Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Н. Ковалева

 

Борис Абрамов и его творчество

(К 120-летию со дня рождения Б. Н. Абрамова)

 

 

Путь к ученичеству

2017 год принесёт нам сразу две юбилейные даты, связанные с жизнью духовного ученика Елены и Николая Рерихов Бориса Николаевича Абрамова – 120 лет со дня его рождения и 45 лет – со дня смерти.

Кем был Борис Абрамов, как складывался его жизненный путь и что представляет собой его творческое наследие? О его жизненном и духовном пути мы многое знаем благодаря его духовному ученику и первому издателю его литературно-философского наследия, называемого Записями, Борису Андреевичу Данилову.

Борис Николаевич Абрамов родился 2 августа 1897 года в Нижнем Новгороде. Родители Абрамова были интеллигентными людьми и дали сыну хорошее образование. Он владел английским и немецким языками, любил музыку и хорошо играл на фортепиано (судя по тому, что говорится в одном фрагменте его литературно-философского наследия, уже в зрелом возрасте он выступал на любительских концертах). Б. Н. Абрамов также прекрасно знал русскую и иностранную литературную классику, любил поэзию, писал рассказы и стихи, рисовал акварелью[1].

После окончания гимназии Борис Абрамов поступил в университет, но, проучившись два курса, перешёл в военно-морское училище, окончил краткосрочные курсы и получил звание морского офицера. Очевидно, море и военная служба более отвечали романтической натуре Абрамова, чем проторенная колея обычной жизни штатского человека. Однако 1917 год многое изменил в первоначальных планах молодого офицера. Как и многие другие представители интеллигенции (в том числе из офицерства), в событиях революции и гражданской войны Абрамов не нашёл себе места ни по ту, ни по другую сторону баррикад. Судьба привела его в Китай, в крупный город Харбин, ставший своеобразным центром, где осела русская эмиграция. Как и многие другие эмигранты, Борис Николаевич покидал страну, будучи уверенным, что уезжает лишь на краткое время, надеясь при этом, что история вскоре расставит всё по своим местам и он вскоре же вернётся на родину. Но возвращения пришлось ждать почти сорок лет. Это были годы жгучей тоски по родине. Его жизнь скрашивала работа, которую он всегда любил, разносторонние творческие интересы и любовь к духовно-философскому наследию всего мира. Оказавшись в эмиграции в Китае, Борис Николаевич выучил китайский и японский разговорный языки. В Харбине он работал в химических лабораториях, затем много лет занимал должность консультанта по русскому языку в Политехническом институте, преподавая русский язык и литературу китайским специалистам.

Там же, на чужбине, Абрамов встретил свою будущую жену – Нину Ивановну Шахрай. Они поженились в 1929 году. Как пишет хорошо знавший их Борис Данилов, Абрамовы были исключительно гармоничной парой: они нашли друг в друге не просто спутников жизни, но и единомышленников. Нина Ивановна, как и Борис Николаевич, имела значительные духовные проявления. После начала постоянного духовного общения Б. Абрамова с Учителями она иногда тоже получала краткие сообщения от Е. И. Рерих, о чём Абрамов сообщал в письмах Б. Данилову.

Интерес к духовной литературе, к философии проявился у Б. Абрамова уже в молодые годы – он был хорошо знаком с классическими религиозно-философскими учениями. Впоследствии пытливый ум и поиск ответов на духовные вопросы привел Б. Н. Абрамова к учениям теософии и Живой Этики. Он досконально изучил «Тайную Доктрину» Е. П. Блаватской, интересовался философскими взглядами Е. И. и Н. К. Рерихов. В Харбине судьба уготовила ему удивительную встречу, которая изменила всю его жизнь. В 1934 году, во время экспедиции по Монголии и Китаю, в Харбин приехали Николай Константинович Рерих со своим старшим сыном Юрием Николаевичем. Жившие в Харбине соотечественники встретили Рерихов с большим уважением. Необычные духовно-философские познания Рериха были в то время уже широко известны, и люди, интересующиеся духовными вопросами, устремились на встречу с художником. Среди тех, кто пришёл познакомиться с Рерихом, был и Б. Н. Абрамов. Из многих прошедших к нему Николай Константинович избрал небольшую группу будущих духовных учеников. Двоим из этой группы – Б. Н. Абрамову и А. П. Хейдоку – Рерих вручил знак особого доверия, даваемый ученикам духовных знаний на Востоке – серебряные кольца, которые он специально с этой целью привёз с собой из Индии. Таким образом, в Харбине был сформирован круг[2] учеников духовного знания. Всё время своего пребывания в Харбине Николай Константинович встречался с организованным им обществом и приобщал его участников к основам Учения Жизни.

