 100-летию со дня рождения Н. К.

Книга, которую я готовил совместно с Валентиной Павловной [Князевой], пошла уже в набор, жду в скором времени гранки для корректуры. Работа над книгой затянулась, т.к. она полностью легла на меня. В[алентина] П[авловна] изменила своё отношение к теме, стала восхищаться Бенуа и даже известными Вам статьями С. Маковского, вызвавшими такой протест. Всё-таки благодаря приложенным усилиям книгу удалось кончить, она нашла полное одобрение в издательстве, хотя В[алентина] П[авловна] хочет внести ещё некоторые изменения уже в гранках. Думаю, что её удастся отговорить, окончательно интереса к теме она не потеряла, очевидно, примет какое-то участие и в юбилейных изданиях. Её заслуга в изданиях книг о Н. К. неоспорима, за это ей хвала и честь, но в каком-то смысле она «исписалась» и другие авторы работают сейчас много интенсивнее. Кроме нашей совместной с В[алентиной] П[авловной] биографии работает над большой книгой о Н. К. доктор искусствоведения Е. И. Полякова, она знакомила меня со своей работой и пользовалась имеющимися в моём распоряжении материалами. Её книга мне нравится и к тому же она будет издана издательством «Искусство» с цветными репродукциями. [Полякова Е. И. Николай Рерих. – М.: Искусство, 1973. – 303 с.: [21] л. ил. – (Сер. «Жизнь в искусстве»), – сост.] Книга в серию «Жизнь замечательных людей» будет иметь только фотографии как биографического характера, так и с картин. Но и жанр этой книги, как я Вам сообщал, будет в основном биографическим, в этом смысле она явится первой полной биографией Н. К. с разбором его творчества и некоторых мировоззренческих позиций. Книга очень поможет появлению дальнейших публикаций, в том числе и к юбилею, т.к. будет содержать много до сих пор неизвестного материала. Сейчас в этом издательстве подготавливаются ещё некоторые публикации о Н. К.

Большое спасибо за посылаемые портреты. Передам их по назначению, хотя В[алентина] П[авловна] складывает такие вещи в дальний угол ящика письменного стола, но, думаю, сколько-то она ещё будет над темой работать, хотя я сейчас и сожалею, что пригласил в соавторы именно её. Другие искусствоведы оказались бы для издания более полезными.

Буду очень благодарен Вам за «Основы Буддизма» на английском языке. У меня лишь русское, сокращённое издание. Если есть хоть малейшая возможность выслать по комплекту упоминаемых в посланной Вами статье репродукций /открыток/, был бы Вам очень благодарен. Дело в том, что, когда готовилась к изданию вторая монография Князевой, я дал в издательство для переснятия свои открытки и не получил их обратно, а сейчас в Москве один мой знакомый делает с открыток прекрасные диапозитивы. Я их употребляю при лекциях и мне очень хотелось бы иметь диапозитивы со всех имеющихся у Вас репродукций в цвете.

Подготовительная работа к юбилейным изданиям идёт в Москве успешно. При Научно-исследовательском Институте Академии Художеств создана специальная комиссия и группа, которая будет подготовлять издания. Я вхожу в эту группу и в курсе подготовительной работы. Сейчас намечено издать двухтомник, богато иллюстрированный цветными репродукциями. Договорённость с издательством уже имеется. В первый том войдут статьи такого содержания: «Значение и место творчества Н. К. Рериха в истории искусства ХХ века», «Н. К. Рерих и проблематика русской живописи XIX–XX в.в.», «Творчество Н. К. Рериха и традиции индийской и китайской культуры», «Рерих и искусство Монголии», «Творческий метод Н. К. Рериха», «Архитектура в творчестве Рериха», «Графика Рериха», «Русский пейзаж в творчестве Рериха», «Мастер театральной декорации», «Рерих и Талашкино», «Рерих путешественник», «Рерих – историк культуры и археолог». Все эти темы уже распределены между авторами – искусствоведами и учёными. Возможно включение некоторых дополнительных тем.

Второй том этого издания будет содержать большой биографический очерк, написать который поручено мне, вступительную статью к литературным произведениям Н. К. и «Листы дневника» самого Н. К., о которых я Вам уже писал. Подобранный мною комплект уже находится в Институте и рассматривается его работниками. Статьи будут иметь научный комментарий, составлять который в основном также буду я. На этих днях я перепечатаю список статей, который ляжет в основу этой публикации «Листов дневника. Моя жизнь» и пошлю его Вам.

Кроме этого двухтомного издания намечено издать ещё одну книгу /а возможно, и две, в зависимости от количества обработанного материала/, которая должна будет иметь несколько иной характер. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано: «2 тома», – сост.] В неё войдёт публикации архивных материалов и воспоминания о Рерихе его современников, письма к Рериху и переписка с разными лицами. Переписку Н. К. в основном буду подготовлять я. В отдел воспоминаний, конечно, было бы интересно поместить и зарубежные воспоминания, как, безусловно, и в раздел переписки. В виду того, что всё творчество Н. К. будет представлено отдельными статьями соответствующих учёных и искусствоведов, в раздел воспоминаний и переписки будет интересно получить – личные впечатления, отдельные малоизвестные факты биографии или деятельности Н. К., историю его деятельности в различных странах, в том числе, конечно, США. Уверен, что Вы в этом можете оказать большую пользу. У меня уже был относительно этого разговор с работниками Института. Ваши воспоминания о знакомстве и совместной работе с Н. К. были бы чрезвычайно ценны. В смысле литературной формы они могут быть даны в каком-то очерке мемуарного характера или даже в отдельных отрывках, как бы прилагаемых к письмам, в которых спрашивалось об Н. К. У меня, например, имеется написанная Вами история деятельности Нью-Йоркского Музея. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик поставлен знак вопроса: «?», – сост.] Вы могли бы переработать эту статью, включить туда некоторые конкретные факты, имена ближайших сотрудников и т.д. Интересна деятельность АРКА, в которую можно было бы включить Вашу с Н. К. переписку. Вообще, дорогая Зинаида Григорьевна, Вы подумайте ещё сами, как Вам будет лучше, я же со своей стороны подумаю об оформлении материалов. Так или иначе они найдут полезное использование и относительно всего этого мы будем с Вами ещё подробно договариваться.

К юбилейным публикациям готовится ещё издание списка картин Н. К. В связи с этим хотелось бы узнать от Вас, есть ли возможность получить полный список картин, находящихся в Вашем Музее, с указанием дат, когда картины были созданы /в тех случаях, когда это возможно/ [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик поставлен знак вопроса: «?», – сост.], а кроме того, хотя бы некоторые списки из частных коллекций. Это бы намного облегчило задачу составителя, который проделал уже в этой области грандиозную работу. Если трудно составить на русском языке, то хотя бы по-английски. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик поставлен знак вопроса: «?», – сост.]

На этих днях я пошлю Вам список «Листов Дневника», о котором упомянул выше, и напишу ещё, если что-либо сейчас пропустил. Очень спешу подготовить к набору свою большую статью «Рерих и Индия», которая должна появиться в будущем году в одном научном сборнике.

Большой привет от меня Людмиле. Желаю Вам много сил и здоровья в предстоящей работе.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

199. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 05.10.1971

 

 

Список «Листы Дневника – Моя Жизнь» Н. К., собранный Беликовым.

 

5 октября 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

отпечатал и сразу же посылаю Вам список намеченных к публикации статей Н. [К.] Рериха. Если у Вас имеются дополнительные, которые Вы считаете полезным включить, то сообщите их наименования мне, я проверю, можно ли их достать у Раи [Богдановой] или Святослава Николаевича. В свою очередь, если Вам нужно что-либо из указанного в прилагаемом списке, я отпечатаю и пошлю Вам.

В нашей печати промелькнуло сообщение о банкротстве музея Хорша, о том, что оттуда вывезены все картины. Не сообщите ли подробностей и, главное, о судьбе картин, пошли ли они в продажу или по-прежнему остаются у Хорша? Его сын как-то, лет десять-двенадцать тому назад, предлагал купить картины Третьяковской галерее, но запросил «бешеные» деньги. Хотелось бы, чтобы картины не распылились и попали в Ваш музей.

С наилучшими пожеланиями, Ваш П. Беликов.

 

Подборка «Листов дневника» Н. К. Рериха для Юбилейного издания.

/Отмеченные х/ очерки относятся к первой подборке «Листы дневника. Моя жизнь», все другие очерки относятся ко второй подборке «Листы дневника. Моя жизнь». Даты написания очерков приведены в Библиографии Н. К. Рериха, публикация Научных трудов Тартуского Государственного Университета, где даны очерки в алфавитном порядке./

 

ЖизньАлександр Яковлев х/
Самое первоеВандалы х/
Три мечаНарод
РадостьДушевность
ОтецЛада
Полвека х/Стихия
НачалоРусский Музей в Праге
УниверситетБогатство
Академия художеств х/Кредо
ЖивописьПотери
ОхотаЕщё радости
МысльСтолкновения
АрхеологияПродажа душ
НумизматикаВеликий Новгород
ОценкиЕщё гибель
УчёбаЩуко
Самовольство х/Мусоргский
СобирательствоМечты
СобирателиВека
И так бывалоПетров-Водкин и Григорьев
Эстония х/Русский язык
Литва х/Зарождение легенд
ТеатрПодробности
А вор так ни в чём и не виноват?«Париж»
Блок и ВрубельПсков
Леонид АндреевСамое утомительное
Юон и Петров-Водкин х/Тушители
МистицизмСтупени
СверхестественноеЕдиномыслие
ДиковиныПрочная работа
АзияПрепятствующие
ИндияРусская слава
НагарВозражения
Толстой и Тагор х/Средства
Чаша неотпитая х/Опять война
ЗаботаК дальним
ЭпизодыНайдите прививку
Небесное зодчествоВ трудах
РеализмВесна
Больной годДрузья
Старые друзьяСчастье
МиражиПути мира
ПропускАкадемия
ПамяткиСила народа
ДействительностьПервое мая
Обзоры искусстваПричины
Племя молодоеМастерство
КуинджиГолос Горького
Кружные путиОборона Родины [справа рукою З. Г. Фосдик написано: «Оборона, Нер[ушимое]», – сост.]
Со-роковой годДума
СближениеВ грозе и молнии
СтранникиПо заслугам
НедописанноеВсеславянское
СантанаТагор
Молодому другуБедная земля
ПодсчётыГолод
ВстречиКурукшетра
Не замай!Леонардо
НесправедливостьДрузья
Безумие [справа рукою З. Г. Фосдик написано: «Безумия, Нер[ушимое]», – сост.]Посевы
Великому народу русскомуСорок лет
На островеИз письма
СотрудникуВыставки
НутроК будущему
АнтифобинСингапур
ШатанияДружество
ПредрассудкиСложности
БудущееПандитки
ДоговорИстинность
СборыЧайка
Красный флагВ Москву
СкрябинПризраки
МолодёжиО будущем
СкрыняГималаи
ДосмотрыПовторения
БывшееНа вышке
ГеростратыКаменный век
ОгрублениеРепин
Почему?Прекрасный путь
Поддельная ЕвропаНе болей
Респице финем!Мясин
Шестая колоннаЛюбите Родину
ШептуныАРКА
Крылья победыМозаика
РимАнтиклеветин
«Новый мир»Непосланное
ФлюгераНапоминайте
«Огонь на меня»Мир движется
СлучаиТруд
«Пуп земли»Индия
Героический реализмРусь
Знамя МираДавно
Русь – ИндияВестник
ЗнаменосцыВзлёты
Римский-КорсаковСад
Камни проклятыеДозор
Русский векУкраина
 Завет

 

В процессе редактирования сборника в его состав могут быть внесены некоторые изменения. Часть «Листов дневника» ещё не просмотрена, в том числе и некоторые очерки, находящиеся у И[раиды] М[ихайловны] Богдановой. Если по своему характеру они будут более подходящими для Юбилейного сборника, то они будут или дополнительно включены, или пойдут в замену намеченных в приведённых случаях. Возможны также частичные сокращения в тех случаях, когда имеет место повторение одной и той же тематики. При исключении таких мест освободившийся листаж будет заполнен другими очерками. Но в основу публикации ляжет именно приведённый список, который просмотрен Институтом теории и истории искусства Академии Художеств СССР и в целом одобрен для включения во второй том намеченного Юбилейного двухтомника к 100-лению со дня рождения Н. К. Рериха.

 

 

200. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 25.10.1971

25 октября 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только что получил три репродукции с портрета Н. К. и послал по одному Рае [Богдановой] и Валентине Павловне [Князевой]. Репродукции сделаны замечательно и радуют глаз и сердце.

В прошлом письме я просил Вас послать по комплекту имеющихся у Вас открыток и репродукций. Будучи в Москве, я смог достать ещё один альбом репродукций Н. К. на паспарту /последнее наше издание с текстом А. Юферовой/. На этих днях я послал этот альбом Вам морской почтой, чтобы компенсировать как-то открытки и репродукции. Может быть, как-то сможете собрать их для меня.

Но у меня или, вернее, у доктора, который приготовлял Вам гомеопатические средства, есть дополнительные пожелания. Он очень хотел бы иметь также комплект открыток и репродукций. Конечно, очень захочет иметь и портрет. Недели через две он должен приехать ко мне, и если увидит этот портрет, то возгорится сердцем. Для него репродукции и портрет были бы самой лучшей компенсацией за хлопоты. Если будет возможность, то пошлите по комплекту и для него, и для меня. В свою очередь и я пошлю, как что-то у нас появится. В будущем году ждём выхода нового комплекта цветных рисунков. К Юбилею есть планы заказать буклеты на шелку. По технике получается очень хорошо.

Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

201. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 07.11.1971

7 Ноября, 1971 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только что пришло Ваше письмо от 25-го Октября, из которого я узнала, что 3 портрета Н. К. дошли к Вам и 2 их них уже посланы по назначению. Мы этот портрет очень любим и рады, что он также и Вам нравится.

По Вашей просьбе мы уже приготовили для Вас комплект открыток, имеющихся у нас. К ним мы присоединим точно такой же комплект, а также один портрет Н. К. для доктора, которому я с благодарностью высылаю их.

Мы вышлем оба комплекта и 1 портрет в одном пакете, но, к сожалению, мы скоро не сможем это сделать. У нас забастовка портовых грузчиков, которая началась 3 недели тому назад и пакеты пароходной почтой не принимаются заграницу. Как только забастовка окончится, мы Вам немедленно всё вышлем. Книгу «Основы Буддизма» мы вышлем Вам отдельным пакетом, также после окончания забастовки.

Ваши ранние письма от 4 и 5-го Октября я получила, но в виду чрезвычайной занятости не могла на них тотчас ответить. Очень была рада получить от Вас список статей и материалов, готовящихся к изданию, которые войдут в книги Н. К., к юбилею в 1974 году. Просмотреть его и сравнить с имеющимся у меня материалом я в настоящее время не могу из-за большой перегруженности работой.

Очень была огорчена сведениями о Вал[ентине] Павл[овне Князевой] – трудно всё это понять.

На днях ещё раз прочла статью Р. Канделаки /в книге «Наравне с веком»/ о Н. К. и очень прошу Вас её поблагодарить за неё – написано талантливо, с тонким пониманием искусства Н. К., а также с сердечным порывом. Она, видимо, хорошая сотрудница.

У нас в Музее начались выставки современных художников, концерты и лекции, – работы много.

Поражаюсь объёму подготовительной работы у Вас к Юбилею Н. К. Как вижу, Вы будете готовить биографию Н. К., – надеюсь, она будет подробной во всех отношениях, такая биография очень нужна.

Я со своей стороны постараюсь хотя бы урывками собирать всё, что могу, для Вас.

Вы пишете, что у Вас имеется написанная мною история деятельности нашего Музея, которую я написала в Марте 1965 г. Я пересмотрела её, думаю, что Вы её сможете употребить, как мою статью в одном из ваших журналов.

Списки картин Н. К., находящихся в частных коллекциях, – все на английском языке. Когда будет возможно, соберу их и пришлю.

Смогли [бы] ли Вы также прислать мне списки картин Н. К. в ваших музеях и частных коллекциях?

Знаете ли Вы об издательстве «Мысль» у вас? Сообщалось вновь о выпуске ими 7-ми томов 6-ти известных русских художников, с включением Рериха.

Сердечный привет от Милы.

С лучшими пожеланиями, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

202. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 30.11.1971

30 Ноября, 1971 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Внимательно просмотрела Ваш список статей Н. К., которые войдут в «Листы дневника», «Моя Жизнь» для будущих публикаций. Многие из них уже появлялись в других книгах Н. К. на английском языке. Имею лишь два вопроса: у Вас в присланном списке есть статья – «Безумие», а в книге «Нерушимое» она называется «Безумия». Также – статья «Оборона Родины» /по Вашему списку/, а в «Нерушимом» «Оборона».

Вы запрашивали о банкротстве музея Хорша и о судьбе картин. Музей закрылся с весны, больше не существует. Картины, захваченные и, видимо, ещё не проданные Хоршем, были им пожертвованы университету «Брандайс», находящемуся в Штате Массачуетзедс [так в тексте, – сост.], а также даны им его детям и внукам. Итак, ценные картины рассеяны повсюду, а кто же и когда их соберёт?

Мы активно работаем над переводом «Нерушимое» – надеемся его выпустить к юбилею.

На днях нас посетила очень славная рижанка, приехавшая навестить своих братьев. Она была в полном восторге от нашего Музея, не могла оторваться от картин Н. К. Она слыхала о Вас, знает Раю [Богданову], просила передать Вам, что она близкий друг Лидии Петровны [жены Арвида Юльевича Калнса? – сост.] – её же фамилия очень трудно произносимая.

Каковы Ваши планы, когда выйдете в отставку? Думаете ли Вы приехать к нам и основательно поработать здесь над архивом Н. К.? Как я уже Вам писала, будете жить у нас, таким образом на комнату и стол затраты отпадают, лишь будет стоит проезд сюда и обратно. Лучше всего приехать сюда с середины Мая до середины Июня, на один месяц. Ранней весной к нам приезжает сотрудник – англичанин из Англии. Должна Вас [на этом фраза в тексте письма обрывается, – сост.]. Глубоко благодарна Вам за присланный альманах «Прометей» – Ваша статья очень хорошая.

Шлю Вам сердечный привет, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

Мила шлёт привет и лучшие пожелания.

 

 

203. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 20.12.1971

20 декабря 1971 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 30 ноября получил. Если у Вас уже переводится к Юбилею «Нерушимое», то это, конечно, хорошо. Указанные Вами статьи «Безумия» и «Оборона» относятся – первая к 1935 и вторая к 1936 году. Статьи с аналогичными наименованиями, которые войдут в наши издания, относятся первая к 1940 и вторая к 1941 годам. Во второй статье повторяется небольшая часть текста статьи 1936 года, «Безумия» же – полностью иная статья. Все статьи, которые войдут в наши издания, написаны, начиная с 1937 года и позже до 1947 года.

Несколько дней тому назад уехала от меня Валентина Павловна [Князева]. Корректировали с нею книгу. Издательство уже выслало гранки. Удалось устранить разногласия без принципиальных изменений. Поскольку при анализе окружения и художественной жизни начала ХХ века обязательно потребовалось дать оценку взаимоотношений Рериха и Бенуа, эта оценка осталась моей. Вообще Валентина Павловна во многом правильно понимает Н. К. и весьма высоко ставит его творчество, но в некоторых вопросах её позиции нечётки, в частности, так было и с Бенуа, чти западнические позиции и идейно опустошённые идеалы были неприемлемы для Н. К. Ставить их на один уровень и даже поднимать иногда Бенуа выше – безусловно, нельзя, и этого я допустить не хотел, в чём, собственно говоря, поддержал меня и редактор книги. Теперь работа над рукописью уже полностью закончена. Надеюсь, что в первом квартале следующего года книга появится из печати.

Я уже вышел на пенсию, и это обстоятельство даёт мне возможность заняться юбилейными изданиями. В феврале ко мне приедет из Москвы научный сотрудник Института истории искусств Академии художеств СССР. С ним окончательно согласуем состав одной из Юбилейных книг, куда войдут «Листы дневника» /примерно 200–220 очерков/, предисловие к ним и, возможно, мой биографический очерк, объёмом в 50 машинописных страниц. После этого нужно будет поработать над другими изданиями, в том числе, над книгой, которую намечено издать в Новосибирске. Возможно, что весной мне придётся заняться исследованиями в некоторых Московских и Ленинградских архивах. Если эту работу отложить до следующего года, то к Юбилейным изданиям многое не успеется.

Поэтому сейчас мне будет не выехать, и реально можно будет планировать выезд только на 1973 год, когда подготовленные к Юбилею работы будут уже сданы в издательства. За Ваше сердечное приглашение очень Вам благодарен. Ваши архивы чрезвычайно для меня важны. Хочу Вашим приглашением в 1973 году воспользоваться. Что касается стола, так об этом беспокоиться не надо. Ведь я придерживаюсь точно такого же вегетарианского режима, как и Вы.

Благодарю Вас за сведения о картинах из музея Хорша. Обидно, что картины распылились. Но у Вас сейчас хорошая экспозиция. В этом году должны будут восстановить и залы в Ленинградском Русском Музее. Валентина Павловна говорила, что постановление уже принято. Сейчас идёт ремонт помещений. К юбилею будут проведены большие выставки и в Ленинграде, и в Москве, и в Новосибирске. Возможно, что будут устроены и в других городах. Надо сказать, что написанные темперой картины лучше реже перевозить с одного места на другое, темпера всегда немного осыпается, иначе можно было бы организовать «передвижную» выставку по многим городам, интересующихся очень много.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Желаю Вам хорошего здоровья и полных успехов во всех делах в Новом году!

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

204. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 16.01.1972

16-ое Января, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 20 Декабря 1971 года и благодарю за Ваши пояснения относительно статей «Безумия» и «Оборона».

Было приятно узнать, что В[алентина] П[авловна Князева] приехала к Вам корректировать с Вами книгу. Рада тому, что В[алентина] П[авловна] высоко ставит творчество Н. К., но я не удивляюсь её непониманию взаимоотношений Рериха с Бенуа. Вы правильно поняли отношение Н. К. к творчеству Бенуа. И хорошо, что Ваша оценка осталась в книге. Н. К., который глубоко ценил в каждом художнике его истинный талант, прекрасно чувствовал также талант и Бенуа, хотя и последний творил в совершенно другом направлении.

Буду ждать появления Вашей книги – писали ли Вы её совместно с В[алентиной] П[авловной] или же она самостоятельно писала некоторые главы в ней?

Видимо, Ваш выход на пенсию даст Вам больше времени заняться работой над Юбилейными книгами. Выйдут ли «Листы дневника» отдельной книгой? Будут ли многие статьи в ней сокращены или приведены полностью? Какую именно книгу предполагается издать в Новосибирске? Ведь у Вас имеются все книги Н. К., и я очень интересуюсь узнать, какая именно из них предполагается к Юбилею.

Я понимаю, что Вы, конечно, имея впереди такое большое количество работы, не сможете приехать раньше 1973 года, но не могу не пожалеть о том, что Вы не сможете заблаговременно ознакомиться с теми архивами, которые имеются у нас.

Теперь у нас идёт выставка картин Н. К., подаренных нашему Музею в 1971 году. Они принадлежат к разным периодам творчества Н. К. Вы, вероятно, уже получили от нас специальное приглашение.

Не могу и сказать Вам, как меня радует сообщение о том, что будут восстановлены залы в Ленинградском Русском Музее для картин Н. К. Надеюсь, что они останутся постоянными. Ведь у них очень большое количество картин Н. К., которые должны иметь своё место в России, именно в Музее.

Я получила сведения от Св. Ник., что он собирается также одолжить и привезти с собою часть картин Н. К. из его коллекции к Юбилейным торжествам, а также привезти и свои картины для выставки.

Ваше замечание о картинах, написанных темперою, меня заинтересовало – у нас все картины Н. К., написанные темперою, находятся под стеклом. Лишь ранние картины, написанные маслом, без стекла, но как Вы знаете, наши картины мы не одалживаем для других выставок и не отсылаем их.

В виду того, что я в настоящее время нашла здесь врача-гомеопата, я больше Вас утруждать не буду присылками лекарств. Очень благодарю Вашего друга-врача, который мне в этом оказывал содействие.

Вчера пришёл от Вас АЛЬБОМ репродукций Н. К. Одну копию его мы уже имеем и благодарим Вас за этот 2-ой экземпляр.

Мы выслали Вам, в середине Декабря, после окончания забастовки портовых грузчиков, отдельной бандеролью, пакет, в котором были: одна репродукция портрета Н. К. и по два комплекта открыток для Вас и для доктора, портрет был также для доктора.

Два месяца до того я послала на Ваше имя 3 портрета Н. К. – для Вас, Раи [Богдановой] и В[алентины] П[авловны]. Вал[ентина] Пав[ловна] не подтвердила мне получение ею этого портрета. Вообще я от неё никаких вестей не имела в прошлом году.

Предвидится очень деятельный 1972 год. Шлю Вам сердечные мысли и пожелания всего лучшего на Новый Год.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Людмила шлёт сердечный привет.

Прилагаю здесь 2 газетные вырезки – ревью о выставке 10 картин Н. К., а также немецкие ревы из здешней [газеты? – сост.]. Прошу переслать одну русскую вырезку для Раи.

 

 

205. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 15.02.1972

15 февраля 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 16 января получил. Получил также и книгу Е. И. «Основы [Буддизма]». Прекрасно издана. Дошли и все открытки, и репродукции. За всё сердечно Вас благодарю.

Я недавно вернулся из Москвы. Выступал там на двух вечерах, посвящённых Н. К. Бандеролью посылаю Вам афиши и программы. Должен [был] состояться ещё один вечер, но я уже задерживаться не мог. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «выпустят ли марку почт[овую] портр[ета] Н. К.?», – сост.]

Вы спрашиваете о том, как создавалась книга о Н. К.? Она была начата по моей инициативе, также и с издательством договаривался я. Но, чтобы иметь квалифицированную искусствоведческую подготовку, я пригласил В[алентину] П[авловну] Князеву в соавторы. Её роль сводилась к консультациям, т.к. в художественной прозе она не писала. Технически происходило так: композиция книги полностью моя. Я писал главу и посылал ей. Она вносила изменения, поправки или пожелания. Все эти дополнения я тщательно взвешивал и заново переписывал главу. Так что текст полностью оставался мой. Окончательную доработку с учётом редакторских пожеланий от издательства также производил я. Книга создавалась в основном на моих же материалах. Сейчас она уже в типографской работе. Появились анонсы. Выписку из одной газеты я прилагаю к этому письму.

Сейчас пошла в набор и одна моя большая статья «Рерих и Индия». Она появится в конце года в одном научном сборнике издательства «Наука», редакции «Восточная литература».

Будучи теперь в Москве, работал с редактором Института истории изобразительных искусств Академии художеств. Именно этот институт рассматривает подобранный мной комплект «Листов дневника» к юбилейному изданию. Подборка получила одобрение редактора. Договорились о характере книги. Это будет именно отдельная книга. «Листам дневника» будет предшествовать составленный мною биографический очерк Н. К. с характеристикой его литературного наследия. Книгу думаем иллюстрировать цветными репродукциями.

В Новосибирске предполагали издать книгу о Н. К. с оценкой его творчества, связанной с теми картинами Н. К., которые находятся в Новосибирской картинной галерее /там 60 картин, считая эскизы/. Чтобы написать такую книгу, мне нужно сотрудничество сотрудника Новосибирской галереи. Но за книгу я смогу сесть вплотную, примерно, во второй половине года. Сейчас мне предстоит много работы с подготовкой «Листов дневника». Это издание будет также иметь научный характер, поэтому к каждому очерку будет даваться комментарий с данными о всех лицах, упомянутых в очерке, с указаниями, когда и по какому поводу очерк был написан, с прочими дополнительными пояснениями, если возникают вопросы по тексту. Купюры в очерках будут производиться только в тех случаях, когда тема имела почти дословную интерпретацию в предыдущих очерках, чтобы избежать в одной книге повторов. Все купюры будут оговорены, так что по тексту будет видно, где сделан пропуск. Другими словами, будет полностью соблюдена научная обработка всего материала. В виду того, что количество очерков будет около 200, работа предстоит не малая. С Вашего разрешения мне ещё придётся, очевидно, беспокоить Вас по поводу некоторых упоминаемых в очерках имён, сведений о которых я здесь на месте не добуду.

Сейчас над темами о Н. К. работают ещё два автора. Одна небольшая монография уже написана и находится на очереди к изданию, другая книга большого формата ещё в рукописи не закончена. Авторов обеих работ я хорошо знаю, и они пользовались некоторыми моими материалами. Готовится к изданию на русском языке и книга Н. К. «Алтай – Гималаи». С географом, который её готовит, я также хорошо знаком, но сейчас он был в отъезде, и не мог в Москве поговорить с ним и узнать, как далеко работа продвинулась. В начале этого года в нашем многотиражном журнале «Вокруг света» должны появиться отрывки из «Алтай – Гималаи». Так что к юбилею уже проводится большая подготовительная работа.

Дорогая Зинаида Григорьевна, нельзя ли получить от Вас список всех находящихся в Вашем Музее картин Н. К.? Этот список может быть и на английском языке. Он очень нужен составителю полной библиографии художественного наследства Н. К. Эта большая работа в основном уже проделана, но требует ещё проверки и некоторых дополнений. Она будет опубликована, и я её пошлю Вам. Автор работы собрал уже несколько тысяч названий, датировал все произведения и дал им описание /размеры, материал и т.п./. где имелись данные. Это первая такая работа и хотелось бы, чтобы она была по возможности полной. Ещё раз благодарю Вас за всё и желаю всего светлого.

Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

Газета «Книжное обозрение», №1, 1 января 1972 г.

Раздел «Получена верстка»

«Молодая гвардия»

Серия «Жизнь замечательных людей» пополнится книгой П. Беликова и В. Князевой «Рерих». Содружество двух авторов – биографа и искусствоведа способствовало глубокому освещению как жизни, так и творчества художника. До сих пор ещё не было такой полной, насыщенной документальными материалами научно-художественной биографии Николая Рериха /1974 – 1947/. Издание богато иллюстрировано фотографиями и репродукциями картин выдающегося мастера живописи.

 

 

206. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 06.03.1972

6 Марта, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Искренне жалею, что теперь только могу ответить на Ваше письмо от 15 Февраля – очень перегружена работой.

Программы двух вечеров в Феврале, посвящённых памяти Н. К., были посланы нам Раей [Богдановой]. Из них мы узнали, что Вы выступали на одном из них, что было очень отрадно прочесть.

Из Вашего письма я вижу, почему Вы пригласили [Валентину Павловну] Князеву в соавторы книги о Н. К., которую Вы готовите. Благодарю за то, что вложили анонс об этой книге. Будем очень обязаны Вам, если Вы нам вышлете эту книгу, когда она выйдет. Вообще, нам очень желательно иметь также Ваши статьи о Н. К., которые появятся в печати у вас.

Будет ли книга «ЛИСТЫ ДНЕВНИКА» иллюстрирована репродукциями с картин Н. К.? Будет ли эта книга иметь Ваше предисловие или предоставите его Свят. Николаевичу?

Опять таки, мы очень приветствуем также предполагаемую издательство в Новосибирске книгу о Н. К. в сотрудничестве с Вами.

Работа Вам предстоит не малая. Советую точно нам сообщать время от времени, какие именно Вам материалы отсюда буду нужны? Мы так завалены работой здесь, что не можем сразу приступить к их нахождению.

Имеете ли Вы «АЛТАЙ – ГИМАЛАИ» в русском манускрипте? Или её кто-то переводит с английского на русский? Очень прошу Вас, когда появятся отрывки из «Алтай – Гималаи» в журнале «Вокруг света», прислать нам одну такую копию.

Наш куратор недавно дал публичную лекцию в Музее нашем о творчестве Н. К. Он её иллюстрировал диапозитивами с картин Н. К., находящихся в Сов[етском] Союзе. Лекция прошла превосходно.

Прилагаю здесь недавно собранные нами списки картин Н. К., находящиеся в нашем музее. Вам придётся их перевести с англ[ийского] языка на русский.

Кто занят работой над полной библиографией искусства Н. К.? Когда мы соберём дополнительные сведения о картинах Н. К., которые находятся в разных концах мира, мы их Вам будем постепенно посылать.

Очень прошу подтвердить тотчас получение этого письма – оптом шесть страниц – списков всех картин в нашем Музее были Вами получены.

Шлю Вам всегдашние мысли о здоровье и бодрости в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Сердечный привет от Людмилы.

П.С. Предполагается ли у вас выпустить почтовую марку с портретом Н. К. или репродукцию с одной из его картин? Т.к. у вас всё идёт в государственном порядке, это может быть приемлемо именно в Вашей стране.

 

 

207. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 27.03.1972

27 марта 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил список картин, находящихся в Вашем Музее и письмо от 6 марта. Большое Вам за них спасибо. В Москве составлением списков картин Н. К. в хронологическом порядке с их научной характеристикой занимается один большой поклонник искусства Н. К. Он уже проделал громадную работу и готовит теперь её к публикации.

Я послал Вам обычной почтой /не авиа/ бандероль с афишами вечеров, посвящённых Н. К. После моего отъезда там ещё состоялся один вечер и ещё один /в Университете/ должен был быть, а может быть, уже состоялся, точно сейчас ещё не знаю, т.к. я мог быть только на первых двух вечерах. В программе вечера в Доме Учёных меня не значится, т.к. она была напечатана заранее, а в афише есть. В ранее заготовленной программе имеются некоторые неточности.

Валентина Павловна [Князева] нужна была мне соавтором именно как «жиро» на моём «векселе» издательству, когда я заключал договор. Ведь она специалист с дипломом и работами на эту тему, которые уже публиковались. Книгу жду в самом скором времени и, как только получу, сразу же вышлю Вам.

«Алтай – Гималаи», которые сейчас готовятся к изданию /на это уйдёт ещё года два/ – готовятся по русскому оригиналу. Оказалось, что он был взят сюда с собой ещё Юрием Николаевичем. Рая [Богданова] нашла его, разбирая бумаги. Готовит её к изданию один специалист-географ, научный работник Московского университета. Я знаком с ним хорошо и переписываюсь. Он предпошлёт книге большую свою статью, с которой обещал ознакомить меня ещё до выхода книги. Сейчас в журнале «Вокруг света» опубликованы отрывки из «Алтай – Гималаи» и «Сердце Азии». Если Вы ещё не получили от Раи, то сообщите. Я один номер для Вас резервирую. С академиком Окладниковым, который пишет введение, я выступал вместе и беседовал с ним. Он продвигает сейчас издание трудов Юрия Николаевича, в том числе и основной его работы «По тропам Центральной Азии». Перевод этого большого труда с английского на русский уже сделан Зелинским. Окладников – большой учёный. В конце прошлого года я написал специальную работу, не для публикации, а для лиц, которые будут работать над темой Н. К. к предстоящему столетию. Эта работа называется «Н. Рерих. Жизнь и деятельность. Справки и краткие характеристики». Окладников ознакомился с ней и одобрил собранные мной материалы и сделанные из них выводы, что отражено и в его предисловии к публикации в журнале.

К какому-либо Юбилейному изданию, конечно, хорошо было бы предпослать статью Святослава Николаевича. Я ему писал об этом. Но это, вероятно, будет небольшая статья общего оценочного характера. К сборнику «Листов дневника», который я готовлю совместно с Институтом истории и теории искусств Академии Художеств, хотят иметь большой биографический очерк. Я только что закончил первый его вариант /объём 50 машинописных страниц/ и послал в Институт на рассмотрение. После того, как получу оттуда отзыв и пожелания, сразу же примусь за его окончательный вариант. Кроме того, нужно будет подготовить большой научный комментарий к самим «Листам дневника». Это довольно трудоёмкая работа, т.к. нужно будет дать подробный персоналий, т.е. справки о всех лицах, которых в очерках Н. К. упоминает, дополнительные пояснения к некоторым событиям, описываемым в очерках, расшифровку восточной терминологии и т.п.

Вопрос об издании юбилейной почтовой марки будет обязательно поднят, и, я полагаю, она появится даже не в одном варианте, т.е. как портрет и как репродукции с картин. Во всяком случае, именно так вопрос будет поставлен. К Юбилеям художников у нас такие марки издают.

Сейчас я веду ещё переговоры с Институтом Мировой Литературы. Там также заинтересованы помещением в их «Ежегодник» текстов Н. К., которые ещё не были опубликованы, и пояснений к ним. Думаю, что такую публикацию я смогу оформить. Частично о материалах уже договорился и частично ещё подготовляю.

Чувствую, что и у Вас сейчас много работы к юбилею. По некоторым вопросам, в связи с нашими изданиями, ещё буду к Вам обязательно обращаться. А сейчас желаю много бодрости и хорошего здоровья. Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

208. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 10.04.1972

10 Апреля, 1972

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 27 Марта я получила и рада была узнать о том, что посланные мною материалы в письме от 6 Марта, касающиеся картин Н. К., Вы получили и передали тому лицу, которое готовит библиографию картин Н. К. к печатанию.

Посылаю Вам в этом письме также другие материалы, а именно – список картин Н. К., находящихся в семье Боллингов, в Мичигане – это большая коллекция наиболее значительных картин. К сожалению, я не имею их размеров, лишь названия. Картины – темпера, большого размера.

Также прилагаю здесь список картин, находящихся в разных музеях и частных коллекциях Европы и Америки. Т.к. я эту работу продолжаю, то, вероятно, я ещё получу дополнительные сведения, которые в будущем Вам вышлю.

Журнал «Вокруг света» № 3, в котором имеются отрывки из «Алтай – Гималаи» и «Сердце Азии», мы уже получили – один номер, от Раи [Богдановой].

В здешней русской газете было объявление о выходе Вашей книги «РЕРИХ». Прилагаю эту заметку здесь. Буду Вам очень благодарна, если Вы вышлете мне эту книгу.

С большим интересом прочла всё, что Вы пишете об акад[емике] Окладникове. Рада узнать, что он продвигает книгу Ю. Н. к изданию «По тропам Центральной Азии». Очень приветствую Ваши сведения о подготовке к выходу «Листов дневника» – вероятно, Вы уже имеете все материалы для биографического очерка о Н. К. для этой книги. Если Вам будут нужны дополнительные сведения – о лицах, упоминаемых Н. К. в «Листах дневника», пишите сейчас, и я постараюсь найти для Вас всё, что могу.

Мы здесь уже начали работу над переводом на английский книги Н. К. «Нерушимое». Работаем больше обыкновенного – год будет насыщенным во всех отношениях – Музей необычайно вырос.

Получили недавно прекрасное письмо от И[вана] А[нтоновича] Ефремова – палеонтолога и писателя. Просил прислать некоторые репродукции и открытки с картин Н. К., что мы и сделали, прося у него обмен на книги.

Несколько дней тому назад посетили наш Музей 2 научных работника из Москвы, видимо, очень любят искусство Н. К., и мне было их приятно водить по музею. Приехали они сюда на научную конференцию.

Всё больше и больше чувствую, как мал день в 24 часа! Хотелось бы ещё больше посвятить время для самого насущного, но часто здоровье не позволяет.

Шлю Вам мысли на преуспевание в Ваших прекрасных трудах, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Получили ли Вы в прошлом от меня список коллекции 42-х картин «Древняя Русь» Н. К.?

Людмила шлёт Вам сердечный привет.

 

Bolling’s Collection

 

 

209. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 04.05.1972

4 мая 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

большое Вам спасибо за Ваше письмо от 10 апреля с.г. со списками картин, находящихся в частных коллекциях и других музеях. Всё это для работы к Юбилею очень и очень нужно.

В дополнение составленной мной и опубликованной уже библиографии Н. К., я буду составлять библиографию литературы о нём. Всё это хотят опубликовать в специальном сборнике Третьяковской галереи. Я был бы благодарен, если бы Вы смогли указать, какие важнейшие книги, брошюры или статьи появились у вас за период с 1937 по 1947 гг. Более ранние издания на иностранных языках я смогу взять из библиографии, опубликованной в 1936 году в Карачи. Все наши русские издания я знаю, но с зарубежными могут быть серьёзные пропуски.

Известие о выходе книги, промелькнувшее в вашей прессе, несколько преждевременно. Книга свёрстана и находится в производстве. В виду того, что тиражи у нас большие /100.000/, типографские работы берут время. Как только книга выйдет, то с первой же партии вышлю Вам. Посылаю сейчас вырезку из газеты, где появлялись отрывки. Всего было три отрывка, но у меня есть сейчас только начало. Объём книги составляет 260 страниц обычного формата и шрифта. Возможно, что в последующих изданиях можно будет кое-что добавить. Полная систематизация материалов по всем периодам жизни Н. К. взяла много времени.

Проф[ессор] Ефремов – большой учёный и самый популярный у нас писатель-фантаст. Его книги переведены на многие языки. Книга «Туманность Андромеды» нравилась Юрию Николаевичу. Когда я бываю в Москве, то всегда навещаю и Ефремова.

Сердечный привет Людмиле.

Сердечно Ваш, П. Беликов.

 

 

210. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 31.05.1972

31 Мая, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Очень тронута была Вашим письмом от 4 Мая, а также получением от Вас нескольких пригласительных программ; а недавно опять пришла большая афиша о собрании у Вас 3-го Февраля для чествования Н. К. Также несколько дней тому назад пришёл журнал «Вокруг света» № 3 – 1972 г.

Мы со своей стороны также готовим планы к празднованию 100-летнего юбилея Н. К. в 1974 году. Работа эта занимает у нас очень много времени – главным обр[азом] мы сосредоточены на переводе книги «НЕРУШИМОЕ» на английский язык.

Высылаем здесь 5 листов английской библиографии Н. К., а также для русской библиографии 4 листа статей о Н. К. и его статьи за период 1937–1947. Вы найдёте между ними и другие годы.

Эта информация находится с трудом по многим источникам. Надеюсь, что соберу весь этот материал до печатания у вас этой обширной русской библиографии жизни и творчества Н. К.

Мы, вероятно, останемся ещё в городе, если удастся, уедем в Июле или Августе на короткое время.

Пока же не отвечайте на это письмо, ибо я буду пару недель лечиться вне Нью-Йорка.

Вы и Рая [Богданова] прислали по нескольку номеров «Вокруг света» № 3, больше не присылайте этот номер. Мы очень благодарны Вам за него, и надеемся получать и последующие номера.

Шлю Вам лучший привет, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Очень прошу известить нас по получении этого письма. Весь этот собранный нами здесь материал занял много времени – и надеюсь, что он дойдёт к Вам благополучно.

 

 

211. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 12.06.1972

12 июня 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

я только что приехал из Москвы и Ленинграда, куда заезжал по пути, и застал уже дома Ваше письмо с ценным перечислением публикаций Н. К. Большое Вам спасибо за эту трудоёмкую работу. Мне думается, что это очень важно, что ещё живые свидетели подвижнической жизни Н. К. собирают и систематизируют материалы о его деятельности. Потом сделать всё это будет значительно труднее.

В Москве я получил сигнальные экземпляры книги из серии «Жизнь замечательных людей». Но имеется у меня на руках лишь единственный авторский экземпляр, один у Валентины Павловны [Князевой] и Аи, и один смог послать Святославу Николаевичу. Больше покамест не получил, т.к. типография выдаст книги только после напечатания всего тиража, а его установили в рекордном для этой серии количестве – 150.000. Книга вызывает громадный интерес. Везде на неё большая запись. Редакция считает, что книга очень удалась и будет иметь хорошую прессу. При первой же возможности вышлю Вам пока что один экземпляр. Вообще книгу будет достать трудно. При таком спросе она не продержится в магазинах больше одного дня.

В Москве в Институте истории искусств Академии художеств состоялось совещание с моим участием и участием представителей издательств. Подобранные мной очерки «Листов дневника» получили полное одобрение и будут изданы к Юбилею отдельным томом, как специальное Юбилейное издание. Готовятся ещё некоторые издания, в связи с чем у меня до сентября будет очень много работы. В сентябре хочу месяц или полтора отдохнуть, для чего выеду на Кавказ, т.к. у нас уже погоды похолодают.

Между прочим, в посланном Вами списке значится очерк Н. К. «Мир искусства», опубликованный в «Рассвете» 14 ноября 1939 г. Этого очерка у меня нет, между тем в Москве один искусствовед взялся готовить под моим руководством большую статью на тему «Рерих и “Мир искусства”». Если у Вас имеется дубликат этой статьи, и если это не затруднит Вас, был бы очень благодарен за её присылку.

Т.к. книги сейчас ещё выслать не могу, посылаю хотя бы её обложку и фронтиспис. В оригинале под ним факсимиле Н. К. В книге довольно много фотографий и репродукций, но не в цвете. Последнее задержало бы ещё выпуск. Сердечный привет Людмиле. Духом с Вами, П. Беликов.

 

 

212. Людмила – П. Ф. Беликову, 04.07.1972

4 Июля, 1972 год

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше июньское письмо было мной передано Зинаиде Григорьевне. Вот уже скоро будет месяц, как З. Г. лежит в штате Коннектикуте в госпитале. Она проходит там специальное лечение. Ожидаем её возвращения в середине Июля. Врач настаивает, чтобы она, по приезде домой в Нью-Йорк, продолжала то же самое лечение, но уже с другим врачом. Теперь ей стало немного лучше, но полное выздоровление ещё впереди. Она страдает от острых болей в ногах и ей трудно ходить. Теперь ей применяют какое-то новое средство и боли значительно уменьшились.

Зинаида Григорьевна просила меня перепечатать для Вас статью Н. К. Рериха «Мир искусства» за 1939 год, помещённую в газете «Рассвет». Прилагаю копию этой статьи здесь.

З. Г. также просила передать Вам, что как только будет для неё возможным, она сама Вам напишет. Она шлёт Вам свои сердечные пожелания и желает Вам хорошо отдохнуть этим летом.

С сердечным приветом, Людмила.

 

 

213. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 01.08.1972

1-ое Августа, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

После пребывания в Коннектикуте, где прошла лечение в госпитале в течение одного месяца, вернулась в Н[ью-]Й[орк] и продолжаю это же лечение в усиленной степени. Каждый день езжу в клинику, возвращаюсь очень утомлённой. Это продолжится всё лето – на отдых не придётся уехать. Лишь посылаю Милу на краткий отдых – на неделю в горы. В городе стоит жара, от которой все изнывают.

Только что получила от Вас книгу «РЕРИХ» /Жизнь замечательных людей/ и поздравляю Вас и В[алентину] П[авловну] Князеву с этой прекрасной книгой. Составлена умело и отмечает главные вехи в жизни Н. К. Обложка книги очень хороша, но жаль, что репродукции не в красках – последнее, конечно, очень бы удорожило цену книги. Очень меня радует эта книга.

Посылаю Вам здесь ещё один лист с теми картинами Н. К., которые находятся в частных коллекциях и в Музеях во всём мире. Мы ведём деятельную переписку по этому поводу и собираем со всех сторон сведения, которые позже войдут в библиографию искусства Н. К. у вас к 1974 году. Также меня радует, что «Листы дневника» Н. К. одобрены и будут изданы у вас к 1974-му году.

Вероятно, Вы уже получили очерк Н. К. «Мир Искусства», опубликованный в «Рассвете» в 1939 году, перепечатанный и посланный Вам Милой несколько недель тому назад.

Я же теперь усиленно работаю над рядом статей об учреждениях, основанных Н. К., начиная с 1921 в Америке, и руководимых им до конца его жизни. Вы, вероятно, знаете, что Рая [Богданова] специально запросила меня написать эти статьи, ведь Н. К. провёл огромную культурную работу в Америке. Эти материалы собираются мною теперь и войдут в статьи о Музее имени Н. К. и учреждений, связанных с ним. Займёт этот труд несколько недель, а затем я вышлю их Рае и, конечно, копии и Вам. Материалы эти Вам незнакомы и, вероятно, Вы воспользуетесь ими для отдельной статьи или брошюры «Н. К. Рерих в Америке». Я всецело ушла в собирание всех этих материалов и посвящаю этому много времени, благо Музей закрыт до 1-го Сентября.

Прикладываю здесь также небольшой памфлет – об осенней программе нашего Музея – работа идёт, не переставая.

Надеюсь, Вы хорошо отдохнёте в Сентябре на Кавказе, куда собираетесь поехать. Шлю Вам наилучшие пожелания. Мила шлёт сердечный привет.

Духом с Вами, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Будут ли статьи о Н. К. в журналах «Художник» и «Искусство» в течение 1973–1974 годов? Мы эти журналы получаем и всегда выставляем их вместе с другими иностранными журналами в Музее – для посетителей.

Только что получилась книга «Рерих» от В[алентины] П[авловны] Князевой. Пишу ей отдельно.

 

 

July 28, 1972

for Belikov

[так в тексте, – сост.]

Sent Aug[ust] 2nd to

Belicov

PAINTINGS BY NICHOLAS ROERICH

 

P. A. Greaves

Tokyo, Japan

 

“Kanchenjunga” – tempera – 47.5 cm length x 32 cm width

______________________________________________________________________________________

 

George Lewinson

Pinner, Middle sex, England

 

Two costume design for “Per Gynt”

“The Fishermah” – tempera – 9.3/4 x 6.1/3 inches

“The Woman” – tempera – 9 x 6 inches

______________________________________________________________________________________

 

Joseph A. Baird, Jr.

Tiburan, California, U.S.A.

 

“View of the Kremlin from the Lake in the Early 16th Century”

Oil on wood panel, 12 x 32 inches

______________________________________________________________________________________

 

United States of America

Department of the Interior (belongs to the Executive Mansion)

Washington, D.C., U.S.A.

 

“Kanchenjunga – Treasure of the Five Mountains” – tempera (size not known)

______________________________________________________________________________________

 

Edgar Lansbury

New York, N.Y., U.S.A.

 

“Tibetan Landscape” – gouache on paper (tempera) – 12 x 18 inches

“Himalayan Scene” – gouache on paper (tempera) – 12 x 18 inches

“The Secret of the Walls” – tempera on canvas – 20 x 30 inches

______________________________________________________________________________________

 

Georges Smirnoff

Paris, France

 

“Enlightenment” – tempera – 47 x 31 cm

______________________________________________________________________________________

 

Joslyn Art Museum

Ohama, Nebraska, U.S.A.

 

“The Tower” – tempera – 30 x 28 inches

______________________________________________________________________________________

 

Henry E. Niles

Baltimore, Maryland, U.S.A.

 

“Lake in the Himalayas” – tempera – 53½ inches wide x 32-5/8 inches high

“Mountains” – tempera – 32 inches wide x 19½ inches high

______________________________________________________________________________________

 

Moderna Museet

Stockholm, Sweden

 

“The Entrance to the Chapel” (part of “Princess Mavleine” suite – tempera of paper – 78 x 53 cm.

______________________________________________________________________________________

 

Howard Somervell

Skelgarth, Ambleside, England

 

“Bara Lacha La and Lake” (in winter) – tempera on linen cloth – 36 x 20 inches

“Kanchenjunga” – tempera – 20 x 16 inches

______________________________________________________________________________________

 

Tauno Relander

Suur-Savonkatu, Finland

 

“Ladoga Bay” – oil – 39 x 31 cm

______________________________________________________________________________________

 

Craig William Cummings

Los Angeles, California, U.S.A.