После отъезда Рерихов в Индию связь Николая Константиновича с харбинским кругом учеников не прервалась. Она поддерживалась не только за счёт переписки, но и, главным образом, благодаря удивительным законам духовного руководительства, которые в данном случае осуществлялись в полной мере – ведь руководителем харбинской группы по изучению Учения Жизни был сам Рерих. Делясь с Б. Даниловым воспоминаниями об этих временах, Борис Абрамов говорил, что ощущал своего Гуру всё время рядом, как если бы он никуда не уезжал, хотя их разделяло расстояние в тысячи километров.

Впоследствии у Абрамова в Харбине образовался свой круг учеников, членами которого были и Н. Д. Спирина, и Б. А. Данилов. Как вспоминает Б.А. Данилов о своих отношениях с наставником, «Он был очень внимательным ко мне, но в то же время требовательным и даже можно сказать суровым, если чувствовал, что мой шаг сбивался с ритма»[3].

Требовательность, собранность и высокая ответственность по отношению прежде всего к самому себе были отличительными свойствами Б. Н. Абрамова. Он старался прививать эти качества и своим ученикам. По словам Б. Данилова, Абрамов не терпел разгильдяйства и несобранности, обладал особой внутренней дисциплиной и огромным трудолюбием. Во всём, что он делал, чувствовалась системность, чёткость, продуманность. Особым было и его чувство ответственности за принятые на себя обязательства. Не было такого случая, чтобы Б. Н. Абрамов кому-то что-либо пообещал и не выполнил своего обещания. Порядочность и доброжелательность по отношению к людям были неотъемлемой чертой его характера и образа жизни.

Абрамов не просто изучал учение Агни Йоги, но и применял его основные принципы на практике, строил на их основе всю свою повседневную жизнь. Результатом этого упорства в достижении избранной им цели стали удивительные духовные проявления: Борис Николаевич начал воспринимать отдельные фразы и предложения, приходившие в его сознание как бы извне, из пространства. Это явление началось в 40-е годы и оказалось для него самого весьма неожиданным. Конечно, как последователь Живой Этики и знаток эзотерического духовно-философского наследия Востока Б. Н. Абрамов знал о так называемом «Голосе Безмолвия», о котором поэтично и возвышенно повествовали древние философские трактаты. Говорилось об этом духовном явлении и в учениях Махатм.

Мог ли Абрамов в те годы догадываться, что запись Слов, сказанных ему этим Голосом, станет главной духовной миссией его жизни? Только много лет спустя, когда духовное Общение с Учителем стало постоянной духовной работой Б. Н. Абрамова, ему была открыта миссия его жизни, и было сказано: «Мы Готовили тебя много столетий»[4].

И в последующие годы Учителя неоднократно сообщали Б. Абрамову, в чём заключалась важность его духовной миссии и почему его готовили к ней в течение многих воплощений. Н. Д. Спирина в своей работе «Лампада пустыни»[5] процитировала слова Великого Учителя, сказанные Абрамову по поводу доверенной ему духовной работы: «Писать, писать, писать для будущего поколения. Оно должно иметь материалы, по которым будет восходить дух их. А восхождение человечества – это восхождение планеты. Следовательно, писанием своим помогаете эволюции планеты. Где возьмут они знания, если не дадите им?! (…) Знание истинное получаете и должны делиться им с людьми, ибо не все имеют возможность получать его – аппарат их ещё не готов, перегорит от такой работы. А вы можете. Но как передать людям знание ваше, когда нет ещё сознаний, готовых принять его? Только путём писания, когда рукописи ваши долежат до эпохи всеобщего подъёма духа над плотью. Будут сокрыты до срока. Но в срок суждённый будут оявлены для жизни новой».

Но тогда, в самом начале проявления у него этой способности, Б. Н. Абрамов не мог знать происхождения таинственного Голоса, звучащего в его сознании. Он начал записывать услышанные им фразы, а затем написал письмо с вопросом о природе этого явления своему Гуру – Н. К. Рериху. На своё письмо Б. Абрамов получил быстрый ответ, но не от Николая Константиновича, а от Елены Ивановны Рерих, с которой до этого времени у него не было переписки. Елена Ивановна попросила его прислать образцы записей услышанного. Её ответ на посланные им фрагменты, наверное, окрылил Бориса Николаевича: Елена Ивановна сообщила, что источником посылаемых ему Записей было духовное воздействие самого Махатмы Мориа, Учителя Рерихов. Так было положено началу процессу духовного Общения, подобного тому, которое на протяжении всей своей жизни вели сами Рерихи с Учителем М., или, как называли Его на Востоке, Великим Владыкой… Подобное Общение на протяжении всей земной истории было доступно лишь единицам самых преданных и подготовленных учеников Великих Учителей.

В первые годы Общения Б. А. Абрамов принимал сообщения только от Великого Учителя. В дальнейшем он стал принимать послания от Великой космической Индивидуальности, стоящей во главе Иерархии Света – Матери Мира, а также от своих непосредственных Учителей, Е. И. и Н. К. Рерихов, к тому времени ушедших с земного плана бытия[6].

 

 

Дар духовного Общения

Было бы крайне наивным полагать, что процесс восприятия и записи информации, передаваемой Великим Учителем, был лёгким, раз и навсегда установленным и идущим по накатанной колее. Насколько лёгкими и быстрыми бывают результаты в современных контактёрских опытах, настолько же длительным и трудным является установление подлинного духовного Общения с Учителями Белого Братства. При этом, естественно, большинство контактёрских каналов рано или поздно начинают использоваться тёмными силами для улавливания в их сети сотен наивных людей, не знающих всех опасностей внутренней «психомеханики» подобных явлений. Духовное же Общение с настоящими Учителями дарит миру такие жемчужины мудрости, как «Голос Безмолвия», «Тайная Доктрина» и другие работы Е. П. Блаватской, «Учение Храма», принятое Ф. Ла Дью и У. Дауэром, учение Агни Йоги Рерихов. Но сколько духовного напряжения, самоотверженного труда, нравственной работы над собой, опасностей и трудностей предшествует установлению Общения с подлинными Учителями – знают только те, кто сумел это совершить.

В самих Записях Бориса Николаевича есть немало сведений о том, насколько сложным был процесс духовного восприятия сообщаемых Учителями текстов, как много сил уходило на необходимое сосредоточение и запись этих посланий, сколь разнообразными способами тёмные силы пытались помешать этому процессу. Кроме того, первое время сообщения от Учителя приходили к Б. Н. Абрамову во сне, ночью, так как сон является естественным каналом связи сознания с Тонким миром (об этом подробно рассказывается в учении Агни Йоги). Но поскольку запомнить то, что воспринималось во сне, было невозможно, Б. Н. Абрамов первые годы Общения должен был ночью вставать с постели, записывать услышанное на отдельных листках бумаги, а затем уже днём переписывать это в свой дневник. Углублённая духовная работа в ночное время была настоящим испытанием для организма. Правда, передача информации Б. Абрамову происходила не каждый день, но всё равно работа по записыванию Сообщений, приходивших из высших планов пространства, отнимала у Бориса Николаевича много сил.