 

“St. Boris and St.Gleb” – tempera

“Ledenetz Town” (Tsar Sultan series) – oil – 24 x 36

______________________________________________________________________________________

 

Mrs. Ruth Wade Shea

Alexandria, Virginia, U.S.A.

 

“Tibetan Monastery” – tempera – 36 x 60 inches

______________________________________________________________________________________

 

Stuart Cooke

Redwood City, California, U.S.A.

 

“Tristan and Isolde” stage setting – oil on canvas – 29½ x 40 inches

______________________________________________________________________________________

 

Nikita Lobanov

New York, N.Y., U.S.A.

 

“Snow Maiden” (Opera by Rimsky-Korsakov) – costumes

Costume for Snegourochka and Berendey – gouache, pencil, ink – 21 x 24 cm

Costume for Snegourochka – gouache, pencil, ink – 35 x 25.5 cm

Costume design for one of the village maidens – pencil, colored crayon and brush and Indian ink – 35.5 x 25.5 cm

Costume for a maiden – tempera – 19¼ x 8¼ inches

“Tzar Saltan” (Opera by Rimsky-Korsakov)

Costume for Standard Bearer – gouache 31 x 24 cm

Costume for Warrior – gouache and ink 31 x 24 cm

Costume for a Boyar wife – gouache 31 x 24 cm

Costume for Gusli Player – gouache and black ink 28 x 24 cm

“Pskovitianka” (Opera by Rimsky-Korsakov)

“Decor for the Church in Pskov” – oil on canvas – 89.5 x 135 cm

 

 

214. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 14.08.1972

14 августа 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

надеюсь, что здоровье Ваше оправилось, и Вы чувствуете себя уже лучше. Вы, вероятно, уже получили книгу серии ЖЗЛ. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Да», – сост.] Эта серия у нас пользуется громадной популярностью и в неё попадают биографии лишь в самом строгом отборе. Но, конечно, серия имеет свою специфику «художественных биографий», что накладывает свой отпечаток на манеру изложения. Кроме того, предстоящий Юбилей потребовал усиления некоторых аспектов, что в свою очередь оттеснило на второй план некоторые другие, о которых я отнюдь не забываю. После этой книги я предполагаю вести дальше самую интенсивную работу в двух направлениях. Первое – сбор и систематизация фактов жизни и деятельности Н. К. в чисто биографическом плане. В процессе работы над книгой мною открыто свыше 1000 карточек на лиц, с которыми сотрудничал или которых упоминает Н. К., соответственно, на такие же организации как культурного, так и научного характера, на издания, в которых Н. К. публиковал свои статьи и т.д., и т.д. Имеется также тематическая картотека, т.е., например, открыты карточки на темы «искусство», «Индия», «Россия», «этика», «доброжелательство», «красота» и т.д., и т.д. На каждой карточке помещаются страницы книг или названия неопубликованных очерков, где эти темы Н. К. разбирает. Одновременно хронологически по каждому году регистрирую все события и факты, связанные с жизнью и деятельностью Н. К.

Всё это, конечно, только начало большой научно-исследовательской работы, которую вряд ли я сам успею завершить. Уже сейчас у меня много карточек, по которым данные отсутствуют, и собрать их я смогу лишь с помощью других. Но, думаю, всё это в будущем будет важно и нужно. Нужно оно уже и сейчас. Не начав такой работы, я не смог бы закончить и ту биографию Н. К., которая теперь вышла и которая, несмотря на свою локальность, в известной степени является первой полной биографией Н. К., в которой приведены в единую систему факты его жизни. К этой книге нужно будет ещё многое дополнить, нужно будет внести и некоторые поправки, которые уже сейчас я заметил. В рукописи трудно было за всем уследить, тем более, что один её рецензент, большой сторонник Бенуа, пытался убедить редакцию, что искусство Н. К. переоценивается, что он целиком зависел от руководителей «Мира искусства», которые, во главе с Бенуа, относились сначала к Н. К. с недоверием, и только после того, как группа «Мира искусства» открыла Н. К. дорогу, он стал формироваться как художник. Ввиду того, что этой концепции отчасти придерживалась и Валентина Павл[овна Князева], мне пришлось поднять громадный архивный материал, чтобы доказать несостоятельность таких взглядов. В конце концов редакция встала на мою точку зрения, но раздел «Мир искусства» занял в книге больше места, чем я предполагал первоначально. Соответственно, пришлось сократить некоторые другие места, т.к. объём книги был ограничен имеющимся договором и не подлежал увеличению.

Но это, конечно, только одна часть общей грандиозной проблемы. В жанр книги совершенно не вмещалось второе направление уже начатой мной работы, которое я назвал бы – «внутренней духовной биографией». Это направление тесно переплетается с темами, затрагиваемыми в книгах «Восточной Этики» и других философских систем Индии. Здесь органически входит и тема совместной творческой работы с Е. И. Всё это, в меру своих сил, знаний и способностей, я буду писать уже без соавтора [слова «уже без соавтора» подчёркнуты З. Г. Фосдик, – сост.], в этих вопросах совершенно некомпетентного. Работы в этом направлении тоже ещё на много лет и далеко не для меня одного [слова «не для меня одного» подчёркнуты З. Г. Фосдик, – сост.]. Лишь совместные усилия многих могут воссоздать в будущем всю грандиозность жизненного подвига Е. И. и Н. К. [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Помогу, насколько могу», – сост.]

Вынося суждение о только что вышедшей книге, имейте в виду, что она лишь малое начало, лишь заложение фундамента, на котором на Родине Н. К. будет зиждиться настоящая научно-исследовательская работа, которой хватит на несколько поколений. По фундаменту ещё нельзя судить о всём Здании, но и без фундамента его не построить. Примерно так мне думалось, когда я над книгой работал. Как я уже писал, написана она полностью мной [слова «она полностью мной» подчёркнуты З. Г. Фосдик, – сост.]. В[алентина] П[авловна] вносила лишь свои поправки или пожелания, которые я принимал или отклонял. Если Вы сейчас сверите некоторые биографические данные и некоторые оценки, имеющиеся в монографиях В[алентины] П[авловны] и в настоящей книге, то Вы увидите, что они почти противоположны. Надо отдать честь В[алентине] П[авловне], что она прислушивалась к моим доказательствам и пошла на это. Вообще я очень уважаю и ценю В[алентину] П[авловну] и как человека, и как искусствоведа, впервые поднявшего у нас исследовательскую работу о Н. К. на научный уровень. Хотя она и придерживается несколько преувеличенных оценок высказываний Бенуа, тем не менее, и Н. К. она ставит высоко, и с ней работать можно. Плохо, что здоровье её тоже за последнее время пошатнулось. Нашли сильную стенокардию.

Буду рад получить от Вас весточку. Если нужно ещё книг – сообщите. Могу послать ещё обычной почтой.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

215. П. Ф. Беликов – Людмиле, 14.08.1972

14 августа 1972 г.

Дорогая Людмила,

я сердечно признателен Вам за письмо и перепечатанную статью «Мир искусства». Многие из очерков Н. К., перепечатанные для меня Вами, помогли мне в работе над биографией Н. К., которая только что вышла, и которая получила такую популярность, что несмотря на тираж 150.000, была распродана в течение нескольких дней, так что её у нас в магазинах уже достать нельзя. Многие из посланных Вами очерков «Листов дневника» войдут в том избранных сочинений Н. К., над которым я сейчас работаю совместно с Институтом Истории искусств Академии художеств, и который выйдет к 100-летнему Юбилею.

Вместе с этим письмом я посылаю письмо для Зинаиды Григорьевны, которая, надеюсь, уже дома и чувствует себя лучше. Мне очень не хочется затруднять Зинаиду Григорьевну своими просьбами, но в работе над «Листами дневника» у меня возникает целый ряд вопросов, которые я сам решить не могу. К «Листам дневника» я составляю т.н. «научный аппарат», т.е. примечания о различных событиях и лицах, которые в текстах Н. К. упомянуты. Как я уже пишу в своём письме к Зинаиде Григорьевне, для систематизации фактов у меня открыто свыше 1000 карточек, однако в них не всегда имеются все нужные данные.В частности, мне хотелось бы узнать следующее:

1. Очерк «Русский Век» Н. К. начинает словами: «Красная Звезда» приводит слова Американского Х.С.Монитора, что грядущая эпоха будет «Русским Веком». [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Откуда статья?», – сост.] [Слово «Х.С.Монитор» обведено и рукою З. Г. Фосдик написано «Christian Science Monitor – газета», – сост.]

Кто или что Х.С.Монитор? Это какое-то издание /газета [слово «газета» подчёркнуто З. Г. Фосдик, – сост.], журнал/ или инициалы и фамилия лица? Если последнее, то кто именно – госуд[арственный] или полит[ический] деятель, журналист, писатель?

2. Как отчество Леонида Мясина? [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Леонид Фёдоров[ич]», – сост.] Дата его рождения? Жив ли он сейчас и по-прежнему работает ли в балетах? [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Да. Как хореограф.», – сост.]

3. В самом конце очерка «Встречи», который я тоже получил от Вас, имеется фраза «Рад слышать, что Лиао полюбил мою Настасью Микуличну». Кто такой Лиао? Никаких данных у меня нет, а в примечаниях надо упомянуть. Кроме того, весь очерк переделан из ответа на письмо. От кого? Можно ли предположить, что от Конлана?

Буду бесконечно Вам благодарен, если Вы, с помощью Зинаиды Григорьевны, ответите мне на эти вопросы и позволите в будущем задать ещё несколько вопросов, связанных с деятельностью Вашего Музея.

Да, чуть было не забыл. У нас готовятся некоторые издания в связи с Пактом. Мне очень нужна брошюра, которая вышла у вас в конце 1946 года. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик фраза «в конце 1946 года» исправлена на «в 1947 году» [речь идёт о книге The Roerich Pact and the Banner of Peace. – New York: The Roerich Pact and the Banner of Peace Committee, 1947. – 63 p., ill.] и написано «Послать», – сост.] Если её никак уже не достать, то сообщите мне, пожалуйста, её исходные данные, т.е. точное название на английском языке, издательство, количество страниц, основное содержание. Если имеются ещё какие-то материалы, связанные с продвижением Пакта, то тоже было бы хорошо получить. Особенно важны фотографии. Нет ли фотографий подписания Пакта в 1935 году? Интересно было бы знать, присутствовал ли кто официально от Нью-Йоркского Комитета на Конференции в Гааге в 1954 году [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «нет, никто», – сост.] и почему именно на Конференции был принят другой знак? [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Приняли по их решению. Какой-то коммерческий знак, очень не подходящий», – сост.] Всем нам, конечно, больше по душе «Знамя Мира» Н. К. Через нашу печать оно уже получило у нас известность, о другом же знаке знают мало.

Всего Вам самого светлого и ещё раз большая сердечная благодарность за постоянную помощь.

Искренне Ваш, П. Беликов.

 

 

216. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 17.08.1972

17 августа 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только что отправил Вам письмо, как получил Ваше. Очень рад был, что Вы опять можете писать сами и что курс лечения продолжается с, надеюсь, хорошим успехом. Как у нас, так и у Вас к Юбилейному году работы будет особенно много.

Большое спасибо Вам за очередные сведения о картинах Н. К. Сбор сведений идёт у нас также интенсивно. Составитель библиографии художественных произведений Н. К., совместно с научными сотрудниками Института истории искусств, который подключился теперь к этой важной работе, разослал ещё запросы по 50 музеям нашей страны, чтобы получить более полные и уточнённые данные. После очередного заседания в Институте истории искусств принято решение, что составляемая библиография будет опубликована в основном издании к Юбилею. Его содержание будет, примерно, таково: 1. Статья одного из ведущих искусствоведов института на тему об искусстве Н. К. 2. Составленный мной биографический очерк Н. К. 3. Избранные очерки Н. К. из ранее издававшихся, но ставших библиографической редкостью книг. 4. Избранные «Листы дневника» – примерно 170 очерков, которые уже подобраны мной и получили одобрение двух секций Института истории искусств. 5. Примечания и различный справочный аппарат к книге и очеркам Н. К. 6. Библиография художественных произведений Н. К. 7. Библиография литературных произведений Н. К. и об Н. К. Издание будет иллюстрировано цветными репродукциями и по объёму займёт свыше 500 страниц. Почти весь материал к концу этого года нужно будет уже сдать в издательство, т.к. работы по проверке, корректуре, оформлению такой книги займут много времени. Над этим дело должен трудиться целый коллектив авторитетных лиц. Научный характер издания явится первым у нас в этой области.

Я считаю, что только через несколько лет упорной работы можно будет составить также и первую научную биографию Н. К. Вышедшая в «Жизни замечательных людей» книга является лишь своего рода первой попыткой собрать и систематизировать факты о жизни и творческой деятельности Н. К. Как я уже писал, сам жанр «художественной биографии» накладывает на книгу свой отпечаток. Между прочим, работая над этой книгой, я убедился, что многосторонняя деятельность Н. К. требует несколько иной композиции более основательного труда о нём. Над композицией вышедшей книги мне пришлось много думать и даже несколько раз менять её. С одной стороны, жанр требовал хронологического метода изложения, а с другой – нельзя было составить сколько-нибудь углублённого анализа, скажем, живописи станковой, театральной, монументальной, литературной деятельности, научной, гуманистической, говоря о них одновременно. В довольно сложной композиции книги как-то удалось на хронологической канве жизнеописания разместить не совсем хронологически совпадающие виды творческой деятельности. При более углублённом подходе их изучения, как мне кажется, придётся их больше выделять как самостоятельные темы, каждая из которой имеет строго определённую логику развития. И только после разбора таких отдельных тем как: мировоззрение, наука, живопись, литературная деятельность и т.д. можно приступить к обрисовке исключительного в мировой культуре синтетического облика Н. К.

Конечно, такая работа потребует ещё и сбора материалов и их обработки не одним человеком. Я сообщал уже в прошлом письме, что уже работая над книгой серии «Жизнь замечательных людей», я предпринял составление картотек, которые в дальнейшем можно было бы использовать.

В свете всего этого я был бы чрезвычайно благодарен Вам за те материалы о деятельности Н. К. в Америке, над которыми Вы сейчас работаете. Я поддерживаю тесные отношения как с Раей [Богдановой], так и с научными сотрудниками разных институтов, которые занимаются смежными темами, входящими в круг тематики Н. К. Так сейчас у меня приняли одну большую публикацию в научный сборник Института мировой литературы на тему о литературном наследии Н. К. Тему о деятельности Н. К. в Америке нужно было бы очень глубоко разработать в позитивном аспекте. По существу международная деятельность Н. К., включая продвижение идеи Пакта охраны культурных ценностей, всё время стимулировалась активностью ближайших американских сотрудников Н. К. Многих из них он упоминает в своих «Листах дневника», но вот даже теперь, составляя к ним справки, я часто попадаю в очень затруднительное положение, т.к. не имею данных о роде деятельности отмечаемых Н. К. лиц. Часто о них запрашивают меня искусствоведы, работающие над темой Н. К., но и их ответы я не всегда могу удовлетворить. Поэтому Ваши материалы представили бы громадную ценность, и я уверен, что они найдут к Юбилейному году полезное применение. Я Вам очень признателен за всё то, что Вы уже посылали мне. Если и не сразу, то всё присланное в своё время используется. Именно Вы способствовали опубликованию многих неизвестных ранее фактов о Н. К. и в его только что вышедшей биографии. Всего Вам самого светлого. Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

Посылаю Вам фотографию из экспедиции Н. К. 1926 г. Рая и я получили её от научного работника, подготовляющего сейчас рукопись «Алтай-Гималаи» к печати. Рая собиралась переснять и послать Вам, но, может быть, ещё не успела.

П. Беликов.

 

 

217. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 22.08.1972

22 Августа, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только что пришли Ваши письма от 14 Августа ко мне и Людмиле. Отвечаю за нас обеих.

Прежде всего должна Вас запросить, получили ли Вы моё письмо от 2 Августа, в котором я Вам также послала 6 листов библиографии, касающихся картин Ник. Конст. Рериха, находящихся в коллекциях музейных и частных. Эта работа занимает у нас много времени, и я знаю, что она Вам нужна, поэтому беспокоюсь или Вы её получили?

В письме Людмиле Вы запрашиваете, где была напечатана статья «Русский Век» – она появилась в самой известной в Америке газете – “Christian Science Monitor”.

Леонид Фёдорович Мясин жив и работает как хореограф над балетными постановками. Сообщаю дальнейшие сведения: «Весна Священная» была поставлена Л. Ф. Мясиным в Стокгольме для «Всемирного Музыкального Фестиваля». Балет шёл 6 раз и был также поставлен для визита королевы Елизаветы II в 1956 году. Мясин в нём танцевал.

Н. К. написал 5 эскизов для Мясина в 1940 году. Их размеры 11 5/8 х 15 5/8, кроме того, наш Музей одолжил эти же эскизы для «Ла Скала» в Милане – постановка состоялась в 1948 г. 24 Апреля, а также в «Гранд Опера» в Париже /1957 или 1958 гг./ Эти же эскизы были нами одолжены для выставки «Стравинский и балет» – Галерее Вильденштейн в Нью-Йорке в 1964 году.

Добавляю, что 6 эскизов «Половецкие Танцы» – для «Князя Игоря» Бородина /13 х 19 1/2/ были написаны также для Мясина. Последний балет шёл в «Конверт Гарден» в Лондоне, в «Королевской Опере», 24 Марта 1965 года. Мясин его не ставил, но эти декорации и костюмы были точно скопированы для Лондонской постановки.

Дата рождения Л. Ф. Мясина мне не известна.

У нас нет копии статьи «Встречи», очень просим Вас прислать нам копию этой статьи, тогда смогу ответить Вам на Ваши вопросы.

Брошюра о «Пакте и Знамени Мира» Рериха была напечатана в 1947 г. Мы её Вам вышлем отдельно.

У нас нет фотографии, когда был подписан «Пакт и Знамя Мира» Рериха в Белом доме.

От Нью-Йоркского Комитета Пакта на Конференции в Гааге в 1954 году от нас официально никто не присутствовал. Знак, принятый на этой Конференции, был принят по их решению. Мы были возмущены этим знаком, он больше походит на коммерческий знак или штамп и совершенно не подходит по духу Знамени Мира. Мы, конечно, будем употреблять наш «Знак Мира». Принципы Пакта Рериха были положены официально в основание Гаагской Конференции.

Я очень рада, что Вы продолжаете делать такую значительную работу в связи с рядом новых изданий, касающихся жизни и деятельности искусства Н. К. Как Вы понимаете, у нас имеются обширные материалы, относящиеся к Н. К., его деятельности в Америке, его экспедиции и нашему сотрудничеству с ним, начиная с 1920 года и до конца его жизни в Индии. Этот громадный архивный материал уже давно разбирается мною, чтобы посылать Вам от времени до времени те сведения, о которых Вы запрашиваете. Всё же я надеюсь, что в будущем году Вам удастся приехать сюда весной или осенью, чтобы самому тщательно познакомиться со всем этим материалом. Думаю, что если Вы сможете пробыть у нас один месяц, Вы соберёте исключительную информацию, которая Вам поможет для Ваших дальнейших работ.

Мы уже с Вами об этом переписывались в прошлом, и Вы мне писали, что надеетесь приехать в 1973 году. Вы пишете, что хотели работать над «внутренней духовной биографией Н. К.» – я чувствую, что в этом могла бы работать вместе с Вами – ведь я была сотрудницей Н. К. и Е. И., начиная с 1920 года до последних дней их жизни, и у меня на руках находится обширная переписка с ними, охватывающая все эти годы. Мне лично думается, что такое наше с Вами сотрудничество было бы крайне желательным. Можно будет восстановить многие факты из жизни Н. К. и основанных им учреждений в Америке и Индии. Как Вы на это смотрите?

Я в настоящее время составляю материалы для статьи, отвечающие на многие вопросы, которые мне поставила Рая [Богданова] в своём недавнем письме. Работаю каждую свободную минуту и надеюсь собрать этот материал и выслать Вам и Рае по одному экземпляру.

Очень огорчена, узнав о болезни В[алентины] П[авловны] Князевой – видимо, она переработалась.

Моё здоровье постепенно, хотя и медленно, поправляется – продолжаю лечение в Нью-Йорке, поэтому никуда этим летом не поехали на отдых.

Очень важно от Вас узнать, какой материал, какие книги и издания, и на каких языках имеются по Пакту. Если Вы мне пришлёте лист такой, я буду знать, что недостаёт и что Вам послать.

Всегда готова сотрудничать с Вами,

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Мила благодарит за письмо и шлёт Вам сердечный привет.

П.С. Только что получена от сотрудника в другом Штате «ROERICH MUSEUM BULLETIN», том №1, Ноябрь 1931 год. Он содержит большой материал, касающийся всех основанных Н. К. учреждений. Вы найдёте в этом Бюллетене ценные сведения о самом Музее, «Мастер Институт[е]», «Международном художественном Центре», нескольких «Обществах имени Н. К. Рериха», «Урусвати», а также статьи «Открытые Врата» и «Письмо» от Н. К. Рериха из «Урусвати», Гималайского Института в Наггаре, Индии. Я думаю, что этот материал будет Вам нужен. Посылаю его вместе с брошюрой «Пакт и Знамя Мира» отдельным пакетом, заказной бандеролью. Этот журнал был взят из нашего архива.

 

 

218. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 01.09.1972

1ое Сентября, 1972 года.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 17 Августа получила и радуюсь всем Вашим сведениям. Библиография искусства Н. К., как я вижу из Вашего письма, будет большим и интересным изданием. Буду присылать Вам дополнительные материалы, по мере их получения нами. Мы в широкой переписке с европейскими музеями и частными коллекционерами у нас и в других странах.

Продолжаю работать над своей статьёй о Н. К. в Америке и созданным им учреждениях. Прилагаю здесь копию своего ответа Рае [Богдановой] на её недавнее письмо – из него Вы увидите, как много приходится просматривать из бесчисленных имеющихся у нас материалов. Всё время приходится что-то сокращать, но и также добавлять. По получении копии моей статьи Вы сами увидите или можно её ещё как-то сократить для печати.

Очень благодарна Вам за фотографию Н. К., Е. И. и Ю. Н. во время экспедиции, когда они прибыли в Урумчи – её у меня не было, и я очень ценю её. В свою очередь посылаю Вам здесь фотографию, снятую в Верхнем-Уймоне, когда я участвовала в поездке на Алтай. Н. К. тогда зарисовал Белуху, а Е. И. снимала нас всех. Может быть, она пригодится Вам для какой-то статьи или книги. Вы, как я понимаю, думаете о новых книгах на отдельные темы, касающиеся творчества и деятельности Н. К. – это правильно! Слишком многолик Н. К.!

Я Вам уже выслала книгу «Пакт и Знамя Мира Рериха», а теперь посылаю Вам пароходной почтой новые, исключительные по ценности материалы: «Бюллетень Музея Рериха» за 1931 /11 номеров/; за 1932 /6 номеров/; 1933 /1 номер/; некоторые номера не достают, но я их стараюсь найти в наших архивах, тогда дошлю. Но пока Вы имеет широкую информацию о всех учреждения Н. К., основанных им в ранние годы, и также о многочисленных группах и Обществах имени Н. К. Рериха, возникших в то время. Надеюсь, что Ваши сотрудники, знающие английский язык, переведут для Вас многое – всё это ценно и нужно для Вашей будущей работы.

Очень прошу подтвердить получение этих 18 номеров «Бюллетеня Музея Рериха», к сожалению – повторить их я не смогу.

Работаем над переводом «Нерушимое» – не легко переводить эту исключительную по своевременности книгу – язык Н. К. неповторимо оригинален и своеобразен.

Всего светлого Вам. Сердечный привет от Людмилы.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

[Внизу письма рукою З. Г. Фосдик написано «Написать о добавлении к посылке 18 R[OERICH] M[USEUM] B[ULLETIN] нескольких брошюр и ежегодный отчёт АРКА за 1944 и 1946», – сост.]

 

 

219. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 04.09.1972

4 Сентябрь, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Спешу добавить к моему вчерашнему письму – в пакет с Бюллетенями Музея Рериха я также вложила небольшой материал по АРКЕ – 2 годовых отчёта и лифлет. Вы должны познакомиться с этим учреждением, основанным нами по инициативе Н. К. в 1942 году – оно проделало большую работу по установлению тогда культурной связи между Америкой и СССР. Я теперь пишу об АРКЕ статью для Вас, надеюсь, Вы сможете её использовать в будущем для дальнейших работ о деятельности Н. К.

С лучшим приветом, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Спешу добавить, что Н. К. глубоко интересовался деятельностью АРКИ и получал от нас периодические сведения о всём том, что происходило. Он посылал свои статьи для наших годовых отчётов, давал нам ценные советы, какие именно выставки русского искусства и тех материалов, которые АРКА получала из Сов[етского] Союза, будут наиболее интересными для американской интеллигентной публики.

Он всецело одобрял деятельность АРКИ и указывал на большую пользу широкой связи между русским и американским народом.