Ещё большую нагрузку для организма представляла собой наиболее эзотерическая, сокровенная сторона, неизбежно присутствующая в духовном Общении Великого Учителя с его земными учениками – это необходимость ассимиляции (восприятия, усвоения) сознанием и организмом ученика ЛучаУчителя, то есть посылаемого ему потока Его энергии. Разница в вибрациях между сознанием (пусть и духовно подготовленного) ученика и Учителя Белого Братства всегда колоссальна. И именно по этой причине далеко не каждый даже очень совершенный в духовном отношении человек может установить и поддерживать духовное Общение с Иерархом. Духовное напряжение, создаваемое потоком информации, передаваемой Сознанием Иерарха, первое время тяжело сказывалось на физическом теле ученика. Даже спустя более десяти лет после приёма самых первых посланий из Высших Сфер, когда, казалось бы, процесс духовного Общения был налажен и введён в ритм – даже тогда возникала необходимость в перерывах более длительных, чем несколько дней. В Записях Абрамова о необходимости подобных мер было сказано: «Особое напряжение Общения выдерживать для организма трудно. Поэтому требуется некоторый перерыв или, во всяком случае, ослабление нагнетения. Именно необходима постепенная и длительная ассимиляция Луча». (Запись от 12.11.62.)

К этому следует добавить, что все годы ведения Записей Б. Абрамовым – то есть вся его жизнь – были также годами борьбы с непрекращающимися кознями сил зла, пытавшимися любыми способами оборвать ненавистный им канал духовного Общения Учителей Белого Братства со своим учеником. Но Б. Н. Абрамов понимал, сколь уникальна данная ему возможность и каково её значение для тех, кто вслед за ним пойдёт по пути духовного самосовершенствования. Он знал это от самих Учителей, сказавших ему: «Каждую кроху мысли Общения заботливо подбери и сохрани. Если не ты, то кто же сделает это? Кому дано, с того и спросится. Яро желай получать и получаемое храни. Среди миллионов, ближайших приёмников мало. Если бы знал, как мало! (…) Надо насытить сознание Моих[7] на целую Эпоху. И надо дать пищу духу в аспекте новых достижений и нового понимания Миров на той ступени сознания, которая будет достигнута в грядущих веках. Мудрость веков и Сокровенное Знание надо сочетать с будущим состоянием уровня сознания всего человечества. Потому пиши, не смущаясь ничем. Каждая нота затронет чьё-то сознание или сердце и их напитает. Пиши». (Запись от 27.12.57.)

И сознание важности доверенного, вместе с преданностью Учителю, давало ему способность выдерживать все препятствия, все трудности и нападения, которыми сопровождался его жизненный путь.

 

 

Записи Бориса Абрамова и учение Агни Йоги

Говоря о духовном наследии Бориса Абрамова, невозможно обойти стороной вопрос о том, в каком соотношении находится записанное им с учением Агни Йоги, созданном семьёй Рерих (в основном – Еленой Ивановной Рерих) в сотрудничестве с Великим Учителем. Как воспринимать уникальную духовную информацию, полученную Абрамовым? Ответ на этот вопрос дал сам Борис Николаевич: его Записи – это не продолжение Живой Этики и не новое учение, а комментарии на учение Агни Йоги с пояснением и углублением отдельных, наиболее важных тем и проблем этого учения. Как свидетельствовал Б. Данилов, «…Борис Николаевич никогда не считал и никому не говорил, что принимаемая им информация является каким-либо самостоятельным учением. Он считал, что основой для приближающейся Новой Эпохи является Агни Йога, и всегда помнил слова Великого Учителя, что Учение Живой Этики дано человечеству на тысячелетия. Зная, что получаемая им информация идёт из Высокого Источника, Борис Николаевич воспринимал её как Луч, который высвечивал со всех сторон глубину мудрости, данную человечеству для расширения и роста сознания. Под этим Лучом Учение Живой Этики, как драгоценный камень, вращаясь, подставляет его Свету свои составляющие грани. И это помогает людям уловить необъятную Красоту и Мудрость Агни Йоги»[8].

Так же считала и Наталия Дмитриевна Спирина, оставившая нам замечательные слова о духовном наследии своего наставника: «Совершенно особое впечатление производили Записи, когда Борис Николаевич Абрамов читал их на наших занятиях по Живой Этике. Как будто то, что мы изучали в этих книгах, придвигалось к нам, к нашему уровню, становилось нам ближе и доступнее. Нам открывались новые грани изучаемого, предмет как бы поворачивался перед нашим мысленным взором разными своими сторонами. Луч Учителя, идущий через эти Записи, высвечивал то, что мы раньше не замечали или недомысливали. Хотелось слушать и слушать эти тексты, такие близкие нам, и потом записывать и перечитывать их.

Борис Николаевич также получал Записи и от Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов, и их можно было отличить по стилю и по реакции, которую они вызывали. Этого рода Записи также очень много давали нам и информации, и предупреждений, и разъяснений. Чувствовалось живое участие во всём, что происходило в мире; и в то же время забота лично о нас, о наших трудностях и проблемах. Это и укрепляло, и вдохновляло.

Как уже говорилось, Записи незаменимы, как спутники книг Живой Этики. Они делают книги ближе к ним. Тот же неиссякаемый поток мысли Учителя струится через них, и, воспринятый ближайшим к нам иерархическим звеном, становится доступнее для нас. В помощь идущим за Основоположниками последователям по сложным, извилистым тропинкам земной жизни, самоотверженным труженикам Общего Блага даются эти труды. И по мере продвижения по пути духа они будут всё более и более оценены.

Признание влечёт за собой признательность. И чем больше мы будем получать духовных благ и знаний из этих необыкновенных текстов, тем больше будет расти наша благодарность давшему их нам»[9].

 

 

Тернии земного пути

Судьба харбинской группы последователей Рерихов, руководимой Абрамовым, была не простой – не говоря уже о судьбе самого Бориса Николаевича. В 1954 году приход к власти Н. С. Хрущёва открыл эпоху позитивных изменений в политической жизни страны. Русским, проживавшим за границей, было разрешено вернуться на родину. Этим правом воспользовались многие харбинцы, особенно те, кто приобщился к учению Живой Этики и знал о великом духовном значении России в будущей эволюции мира. К такому выбору призывали последователей Учения Жизни и сами Учителя – Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи, указывая в письмах (а позднее – в передаваемых Б. Абрамову Записях) на необходимость возвращения на родину. Одним из первых в СССР из Китая вернулся Б. А. Данилов со своей семьёй. А в 1959 году в Новосибирск приехали Абрамовы. С собой они привезли богатейшую библиотеку, в которой были и теософские источники, и книги Агни Йоги. Впоследствии, в 1989 году, Б. Данилов с единомышленниками организовал в Новосибирске издательский кооператив «АЛГИМ», который выпустил всю серию книг Живой Этики. Основой для этого издания послужили как раз книги из библиотеки Абрамовых.