 

 

220. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 04.10.1972

Sent to Belicov 4/10/72

BOLLING COLLECTION

Grand Haven, Mich. U.S.A

 

Mr. Donald Bolling

 

The Messenger

Book of Wisdom

She Who Leads

Lao Tse

Confucius, The Just One

Sergius, The Builder

Oriot, The Messenger of the White Burchan

Bridge of Glory

Language of the Forest

And We Are Opening the Gates (Sancta Series)

And We Are Bringing the Light (Sancta Series)

And We See (Sancta Series)

The Mountains of Sushing

Bogdo UI – Mongolia

 

 

Mr. Vernon Bolling

 

Queen of Heaven

Agni Yoga

Lower Than the Depths

Tbong-Kha-Pa

Sarakha – The Blessed Arrow

Gross Road of Christ and Buddha

Religious Dance Festival

The Last of Atlantis

Fire Blossom

 

 

Mr. Warren Bolling

 

The Grotto

Higher Than Mountains

Star of the Mother of the World

Moses, The Leader

Yen-No-Guyo-Dja, The Friend of The Travelers

Nagarjuna, The Conqueror of the Serpent

Shekar

Arjuna

And We Do Not Fear (Sancta Series)

 

 

Bolling Estate

 

Rigden Jyapo

White and Heavenly

Padma Sambhava

Dorje the Daring

Milaraspa, The One Who Hearkened

Ode to Spring

Enchanted Serpent

Language of the Birds

Sign of Maitreya

Mr. Roger Bolling

 

Sings of Christ

The Serpent

The Chalice of Christ

Mohammed of Moun Hira

The Watch on Himalayas

Church Scene

St.Joan of Arc Series:

The Maid at the Stake

Eternal Mother

Vigil of Prayer

And We Are Trying (Sancta Series)

And We Continue Fishing (Sancta Series)

 

 

 

PAINTINGS BY NICHOLAS ROERICH

______________________________________________________________________________________

 

The Ashmolean Museum, Department of Fine Arts

Oxford, England

 

“A Russian Town”, Indian ink over pencil, 75 x 88 (oval).

“Polovtsian Dances”, sketch for décor for Borodin’s Prince Igor, pastel and pencil on reddish paper, 144 x 187.

“The Forefathers”, 1911, related to legend of Yaroslavl, tempera on canvas, 693 x 898

______________________________________________________________________________________

 

The Art Museum of Ateneum

Helsinki, Finland

 

Title unknown – stage decoration, water color, 75,5 x 70,5 cm.

______________________________________________________________________________________

 

Detroit Institute of Arts

Detroit, Michigan, U.S.A.

 

“Polovetzky Camp”, tempera on canvas, 20” x 30”

______________________________________________________________________________________

 

Robert Leser

New York, N. Y., U.S.A.

 

“Tibetan Monastery”, tempera, 16½” x 13”

“Tibetan Landscape”, tempera, 14½” x 10”

______________________________________________________________________________________

 

John Ulric Nef

Washington, D.C., U.S.A.

 

Title unknown – depicts a Russian Church scene, oil on canvas, 23-5/8” x 19-5/8”

 

______________________________________________________________________________________

Mrs. Gervice Gates Ripley

Kansas City, Mo. U.S.A.

 

“The Unknown Singer”, tempera, 32” x 22”

______________________________________________________________________________________

 

The Temple of the People

Halcyon, California, U.S.A.

 

“Nizhni Novgorod”, tempera, 12” x1-5/8”

______________________________________________________________________________________

 

Victoria and Albert Museum

London, England

 

“A Sketch of the North”, 10-1/16” x 15-5/6”

“The Polovetsky Camp”, 20 x 30

______________________________________________________________________________________

Worthing Museum & Art Gallery

Worthing, Sussex, England

 

“A Northern Sunset”, 20½ x 26½

______________________________________________________________________________________

 

 

221. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 17.10.1972

17 октября 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

я только что вернулся из длительной поездки. Уехал из дому 1 сентября. Ездил с сыном и дочерью по Волге и Черноморскому побережью. На обратном пути задержался на десять дней в Москве по делам. Присутствовал на заседании в Институте Востоковедения и выступил там с воспоминаниями об Ю. Н. Было много народу и много выступлений.

Благодарю Вас за письма от 22 августа, 4 и 10 сентября. Все они содержат много для меня полезного. Предыдущие письма с перечнями картин также благополучно дошли. Надеюсь, что и посланные морской почтой материалы в своё время дойдут в целостности. Они, безусловно, будут очень полезны для дальнейшей работы.

Работа над списками картин, которые будут опубликованы в юбилейном издании, протекает благополучно. В связи с ней у меня и составителя списков возник один вопрос: в более ранних списках некоторые картины значились собственностью Оклендского музея /напр[имер,] «И мы открываем врата», «Дом Боллинг» и др./. В новом списке они указаны как собственность г-жи Катрин Стиббле. Значит ли это, что картины переменили владельца /были куплены из музея/ или имеют место повторения картин самим Н. К.? Количество повторений и их местоположение крайне трудно учитываемо. Сейчас мы запросили все музеи Советского Союза о наличии в их экспозициях и запасниках произведений Н. К. Получены некоторые новые сведения, находятся произведения, которые сам Н. К. считал в своё время утерянными или уничтоженными. Собранный список уже содержит около 4500 наименований произведений с их описанием /материал, размеры, где находится или в каких последних списках и каталогах упоминается и т.д./. Это будет первой, очень ценной работой в этой области, и все посылаемые Вами сведения в ней будут отражены. Большое за них вам спасибо.

Работа над Юбилейным сборником, содержание которого я Вам приводил в прошлом письме, протекает успешно. Будучи теперь в Москве, я окончательно обо всём договорился и с Институтом истории искусств Академии художеств, под чьей эгидой издание состоится, и с издательством, которое непосредственно издаёт. Это будет именно юбилейное издание, на хорошей бумаге, с иллюстрациями, в том числе и цветными, в хорошем переплёте с суперобложкой. Сейчас я дорабатываю ещё некоторые комментарии к текстам Н. К., в основном к «Листам дневника». Как и в каждом нашем издании научного характера, в этом издании требуются ссылки на различные первоисточники, данные о публикациях, пояснения к лицам, изданиям, организациям, которые в текстах самого Н. К. упоминаются. В связи с этим у меня имеются ещё несколько вопросов. Если Вас не затруднит, то был бы благодарен за ответы.

1. – Больм, Адольф – известны ли Вам его полные инициалы /отчество/? Был ли он американским театральным деятелем или французским? Известен ли и в других областях культуры?

2. Бичам, – кажется, тоже театральный деятель, с которым Н. К. имел дела. Но где именно, и известны его имя и отчество?

3. В одном из очерков Н. К. упоминает о внуке Чарльза Диккенса, тоже Ч[арльзе] Диккенсе. Известны ли его полные инициалы и где он жил, в какой области работал? Н. К. пишет о нём очень позитивно, но из очерка не видно, где именно Н. К. с ним встречался или просто переписывался?

Очерк «Встречи», о котором я Вам писал, должен у Вас быть, т.к. я его получил именно от Вас. Из письма к Рае [Богдановой] я узнал, что у Вас нет очерков «Лада» и «Сорок лет». Если Рая ещё не успела перепечатать, то вышлю их Вам. Рая много старается сейчас делать и устаёт, бедняжка. Она душевно очень близка и Е. И., и Н. К., но ей, конечно, трудно самой подготовлять различные материалы и обрабатывать их, т.к. подготовки в соответствующей сфере деятельности у неё нет, и всё приходится делать через других, а в таких случаях иногда и путаница неизбежна. Каждый раз, когда бываю в Москве, провожу у неё много времени. Этот раз приятно было быть у неё в день рождения Н. К. – 9-го октября, который совпал с сессией, посвящённой 70-летию Ю. Н. Вечером собрались у Раи друзья. Был и поэт, замечательные стихи которого я в этом письме посылаю. Он готовит к Юбилею Н. К. новое издание стихов самого Н. К. из сборника «Цветы Мории». О переиздании I-ого тома собр[ания] сочинений Н. К., о котором пишет Рая, конкретно ещё не решено, но некоторые произведения из этого замечательного сборника будут повторены в Юбилейном издании, куда, кроме «Листов дневника», войдут и литературные произведения разных лет из других сборников, ставших библиографической редкостью.

Ещё раз, дорогая Зинаида Григорьевна, сердечно благодарю Вас за все полученные и находящиеся в пути материалы. Надеюсь, что как-то смогу побывать у Вас, чтобы совместно поработать. Ведь чем больше углубляешься в работу над деятельностью Е. И. и Н. К., тем больше перспективы дальнейшей необходимой работы раскрываются.

Передайте мою благодарность и поклон Людмиле, которая уже так много для меня перепечатывала. Всё полученное у меня систематизируется и со временем найдёт своё место в публикациях.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

 

 

 

222. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 20.10.1972

20 Октября, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только что получили письмо от И[раиды] М[ихайловны Богдановой], в котором она сообщает, что уже получила от меня мою статью о жизни и деятельности Н. К. Рериха в Америке и созданных им учреждениях, а также несколько фотографий нашего Музея. Теперь я могу послать Вам эту же самую статью, которую также сопровождаю несколькими фотографиями.

Как Вы увидите, эта статья довольно большая, хотя я её писала сжато. Предоставляю Вам всецело делать все те правки и добавления, которые Вы найдёте нужными – надеюсь, что Вы её сможете как-то употребить или в журнале, или в газете по Вашему выбору. Фотографии же Вам будет легко употребить в связи со статьёй, они сняты удачно и показывают некоторые залы Музея и картины Н. К.

Вы, вероятно, посоветуетесь с И[раидой] М[ихайловной] как лучше поступить с моей статьёй.

Рая нам прислала несколько прекрасных газетных заметок о Н. К. и о Ю. Н., 70-летие которого недавно праздновалось на родине.

Не знаю, или Вы уже вернулись из отпуска и удалось ли Вам восстановить Ваши силы. Вы ведь делаете ценнейшую работу о Н. К., что мы здесь высоко ценим.

Могу Вас порадовать – мы недавно заказали репродукцию портрета Елены Ивановны Рерих, работы Св. Ник., как только эта репродукция будет готова, мы Вам вышлем её.

Многие наши друзья, прочитавшие о выходе Вашей книги «Н. К. Рерих» /из серии «Жизнь замечательных людей»/, пытаются здесь повсюду её достать, но не могут, также и друзья из Москвы мне писали, что и там не могут её достать. Она вся распродана.

Что Вы теперь готовите к печати? Навестите ли Вы в ближайшем будущем Раю? Буду рада всякой весточки от Вас.

С лучшим приветом, З. Г. Фосдик.

 

П.С. Прилагаем здесь 5 фотографий. Буду очень благодарна, если Вы немедленно при получении пакета с моей статьёй и фотографиями известите меня.

Людмила шлёт Вам большой привет

 

 

223. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 09.11.1972

9 ноября 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

несколько дней тому назад получил от Вас третью бандероль с Вашей статьёй и фотографиями Музея. Две предыдущих с очень ценными материалами, в их числе бюллетенями Музея, также получены. Сердечное за всё спасибо.

В Москву я сейчас не собираюсь, т.к. недавно там был, но напишу Рае [Богдановой] и буду держать с ней контакты относительно использования Вашей статьи. С Вашего разрешения я немного над ней поработаю, и тогда совместно с Раей предложим её в какой-либо солидный сборник. Рая поехала в Крым отдыхать, вероятно, скоро уже будет обратно в Москву. Сейчас у меня гостил московский поэт Сидоров, стихи которого посылали Вам Рая и я. Теперь вышла очень интересная его книга стихов.

Только что вышел из печати научный сборник «Страны и народы Востока». В этом сборнике помещена моя большая статья «Николай Рерих и Индия», а к ней приложена публикация четырёх очерков из «Листов дневника» Н. К. на индийские темы.

Основная моя работа идёт над тем Юбилейным сборником, о котором я Вам уже писал. Однако наряду с этим веду подготовку ещё двух публикаций – подборки афоризмов, выбранных мной из книг Н. К. разных лет. Эта подборка с небольшим вступлением должна пойти в один из наших массовых молодёжных журналов. Вторая работа – статья в научный сборник Института Мировой Литературы /Москва/ на тему «Литературное наследство Н. К. Рериха». Приложением к этой статье пойдёт публикация 10–12 очерков Н. К.

Не исключено, что возьмусь ещё за одну работу в научный сборник «Страны и народы Востока». Веду сейчас по этому поводу переговоры. Также возможно, что помещу ещё одну публикацию в альманах «Прометей», восьмой том которого с публикацией очерков Н. К. я Вам посылал. Этот том имел большой успех, та к что его даже повторили стотысячным тиражом.

Книга серии «ЖЗЛ» /Жизнь замечательных людей/ тоже моментально разошлась. О ней положительно выступали по радио. Сразу же по выходе книги была одна позитивная публикация о книге, которую прилагаю к этому письму. Слышал, что в Москве готовят ещё публикации. Имею также на руках десятки тысяч читателей с очень хорошими отзывами. Думаю, что перед Юбилеем будет поставлен вопрос о втором издании этой книги, т.к. сто пятьдесят тысяч первого издания разошлось буквально за несколько дней, а в больших городах даже за несколько часов после поступления в магазины.

Сейчас находиться в производстве ещё одна большая книга о Н. К. доктора искусствоведения Е. И. Поляковой. Я с ней хорошо знаком. Она очень высоко ценит Н. К. и его творчество. Книга выйдет в лучшем оформлении, чем серия ЖЗЛ. Серия ЖЗЛ – типовая, выходит большими тиражами, но цветными репродукциями не занимается. Главное в этой серии – текст. Серия пользуется большим весом и издаёт книги только о действительно выдающихся деятелях культуры, науки и т.д.

На этих днях я вышлю морской обычной почтой несколько экземпляров моей книги для тех Ваших, друзей, которые не смогли её достать. Как только получу из Москвы сборник «Страны и народы Востока», так сразу же вышлю тоже. Может быть, раньше пошлю т.н. «авторские оттиски» статьи, т.е. не весь сборник, а только мою статью из него. У наших издательств имеется такая практика. В таком случае пошлю сначала отдельный отпечаток статьи, а потом уже сборник целиком. Это большой сборник издательства «Наука».

С нетерпением буду ждать репродукцию с портрета Е. И. Может быть, можно послать два экземпляра. С одного попробуем сделать в Москве цветной диапозитив. Ещё раз сердечно благодарю Вас и Людмилу за все бандероли с ценнейшими для моей работы материалами.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

224. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 21.11.1972

21 Ноября, 1972 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Простите, не ответила на Ваше [письмо] от 17 Октября, а на днях пришло Ваше новое письмо от 9 Ноября.

Отвечаю на Ваши вопросы в письме от 17 Ноября [так в тексте, нужно «от 17 Октября», – сост.]. У Вас не точная информация. Вся коллекция картин, которая находилась в Окландском музее, принадлежит г-же К[атрин] Сбиббе, которая её купила. Она президент нашего Музея здесь и эта коллекция её находится в нашем Музее, одолженная г-жой Стиббе.

Картина «И мы открываем врата» находятся в семействе покойного Б. Боллинга – его четыре сына имеют все картины Н. К., которые в прошлом Б. Боллинг купил /у Хорша/.

Если бы Вы смогли прислать копию списка 4500 наименований всех картин Н. К., которые уже собраны в Сов[етском] Союзе, мы будем очень Вам благодарны, ибо это нам поможет в наших поисках картин Н. К. в Америке, Европе и др. странах.

1/ Адольф Бом был знаменитым русским хореографом и когда-то известным танцором. Жил он в Америке и Н. К. его ценил и дружил с ним.

2/ Сэр Бичем /Bicham/ был всемирно известным английским дирижёром. Он, кажется, недавно умер в Лондоне, где долгие годы дирижировал оркестром.

3/ О внуке Чарльза Диккенса знаю только, что он иногда читает лекции о своём знаменитом деде и способствует выпуску книг и воспоминаний о последнем. Живёт он в Англии и, возможно, что Н. К. с ним одно время переписывался.

Рая [Богданова] уже прислала нам копии очерков «Лада» и «Сорок лет». Но мы не имеем очерка «Встречи». Не могли бы Вы его перепечатать для нас? Хотя мы её [так в тексте, нужно «его», – сост.] для Вас перепечатали, но оригинал не можем найти.

О прекрасном поэте Сидорове уже слыхали от Раи, и она мне также прислала копию его поэмы «Весть», посвящённую Н. К.

Рада узнать из Вашего недавнего письма о получении Вами моей статьи и фотографий Музея – вижу, что Вы также получили и мои предыдущие материалы. Конечно, если нужно, поработайте над моей статьёй и поместите её, как Вы найдёте нужным.

Рада узнать, что Рая отдыхает в Крыму, собираюсь ей писать.

Будем ждать получения научного сборника «Страны и народы Востока», в котором имеется Ваша статья и 4 очерка Н. К. из «Листов дневника».

Вы пишете, что подготовляете афоризмы, выбранные из книг Н. К. Напишите мне подробнее, откуда Вы их выбираете, может быть, я смогу вспомнить кое-что из моих воспоминаний, когда я работала под руководством Н. К.

Поражаюсь тому, как Вы плодотворно собираете и помещаете во многих журналах очерки Н. К. и публикации о нём.

Книга серии /ЖЗЛ/ о Н. К. у меня имеется, высланная Вами – здесь её ещё в продаже нет и наши многие русские члены и друзья повсюду ищут и стараются её достать. Не удивляюсь, что моментально разошлась – книга прекрасная. Копию обозрения этой книги из газеты «книжное обозрение», которую Вы мне прислали, прочла с большим интересом.

Е. И. Полякова мне писала и просила материалы – я ей выслала кое-что, посоветовала обратиться к Вам и Рае. Не могла засесть и написать для неё отдельную работу – слишком перегружена здесь. Думаю, лучше всего посылать всё, что нахожу, Вам и Рае, – сконцентрировать в Ваших руках.

Советую подождать, пока выйдет сборник «Страны и народы Востока» и выслать его нам, а не лишь Вашу одну статью отдельно из этого сборника. Забочусь о сокращении Ваших трудов по посылкам.

Мы Вам пару дней тому назад послали два портрета Елены Ив. – репродукции. Думала их послать для Вас и Раи, но т.к. Вам нужны 2 экземпляра, пошлю Рае отдельно одну репродукцию на этих днях.

У нас теперь разгар работы и трудно всё делать вовремя, поэтому простите меня, что долго не писала.

Людмила благодарит Вас за Ваши мысли о ней. Она неоценимая помощница мне в моей русской работе.

Всего светлого Вам, радуюсь вашим трудам, посвящённым Н. К. В наше время они крайне нужны.

С лучшим сердечным приветом, З. Г. Фосдик.

 

 

225. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 14.12.1972

14 декабря 1972 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 21 ноября получил и весьма признателен Вам за него. Посылаю Вам очерк «Встречи». Для себя я его перепечатал. Он должен появиться у нас в научном сборнике «Института Мировой Литературы» /Москва/. Редакция приняла от меня десять очерков Н. К. с моим вступлением «Литературное наследство Н. К. Рериха». По этому очерку у меня есть два вопроса:

1. Можете ли Вы определить, кому было направлено само письмо, из которого очерк сделан? Я подумал, что это мог быть Конлан [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «не думаю», – сост.], поскольку он жил в Париже, но я далеко в этом не уверен.

2. Кто был Лиао? [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «не знаю», – сост.] /в тексте у меня подчёркнуто красным каранд[ашом]/.

Этот сборник [так в тексте, возможно, нужно «Этот очерк», – сост.] войдёт также в Юбилейный сборник, о котором Вам писал раньше. Сейчас макет Юбилейного сборника в машинописи у меня на столе. Делаю окончательную доработку. Получается очень солидная книга, первая в таком роде. Все списки картин, о которых я писал, уже сданы в редакцию. Так как на их опубликование уже заключён договор с издательством, то по существующим правилам, до выхода книги из печати списки распространять уже нельзя. Так что с их получением придётся подождать до выхода книги.

Я послал Вам морской почтой сборник «Страны и народы востока» со статьёй «Николай Рерих и Индия».

Афоризмы я выбирал из разных книг Н. К., всё это известные публикации и, конечно, если Вы сможете вспомнить и написать мне некоторые устные высказывания Н. К., то это было бы чрезвычайно ценно. Подобранные мной афоризмы находятся сейчас в редакции массового молодёжного журнала в Москве. Сейчас я ещё не знаю, какие именно будут отобраны и когда они точно появятся. Я дал с довольно большим запасом, чтобы редакция отобрала сама то, что им больше подходит.

По обычаю, досаждаю Вам ещё одним вопросом: в книге «Держава Света» имеется статья «Прекрасное». В её подзаголовке значится «Школа Дальтона». Эта статья отобрана для Юбилейного сборника, и мне нужно в примечаниях дать справку, что это за школа Дальтона. Имеет ли она отношение к известному учёному Дальтону или названа так по чьему-либо другому имени /учредителя школы, например/? Хорошо бы упомянуть об основном профиле школы, если она относится к специализированным учебным заведениям. Существует ли она ещё и теперь?

На этих днях я получил письмо от Раи [Богдановой]. Она вернулась из Крыма. Рая пишет, что она хотела бы оставить Вашу статью «Н. К. Рерих в Америке» точно в таком виде, как она написана, как ответ на её письмо и как материал, специально предназначенный для мемориальной квартиры Ю. Н. В этом есть свой резон. Статья даёт обобщающий материал по отдельным разделам деятельности Н. К. в США. Возможно, что частично Рая сможет опубликовать отрывки из статьи в газетах или массовых журналах. Думаю, что со временем ей это может удастся.

Но у меня есть ещё один план – написать для научного сборника большую статью «Н. К. Рерих и Америка». Статья должна быть примерно такого характера, как «Рерих и Индия», т.е. она должна быть документирована выписками из различных первоисточников и ссылками на них. Я уже вёл переговоры относительно помещения такой статьи в научном издании и получил принципиальное согласие. Основные моменты статьи были бы: – большая культурная работа Н. К. в США; значение этой работы для самого Н. К. /мировая популярность; открытие возможности грандиозных экспедиций [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Экспедиция была задумана Н. К. давно», – сост.]; достигнутый международный масштаб культурной деятельности; новые научные и культурные связи; живопись, навеянная мотивами Америки /серия «Океана»/ [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Grand Canyon and Monhegan», – сост.]; прочность завоеваний Н. К. в США; успешное развитие деятельности Музея им. Рериха/. Всё это в том позитивном направлении, как и в статье «Рерих и Индия» [справа на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Уже написана», – сост.].

Для такой научной работы у меня собрались уже посланные Вами ранее первоисточники – Бюллетени, «Обзоры», Ваши письма и сообщения, выписки из некоторых книг Н. К. /например, «Адамант», где много говорится об американо-русском культурном сотрудничестве [справа на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «АРКА», – сост.]/. Такую статью я мог бы изготовить к осени и послать её Вам для проверки и одобрения [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Хорошо», – сост.]. Но мне хотелось бы привести в ней несколько выдержек из писем Н. К. к Вам, выдержек, которые касаются культурной работы и американо-русского культурного сотрудничества. Их может быть и не так уж много, если трудно отпечатать, но обязательно с указанием даты письма, откуда выписка взята. Всё это, с ссылками на первоисточники /в данном случае на Вас/ будет в статье использовано. Поддерживаете ли Вы такой мой план? Сообщите, пожалуйста.

Я имел несколько писем от Шибаева, но что-то он с весны замолчал. Здоров ли? Он обещал мне послать тоже некоторые материалы, но не посылает. Всего светлого Вам и Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

226. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 02.01.1973

2 Января, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Отвечаю Вам на Ваше письмо от 14 Дек[абря], на днях полученное. Прежде всего спешу поблагодарить за перепечатанную статью Н. К. «Встречи» – я нашла её на днях напечатанной в газете «Сегодня» в Октябре 1936 г. Эта статья /в форме письма/ не относилась к Конлану в Париже – Конлан не знает русского языка. Вероятно, Н. К. написал это письмо-статью кому-то другому.

Кто был Лиао, не могу припомнить. Советую изъять из этой статьи упоминание о Мясине. Он несколько раз ставил «Весну Священную» в европейских оперных театрах по эскизам, которые Н. К. написал для него в 30–40-ых годах по просьбе последнего. Н. К. обменялся с ним дружественными письмами в то время. У нас в Институте Объединённых Искусств Мясин не преподавал. У нас преподавали балет одно время Фокин, а затем продолжительное время Мордкин. Оба широко известны в России, Европе и Америке.

Последняя постановка балета «Половецкие Танцы» из «Князя Игоря» /Бородина/ шла в Апреле 1965 г. с большим успехом в «Ковент Гарден Опере» по имеющимся у нас в Музее эскизам Н. К. /в ней танцевал, в первой постановке, в Дягилевском балете в 1909 г. в Париже, Адольф Больм, тогда знаменитый танцор/. У меня имеются фотографии этого балета и многие Лондонские газетные рецензии об этой постановке, а также моя обширная переписка с дирекцией «Ковент Гарден Опера».

Школа Дальтона существует и поныне – эта школа была известна своей прогрессивной методой в 1930 году. Я на днях снеслась с ними и мне дадут добавочные сведения в начале Января.

С Раей [Богдановой] я списалась по поводу моей статьи, советовала ей пустить её полностью в один из Ваших журналов или разбить её на отдельные статьи для газет /можно сериально, ибо имеется заголовки/. Конечно, я надеюсь, что Вы поможете ей в этом, внеся некоторые поправки и дополнения, ибо я пишу сжато, освещая лишь самое главное. Не вижу эту статью «как ответ на её письмо и как материал, специально предназначенный для мемориальной квартиры Ю. Н.» /привожу из Вашего письма/.

Также удивилась Вашему плану написать большую статью «Н. К. и Америка», ведь моя статья и есть на эту же тему. Всё то, что Вы полагаете добавить в новой статье, уже имеется у меня, как то: культурные учреждения, основанные Н. К. в Америке, основание «Музея имени Н. К.», членами Совета Директоров «Мастер Института» и «Корона Мунди» /ведь основал Музей своего имени не Н. К./. Международные выставки упомянуты ясно, также международные контакты и культурная деятельность; научная связь обозначена в «Урусвати» и журнале «Урусвати». Деятельность первого Музея указана, а также и нашего теперешнего Музея. Прочность завоеваний Н. К. в С.Ш.А. указана – именно ростом Музея его имени и его деятельностью. Пакт и Знамя Мира Рериха также имеется в моей статье под соответствующим заголовком. Также описана АРКА. Указывающая подробно на Американо-русское культурное сотрудничество. Конечно, ко всему этому можно ещё добавить многие детали, если нужно.