Сразу же после возвращения Бориса Николаевича и Нины Ивановны Абрамовых на родину перед ними во всей своей остроте встала извечная проблема миллионов россиян – квартирный вопрос. Не обошлось и без нарушения предварительных планов и договорённостей, на которые Борис Николаевич рассчитывал. В своей книге Б. Данилов кратко описал то «хождение по мукам», которое выпало на долю четы Абрамовых в СССР. Открывая границу для всех, желающих вернуться из-за рубежа на родину, советские власти агитировали возвращающихся ехать на целинные земли и селиться там. Переезд из-за границы в города СССР был разрешен только тем, кого могли там обеспечить жилплощадью родственники или знакомые. В Новосибирске в это время жила одна из учениц Б. Н. Абрамова А. Н. Кочеунова с мужем, престарелой матерью и дочерью-инвалидом. Поскольку своего дома чета Кочеуновых не имела, решено было построить частный дом. Зная, что Абрамовы должны вернуться в СССР, не имея там жилья, Кочеуновы предложили сделать дом на две квартиры – для себя и для них. План был принят, началось строительство дома. В то время Борис Данилов работал шофёром грузовой машины и имел возможность помогать в строительстве этого дома, обеспечивая доставку стройматериалов. Как вспоминал Б. А. Данилов, работа продвигалась довольно быстро. Стены и крыша были уже построены и остались только внутренние отделочные работы. Но случилось непредвиденное. Ещё до начала этого строительства Кочеуновы подали заявление в горисполком на выделение им коммунальной квартиры, хотя надежды на то, что их просьба будет удовлетворена, практически не было: в очередях на получение жилья числились тысячи желающих. Но тут – вопреки всем ожиданиям – горисполком вдруг предоставил им жильё – две комнаты в коммунальной квартире. Получив ордер на вселение в коммуналку, Кочеуновы почему-то потеряли интерес к дальнейшему строительству почти готового собственного дома, а потом и вовсе решили его продать. Между тем почти в это же время Абрамовы получили визу на переезд в СССР и выехали из Китая. В соответствии с прежней договоренностью они приехали в Новосибирск и остановились у Кочеуновых, однако вместо дома с двумя отдельными квартирами им пришлось жить в двух проходных комнатах коммуналки, в которых разместилось шесть человек. Конечно, в таких условиях жить было невозможно, и Абрамовым пришлось срочно искать другое жильё. Но найти более приличные варианты с квартирой было практически невозможно. Приехавшие из Китая в СССР друзья сами ютились почти в таких же, если не худших, условиях. В 1957 году из Индии в СССР вернулся Ю. Н. Рерих. Б. Н. Абрамов, знакомый с ним с времён приезда Рерихов в Харбин, поехал в Москву повидаться с ним. Во время встречи, бывшей очень тёплой, Ю. Н. Рерих поинтересовался у Б. Н. Абрамова как тот устроился в Новосибирске. Узнав о жилищных мытарствах Абрамовых, он сделал попытку помочь им. Сам он тогда, совсем недавно вернувшийся на родину, не имел особых возможностей помочь Абрамовым с жильём, но рассказал об их трудностях знакомому академику, с которым был в хороших отношениях. Академик предложил Абрамовым казавшийся поначалу хорошим вариант. У академика была дача в Подмосковье, во дворе которой был небольшой флигель, в котором можно было жить и зимой. Хозяин дачи предложил Абрамовым переселиться в этот флигель. Предложение было принято, Абрамовы переехали в Москву. Однако решение жилищной проблемы оказалось недолгим. Предлагая Абрамовым занять флигель, академик не знал о том, что прописка в такого рода жилье могла быть только временной. А что значило в Советские времена не иметь постоянной прописки – хорошо известно тем, кто родился в СССР. В итоге перед Абрамовыми во всей полноте встала угроза необходимости возвращения обратно, в Новосибирск. Переезд из одного города в другой, да ещё на такие расстояния, стоил уйму денег, которых у Абрамовых и так не было. А самое главное – из-за постоянных переездов и связанных с ними переживаний здоровье Нины Ивановны сильно пошатнулось. Это значительно осложнило и без того гнетущую ситуацию. В итоге Абрамовы решили не возвращаться в Новосибирск, а найти жильё где-нибудь поближе к тому месту, где они находились. Как писал Б. Данилов, они перепробовали ещё несколько вариантов постоянного места жительства, которые не устроили их в силу разных обстоятельств, пока наконец в 1961 году не добрались до города Венёва Тульской области. Этот небольшой старинный город и стал их прибежищем на всю оставшуюся жизнь. Б. Данилов писал, что в Венёве была какая-то особенная, хорошая в духовном отношении атмосфера. И сейчас в этом городе радуют глаз красивые природные места, много храмов, и среди них Венёв-монастырь, в котором бывал сам Сергий Радонежский.

Однако и после того, как Абрамовы, казалось бы, наконец-то обрели свой угол, судьба не оставляла их в покое, подбрасывая им то одни, то другие трудности и осложнения. Им приходилось жить на крошечную пенсию, время от времени продавая последние привезённые из Китая вещи, чтобы купить что-то необходимое, на что совсем не хватало денег. Проблемы со здоровьем у Нины Ивановны не прекращались, что было во многом вызвано перестройкой её организма, связанной с раскрытием чакр – ведь Нина Ивановна была принятой ученицей Рерихов и духовная работа, совершавшаяся ею, в сочетании с далёкими от комфорта условиями жизни, давала себя знать. И Нине Ивановне, и Борису Николаевичу, принимавшему сообщения Учителей (для чего, естественно, требовалась предельная концентрация внимания), была необходима спокойная обстановка, отсутствие шума. Увы, комната в коммунальной квартире, куда заселились Абрамовы по приезде в Венёв, отнюдь не способствовала спокойной жизни. Не долго они жили в этой квартире – им пришлось искать вариант размена из-за наглого поведения соседей. Те на полную мощность включали радио в своей комнате и оставляли его в таком состоянии почти на весь день. Борис Николаевич пытался уговорить соседей вести себя по-человечески, убавить громкость. Они ненадолго убавляли громкость радио, а потом всё возвращалось на круги своя. Почему люди вели себя так? Конечно, основой такого поведения были их грубость, примитивизм, эгоистичность и полное отсутствие культуры. Но помимо всего этого была и ещё одна, известная только Абрамовым, причина неадекватного поведения соседей.