Живопись Н. К., навеянная мотивами Америки, выразилась в сюитах: “Grand Canyon” и “Ocean Series”. Мы не знаем, в каких частных коллекциях находятся эти картины.

Работая с Н. К. ежедневно во время его пребывания в Америке и во время его последующих приездов, а также ведя многолетнюю переписку с ним, я имею сотни его писем.

В настоящее время я очень перегружена работой – не смогу разбираться в них и находить соответствующие выписки. Буду делать это урывками, когда смогу.

От Шибаева была краткая весть. Он крайне занят работой в университете и поэтому не пишет. Спешу отослать это письмо, шлю Вам лучшие пожелания плодотворной работы на 1973 год. Людмила шлёт привет.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

227. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 10.02.1973

10 февраля 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 2 января получил и очень за него благодарен. Несколько задержался с ответом. Было много работы в связи с подготовкой Юбилейного сборника Н. К., о котором Вам уже писал. Ко мне специально были командированы из Москвы два научных сотрудника из Академии художеств, с которыми я этот сборник подготовляю. Это будет большое научное издание со справочным аппаратом и серьёзными комментариями и приложениями. Впервые в большом объёме будут у нас опубликованы библиографические материалы о Н. К., а также списки его картин с научным описанием /размер, материал, дата, местонахождение и т.п./. Кроме большой статьи от редакции войдут ещё две статьи – искусствоведческая и биографическая. Именной список вместит в себя около 700 имён, упоминаемых в текстах самого Н. К. По каждому имени даётся краткая справка /даты, специальность или род занятий, какое отношение имел к деятельности Н. К./. Кроме этого будут помещены примечания, разъясняющие те или иные события, о которых упоминает Н. К. /так, например, о Вашем Музее – дата основания, профиль деятельности, приблизительно – сколько картин Н. К., какие культурные мероприятия, кроме постоянной экспозиции картин Н. К., проводятся и т.п./.

По существу это будет первым научным изданием литературных произведений Н. К., в которое войдёт около двухсот его очерков разных лет, как неопубликованных из «Листов дневника», так и опубликованных в книгах «Пути благословения», «Твердыня Света», «Нерушимое». «Врата в будущее», первом томе Сытинского издания /1914 г./ и др.

Я уже свыше двух лет работал над подготовкой этой книги, из них около полутора лет совместно с научными сотрудниками Института истории и теории изобразительных искусств Академии художеств СССР. Сейчас работа подходит уже к тому, что через месяц весь манускрипт будет сдан в издательство. Все подобранные материалы рассматривались двумя секторами института и получили их одобрение. Кроме того, рукопись имеет две очень положительные рецензии учёных, работающих вне системы этого института /востоковеда и искусствоведа Института министерства Культуры СССР/. Сейчас, совместно с приезжавшими ко мне научными сотрудниками А[кадемии] Х[удожеств], мы подготовили все материалы для передачи материалов учёному совету Института Истории искусств. Книга выходит под маркой Академии художеств и имеет громадное значение, т.к. вводит литературное наследие Н. К. в наш научный обиход и будет являться авторитетным первоисточником для цитирования текстов Н. К. и работой над ним искусствоведов, занимающихся историей искусств и культуры, а также востоковедов.

В этой связи я и писал Вам о своих планах заняться в дальнейшем темой «Н. Рерих и Америка». Дело в том, что у нас имеются различного рода публикации на одну и ту же тему. Вашу статью, полностью или отрывками, можно будет поместить в литературно-художественных журналах или газетах. Она относится к жанру обширной информации на основании личного причастия к описываемым событиям. Так называемая научная публикация, которую имел в виду я, составляется у нас по другому принципу /примерно так, как мои публикации в «Ученых записках Тартусского университета» или сборнике «Страны и народы Востока», кстати, получили ли Вы это издание? [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «давно», – сост.]/. В таких публикациях необходимо указывать все первоисточники, документацию и ссылки на них. Каждая научная публикация предварительно обсуждается и рецензируется специалистами. Так, например, моя статья из сборника «Страны и народы Востока» была изложена мной в виде доклада на Восточной комиссии Всесоюзного Географического Общества. Заседанием руководил член-корреспондент Академии Наук, востоковед Д[митрий] Ольдерогге, задававший по ходу доклада мне вопросы. Затем статья получила две рецензии кандидатов наук. Только после этого такие издательства, как издательство «Наука», принимают публикации. Т.е. любая научная публикация подвергается у нас серьёзному научному обсуждению, т.к. в дальнейшем этой публикацией пользуются другие учёные как первоисточником. Специальные научные издания имеют меньший тираж, чем массовые научно-популярные или художественные издания, но их ценность именно в том, что они вводят тему в научный обиход и способствуют возникновению новых публикация массового или специального характера. Поэтому публикации Вашей статьи и моей работы /если, конечно, мне её удастся сделать/ пойдут по совершенно разным каналам, не будут параллельными, а будут, скорее, подкреплять друг друга. К тому же Ваша статья готова и отрывки из неё могут появиться к Юбилею. Я уже написал Рае [Богдановой], что она может полностью рассчитывать на мою помощь в её продвижении и подработке, если таковая потребуется. Мне по намеченной теме придётся не только ещё поработать самому, но и пропустить её через обсуждение и рецензирование в соответствующих научных инстанциях, так что появление её в печати можно ждать не раньше конца 1975 года. Я имел в виду заявку на один научный сборник, который ещё полностью не укомплектован и с редактором которого я имел переговоры. Если я смогу собрать и обработать материалы к такой важной теме, то это было бы хорошо. Тут, конечно, было бы чрезвычайно полезно иметь хотя бы отрывки из писем Николая Константиновича к Вам. Именно в таком цитируемом виде они вошли бы в мою работу. Вошли бы и цитаты из Ваших писем ко мне, из Вашей Книги, изданной к девяностолетнему Юбилею. Вошли бы цитаты и ссылки из отчётов АРКА, из других американских публикаций. Очень важно было бы получить коротенькие информации о некоторых культурных и научных деятелях, которые были близки к Вашим культурным организациям. Вообще, всё это, как Вы понимаете, должно носить характер научно-исследовательской работы.

Параллельно с работой над Юбилейным сборником, о котором я пишу выше, я занимался сейчас ещё статьёй на тему о деятельности института «Урусвати». Для работы над этой темой я пригласил научного сотрудника Московского университета, востоковеда Л[юдмилу] Шапошникову, которая дважды и подолгу была в Индии, посетила Кулу и в Сопровождении Святослава Николаевича изучила всё, что там сейчас имеется, и беседовала на тему научных работ «Урусвати» на месте в Индии. Она смогла дополнить мою часть статьи /исторический обзор и общие оценки деятельности и значения «Урусвати»/ ценным конкретным материалом и пожеланиями использования материалов «Урусвати» для будущих научно-исследовательских работ. Я только что закончил эту статью, которая пойдёт теперь на рецензии специалистам. После рецензий, в которых могут быть дельные замечания и пожелания о дополнениях, мы с Шапошниковой окончательно её дорабатываем и уже только тогда сдаём в редакцию издательства, так что в лучшем случае она успеет появиться в конце 1974 года. Как видите, всякая научная публикация у нас весьма трудоёмка, но зато она имеет громадный вес.

Я спрашивал прошлый раз у Вас о Шибаеве. Он давно мне ничего не писал. Дело в том, что он посылал мне и Князевой свои воспоминания о жизни в Кулу. Эти воспоминания, дополненные и обоснованные ссылками на документы, письма[ми] самого Н. К. и Е. И. и другими материалами, могли бы также лечь в основу научной обработки темы «Жизнь Н. К. в Индии» /или, вернее, в Кулу/. Шибаев, к тому же, послал мне ряд фотографий, которые хорошо бы тему иллюстрировали. Но теперь что-то он совсем замолчал. Может быть, обиделся, рассчитывал, что я смогу посланные им материалы быстро опубликовать. Но научная обработка материалов быстро не делается. Вы знаете, сколько времени мне пришлось затратить на книгу серии «Жизнь замечательных людей». Проверка всех дат, названий, событий, не говоря уже об оценках современников – всё это сложнейшая работа, требующая обращения к архивам, изучения самых разнообразных, а подчас и разбросанных по разным местам материалов. Всё это надо собрать и систематизировать. Тем не менее, над материалами Шибаева мне тоже хочется поработать. Я уже заинтересовал этими материалами некоторые московские издательства, но их научная обработка, включение их в план издательств, всегда у нас очень загруженных /ведь у нас громадный выпуск книжной продукции/, берёт немало времени. Те работы, которые я считаю сейчас почти законченными лично мною, т.е. которые уже официально переданы мною в соответствующие инстанции, как-то сборник к Юбилею и статья об «Урусвати», увидят свет, примерно, года через полтора /к третьему или четвёртому кварталу 1974 года/. Работы, к которым я намерен приступить, соответственно, не меньше, чем на год или полтора – задержатся. Это, конечно, касается научных публикаций. Другие статьи в научно-популярные или художественные периодические издания проходят гораздо быстрее, а иногда даже делаются по предложению редакций /скажем, специально к юбилейным датам/ к очередным ближайшим номерам.

Я очень благодарен Вам, Зинаида Григорьевна, за все ответы на мои вопросы. Они будут использованы именно в тех примечаниях к Юбилейному сборнику Н. К., о котором я пишу в начале письма. Жду дополнительных сведений о школе Дальтона, о чём Вы уже писали [слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Они не пожелали дать», – сост.]. Не исключаю, что в процессе редактирования книги уже работниками издательства могут возникнуть дополнительные вопросы. Разрешите тогда надеяться на Вашу дальнейшую помощь, которой я и так уже злоупотребляю.

Прошу передать сердечный привет Людмиле, которой я также сердечно благодарен за перепечатку ценнейших для моей работы материалов.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

228. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 12.02.1973

12 Февраля, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Прежде всего спешу Вас глубоко поблагодарить за присылку 5 экземпляров Вашей и Князевой книги «РЕРИХ» /из серии «Жизнь Замечательных Людей»/, а также за книжечку стихов В[алентина] Сидорова «Урочный Час». Эта посылка для нас очень ценна, книгой этой чрезвычайно интересуются здесь, и мы сможем таким образом одалживать их нашим членам – русским и американцам.

С удовольствием перечла ещё раз эту книгу. Она хорошо написана и даёт ясное представление о Н. К.

Обращаюсь к Вам с необычной просьбой – в книге «Нерушимое» Н. К., которую мы теперь переводим на английский язык, имеются две фразы. В которых необходимо уточнить некоторые слова. Цитирую из статьи «Россия» … стр. 175. «Над её степями плачут ж и л е й к и в честь древних божеств и героев». Стр. 177. «Сказанное и несказанное, писанное и неписанное, как в старинных с и н о д и к а х остаются неизречёнными образы величественные».

Можете ли Вы мне точно пояснить, какая это птица – жилейка? Не могу найти это название не в одной энциклопедии или в словаре. Если Вы скажете мне точно, какому семейству или виду принадлежит эта птица, я постараюсь её найти в американском орнитологическом словаре. Если же у Вас имеется русско-английский словарь, может быть, Вы мне дадите точный перевод.

Вторая фраза: слово синодики в этом применении мне не ясно. Слово старорусское и как знаю, взято от слова с и н о д. Является ли оно определением синодальных списков или синодальных книг? Если так, то, очевидно, оно применимо в связи с древними церковными соборами. Буду крайне Вам признательна, если Вы мне сможете прислать конкретное пояснение к двум фразам.

Работаем мы сверх сил – чрезвычайный интерес к Музею и предстоящее столетие Н. К. проявляется в Европе и Америке и приходится отвечать на многочисленную корреспонденцию по этому поводу. Книга «Нерушимое» очень трудная в переводе и продвигается медленно. Могу явно себе представить, как усиленно заняты Вы, готовясь к 100-летию Н. К.

Шлю Вам лучший привет, к которому присоединяется Людмила.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

С удовольствием читаю прекрасную книгу стихов В[алентина] Сидорова.

 

 

229. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.02.1973

24 февраля 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил Ваше письмо от 12 февраля и сразу же спешу ответить на Ваши вопросы:

1. Слово «синодик» – синодиками назывались списки имён, которые в прежние времена оглашались на специальном богослужении в первое воскресенье великого поста. В прежние времена в синодики отдельно вписывались еретики и мятежники, и им провозглашалась «анафема», и отдельно благоверные и благочестивые деятели православия. По существу, это своего рода «поминальные» списки. В последнее время анафем уже не провозглашалось, и синодики превратились в именные списки для провозглашения «вечной памяти». Т.к. в синодики вписывались только имена, без уточнений и без перечисления поступков самих лиц, то отсюда и понятно выражение «Сказанное и несказанное, писанное и неписанное, как в старинных синодиках остаются неизречёнными образы величественные».

2. Слово «жилейка» грамматически неправильно написано. В данном очерке Н. К. цитирует текст Всеволода Никаноровича Иванова. Очерк написан как ответ на письмо и статью В. Иванова, которая впоследствии вошла в Рижскую монографию. Я переписывался с Всеволодом Никаноровичем. У него был неразборчивый почерк. Возможно, что при перепечатке на машинку была допущена ошибка, которую рижские корректоры исправить не умели. Надо читать не «жилейка» /такого слова в русском нет/, а «жалейка». Жалейка – народный музыкальный инструмент, его делаю из коровьего рога, вставляя в него камышовые дудки с отверстиями, или свёртывают их бересты. Он всегда носит форму рога, входит иногда в народные оркестры и теперь. Жалейка издаёт довольно «жалобный» звук, отсюда пошло и её название. В древности религиозные ритуалы сопровождались игрой на «жалейке».

3. Обращаю Ваше внимание ещё на одну опечатку на странице 175 книги «Нерушимое». На восьмой строке снизу нужно читать «мессия», а не «миссия». В Рижской монографии, где текст Иванова напечатан полностью, эта ошибка исправлена. Эта опечатка делает фразу грамматически неправильно построенной и меняет её смысл, так что её необходимо обязательно исправить.

Дорогая Зинаида Григорьевна, я знаю – сколь трудно бывает переводить самобытный и образный язык Н. К. Если у Вас встретятся ещё затруднения в смысловой расшифровке каких-либо слов или выражений, то прошу – обращайтесь ко мне. Я так много обязан Вашей помощи и с большим удовольствием помогу в силу своих знаний и возможностей.

Получили ли Вы моё письмо от 10 февраля и научный сборник «Страны и народы Востока»? Я писал Вам, что ко мне приезжали два научных сотрудника из Академии художеств, с которыми были определены места в текстах Н. К., которые требуют пояснений. Их набралось около 200. В таких примечаниях расшифровываются непонятные, мало употребляемые термины, даются дополнительные требования об организациях и событиях, о которых упоминается в текстах Н. К., даются ссылки на различные источники, где можно найти более подробное изложение затрагиваемых проблем и т.п. /например, в отношении того же очерка в «Нерушимом», о котором запрашиваете Вы, в примечаниях указано, что тексты, взятые в кавычки, принадлежат В[севолоду] Н[иканоровичу] Иванову, и так в каждом случае, когда Н. К. кого-либо цитирует/. Это большая работа и я её сейчас заканчиваю. После этого необходимо дать ещё именной список /их набирается около 700/ с краткими сведениями о всех этих лицах. Сразу же должен приступить к этой трудоёмкой работе. В Москве в Музее искусств Народов востока открылась выставка картин Н. К., но на открытие я поехать не смог, так сейчас занят. Наше Министерство Культуры уже издало приказ о мероприятиях, которые будут проводиться по случаю столетия со дня рождения Н. К. В приказе указано и об издании литературного наследия Н. К., в связи с этим ту книгу, которую я готовлю в сотрудничестве с научными работниками Института истории искусств Академии художеств, уже обсуждали на учёном совете. Книга будет иметь научный характер, и это очень важно.

Как я Вам писал, мне хотелось бы создать такого же характера и статью о деятельности Н. К. в Америке и обо всех связанных с этой деятельностью организациях и лицах. Но над ней нужно будет ещё очень много потрудиться, т.к. нужно собрать много первоисточников /публикаций, писем, архивных материалов и т.п./. Без ссылок на них и без их цитирования можно составить лишь статью общего характера, которую в научное издание не примут.

Желаю Вам много сил в Вашей грандиозной работе по переводу «Нерушимого» и в других делах, связанных с предстоящим Юбилеем. Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

230. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 06.03.1973

6 Марта, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Простите, что доныне не ответила на Ваше письмо от 10 Февраля – деятельность наша настолько разрослась, что приходится работать вдвое, а кроме того, вести обширную корреспонденцию с другими странами – ведь подготавливается столетие юбилея Н. К., и наши друзья и сотрудники желают принять активное участие не только в Америке, но и в Англии, Канаде, Франции и т.д. Готовятся лекции о Н. К., будут показываться на экране его картины. Наблюдается всё растущий интерес к его творчеству и жизни. Поэтому пишу лишь самое неотложное.

Принимаю вполне Вашу исследовательскую работу и нужду у вас в публикациях специального характера. Жаль, что не состоялся Ваш приезд к нам, как я Вас в прошлом приглашала. Ведь Вы смогли бы приобщиться к огромному количеству материалов о Н. К., поработать рад архивами и т.д. Я лично могу Вам изредка посылать кое-что для Ваших трудов, но искать многое, разбирать, что Вам нужно, не могу, ибо это Вы можете делать только сами.

У меня на это просто не найдётся времени, ибо забросить мою работу по двум учреждениям я не имею возможности. Прошлым летом я не имела никакого отдыха, мы с Милой провели лето в жарком городе, и это сказалось на здоровье. Этим летом отдых является необходимым.

Очень рада Вашим мыслям о статье об «Урусвати» – конечно, это всё нужно. Вероятно, Вас снабдил материалами для этого Св. Ник.

Шибаев, живя в Индии, будучи секретарём Н. К., снимал много прекрасных фотографий в те годы. Знавали ли Вы его лично?

В Индии многие серьёзные мыслители, художники и писатели прекрасно писали о Н. К., даже издавали свои статьи и книжечки отдельными изданиями. Конечно, они писали не с научной точки зрения, а оценивали Н. К. как великого художника и мыслителя. Вероятно, Вы получили многие такие издания от Св. Ник. – у него исключительный архив и материалы о Н. К.

Очень Вам благодарна за книгу «Страны и Народы Востока», в которой имеется Ваша статья о Н. К. Также благодарю за присылку пяти книг «РЕРИХ» из серии «Жизнь Замечательных Людей». Эта книга, которую Вы писали с Князевой, мне очень близка.

В ближайшем времени пришлю Вам и Рае мою статью о моей поездке на Алтай с Рерихами. Если найдёте нужным кое-что исправить в ней, делайте это. Писала я её урывками, ночами, не имея на неё достаточно времени, поэтому статья не ровная. Фотографии к статье пришлю Рае [Богдановой]. Вы, вероятно, с ней увидитесь и разберёте вместе с ней эту статью.

Ещё раз прошу извинить меня за долгое молчание, остаюсь с сердечным приветом, З. Г. Фосдик.

 

Мила шлёт лучшие пожелания.

 

 

231. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 15.03.1973

15 Марта, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только сейчас могу ответить на.Ваше письмо от 24 Фев[раля]. Должна была кончать за это время две статьи – английскую и русскую. Последнюю «С Рерихами на Алтае» уже отослала Рае [Богдановой].

Посылаю копию её. Уже писала ей о том, что если Вы найдёте нужным кое-что с ней сообща исправить в ней, Вы это сделаете. Заранее благодарю Вас за это.

Выражаю Вам мою искреннюю признательность за пояснение слов «жалейка» и «синодик». Ещё один из моих корреспондентов дал мне те же сведении пару дней назад до того, что получилось Ваше письмо. Но Ваше подтверждение ценно.

Теперь запрашиваю Вас ещё об одном слове «фен». Вы встретите его в статье «Внимательность» в «Нерушимом». Я знаю, что это одно из названий особого ветра, который иногда посещает определённые местности у Средиземного моря. Такой ветер называется также мистраль, последнее название более известно. ФЕН встречается реже – что Вы можете об этом разузнать?

Приняла к сведению Вашу поправку в «Нерушимом», относящуюся к статье Н. К. «Россия». Действительно, эта опечатка даёт новый смысл всей фразе. «Россия» – одна из замечательных статей Н. К.

Переводить замечательный язык статей и книг Н. К. на английский для меня не трудно – за эти годы я с этим свыклась. Но вот переводить так, чтобы этот стиль и выражения не теряли своей красоты и значительности – процесс не лёгкий. Приходится подыскивать лучшие определительные – без особой книги синонимов не обойдёшься.

Научный сборник «Страны и народы Востока» я от Вас получила. Ваша статья в нём обращает на себя внимание многими ценными данными.

Наша работа за последний год выросла безмерно, а новых сотрудников нет. Приходится посвящать всё больше времени на неё. Думаем выпустить художественные издания к 100-летнему юбилею Н. К.

Шлю Вам сердечный привет, а также привет от Людмилы.

В духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

Р.С. Выйдет ли книга Н. К. «Листы Дневника» отдельным изданием или только сериально в журналах?

Нужен ли Вам 2-ой или 3-тий номер журнала «Урусвати» за 1932 и 1933 годы? Мы случайно обнаружили эти номера.

 

 

232. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 31.03.1973

31 марта 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

большое спасибо за письмо и статью об Алтае. Как и статья о деятельности Н. К. в Америке, она даёт очень много нужного материала. Я с большой готовностью могу произвести литературную редакцию и писал об этом уже Рае [Богдановой], но ответа от неё не было. Ей трудно бывает некоторые вопросы решать. В частности, подготовлять к публикации сама она не может, поэтому занимаются этим другие, кому она поручает, так что от них зачастую больше и зависит, как и что они хотят сделать. Я хочу в конце этого месяца побывать в Москве, тогда поговорю с нею лично, пишет она мало и тоже большею частью с помощью других своих помощников.

Теперь на Ваши вопросы: Фёном по-русски вообще обычно называют тёплый ветер, дующий с гор. Так что он касается не только Средиземного моря. Так, например, ветры с гор в Средней Азии и на Кавказе у нас тоже зовут фёнами.

«Листы дневника», вместе с 30 другими очерками разных лет, выйдут у нас отдельной юбилейной книгой под эгидой Академии Художеств. В этой книге будет ещё: Большая статья от редакции, Биография, Очерк о Рерихе-художнике, справочный материал к текстам Н. К., в том числе и именной указатель на 730 имён, которые в очерках Н. К. упоминаются, Библиография литературных произведений Н. К., Библиография произведений о Н. К. /около 120 названий книг и статей/, списки картин, которые составлял Соколовский. Книга будет хорошо издана, с красочными репродукциями и фотографиями. Издание будет одобрено Учёным советом Академии Художеств СССР.

Кроме того, идёт речь об издании на русском языке «Алтай-Гималаев». Рукопись сейчас в издательстве на редактировании.

Готовится книга избранных стихов /из «Цветы Мории»/. Готовит Поэт Сидоров. Публикация стихов Н. К., им же подготовленная, должна вскоре появиться в одном из московских толстых литературных журналов. Рая с помощниками предполагала ещё некоторые издания, но как они идут – сейчас не знаю. Тот же сборник, о котором пишу, уже включён в план издательства, и его хотят выпустить к Юбилею. Скоро должна появиться и книга Е. И. Поляковой.

С Шибаевым я изредка переписываюсь и даже готовлю статью по его воспоминаниям, но точно не знаю, где и как её можно будет опубликовать. Вспоминает он о Н. К. в очень возвышенных тонах.

Ещё раз сердечное Вам спасибо. За каждую весточку от души благодарен. Большой привет Людмиле. Искренне Ваш, П. Беликов.

 

 

233. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 02.04.1973

2 апреля 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

только отправил одно письмо, как пишу вдогонку другое. В своём прошлом письме Вы написали, что нашли журнал «Ежегодник Урусвати». Если Вы сможете мне послать, я буду Вам бесконечно благодарен. Он очень мне понадобится. Как я уже Вам писал, я, в соавторстве с востоковедом Шапошниковой, написал статью о научной деятельности Н. К. в Индии и об институте «Урусвати». Шапошникова была в Индии и посещала Кулу по приглашению С. Н., так что она имела «визуальное» представление и знакомилась с положением дел на месте. В статье у нас выражены особые перспективы о дальнейшем использовании материалов «Урусвати», эти положения были согласованы на месте со Святославом Николаевичем. Статья сдана уже в редакцию научного сборника. Предполагалось, что он выйдет к Юбилею, но точно ещё не определено, возможно, что на месяц или два опоздает. Во всяком случае ещё есть возможность внести в статью дополнения, которые как раз по Ежегоднику «Урусвати» лучше всего и составить. Так что он прямо как нельзя более пришёлся бы кстати.

Как я уже писал Вам, я с полной готовностью взялся бы за редактирование Ваших статей. К ним можно было бы прибавить ещё несколько выписок из «Листов дневника» Н.К. или из его переписки, чтобы статьи получили бы тот метод изложения, который принят у нас для научных изданий. Материал у Вас такой благодатный, что всё это сделать не трудно. Однако я не уверен в Рае [Богдановой]. Дело в том, что она полностью передоверила некоторые дела своему нечто вроде «личного секретаря». Он весьма активен, что Вы можете видеть и по переписке с Раей. Однако у него есть тенденция «монополизма», так что лица, которые были близки к Ю. Н., теперь уже меньше вхожи к Рае. Вообще этот молодой человек весьма активен, но, судя по его прежним увлечениям, несколько напоминает Хорша. Склонен к внешней пышности, за которой внутренняя работа по качеству не всегда успевает. В частности, например, прекрасно оформленные пригласительные билеты на вечера фактически далеки от той программы, которая в них указана. Каждый раз происходит замена выступающих, т.к. объявленные не приходят из-за малой заинтересованности и отсутствия подготовки.

Поэтому я не уверен и в том, что некоторые издания, о которых Рая говорила, действительно реальны. В частности, с «Алтай-Гималаями» далеко ещё вопрос не решён. Также и насчёт первого тома /Сытинское издание 1914 года/ – не ясно. Ведь над каждым изданием требуется упорная подготовительная работа, к которой сама Рая не подготовлена. Не подготовлен и её сотрудник. Он недоучившийся студент, работал одно время в Обществе по Охране старины, состоял при реставрационных мастерских, но с работой не справился и был отчислен. Сейчас помощь Рае – его основное занятие. Благодаря очень активному характеру, он, конечно, много ей помогает, и некоторые дела её продвинул. Всё это хорошо, однако сотрудничество с близкими Ю. Н. деятелями сильно сократилось. Я, во всяком случае, стараюсь поддерживать с ней самые тесные отношения и помогать в тех аспектах, которые не идут вразрез с книгами «Этики». Это заметно и у Раи. Совместная жизнь с Н. К. и Е. И. многое ей привили, но интеллектуальной подготовки она не имеет, в результате же – постоянные колебания. Возможно, что я скоро побываю в Москве. Буду тогда говорить и о Ваших статьях. На моё первое предложение отредактировать их и с небольшим предисловием от моего и её имени приложить в редакции она категорически отказалась. Хотя, судя по стилю письма, которое она мне послала, это исходило именно от помощника. Она написала, что считает Вашу статью ответом на её к Вам письмо, и что эта статья предназначена поэтому для «мемориальной квартиры» Ю. Н., а также что, возможно, частично статья будет использована для публикаций. Второй раз я писал ей, что если у неё есть конкретная возможность что-то опубликовать, то это очень хорошо, но что до сдачи статьи в редакции я хотел бы просмотреть её, т.к. у меня уже есть достаточный опыт в работе с издательствами. Но на это письмо она никак не отреагировала. Я, конечно, буду с ней говорить ещё при встрече в Москве, но бываю я там сравнительно редко. Все материалы у меня дома, поэтому и работать приходится дома. Тот Юбилейный сборник, о котором пишу в прошлом письме, на три четверти подготовлен мной. Всё это заняло много времени. Поэтому и знакомство с Вашими архивами должно было быть отсрочено, иначе к Юбилею было бы не успеть. Вам я приношу большую благодарность за ту помощь, которую Вы всегда оказываете, отвечая на мои вопросы. Кстати, есть ещё один. Н. К. почему-то пишет в своём очерке «Рылов», что он был в США с 20 сентября, у Вас же сказано, что с 2 октября. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Какой год?», – сост.] Где-то допущена ошибка. Может быть, Н. К. употребил т[ак] н[азываемый] «старый стиль» календаря? Разница как раз на 13 дней. Будьте добры, подтвердите ещё раз дату 2 октября, чтобы я внёс исправления в новые публикации. Сердечный привет от меня Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

234. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 25.04.1973

25 Апреля, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Из-за исключительной перегруженности отвечаю только теперь на Ваши письма от 31 Марта и 2-го Апреля.

Прежде всего, надеюсь, что я Вас поняла правильно – Вы называете тёплый ветер, дующий с гор «фёном», во множественном числе – «фёнами». Ник. Конст. в своей статье «Внимательность» в книге «Нерушимое» называет его «фен». Является вопрос, что правильно – фёном или фен?

Вы писали о том, что «Алтай-Гималаи» выйдут на русском языке и «рукопись сейчас в издательстве на рассмотрении». Рая [Богданова] пишет тоже о книге «Алтай-Гималаи», для которой они желают употребить ряд цветных репродукций с картин Н. К., находящихся в нашем Музее. Кто будет заведовать этим изданием, Вы или Рая?

Очень рада узнать от Вас, что также выйдут книга Е. И. Поляковой и книга избранных стихов Н. К. /из книги «Цветы Мории»/.

Не так давно мы выслали Вам три тома журнала «Урусвати» – 1, 2 и 3. Больше у нас их нет. В виду того, что Вы будете писать о деятельности Института «Урусвати» вместе с востоковедом Шапошниковой, Вам эти номера крайне нужны. Я удивляюсь, что Вы их не имели в то время, когда они издавались.

Мои две статьи, посланные Вам и Рае мною, не нуждаются в том методе изложения, который Вами употребляется для научных изданий. Ведь эти статьи личного характера, а статья «Н. К. в Америке» даёт ясное изложение всего того, что было создано им. Я в прошлых письмах просила Вас, если явится нужным, исправить неточности в некоторых словах, т.к. русский язык во многом изменился, а также правила грамматики. Хотя я хорошо знакома с нынешним литературным русским языком, употребление многих русских слов, возможно, изменилось. Я могла кое-что пропустить. Буду благодарна, если Вы исправите именно эти места.

Я полагала, что Вы работаете с Раей в полной договорённости, но я, признаться, пришла в тупик, прочтя Ваше письмо от 2-го Апреля. Кто будет действовать официально от Вашего Министерства Культуры – Вы или Рая? Это очень важный вопрос, и я буду Вам благодарна за скорый ответ на него. Соглашения по всем вопросам, касающимся нашего сотрудничества с вашим Министерством Культуры или другими назначенными для этой цели государственными учреждениями для празднования Столетия Н. К. Рериха, желательно обусловить теперь по возможности точно.

Вы пишете, что бываете в Москве сравнительно редко, имеете все материалы у Вас дома и поэтому работаете дома. Я вывожу из этого, что Вы с Раей находитесь в постоянной переписке и соглашаете с ней всё то, что готовится к Столетию Н. К.

Вы пишете в Вашем письме от 2-го Апреля о том, что Н. К. в своём очерке «Рылов» упоминает, что он был в США с 20-го Сентября, имеется ли год в этой статье? Возможно, что он написал 20 Сентября и тот год, когда он впервые приехал в США – прошу точно подтвердить это, а также сообщить, в какой книге появился очерк Н. К. о «Рылове».

Буду ждать Вашего ответа. Постараюсь отвечать впредь без замедления.

Должна сказать, что чрезмерная перегруженность начала сказываться на моём здоровье.

Когда Вы ожидаете Св. Ник.? Какие материалы Вы уже получили от него? Нежелательно их дуплицировать в тех случаях, когда я ищу кое-что для Вас в наших архивах.

С сердечным приветом и лучшими пожеланиями, к которым присоединяется и Людмила.

З. Г. Фосдик.

 

 

235. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 30.04.1973

30 Апреля, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Только что отправила письмо к Вам, как пришли от Вас две книжечки «Ник. Конст. Рерих» с 12 открытками с картин Н. К. в каждой. Текст А. Гусаровой очень хорошо составлен – умело и сердечно. За редким исключением художественное выполнение открыток не особенно хорошо, лишь в некоторых странах удаётся процесс репродукций в красках. И мы здесь упорно ищем улучшения – фотографируются они прекрасно, а печатание, в зависимости от усовершенствованного способа, не всегда достигает желанных результатов. Но сами книжечки по формату и обложке очень привлекательны и, вероятно, будут у вас популярны и успешны. Цена их крайне скромная – у нас такие издания гораздо дороже. Очень благодарна за них.

Мы всё ещё заняты фотографированием многих картин Музея, о которых специально запросила Рая, для ваших новых изданий книг Н. К-а и о нём. Снимает, конечно, профессиональный фотограф и работа эта идёт медленно. Чтобы сфотографировать 5–6 картин, уходит целый день – их надо снимать со стен, вынимать из тяжёлых рам под стёклами, фотографировать, а позже обратно вставлять и вешать на стены. Работают обыкновенно 3–4 человека. Когда закончим, пошлём все цветные диапозитивы Рае.

Теперь у меня опять просьба к Вам. В очерке Н. К-а «По Лицу Земли» из книги «Нерушимое» имеются некоторые вопросы чисто исторического значения. На стр. 246 упоминается Н. К-ем АННА ЯРОСЛАВНА – за каким французским королём она была замужем и в каком веке? Также, когда жил конунг Гаральд? Какое это племя или народность – Албазинцы? Сэр Виноградов – знаете ли первое имя или имя [и] отчество этого русского учёного, получившего титул сэр в Англии?

В этой же книге на стр. 249 указывается на «повествование Афанасия Никитина Тверитянина» – в каком веке он жил?

Всё это нужно указать в английском переводе книги в индексе. Буду Вам очень благодарна за пояснения.

Планы наших изданий к Столетию постепенно выясняются – работа здесь предстоит большая, весь 1974 год будет посвящён Н. К-у. Будут лекции, концерты, специальные выставки.

Буду рада всем сведениям о Ваших работах, с лучшими пожеланиями.

Привет от Людмилы.

З. Г. Фосдик.

 

Справки к индексу «Нерушимое»

 

1. Фён /в единственном числе/ – тёплый и сухой ветер в горных странах, возникает от различия атмосф[ерных] давлений по разным сторонам хребта.

2. Албазинцы: это не народность, а русская казачья «вольница» /казачьи отряды добровольцев/, образовавшиеся во II половине XVII в. В районах реки Амур. Осваивала Дальневосточные районы Сибири и защищала их от китайских набегов. Название получила по посёлку Албазин. Который существует до сих пор.

3. Виноградов Павел Гаврилович /1854–1925/. Русский историк. Специалист по исследованиям английской аграрной истории средних веков. С 1902 г. постоянно проживал в Англии, где состоял проф[ессором] Оксфордского ун[иверситета].

4. Афанасий Тверитянин /наст[оящая] фамилия Никитин/. Рождение точно не установлено, умер [в] 1472 г. Русский путешественник, купец из Твери /отсюда и прозвище «Тверитянин»/. В 1466–1472 гг. путешествовал по Персии и Индии. Автор записей «Хождение за три моря Афанасия Никитина».

5. Анна Ярославна, род[илась] в тридцатых годах XI в. В 1051 году вышла замуж за французского короля Генриха I. Пользовалась большим авторитетом и после его смерти.

6. Гаральд Гордоне – норвежский король в середине XI в. До восшествия на престол посещал Византию и Киев, где и женился на дочери Ярослава Елизавете.

 

 

236. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 11.05.1973

11 мая 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Большое спасибо Вам за письма от 25 и 30 апреля. Спешу на них ответить по порядку затронутых вопросов. «Алтай-Гималаями» по существу занимается издательство. Заявку на эту книгу и некоторые подготовительные материалы на неё были подготовлены для издательства географом Ю. К. Ефремовым, который по просьбе Раи [Богдановой] и собственной инициативе начал это дело. Однако доверенный Раи отказался от помощи Ефремова, работавшего в своё время ещё с Ю. Н. По счастью, рукопись попала в очень хорошие руки. Сейчас над нею работает хороший востоковед – Тюляев. Но он согласился только дать комментарии. Редактирование пойдёт независимо от него и Раи, которая в редактировании ничем помочь не сможет. Так что сейчас рукопись идёт по чисто официальному каналу. Книга, как известно, была объявлена в серии подписного издания о географических открытиях ХХ века. Окончательная судьба книги будет решена только после того, как рукопись будет просмотрена издательскими редакторами. Так что полной определённости ещё нет. У Ефремова были некоторые конкретные планы включения в книгу текстов из «Сердца Азии», что сделало бы книгу более соответствующей профилю объявленной серии, но сейчас уже это отпало.

Большое спасибо Вам за журнал «Урусвати». Он очень будет нужен. Нашу с Шапошниковой статью об Институте «Урусвати» уже приняли, но у нас ещё будет время дополнить её выписками из Журнала. Я не мог его иметь ранее, т.е. переписываться прямо с Кулу стал после 1933 г., когда выходил Ежегодник. 1931–1934 гг. были для меня очень трудными. Я болел туберкулёзом и находился на краю кончины. Оба лёгких были под пневматороксом, и я почти не вылезал из больниц и санаториев. Но потом, как каким-то чудом, всё пошло на поправку. Теперь мне уже скоро 62 года и никаких остаточных явлений нет.

О Ваших статьях я последний раз именно так и писал Рае, т.е. писал, что если она продвигает их в печать, то чтобы послала мне для литературной правки тот вариант, который будет подготовлен. Научное оформление какой-либо темы потребует и много времени, и ссылок на первоисточники. Как у неё всё это пойдёт – не могу сказать. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Что же будет с моими статьями?», – сост.]

Министерство Культуры, как я уже Вам писал, издало Приказ о Юбилее Н. К. Ни с Раей, ни со мной, ни вообще с какими-либо частными лицами Приказы не согласовываются, также как им ничего и не поручается. Министерство распределяет между своими учреждениями планируемую работу или рекомендует провести её смежным учреждениям. Изданиями книг будут заведовать издательства, имеющие собственный редакторский аппарат. Проведение научной сессии поручено Академии художеств. Непосредственно подготовкой сессии поручено заняться ответственному работнику Института Истории и теории искусств. Уже разрабатывается программа, в проведении которой примет участие также Третьяковская галерея. Зав[едующая] сектором Кузьмина, которая главным образом разрабатывает и руководит подготовкой сессии и других Юбилейных мероприятий, руководит и тем академическим изданием «Листов дневника», о котором я уже писал Вам ранее. Когда всё будет оформлено и одобрено, то пойдут уже и официальные приглашения, и сообщения о предстоящих заседаниях. Они, конечно, не минуют и Ваш Музей, также и С. Н., который, по моим сведениям, намерен приехать именно к Юбилею в 1974 г. Рая по каким-то источникам сообщала, что он должен приехать в этом году. Были разговоры и о том, что Вы должны приехать в этом году. Происхождения их я не знаю. [В письме рукою З. Г. Фосдик написано «Рая писала о моей необходимости моего приезда», – сост.]

Мы много лет очень тесно сотрудничали с Раей, однако с тех пор, как все дела ведутся её доверенным, многое изменилось. И не только со мной. Зелинские, Ефремов, Шапошникова, Митусовы сообщают о невозможности сотрудничать, т.к. стали предъявляться ни с чем не сообразные требования. Саму Раю винить в чём-либо трудно. Сердце у неё хорошее, она искренне желала бы помочь и, предполагаю, думает, что помогает, но Вы лучше меня знаете, что подготовки для такой работы у неё нет. Сейчас же она полностью находится под влиянием своего секретаря. Опасаюсь, что он несколько маньячен по своей натуре. Его основная идея – всё должно быть сосредоточено у него и всё должно исходить только от него. С этой целью форсируется версия о том, что Рае, как полномочному члену семейства Р., поручено вести все дела, всё, что пишется, должно ею контролироваться. Сам же он изрядный невежда и зачастую выдвигает такие «прожекты», от которых волосы дыбом становятся. Конечно, никакого хода эти идеи получить не могут, но создаётся никому не нужный шум. Плохо получилось с подчёркиванием имени «Боганова-Р.». Двойная фамилия вызвала ряд недоумений, тем более, что нигде и никто из семьи Н. К. никогда её не применял. С. Н. просматривал рукопись моей книги ещё до её выхода в свет и сделал целый ряд существенных замечаний. По его личному указанию я не говорил в книге об удочерении, поскольку такового не было. Не употреблял я также и двойной фамилии. Рая или, вернее, её доверенный, зело на меня за это ополчились. Но всё это должно улечься. Плохо, что иногда Рая ставится в самое нелепое положение, из которого её трудно вызволять. Большой конфуз вышел совсем недавно как раз с тем Юбилейным изданием, над которым я работаю вместе с научными сотрудниками Института. Рая сочла уместным пригласить к себе двух ответственных сотрудников, работающих вместе со мной, с тем, чтобы они отчитались в том, что делается. Затем было ею поставлены под сомнение мои правомочия заниматься «Листами» и выражено уже совсем нелепое требование видеть себя в числе составителей. Научные сотрудники, которые уже второй год занимаются этим делом и получили от меня свыше девятисот справок к индексу и примечаниям, были, конечно, более чем изумлены такими абсурдными притязаниями, основанными только на том, что часть очерков «Листов дневника» взяты из её архива. Очерки эти она сама мне давала раньше для публикации как раз в этом издании, а теперь её доверенным было заявлено, что они сами хотят ими распоряжаться. Мне тоже Рая написала полное претензий письмо. Жалуется, что её «обходят». И работники Института, и я указывали ей, что в предисловии указывается, что часть очерков именно получена от неё и что между составителем и держателем архива – большая разница. Но всё это как-то плохо до неё доходит. Сёстры Митусовы пишут мне, что у неё совсем «вскружилась голова» от тех обещаний, которые сулит ей её секретарь. Хорошего о нём мне слышать приходилось мало. Правда, он очень энергичен, но ведь при невежестве энергия не всегда идёт на пользу.

По Раиным письмам, заполненным теперь, полагаю, различными просьбами о высылке самого разнообразного материала, Вы сами можете судить о том, что всё круто переменилось. Ведь её личные письма резко отличаются. Она вообще не очень-то большой писака и с трудом увязывает несколько фраз. Это очень бросается в глаза, когда её вовлекают в совершенно не свойственную ей сферу научной и издательской деятельности. Уже имели место срывы неквалифицированно подготовленных изданий. Кроме того, многие уже избегают обращаться к ней или иметь с ней деловое общение, т.к. натыкаются на различные требования её доверителя. Нельзя отрицать некоторую пользу его активности, но и нельзя ею дискриминировать и Раю. Ей следовало быть особенно осторожной. Ведь она одинокая женщина и в какой-то степени представляющая у нас семейство Н. К. Конечно, лица, близко её знающие, не хотят допускать по отношению к ней какие-либо неподходящие мысли. Но на посторонних оставляет весьма двусмысленное впечатление уже только тот факт, что в её квартире полностью распоряжается посторонний мужчина. Ни одна беседа без него не обходится. Мало того, доходит дело до весьма скверных анекдотов. Так он, например, требует от лиц, которые уже свыше десятка лет обращались к Рае запросто «Рая» и которым она так подписывала всегда свои письма, чтобы к ней обращались теперь не иначе, как «Ираида Михайловна». Такими методами «поднимается» её авторитет. Добро бы эти требования исходили от неё самой, а то ведь с ними выступает он лично, не понимая неприличности самого этого факта.

Не хочется как-то обо всём этом, дорогая Зинаида Григорьевна, и подробничать. Всё это – пыль, которая будет снесена свежими порывами ветра. Все мы стараемся по мере возможности избавить Раю от неприятностей. Москвичи обещали недавно серьёзно поговорить с ней на эту тему. Я летом тоже буду в Москве и постараюсь по сердечному поговорить. Ведь все хотят ей только добра. На неё пала большая ответственность, а интеллектуальной подготовки было мало. Она часто говорит совсем, как ребёнок. К тому же память у неё стала совсем плохой. Противоречит себе очень часто. Ей искренне хочется помочь, она стремится к деятельности и, полагаю, сама уверена, что активность найденного ею помощника и движет всё и вся. Но дела идут своим порядком. Ими занимаются многие серьёзные искусствоведы и учёные, работающие в солидных учреждениях. Никакие невежественные наскоки и «прожекты» не могут повлиять на ход дела. И искусство, и литературные произведения Н. К., также как и его научная деятельность – всё это серьёзный предмет изучения для целых научных коллективов, и детские попытки что-то «монополизировать», «возглавить», учредить над чем-то контроль, диктовать кому-то – никакого отклика иметь не будут. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Верно», – сост.] Плохо, конечно, что Рая необдуманно роняет иногда свой собственный авторитет, но близко знающие её лица отлично понимают, что происходит это просто из-за её неподготовленности к той сфере деятельности, куда её толкают другие. Сейчас она подготовляет один сборник из произведений Н. К. для молодёжи. Вернее, конечно, не она, а её секретарь. Одна подборка: «Н. К. Р. Об искусстве» у них недавно потерпела полное фиаско, уж очень неумело было всё сделано. Может быть, кто-либо ещё им в Москве поможет. Я предлагал свою помощь, но она была отвергнута. То, что я не поддержал в своей книге версии с двойной фамилией, получило решающее значение в моих отношениях с Раей. Но, думаю, что всё это тоже преходяще. Лично с ней у меня всегда были хорошие разговоры. Она отвечает на Этику. Сердце у неё светлое.

Завтра или послезавтра отвечу Вам по всем вопросам к Вашему индексу. Кажется, все данные у меня имеются. Работая над текстами Н. К., я уже составил картотеку, которая достигает 2000 карточек. Картотеку постоянно восполняю, и она уже во многом помогает. В Москве начали готовить и фильм к Юбилею. Когда более конкретизируется сценарий, сообщу Вам подробнее. Вообще, всё должно пойти так, как полагается. Не хотелось бы печалить Вас и сообщениями о Рае, но, думаю, их Вам нужно знать, иначе могут возникнуть некоторые недоумения. Уверен, что всё со временем уляжется в лучшем направлении.

Сердечный привет от меня Людмиле. Всегда с Вами в духе, П. Беликов.

 

 

237. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 12.05.1973

12 мая 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

посылаю Вам нужные справки. По своему опыту знаю, сколь трудно составлять индексы. К юбилейному изданию, которое готовится под эгидой Академии художеств, я подготовил очень много справок, поэтому, если Вам что-либо потребуется ещё, то – запрашивайте. Думаю, что на большинство вопросов смогу ответить без промедлений.

В очерке «Рылов» из серии «Листы дневника. Моя жизнь» Н. К. пишет: «Рылов знал, что мы были в Америке всего от 20 сентября 1920 по 8 мая 1923. Затем в Азии – в Тибете, в Китае, в Монголии, в Индии» /этот очерк не публиковался/. В Ваших воспоминаниях указано, что Н. К. приехал в США второго октября 1920 г. /даты отъезда – 8 мая 1923 г. – сходятся/. В своей книге я указал на 20 сентября. Может быть, нужно исправить? Есть ли возможность проверить по документам?

Как я уже указал в прошлом письме, официально от Министерства культуры будут действовать не частные лица /помощник Раи [Богдановой] вообще туда не вхож/, а Академия художеств. Я бы рекомендовал Вам и обращаться в дальнейшем с официальными запросами именно туда, тем более, что после бестактного вмешательства в дела академического издания трудов Н. К. со стороны помощника Раи, о чём я Вам в прошлом письме писал, вряд ли он будет принят в Академии. Раю обычно приглашают на различные торжественные собрания, но сама она выступать не может как на них, так и на подготовительных совещаниях. У неё просто нет соответствующей подготовки. Неквалифицированные же выступления её помощника авторитетом не пользуются. Говорит он очень много, планы у него гиперболические, но реального выходит маловато.

С Институтом Академии художеств, который сейчас непосредственно занят всей подготовительной работой, у меня прекрасные связи, т.к. именно с их научными работниками я подготовляю Юбилейный сборник Н. К. Я был приглашён на совместное заседание Института и издательства, когда обсуждались проблемы, связанные с этим изданием. Сейчас меня информировали, что Третьяковская галерея кооптировалась с Институтом для издания ещё одного сборника, куда войдут материалы из архива Третьяковской галереи /студенческие дневники и письма Н. К./ и, по-видимому, материалы, подготовляемые для научной сессии. Я думаю, что Вам лучше всего от имени Музея обратиться сейчас именно в Институт, который непосредственно разрабатывает план мероприятий и может учесть все Ваши предложения. Как мне думается, Вы могли бы обратиться, во-первых, с информацией того, что делается к Юбилею у Вас /издание книг и публикации, выставка, заседания/, а, во-вторых, с предложением обмена информацией, юбилейными изданиями, приглашениями на юбилейные сессии. Взаимными приветствиями к ним. В частности, хорошо бы составить от имени Вашего музея небольшое приветствие /страницы две-три машинописи/, в котором можно было бы указать на значение Н. К. в деле культурных связей США и СССР, коротко об АРКА, книжных выставках советской книги в Вашем Музее и т.п. Если нужно, то я мог бы отредактировать Ваше обращение. Если наметки об издании материалов сессии осуществятся, то, конечно, такое обращение Вашего Музея будет помещено в этом, посвящённом Н. К., сборнике. Адрес Академии и Института таков: Москва, Кропоткинская ул., 21. Научно-исследовательский Институт теории и истории изобразительных искусств Академии художеств СССР. Сектор актуальных проблем. Марине Тимофеевне Кузьминой.

Указываю сейчас имя Марины Тимофеевны, так как ей поручена предварительная организационная работа. В дальнейшем, когда будет создана Юбилейная комиссия, она сама направит туда Ваши материалы и сообщит Вам о дальнейших адресах официальных обращений. Ведь с изданием Приказа Министерства Культуры Юбилей Н. К. стал официальным государственным мероприятием и Вашему Музею гораздо солиднее будет обращаться по официальным каналам, а не действовать через частных лиц, не имеющих никакого официального статута.