В Учении Жизни много говорится о силах зла, существующих как среди обычных людей, так и в Тонком мире. О борьбе с этими силами и их атаках на Б. Н. Абрамова и круг его учеников в его Записях говорится очень много. Эта борьба началась ещё в Харбине, во время занятий Абрамова с учениками, изучающими основы Живой Этики, и не прекращалась до самого конца его жизни. В Агни Йоге сказано, что развоплощённые, астральные силы зла могут быть ничуть не менее опасными, чем живущие на земном плане люди злой воли. Астральные силы тьмы умеют подсудно воздействовать на сознание неразвитых в духовном отношении людей, тем самым управляя их поведением в нужном им русле. Духовная работа, проводимая Б. Н. Абрамовым по приёму сообщений и ведению их записи, сделала Абрамовых объектом преследования со стороны тёмных сил. Как отмечал Учитель, «…Кроме обычных причин очень мешают ухищрённые попытки тёмных, которые стараются всеми способами воспрепятствовать Общению. Для них это Общение – что бельмо на глазу. Оно всегда вызывает с их стороны ярое противодействие». (Запись от 15.10.56.)

Незримые слуги тьмы старательно обрабатывали сознания людей, с которыми Абрамовым доводилось жить за одной стеной или просто общаться – начиная от соседей и заканчивая, казалось бы, духовно близкими людьми, бывшими учениками Бориса Николаевича. Эта «обработка» часто достигала своей цели. Вот потому-то Абрамовым и не было покоя от соседей в той коммунальной квартире, в которую они вселились по приезде в Венёв. В своём дневнике Б. Н. Абрамов записывал: «Только что сосредоточился, как за стеной заревело радио. Тёмные и покорные исполнители их недобрых внушений все способы применяют, чтобы пресечь поток восприятий. Но на преодолении этих препятствий основывается восхождение духа. Чем сильнее препятствие, тем сильнее растущая на его преодоление мощь.

(…) Записи не получились, несмотря на усиленные попытки. Восприятия[10] мои и Нины в эти дни прекратились. Пишется с трудом. Соседи осатанели с радио. Орёт целый день. Нине[11] нет от него спасения. Состояние невесёлое у обоих»[12].

Но всё же, несмотря на эти постоянные сложности, Б. Н. Абрамов заставлял своё сознание повиноваться силе воли и концентрироваться на главном. Учитель поощрял его, ставя перед ним задачу обрести умение превозмогать любые негативные условия. Возможно, именно к этому периоду жизни Абрамовых относится сообщение Учителя: «Вот уже можно писать при всяких условиях: в тишине и молчании, под звуки радио, шум и разговоры, здесь и там, на новом месте и старом, больным и здоровым, но при равновесии сознания. Это победа». (Запись от 14.03.59.)

Тем не менее, жить с такими соседями за стеной было очень трудно, и поэтому Абрамовы решились на обмен жилья. Из коммунальной квартиры они перебрались в одноэтажный деревянный дом, в котором было несколько квартир с изолированными входами. Рядом с домом был небольшой дворик и участок земли под огород; правда, в самом доме не было удобств, а отопление было печным. Само собой, идеальной тишины и в этом доме они тоже не нашли. Но, по-видимому, вопрос шума за стеной не стоял теперь перед ними так остро, как раньше.