Работа над фотографированием картин, конечно, очень сложна. Если они обещаны Рае, то, безусловно, ей нужно послать. Но если Вы сможете сделать дубликаты, то лучше всего предложить бы их именно Институту, который уже издаёт академическое издание трудов Н. К. И вообще у Института имеется свой архив, который он использует при лекционной работе и изданиях. Институт может распорядиться ими лучше и вне зависимости от произвола частных лиц. Я писал Вам в прошлом письме о подготовке фильма. Руководители этого дела обратились к Рае за помощью. Первоначально она была оказана /даны несколько книг для сценария и пересняты некоторые фото/. После этого помощник Раи выдвинул какие-то неприемлемые требования и своём участии в создании фильма. Требования были отклонены и последовал полный разрыв. Хорошо, что у меня имеются все материалы, нужные для создания сценария. Я их послал при первом же запросе, и работа над сценарием продолжается. Однако такое нарушение «монопольных прав», похоже, очень не понравилось Раиному помощнику, который внушает ей, что её «обходят». Поэтому-то и лучше иметь дело с официальным учреждением, а не с частным лицом. Тем более, что те издания, о которых Вас Рая информировала, ещё официально издательствами не приняты. Их появление возможно, но не достоверно. Из достоверных: Юбилейный сборник под эгидой А[кадемии] Х[удожеств], их совместное издание с Третьяковкой, публикация афоризмов Н. К. в журнале «Юность» /август/, публикация в научном сборнике Института Мировой литературы /начало 1974/, статья об «Урусвати» /конец 1974/.

Жду Ваших писем. Сердечный привет Людмиле. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

238. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 19.05.1973

19 мая 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

пропустил в прошлом письме ответ на один Ваш вопрос – относительно получения материалов от Святослава Николаевича. Когда я работал над библиографией и книгой в серию ЖЗЛ, тогда, по моим запросам, он посылал мне много материалов, в том числе и «Листы дневника», которые мне нужны были в биографическом отношении. Так как посылки всегда шли точно по моим запросам, то дублирований с Вашими посылками не было. То, что было получено от Вас, я уже не запрашивал. Кроме того, С. Н. продела большую работу по просмотру рукописи книги, за что я ему очень благодарен. Он очень тщательно просмотрел всю рукопись до выхода её из печати, внёс в неё ряд исправлений и дал очень ценные указания, которым я и следовал. Сейчас от него письма идут редко. Он, похоже, очень занят. Наши искусствоведы, бывая в Индии, посещают обычно его. Также и востоковеды. Некоторые, напр[имер], Шапошникова, была в Кулу по его приглашению. По моим сведениям, он собирается к нам именно в Юбилейном году, причём был план привести на Юбилейную выставку некоторые картины Н. К., которые нам не знакомы, а также и свои картины для персональной выставки. Не исключено, что у нас выйдет монография об искусстве С. Н. Сейчас на эту тему ведутся переговоры с одним нашим издательством. Составлять монографию будет искусствовед, который хорошо знает Индию и С. Н. Но это ещё в перспективе.

Я просмотрел Вашу статью «На Алтай с Рерихами». Статья очень интересная и богатая материалами. Возникает только один вопрос с датами. Вы пишете, что выезд из Москвы был 22 июня, 30 июня было прибытие в Бийск. Дальше из текста видно, что путешествие до Верхнего Уймона длилось 7 дней, между тем, как в последнем абзаце на 4 странице написано: «8 августа мы пришли в себя после трудного путешествия». Далее указывается опять на август. Таким образом выпадает июль. Может быть, из Москвы выезд был в июле, тогда даты идут логично? Будьте добры, проверьте и сообщите, чтобы можно было исправить. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Уже исправлено. Правильно.», – сост.] Также хотелось бы уточнить и приезд Н. К. в США, о чём я прошлый раз Вам писал. Работая над биографией Н. К., столкнулся со многими неясностями. До сих пор ещё далеко не всё удалось уточнить, а для будущего всё это очень важно.

В Москву на Выставку Н. К. этот раз я так и не попал. Было много работы, да и прихворнул несколько. Думаю, что нужно будет обязательно побывать в конце июня, когда рукопись того Юбилейного издания, которое готовится Академией художеств, будет уже редактироваться в издательстве. Над ней очень много работы, поскольку это первое научное издание с индексом и сопутствующими тексту примечаниями. Особенно трудно было с индексом – больше 700 имён, причём они не только приводятся как таковые, но по ним даются и справки /даты, род деятельности и т.п./. Когда буду в Москве, побеседую и с Раей [Богдановой]. Обычно мы всегда находили общий язык. Сердце у неё – светлое, и она искренне желает оказывать во всём помощь. То, что некомпетентные помощники вовлекают её иногда в непродуманные действия, полагаю, явление временное и ничего не решающее. Как я Вам уже писал, всеми юбилейными мероприятиями ведают у нас солидные учреждения. В основном всё будет находиться в ведении Академии художеств, которая непосредственно будет связываться и со С. Н., и с Вашим Музеем.

Между прочим, когда нужно ждать выхода в свет «Нерушимое» на английском языке, и как точно по-английски наименование и другие выходные данные, т.е. издательство, год и место издания? Дело в том, что в Юбилейный сборник Академии художеств войдёт также и библиография литературных произведений Н. К. Поэтому, если книга определённо выходит в 1974 году, то я её включу в список изданных на иностранных языках книг Н. К. [The Invincible. – New York: Nicholas Roerich Museum, 1974. – 379 p, – сост.]

Думаю, что скоро уже должна появиться книга Е. И. Поляковой [Полякова Е. И. Николай Рерих. – М.: Искусство, 1973 – 303 с: [21] л. ил. – (Серия «Жизнь в искусстве»), – сост.]. Полякова – доктор искусствоведения, очень добросовестный и доброжелательный труженик. Она знакомила с некоторыми отрывками из книги. Издание это будет солидное, на хорошей бумаге, с цветными репродукциями.

В январе этого года Институт Истории искусств Министерства Культуры созывал специальную конференцию на тему: Проблемы взаимодействия художественных культур Запада и Востока в новое и новейшее время». На этой конференции А. Н. Зелинский /теперь он кандидат исторических наук/ прочитал очень хороший доклад «Россия, Рерих и Восток». В несколько сокращённом варианте он повторил этот доклад на Вечере, посвящённом Н. К., в Музее искусств народов Востока, где была Выставка. Вечер прошёл хорошо, был посол Индии, демонстрировались диапозитивы.

Чувствую, что у Вас сейчас в связи с Юбилеем много работы. У нас также готовится многое, но, похоже, что больше работников, чем у Вас. Вы уже убедились, как много за последние годы появилось публикаций о жизни, творчестве и деятельности Н. К. Юбилей, безусловно, будет ещё многому способствовать. Особенно важны, конечно, фундаментальные издания, которые займут место на полках библиотек и прочно войдут в фонд по изучению искусства и культуры первой половины ХХ века. Всё так значительно для будущего, так отвечает самим мыслям и планам Н. К.

Сердечный привет от меня Людмиле. Всего Вам самого светлого.

Духом с Вами, П. Беликов.

 

 

239. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 23.05.1973

23 Мая, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваши два письма меня крайне огорчили – я в недоумении, на чём обосновать наши дальнейшие совместные действия и с кем. Ведь празднование 100-летнего юбилея Н. К. должно протекать в планомерном и достойном подготовлении всех действий к нему. А оказывается, что всё то, что конкретно подготовлялось в течение нескольких месяцев и требовало не малых трудов и энергии, висит в воздухе.

Вы пишете, что работа в дальнейшем с Раей [Богдановой] /из-за её нежелательного помощника/ не приведёт ни к чему хорошему. Но как может наш Музей официально обратиться в Министерство Культуры или в Институт Академии Художеств, обойдя её?

Все предложения исходили от неё, вся наша переписка относительно фотографирования в нашем Музее большого числа картин именно для предстоящих публикаций у вас шла несколько месяцев через неё. Мы уже сфотографировали около 90 картин – всё это представляло большие трудности /надо было вынимать картины из рам под стеклом, снимать их и вставлять затем обратно/, не говоря уже о крупных расходах. Уже как месяц Рая не отвечает на мои письма, а я её определённо просила выслать для Музея нашего точное, официальное удостоверение от Министерства Культуры или от Академии Художеств о том, что посылаемые нами цветные диапозитивы предназначены исключительно для печатания у вас в связи со столетием Н. К. Рериха и поэтому не будут задержаны почтой, а пропущены свободно. Ведь это же не 2–3 снимка, а около 90! Письмо председательницы нашего Музея г-жи Катерины Стиббе к Рае также осталось без ответа. Посылаю Вам копии всех этих писем от Раи и наши письма к ней. Конечно, я понимаю, что наша переписка по поводу столетия должна вестись нашим Музеем официально с Министерством Культуры, а не частным образом, но это должна была устроить Рая или, как я полагала, идти через Вас, ибо Вы уже работаете пару лет с культурными учреждениями и издательствами.

Вы советуете направить обращение и материалы нашего Музея на имя Мар[ины] Тим[офеевны] Кузьминой. Но я уже посылала две статьи о «Н. К. в Америке» и об «Экспедиции на Алтай» Рае, а также их копии Вам. А различные материалы, статьи и т.д. я направляла Вам и Рае в течение нескольких лет.

Мне думается, что наиболее целесообразным будет теперь Ваше сообщение М[арине] Т[имофеевне] Кузьминой о нашем совместном участии, т.е. работе нашего Музея для столетия Рериха, а затем последует и наше сообщение от Музея ей. Опять таки, Рая должна быть как-то поставлена в известность обо всём этом, и в виду того, что Вы в курсе всего дела, Вы могли бы указать ей на необходимость действовать через официальные источники.

Я не могу послать Рае это множество цветных диапозитивов с картин нашего Музея, ибо не вижу, или что-либо будет предпринято с ними. Дубликаты с них делать нет нужды, да и немыслимо, ибо они должны быть посланы именно в официальные руки того учреждения, которое их использует для изданий о Н. К. или же его научных трудов, книг, лекций, репродукций в самом широком объёме. Всё это профессионально сделанные цветные диапозитивы для самого широкого разнообразного применения. Спрашивается, кому их послать?

Я ясно вижу из Ваших писем, что Рая, при всём её желании и горении, не сможет их применить, как это нужно. А ведь мы прилагаем все наши усилия для достойного празднования юбилея Н. К. – великого русского художника, мыслителя и гуманиста нашей эпохи. Благодаря Н. К. так прославилось русское искусство во многих странах, и наш Музей неустанно служит этому.

Вижу из Вашего письма, что «Алтай-Гималаи» будет выпущена известным издательством – в этом Рая не участвует. Войдут ли в эту книгу репродукции с картин Н. К. – те цветные диапозитивы, которые я, по просьбе Раи, должна послать? Куда их послать? Вам? Что будет предпринято с моими 2-мя статьями? Если Рая ничего не может с ними сделать, займётесь ли Вы этим?

Так как я в этом году не могу приехать, как будут налажены контакты между нашим Музеем и Министерством Культуры? Если письменно, то как установить? Из письма Рае, подписанного нашей председательницей Музея, ясно видно, что Музей готов сделать и какие предложения исходят от нас. Мой перевод этого письма приложен здесь для Вашего сведения. Может быть, Вы пошлёте это письмо М[арине] Т[имофеевне] Кузьминой? Хочется сотрудничать с Вами и Раей в полном и сердечном единодушии, но, к моей скорби, вижу, что очень многое изменилось. Как я могу думать о новых материалах, когда не знаю, как с ними будут обращаться?

Искусство, литературные произведения Н. К., его статьи, научная, да вообще его мировая деятельность – всё это должно выявляться многие годы. Если Вы и те из Ваших уже испытанных сотрудников не будете сотрудничать с Раей, руководя ею благотворно и с полным доброжелательством, многое распадётся. Сотрудничество, понимая его по принципам истинной живой этики, должно заключаться в полной терпимости и обоюдной помощи. Знаю, что это не легко, но по многолетнему опыту могу сказать, что это достижимо. Вспомним всю жизнь Н. К. и те препятствия, которые случались на его пути. А ведь он всегда говорил: «Благословенные препятствия – ими растём!».

Какой фильм готовится к юбилею, кто составил сценарий? Напишите подробнее об этом.

Буду ждать Вашего ответа; пока не пишу Рае.

С лучшими мыслями,

Ваша З. Г. Фосдик.

 

Людмила шлёт сердечный привет.

 

 

240. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 25.05.1973

25 мая 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил вчера от Вас бандероль с тремя книгами «Урусвати». Сердечно за них благодарю. Очень и очень пригодятся. Они позволят расширить статью «Научная деятельность Н. К.Рериха в Индии», которая уже принята для сборника «Страны и народы Востока» изд[ательства] «Наука». Как я писал, в соавторы пригласил кандидата наук Л[юдмилу] Шапошникову, которая недавно сама в Кулу была и имела беседы там со Святославом Николаевичем.

Получил также сообщение, что кооперация Третьяковской галереи с Академией художеств в деле юбилейных изданий Н. К. состоялась. На этих днях было решено расширить редакционную коллегию и вместо одного тома /о котором я Вам подробно писал/ издать два. Во второй том войдут статьи разных авторов об Н. К., а также те материалы, которые будут готовиться к Юбилейной научной сессии. Научную сессию также будут проводить совместно Институт истории искусств Академии художеств и Третьяковская галерея. В виду того, что на этом этапе все материалы сосредотачиваются в Институте истории искусств, Вам лучше всего завязать контакты именно с ним по тому адресу, который я Вам уже давал. Этот институт находится в одном доме с Академией Художеств СССР, т.к. непосредственно подчинён ей.

К концу июня должны в Москве уже закончить сценарий для фильма о Н. К. к юбилею. Меня просили дать по нему консультацию, после чего начнётся работа над самим фильмом.

Неделю тому назад закончил составление комментариев к книге «Алтай-Гималаи» проф[ессор] С[емён] И[ванович] Тюляев. Он большой специалист в области Востока. В прошлом году был в Индии и беседовал со С. Н. Как идут дела с подготовкой книги «Рерих для молодёжи», которую готовит Рая [Богданова], сейчас сказать не могу. Она рассчитывала на помощь Тюляева, вдвоём с помощником Васильчиком им не справиться с этой сложной задачей. Если Тюляев поможет, то работа станет на более реальные рельсы. Но Тюляев тоже очень занят. Чтобы подготовить комментарии к «Алтай-Гималаям», ему пришлось изменить сроки своих плановых работ в Институте, где он ведёт научно-исследовательскую работу. Теперь «Алтай-Гималаи» будет рассматривать редакционная коллегия издательства, которая и примет окончательное решение об объёме и сроках издания. Как я Вам уже писал, книга «Алатй-Гималаи» объявлена в подписной серии книг по географическим открытиям и путешествиям ХХ века. В серию входит около 15 книг разных авторов. Серия предъявляет некую единую географическую основу для всех входящих в неё книг, соответствие предложенных рукописей этой основе будет, очевидно, решающим моментом. На рецензию рукопись дадут специалистам географам.

Прилагаю к этому письму одну из рецензий на книгу серии ЖЗЛ. [Геродник Г. «Рерих» и автор // Советская Эстония, 1973, 20 мая, – сост.] Правда, это, скорее, интервью, чем рецензия. Её автор – член Союза писателей, его книги выходили в московских и прибалтийских издательствах. Получив книгу из серии ЖЗЛ и ознакомившись с ней, он захотел лично со мной познакомиться и побеседовать. В результате этой беседы он и написал свою статью для нашей республиканской газеты. Как и в каждом интервью, в статье допущена парочка незначительных ошибок /перепутаны названия городов/. Во время беседы он не всё записывал. Хотя в этой статье уделено больше внимания автору книги /что вызвано жанром статьи/, однако в ней дана и та оценка большого интереса к Н. К. и предстоящему Юбилею, которые имеют у нас место. Все книги и публикации об Н. К. расходятся очень быстро. От Поляковой имел письмо вчера. Её книга уже верстается и в этом году должна выйти из печати.

Ещё раз сердечно благодарю за «Урусвати». Вы очень много мне помогаете. Большой поклон от меня Людмиле.

Всего самого светлого. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

241. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 08.06.1973

8 июня 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

получил сегодня Ваше письмо и спешу Вам ответить. Я полностью солидарен с Вами в том, что всё сотрудничество в делах 100-летнего Юбилея Н. К. должно строится на солидном официальном уровне. Ваше письмо и приложенные к нему копии дали мне ценную информацию. Дело в том, что раньше Рая [Богданова] сообщала мне и друзьям о предпринимаемых действиях, теперь же её помощник держит всё в секрете и о той переписке, которая была между Вами и Раей, мне, как и другим, было неизвестно. Судя по всему, помощник Раи сильно надеялся на Ваш приезд и личные Ваши переговоры с нашими организациями, т.к. у самого у него авторитета в них нет. Это его обычная тактика, с которой мне уже приходилось сталкиваться. Никаких шагов в налаживании связей с Академией Художеств, сколько я знаю, им не сделано, и вряд ли они последуют. Во всяком случае в прошлом месяце Раю приглашали на совещание в Институт Академии художеств по поводу предстоящих изданий, но она на совещание не явилась. Возможно, потому, что без своего поверенного не ходит, а последний приглашений не получает. Отсутствие нужных контактов с Академией, по-видимому, не даёт сейчас возможности написать Вам конкретных ответов на Ваше к Рае письмо.

Не зная всех подробностей, я тоже не ставил конкретного вопроса перед комиссией, созданной из членов Академии художеств и Третьяковской галереи. Юбилейную выставку поручено организовать Академии художеств. Об обмене картин с Вашим Музеем никто в Академию не обращался.

Думаю, что Вам станет многое понятным, если Вы учтёте, что помощник Раи несколько маньячен по своей натуре. Он мне уже предлагал в своё время: Издать в семи томах сочинения Н. К., организовать обмен картинами с Францией и США, устроить передвижную выставку картин Н. К. по Союзу, для чего специально использовать дирижабль, открыть музей им. Н. К. в Сибири. А мне переехать туда сотрудником. Всё это вполне серьёзно и всё без малейших реальных возможностей и контактов с учреждениями, от кого такие вещи зависят. Не исключаю, что он сам верит во всё это. Предложения, сделанные Вам, по существу повторяют все его неосуществлённые «идеи фикс». Ввиду того, что я, дабы не терять своего авторитета, отказался поддерживать его фантазии и продолжаю работать в реальных рамках наших официальных учреждений, он уговорил Раю держать всё от меня в секрете. Даже не сотрудничать со мной. Во всяком случае, в последнем письме, полученном от Раи, она /вернее, он/ просит меня «не вмешиваться в дела, которые ведутся ею», а какие это дела, я даже толком не знаю. После получения Вашего письма мне только стало ясно, о чём идёт речь. Тем не менее, как я Вам уже и раньше писал, все мы, безусловно, очень хорошо к Рае относимся. Но надо считаться с тем, что никакого официального статуса у неё нет. Самые её искренние и благие желания /а что они именно таковы, я не сомневаюсь/ будут далеки от реализации, если не найдут твёрдой опоры в учреждениях, которым подведомственны культурные и издательские дела. Раю, конечно, знают как представительницу семейства Рерихов и хранительницу картин Ю. Н., к ней обращаются за материалами, но основная идея помощника Раи, в которой он её как-то убедил, – стать во главе всего и сосредоточить в своих руках всё, что касается Н. К., – фантастична, чужда всей нашей системе, да и самим взглядам Н. К. на культурную работу. Отсюда и проистекают всякие недоразумения, которых раньше не было и, уверен, которые благополучно будут устранены.

Конкретно об «Алтай-Гималаях» могу сейчас только сообщить, что проф[ессор] Тюляев закончил с комментариями. Всё другое остаётся открытым до того, покамест редакционная коллегия издательства не примет принципиального решения об объёме, времени и характере издания. Как я уже вам писал, сама книга была объявлена в подписной географической серии, которая имеет свои стандарты. Для того, чтобы выйти за их пределы /дать цветные репродукции, включить дополнительные материалы, увеличить тираж, чтобы пустить в свободную, помимо уже состоявшейся подписки, продажу/, нужно будет специальное решение, которого сейчас ещё нет. Я не знаю, предпринято ли что-либо в этом направлении или нет. Думаю, что пока не будет решения редколлегии о самом тексте книги, говорить конкретно о другом – преждевременно.

Мне теперь понятно, почему Рая была так против всякого моего касательства к Вашим статьям. Мне сейчас трудно что-либо сказать относительно статьи по Алтаю. Если «Алтай-Гималаи» пойдут в таком объёме, что будет помещена и Ваша статья, то в издательстве займутся её редактированием. Это покажет ближайшее будущее. Тогда с этой статьёй может всё уладиться позитивно.

Относительно второй статьи можно было бы проделать такой опыт: пусть тот вариант, который сейчас послан Рае, остаётся у неё и пусть они двигают его самостоятельно. Независимо от этого я бы попытался подготовить её несколько изменённый текст, который соответствовал бы нашим нормам докладов на научных сессиях. Этот текст я послал бы Вам для просмотра, проверки и исправлений. После этого его можно было бы предложить как Ваш материал для Юбилейной сессии. Я уже писал Вам, что намечается второй том юбилейного издания, в который предполагают включить сессионные материалы. Это будет очень солидное издание под грифом Академии художеств. Думаю, что такой материал вполне подошёл бы для него. Сейчас я закончил одну большую статью «Жизнь Н. К. Рериха в Индии». В основу я положил многие воспоминания Шибаева. Статья пойдёт от моего имени, но со ссылками на него и цитатами из его воспоминаний, которые я от него получил и отредактировал. Эту статью как раз берут для второго тома юбилейного издания. Ваша статья приняла бы характер доклада или, вернее, сообщения и пошла бы уже от Вашего имени, как от официального представителя Вашего Музея, как его вклад в Юбилейную сессию. Думаю, что к осени я смог бы с этой задачей справиться, и если всё это для Вас подойдёт, то, независимо от успеха или неуспеха Раиной работы, она может увидеть свет. Вообще я понимаю всю сложную задачу наиболее деликатного отношения к Рае и всю важность тесного сотрудничества. Так по существу долгое время и было. С моей стороны, конечно, никаких необдуманных шагов не последует. Так и теперь я стараюсь хотя бы негласно помогать в тех делах, инициатором которых считается она. Вот и по «Алтай-Гималаям» я имел контакты с проф[ессором] Тюляевым, т.к. ему нужны были некоторые сведения для комментариев. Также и к самой Рае я отношусь с полным пониманием, сочувствием и терпимостью. Вообще я по характеру человек бесконфликтный. За многие годы работы имел конфликт лишь с одним Бердником, и, как показало время, моя позиция была правильной. Он совершенно не котируется уже как писатель. Впал в какое-то сектантство и уже предал анафеме «безбожие» Н. К. По всем повадкам это был психически неполноценный одержимый графоманией человек. Что-то от Бердника заметно и в помощнике Раи. Он не желает считаться ни с какой логикой, поносит последними словами и осуждает всех, кто не подчиняется его диктату, а таковыми уже оказались почти все друзья Ю. Н., носится с фантастическими идеями. Производит много шума, очень неуравновешен в своих жестах, разговорах, действиях, вообще как-то психически неполноценен и легко возбудим. Но ввиду того, что реально делами управляют люди солидные, его акции больших последствий иметь не могут.

Конечно, было очень безответственно с его стороны заказывать у Вас дорогие диапозитивы [над строкой рукою З. Г. Фосдик написано «Не он, а Рая.», – сост.] или предлагать обмен картинами, исходя исключительно из своих намерений, хотя бы и благих, но ни с кем реально не согласованных. Но в своё время и Бердник предлагал Вам свои услуги. Такова уж натура всех маньяков – принимать желаемое за действительность. Конечно, благодаря своей энергии, они иногда чего-то добиваются, но полностью полагаться на них – более чем сомнительно. Само время должно показать правильные и реальные пути, и, поверьте, будут приложены все усилия, чтобы они были едины с Раей.

В самом скором времени я снесусь с сотрудниками Академии художеств по вопросу налаживания прямых контактов с Вашим Музеем. Это очень важный вопрос, решён он будет, конечно, позитивно. Некоторые предварительные беседы на эту тему у меня уже были, но я совершенно не знал о предпринятых самостоятельно шагах Раиного помощника. Вместо того, чтобы обсудить всё это и начать с правильных официальных контактов с Академией, всё было безответственно начато на какой-то шаткой единоличной основе, да ещё и под большим секретом от лиц, которые могли бы оказать существенную поддержку. Я думаю, что сейчас Раю не стоит тревожить и ставить как-то в неловкое положение. Лучше будет включить её в общую работу, когда Ваши контакты с Академией уже состоятся. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Правильно.», – сост.] Возможно, что и сама Рая, столкнувшись с неуспехами, более критически будет относиться к некоторым планам своего помощника. Вообще, повторяю, я хорошо понимаю деликатность всей этой проблемы. Я даже ничего не сообщал на эту тему Св. Н. Пусть всё несколько уляжется. [Слева на полях письма рукою З. Г. Фосдик написано «Правильно.», – сост.]

Относительно фильма подробностей ещё не знаю. Было постановление Министерства Культуры, что к Юбилею желательно такой фильм иметь. Им занялись востоковеды в сотрудничестве с деятелями Дома Дружбы Народов. Сейчас идёт работа над сценарием. Когда сценарий будет готов, пойдут уже переговоры с киносъёмочной организацией. Когда всё это конкретизируется, сообщу Вам подробнее. Меня приглашали консультантом этой работы.

Относительно сделанных Вами диапозитивов, полагаю, что Вы совершенно правы. До получения гарантий высылать их не стоит. Боюсь, что таких гарантий Рае будет не оформить. Во всяком случае, на эту тему я буду говорить с сотрудниками Академии художеств. Полагаю, что именно Академия художеств наиболее соответствующее учреждение, которое с полной ответственностью может использовать столь ценные материалы.

Желаю Вам всего самого, самого светлого.

Сердечный привет от меня Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

242. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 08.06.1973

8 Июня, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Я получила Ваших два письма от 19 Мая и 25 Мая, но, видимо, Вы ещё не получили моё письмо от 23 Мая. Я жду с большим нетерпением ответ на него.

В виду того, что я Вам послала копию моего письма к Рае [Богдановой], Вы уже знаете из него, что я исправила дату нашего отъезда из Москвы на Алтай – 22 Июля. Вполне возможно, как Вы пишете, что Н. К. приехал в США 20 сентября, но я лично познакомилась с ним и Еленой Ивановной на его выставке в самом начале октября, поэтому, если Вы написали, что он приехал 20 Сентября, эта дата правильна.

К моей грусти, должна сказать, что от Раи, которой я написала 24 Апреля, никакого ответа нет. Она также не ответила на письмо нашей председательницы Музея К[атрин] Стиббе к ней на английском языке, к которому я приложила русский перевод. Ввиду того, что я с ней регулярно переписывалась относительно юбилея Н. К., и она посылала целый ряд сообщений о будущем выходе книг Н. К., а также настоятельно просила, чтобы мы ей выслали цветные диапозитивы с картин Н. К. в нашем Музее, названия которых она прислала. /Мы всю эту огромную работу по фотографированию их проделали. У меня на руках 39 цветных диапозитивов с картин Н. К. нашего Музея, а также 41 цветных диапозитивов с картин коллекции г-жи К[атрин] Стиббе «Древняя Русь»./

Все эти диапозитивы обозначены нами детально – имена картин, размеры, масло или темпера и год, там, где он обозначен, я готова их выслать, как только получу официальное уведомление, куда и кому их выслать. Конечно, я могу направить все эти диапозитивы М[арине] Т[имофеевне] Кузьминой, как Вы советовали в Вашем письме от 12 Мая, после того, как я получу от неё официальное уведомление о том, что она готова сотрудничать с нашим Музеем, и сообщит мне точно, куда направить их. Я также должна получить официальную бумагу от Кузьминой, что все эти диапозитивы с картин великого русского художника высылаются ей для целого ряда публикаций о Рерихе. Поэтому я Вас очень прошу, когда Вы будете в Москве в этом месяце, поговорите об этом с Раей и установите этот пункт, это будет для вас вполне естественно. Вы также, как и я, понимаете важность Вашего свидания с М[ариной] Т[имофеевной] Кузьминой и необходимость сообщить ей то, что и Вам пишу выше. Желательно это сделать по возможности скорее, ибо мы уезжаем в начале Июля на несколько недель на отдых. Музей будет закрыт, и я не смогу официально обменяться письмами с М[ариной] Т[имофеевной] Кузьминой и послать эту посылку с диапозитивами.

Если это не состоится теперь, когда Вы будете в Москве и сможете всё это наладить, придётся отложить до конца Августа, когда мы приедем обратно.

Все цветные эти диапозитивы с картин, точно указанные Раей в её письме, должны были быть употреблены ею для публикации «Алтай-Гималаи» и других книг Н. К., а также для журналов и лекций о нём. Пришлось поэтому фотографировать специальным способом для этих целей.

Рая также затронула в письмах вопрос о посылке им наших картин в Музее в оригинале – «Древняя Русь», коллекция г-жи К[атрин] Стиббе. Г-жа Стиббе пишет об этом в своём письме к Рае и указывает на условия, на каких можно было бы выслать эти картины. На это должен последовать официальный ответ. Если условия неприемлемы, на них нужно ответить.

С этим письмом г-жи Стиббе к Рае Вы должны познакомить М[арину] Т[имофеевну] Кузьмину и просить её писать или мне лично, или г-же Стиббе на русском языке.

Хотя я уже Вам обо всём этом писала в моём письме от 23-го Мая, я считаю нужным это опять подтвердить. Писать отсюда Рае официально от Музея не имеет смысла.

Возвращаюсь к Вашим последним двум письмам – очень рада узнать о том, что Св. Ник. просмотрел рукопись Вашей книги, а также Ваши сведения о дальнейших трудах к юбилею.

Книга «Нерушимое» будет в переводе называться «INVINCIBLE», выйдет, вероятно, в 1974 году от имени нашего Музея. Также и монография выйдет о Н. К., которая теперь планируется.

Очень было отрадно узнать, что А. Н. Зеленский прочёл такой хороший доклад в недавнем прошлом о Н. К.

Вы правы, говоря, что у вас больше работников и сотрудников, чем у нас здесь. Приходится почти всё делать самим.

Рада, что Вы уже получили три тома журнала «Урусвати» и что Вы пригласили как соавтора – Л[юдмилу] Шапошникову.

Всё, что Вы пишете об «Алтай-Гималаи», очень интересно и значительно.

Конечно, я могу выслать все вышеупомянутые диапозитивы лишь в одном экземпляре, поэтому я должна срочно знать, куда и кому их направить. Как я вижу из Ваших писем, послать их Рае будет бесполезно.

Рецензию из газеты «Советская Эстония» о Вашей книге «Рерих» прочли с большим интересом – было приятно узнать также о Вас и Вашей жизни.

Буду ждать Вашего ответа на это письмо как можно скорее.

Мы получаем из Сов[етского] Союза два журнала – «Художник» и «Искусство». Эти журналы наряду с европейскими журналами лежат на столе для посетителей Музея. Советские журналы очень популярны и тщательно изучаются. Не будет ли посвящён один номер такого журнала Ник. Конст-чу Рериху к его столетию? Подумайте об этом.

С лучшим сердечным приветом, всего светлого Вам, З. Г. Фосдик.

 

Людмила шлёт лучшие пожелания.

 

 

243. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 21.06.1973

21 Июня, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 8 Июня получила и отвечаю на него, хотя и не знаю, или Вы получите его до Вашего отъезда в Москву.

Чувствую определённо, что наши дальнейшие переговоры должны происходить между Министерством Культуры или же Академией Художеств и нашим Музеем.

В виду того, что у вас идут и будут дальше идти выставки картин Н. К., находящихся в Сов[етском] Союзе, вопрос об обмене картинами с нашим Музеем отпадает. У вас представлено творчество Н. К. широко, начиная с ранних картин и кончая Гималайским и Тибетским периодами. Мы же будем проводить новые выставки картин, одалживаемые нам из частных коллекций, помимо постоянной коллекции в нашем Музее.

Мы можем послать, войдя в контакт с Министерством Культуры, 80 цветных диапозитивов – с картин «Древняя Русь», а также с многих картин Музея. Эти диапозитивы были нами сделаны по настоянию Раи, но она абсолютно замолкла, и я думаю, что Вам придётся серьёзно заняться этим делом. Они могут быть употреблены для книги «Алтай-Гималаи», а также других книг, журналов и т.д., ибо сняты профессиональным фотографом для этих целей.

Вы, будучи официально связаны со многими будущими изданиями, сможете сообщить всё то, что я Вам пишу, в надлежащее учреждение. Получив официальное сообщение о нашем совместном сотрудничестве, а также указание, куда и кому выслать нашу коллекцию в 80 диапозитивов, мы это сделаем, конечно, предварительно списавшись об этом. Всё это очень просто, и я уверена, что Вы сможете установить связь между нашим Музеем и Министерством Культуры или Академией Художеств у вас.

Мы уезжаем в отпуск и вернёмся в середине или к концу Августа. К тому времени, надеюсь, Вам удастся многое конкретизировать и Вы сможете мне сообщить об этом.

Не думаю, что Рая [Богданова] сможет продвинуть мои две статьи, но Вы, имея их копии, сможете сделать как лучше. Я урвала немало времени, чтобы их в своё время написать и послать Рае, как она меня об этом просила. Спешу сказать, что я Раю люблю и знаю, какую полезную работу она делает. Но она слишком доверчива и поэтому попала в такое затруднительное положение. Вы и остальные друзья, я уверена, поможете ей выбраться из него.

В настоящее время в Соединённых Штатах находится Л. И. Брежнев для крайне важных переговоров с презид[ентом] Никсоном. Атмосфера установилась дружеская и обсуждаются соглашения по многим вопросам, а также по культурному обмену. Теперь у нас гостит Большой Балет, недавно прошла выставка картин из Эрмитажа и Пушкинского Музея в Вашингтоне и Нью-Йорке с огромным успехом. Обсуждается вопрос о дальнейших выставках. Тут-то наш Музей будет связующим звеном – столетие великого русского художника у вас и его празднование в нашем Музее его имени. Для этого мы готовы вместе с Вами употребить максимум усилий.

Св. Ник-чу я, конечно, обо всём этом не писала и Рае теперь писать не буду. Когда она увидит «свет» и поймёт несостоятельность своего помощника, она, я полагаю, мне напишет. Шлю ей мысли о скорейшем её освобождении от возникших трудностей.

Если Вы пожелаете списаться со мною до конца Августа, мне перешлют Ваше письмо. Но я лично не буду вести этим летом, до приезда, корреспонденцию. Я и Мила крайне устали и поживём покойно в отпуску.

С лучшим сердечным приветом, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

Мила шлёт сердечный привет.

 

 

244. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 24.06.1973

24 июня 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

Ваше письмо от 8 июня разминулось с моим тоже от 8 июня, так что писали мы друг другу одновременно. Из моих последних писем Вам уже многое теперь ясно, в том числе и причина молчания Раи [Богдановой]. Ей просто нечего писать, т.к. поднятые ею вопросы были голой фантазией её партнёра, которому она, к сожалению, слепо продолжает верить.

Я только вчера вернулся из Москвы, куда ездил по приглашению Института Истории искусств Академии художеств. Там состоялось заседание Учёного Совета Института по вопросу того Юбилейного сборника, о котором я уже Вам писал. Сборник обсуждался и получил полное одобрение Учёного Совета, так что он выходит с грифом Академии художеств, что придаёт ему особое значение. После этого одобрения сразу же состоялось заключение договора с издательством «Изобразительное искусство».

Кроме того, принято решение выпустить второй сборник со статьями о Н. К. разных авторов. Создана специальная редакционная коллегия. Я Вам писал уже о Вашей статье «Н. К. и Америка». Теперь я говорил о статье с двумя членами редколлегии – главным редактором М[ариной] Т[имофеевной] Кузьминой и членом Учёного Совета Института В. В. Шлеевым. Они выразили готовность поместить Вашу статью. В виду того, что в сборнике будет много статей разных авторов, важно, чтобы все статьи носили оригинальный характер, т.е. чтобы они не повторяли друг друга. Поэтому предъявляются определённые требования. В основном они сводятся к тому, чтобы было меньше общих оценок, которые сосредоточатся в вводной редакционной статье. У меня состоялась конкретная беседа о Вашей теме и, как я Вам уже писал, я отредактировал бы Вашу статью и выслал бы её Вам для просмотра, дополнений и изменений, которые Вы пожелали бы внести. В этой статье надо обязательно упомянуть о тех связях между нашими странами, которые осуществлялись Н. К. уже в 1926 году и свидетелем которых Вы лично были. Особенно важно свидание Н. К. с Крупской. Здесь важна каждая запомненная Вами мелочь: когда это было, где состоялась встреча, на квартире у Надежды Константиновны или в учреждении, кто присутствовал, о чём велась речь /хотя бы в нескольких словах обо всём этом/. Сейчас ещё жив секретарь Н. К. Крупской, возможно, что имеются и какие-то документальные следы, которые мы в Москве постараемся найти. Всё это очень важно и придаст Вашей статье особый вес и интерес. Обсуждение второго сборника на Учёном Совете состоится в начале следующего года. Примерно в ноябре я смогу послать Вам вариант своего черновика, в котором будут видны основные моменты, особенно интересующие Институт истории искусств. По этому варианту Вы свободно можете дать именно такую статью, которая отвечала бы профилю сборника и не дублировала других статей, примерное содержание которых мне, как одному из составителей, будет известно.

В Академии художеств я обсуждал ещё ряд вопросов, связанных с Юбилеем. Некоторые из них были уже мною ранее затронуты в переписке и поэтому находились в стадии осуществления. В частности, вопрос о Вашем приглашении был ужё решён положительно. Теперь я сказал, что выражено желание приезда двух представителей вашего Музея. Возражений к этому нет. Напишите мне лично, кого именно следует пригласить /полностью имя и отношение к Музею, т.е. – директор, член директората и т.д./. Я сообщу Кузьминой, и она доложит вице-президенту, который пошлёт всё это на официальное оформление. Кроме того, Вас собирались пригласить и по другой официальной линии – Дома Дружбы Народов /он осуществляет теперь функции ВОКСа/. В США назначен новый представитель этой организации. К сожалению, я его уже не застал в Москве. Он выехал в США и, не исключено, что имел уже с Вами контакт. Эта организация будет иметь отношение к фильму об Н. К. На эту тему я также беседовал в Москве со сценаристом. Сейчас сценарий готовится, и осенью сценарист и режиссёр приедут в Таллин на совещание со мной, т.к. я приглашён консультантом фильма.

Работа по организации научной сессии, на которую Вы будете приглашены, также уже обсуждалась. Я говорил относительно Вашего выступления на сессии. По Вашему выбору, Вы могли бы выступить по двум темам: или относительно коллекции Вашего Музея, или о деятельности Н. К. в США /последнее выступление можно построить на базе той статьи, которая будет помещена в сборнике, т.е. дать её более короткое устное изложение/. Первое выступление /если Вы пожелаете сделать именно его/ можно построить на базе посланных Вами в Академию художеств цветных диапозитивах.

Как Вы понимаете, о диапозитивах я также имел переговоры. Институт Академии художеств имеет специальное хранилище диапозитивов и будет Вам очень благодарен за его пополнение. Диапозитивы хорошо хранятся и предоставляются в безвозмездное пользование для специальных лекций и производства цветных репродукций. Т.к. о Вашем намерении переслать нам диапозитивы в Институте узнали от меня, то они и попросили меня составить проект официального письма к Вам по этому вопросу. В течение нескольких дней я это сделаю, и Вы получите официальное письмо от института. Я укажу в проекте письма, что диапозитивы направляются специально к Юбилею и будут широко использованы для всех возможных к Юбилейным мероприятиям публикаций, лекций, фильмов и т.п. Всё это официальное оформление берёт несколько времени, но всё это будет сделано, и диапозитивы будут находиться не в частных руках, а в самой Академии художеств, в специальном хранилище, куда обращаются, в случае необходимости, другие организации.

Как я уже писал Вам, Юбилейную выставку также организует Академия художеств. Сейчас намечено выставить 200 полотен. Академия уже хотела просить от Вашего Музея две-три картины на эту выставку. Такая просьба и будет Вам послана. Страховка картин будет соответственно произведена. Конечно, нас особенно интересуют картины раннего периода, в их числе архитектурные этюды.

Моё письмо, очевидно, уже не застанет Вас в Нью-Йорке. Я тоже буду отсутствовать дома в июле, но уже с начала августа примусь за предъюбилейную работу, которой сейчас очень много. У меня заказали несколько статей к Юбилею, а также нужно будет принять участие в обсуждении некоторых организационных вопросов. По приезде Вы должны будете уже получить какое-то письмо от Академии художеств, на основании которого и наладятся Ваши официальные непосредственные контакты. Поспешите мне только сообщить имя второго приглашаемого на Юбилейную сессию, т.к. приглашения будут именными.

Относительно продвижения «Алтай-Гималаи» я говорил с проф[ессором] Тюляевым, который составлял комментарии и будет присутствовать при обсуждении подготовленной рукописи. В книгу предложили дать фотографии и цветные репродукции, однако решение по этим вопросам не будет вынесено до того, как предварительно не решат судьбу самого текста. Сейчас он только сверяется по рукописи, которая была на руках у Раи. Редакционное обсуждение рукописи, её рецензирование и т.п. – всё ещё впереди, так что принципиального решения об издании, объёме, комментариях и т.п. ещё не имеется. Как я уже писал Вам, книга объявлена в специальной подписной серии, что предъявляет к ней определённые требования. Лишь соответствие этим требованиям повлияет на позитивное решение о самом появлении книги в серии. Появление в книге репродукций с Ваших диапозитивов – более чем проблематично. По словам проф[ессора] Тюляева, на тридцать цветных репродукций заявка сделана, но решения нет.

С Раей у меня на этот раз настоящего разговора не получилось. Вы понимаете – сколь я был в Москве занят. Многие лица, с которыми я должен был встретиться, днём заняты, и я договаривался быть у них вечером. Тем не менее, за три дня до отъезда, я позвонил Рае, чтобы договориться о визите к ней. Два дня у неё оказались так заняты, что она не нашла для меня времени. Согласились, что приду утром в день моего отъезда. Однако в этот день утром назначили ещё одно совещание в Академии художеств по Юбилею, на котором я должен был быть. Кузмина предложила Рае прийти в Академию художеств, где будет идти разговор об Юбилее, однако Рая не явилась. Поэтому мой контакт с ней ограничился двумя телефонными разговорами, которые оставили самое тягостное впечатление. Её партнёра по делам не принимают больше в редакции, куда они вдвоём подготовили книгу «Н. К. для молодёжи». Первый вариант книги был так плохо подобран, что его возвратили обратно. Теперь сдали в редакцию очерки с тем, чтобы подборку произвёл сам редактор. Я имел беседу с ним. Они хотят издать. Им обещали стороннюю помощь. Партнёра Раи, за его невежественные претензии, отказались вообще слушать. Не лучше получилось и в Новосибирске. После выставки в Музее Восточных искусств в Москве, выставка пошла в Новосибирск. В этой договорённости Рая и её помощник принимали деятельное участие. Недоразумение вышло с Третьяковской галереей, т.к. помощник Раи, вопреки протестам хранителя, обходным путём послал картины, требовавшие реставрации. Он совсем не считается с тем, что к картинам нужно относиться бережно. Сегодня же я получил письмо из Новосибирска. Оказывается, что партнёр Раи тоже поехал в Новосибирск с различными своими идеями и начал распоряжаться в Доме учёных, который отвечает за выставку в Новосибирске. В результате ему просто указали там на двери. Рая же никаким доводам не внемлет, берёт его под защиту, порывает отношения со всеми, кто не признаёт его правоты. Это что-то патологически-трагичное. У неё только одна тема разговора – о Вите, который единственно знает, что надо делать и которого все напрасно обижают. В Москве уже почти все старые друзья перестали посещать квартиру Ю. Н., т.к. полным хозяином, даже покрикивающим на Раю при посторонних, стал её протеже. Я спросил Раю о публикации Ваших статей. Как и следовало ожидать, ничего реального она не ответила. Также и все другие дела, идущие в канале официальных учреждений, остаются в стороне от неё. Это очень жаль. Она могла бы быть при других обстоятельствах очень полезна, сейчас же иногда бывает наоборот. Может быть, со временем и пройдёт у неё ослепление, т.к. все фантастические планы рушатся. Боюсь, что они наобещали кое-что и С. Н. Но мне неудобно ему на эту тему писать.

У меня будет к Вам ещё одна просьба. По некоторым лицам, имевшим дела в США с Н. К., у меня нет данных. Я пошлю Вам их список, но это уже после Вашего отпуска. Сердечный привет Людмиле.

Душевно Ваш, П. Беликов.

 

 

245. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 06.07.1973

6 Июля, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Получила Ваше письмо от 24-го Июня, за два дня до нашего отъезда, поэтому спешно отвечаю на него.

Вы пишете, что моя статья «Н. К. Рерих и Америка» войдёт во второй сборник статей разных авторов о Н. К. Конечно, моя статья говорит определённо о работе Н. К. и об основании им ряда культурных учреждений в Америке, поэтому она отличается от других статей, дающих общую оценку. Если Вы её просмотрите и найдёте необходимым некоторые сокращения и, возможно, добавления, я с этим согласна. Относительно связей между нашими странами в 1926 г., то не забудьте, что Н. К. находился в эти годы в экспедиции. Связи намечались тогда в художественном направлении, выставками большей частью.

О свидании с Н. К. Крупской /ведь это было около 50 лет тому назад!!/ мелочи не запомнились. Лишь её мужественность и работа по школьному образованию оставили сильное впечатление. Может быть, её секретарь найдёт бóльшие подробности.

Буду радо получить от Вас в Ноябре Ваш черновик, о котором Вы пишете.

Рада узнать, что приглашение 2-х представителей нашего Музея уже решено. Сообщу Вам позже /в Сентябре надеюсь/ о втором имени, официальном положении и т.д. Теперь почти все члены Совета в отпуску. Вижу из Вашего письма, что меня также собирается пригласить Дом Дружбы Народов /бывший ВОКС/. С ВОКСом у меня были при АРКА дружественные отношения и у них сохранились, вероятно, рекорды нашей тогдашней переписки. Боюсь, что представитель его, который выехал в США, меня уже не застанет, если пожелает навестить наш Музей.

Относительно моего выступления в 1974 году на научной сессии, конечно, могу сказать о коллекции в нашем Музее. Было бы желательно при этом демонстрировать те цветные диапозитивы, которые у нас уже лежат наготове для отправки в СССР.

Буду ждать официального письма от Академии Художеств по поводу высылки им их. Но сама высылка их мною будет оформлена лишь в конце Августа, по моём приезде из отпуска.

Условия возможности высылки 41 архитектурного этюда «Древняя Русь» были указаны в письме председательницы нашего Музея, г-жи К[атрин] Стиббе, к Рае [Богдановой]. Копию этого письма Вы имеете. Пусть Академия Художеств напишет официальное письмо мне для передачи г-же Стиббе, а я его переведу ей на английский.

Всё это лучше всего сделать в середине Августа – по моём приезде я займусь всем этим. Вероятно, тогда же я получу официальное письмо от Академии Художеств. Огорчена Вашим сообщением о том, что в книге «Алтай-Гималаи» «появление репродукций с наших диапозитивов более, чем проблематично»! Ведь мы и снимали их здесь для этой цели, по просьбе Раи! У нас эта книга в прошлом выходила со многими нашими репродукциями. Очень прошу сообщить мне в будущем в каких именно изданиях у вас появятся наши репродукции.

Глубоко опечалена вестями о Рае – неужели она не понимает странностей /чтоб не сказать больше/ своего помощника; как он к ней попал, если он не имеет официального стажа? Я полагала, что такие действия вообще у вас недопустимы. Очень жалею, что Вы Раю лично не видели, я надеялась, что Вы повлияете на неё и дадите инициативу её будущей работе. Мне она не ответила доныне.

Моё следующее письмо к Вам будет в Августе, по получении Вашего письма.

Отдыхайте и набирайтесь новых сил, предстоит большая работа нам всем.

С лучшими пожеланиями от меня и Людмилы, в духе с Вами, З. Г. Фосдик.

 

 

246. П. Ф. Беликов – З. Г. Фосдик, 07.12.1973

7 декабря 1973 г.

Дорогая Зинаида Григорьевна,

благодарю Вас за письмо от 22 ноября. Посылаю Вам обещанную статью Шапошниковой. Она владеет также и хинди, и статья появилась на хинди. Это – русский авторский вариант.

Ваши поправки к Вашей статье я переслал Рае [Богдановой]. Как Вы можете убедиться из посылаемой статьи Шапошниковой и из последней книги о Н. К. – Поляковой /не знаю, получили ли Вы её уже?/, все отнеслись к Рае в высшей степени благожелательно, этому неизменно следовал и стараюсь следовать и я. Однако сейчас круто всё переменилось. Попытки Сидорова к сотрудничеству закончились полным разрывом, то же и с Шапошниковой. Но обо всём этом я уже Вам писал и не хочу повторяться. Во всяком случае, у меня мало надежды, что она воспользуется моей помощью. Она, вероятно, уже послала Вам публикацию из «Недели», которую подготовил ей проф[ессор] Тюляев. Я имел недавно с ним обмен мнениями относительно издания «Алтай-Гималаи». Окончательной ясности всё ещё нет. Серия географическая и идёт отбор именно этой тематики. 29 ноября с удовольствием встретился со С. Н. … по телевизору. Передавали из Индии. Выглядит хорошо.

Шлю Вам и Людмиле свои лучшие мысли. Душевно Ваш, П. Беликов.

 

P.S. К вопросу о варианте сессионного выступления тоже не возвращаюсь, т.к. в обмене мнениями в последних письмах всё выяснено.

П. Беликов.

 

 

247. З. Г. Фосдик – П. Ф. Беликову, 27.12.1973

27 Декабря, 1973 г.

Дорогой Павел Фёдорович,

Ваше письмо от 7-го Декабря получила с вложенным в него переводом с хинди на русский статьи Л[юдмилы] Шапошниковой. Удивительно то, что я ещё в Ноябре написала статью «Воспоминания – Е. И. и Н. К. Рерих» и в Декабре отослала её Рае [Богдановой]. Она меня просила ещё давно написать о Е. И. В общем наши мысли сошлись, но, конечно, Шапошникова пишет о своих впечатлениях иначе. Мне её статья очень понравилась. Не родственница ли она Е. И.?

Если пожелаете иметь мою статью, сообщите и я её Вам вышлю.

Книгу Поляковой я теперь читаю и нахожу её одной из лучших книг о Н. К. Художественно и тонко и с большим знанием искусства Н. К-а написана эта книга, которая также является прекрасной биографией Н. К.

Буду очень ждать Ваших сведений после Вашей встречи с Раей. Я твёрдо верю в то, что будете и впредь ей выказывать полное благожелательство и помогать ей, где нужно. Вы всегда и во всём выявляли истинное качество гуманизма, за что я Вас высоко ценю.

Как прекрасно, что Св. Ник. говорил по телевизору; – если у Вас будет транскрипт его речи, буду благодарна иметь копию его.

Мы деятельно готовим первую выставку, посвящённую столетию Н. К. – нам одолжено свыше 30 эскизов и картин Н. К. из частных коллекций в Америке. Выставка начнётся в конце Января. Пришлю каталог её Вам.

С сердечным приветом и лучшими пожеланиями к Новому Году от нас обеих.

З. Г. Фосдик.

 

Тексты публикуются по материалам архива Музея Николая Рериха (Нью-Йорк, США).

 

Публикация А. Н. Анненко, С. Г. Мельникова.

 

 

Ваши комментарии к этой статье

 

№72 дата публикации: 01.12.2017