В своей книге Б. Данилов подчёркивает, что, несмотря на все сложности и превратности жизни – а их Абрамовым довелось хлебнуть предостаточно – Борис Николаевич никогда не жаловался на трудности, не впадал в уныние, не демонстрировал недовольства. Помогали ли ему в этих трудностях Учителя? Помогали, конечно, но лишь до предела того, что дозволено кармой. Одно из важнейших положений духовного ученичества гласит: для развития духовных сил ученика необходимы трудности и страдания. Конечно, никто не создавал их для Б. Н. Абрамова специально – жизнь сама всегда щедра на испытания, а особенно по отношению к тем, кто желает приобщиться к высшим, духовным познаниям. Во время Общения с Учителями Б. Н. Абрамову передавалось: «Распятие духа во плоти есть удел каждого человека. (…) Тяжкий земной путь надо пройти. И у кого же из достигших он был лёгок? Огни рождаются, крепнут и аккумулируются в условиях противодействий, препятствий, трудностей и отягощений. И чем они напряжённее и сильнее, тем сильнее ответные огни. Потому для растущего и восходящего духа накопление и кристаллизация огней и развитие психической энергии идёт нога в ногу с ростом трудностей и препятствий. Усилившись и возросши на препятствиях более лёгких, он, естественно, вызывает на себя волны более мощных явлений, дабы стать ещё более сильным. Вот почему отягощение обстоятельствами идёт в соответствии с ростом сил духа. Поднять килограмм может и ребёнок, но поднять непомерную тяжесть под силу лишь тому, чьи мускулы закалены рядом предшествующих усилий по поднятию тяжестей. Процесс усиления вызывается устремлением, привлекающим на себя волны противодействующих условий среды. Чем быстрее летит самолёт, тем сильнее сопротивление воздуха. Причина лежит в быстроте движения аппарата. Этому закону подчинён и рост духа. Трудности прямо пропорциональны быстроте продвижения. …». (Запись от 11.03.56.)

Жизненный путь Бориса Николаевича завершился в 1972 году. В тот год выдалось очень тяжёлое, жаркое, засушливое лето. Температура стояла тогда свыше тридцати градусов, из-за засухи начались пожары торфяников, воздух заволокло едкой гарью (похожая ситуация повторилась летом 2010 года). В то время Борису Николаевичу пришлось заниматься заготовкой дров на зиму – ему самому приходилось пилить и колоть их. Физическое перенапряжение при неестественной жаре не прошло бесследно – 6 сентября Б. Н. Абрамова на «Скорой» увезли в больницу. Выйти оттуда ему было не суждено – в тот же день во сне он ушёл из жизни.

Нина Ивановна не скоро оправилась от этого удара, но тем не менее прожила ещё довольно долго, став верной хранительницей духовного наследия, оставленного мужем. Б. А. Данилов пишет, что жизнь её была очень сложна, она всё больше замыкалась в своём внутреннем мире. К счастью, ей оказывали помощь москвичи Е. Николаев и О. Тананаева, привозили продукты, помогали по дому[13].

 

 

Весть передавший

Нина Ивановна очень остро ощущала свою ответственность за оставленные ей на хранение Записи Б. Н. Абрамова, и поэтому уже в 1975 году решила передать их в надёжные руки. Её выбор остановился на Б. А. Данилове.

О своём решении Н. И. Абрамова известила Б. А. Данилова, пригласив его приехать в Венёв и забрать при первой же возможности оставленное Борисом Николаевичем наследие. Приехавший к ней в том же году Б. А. Данилов поинтересовался, почему выбор Нины Ивановны остановился именно на нём. Нина Ивановна ответила, ссылаясь на Записи: «Есть слова, которые относятся к Вам: «…и Борис принесёт кирпич на построение Нового Храма»». На вопрос Бориса Андреевича, что ему делать с этими Записями, Н. И. Абрамова сказала: «Придёт время, и будет ответ, а пока храните как величайшую ценность»[14].

Нина Ивановна передала тогда Борису Андреевичу все имевшиеся у неё Записи – более 50-ти исписанных аккуратным мелким почерком тетрадей, каждая из которых была объёмом 200-250 страниц. Как пишет Б. А. Данилов, последняя его встреча с Ниной Ивановной состоялась в 1993 году – больше ему не довелось с ней увидеться[15]. Она ушла из жизни в июле 1994 года.

Переданное Б. А. Данилову наследие было основной частью Записей, сделанных Б. Н. Абрамовым за всю его жизнь. Некоторая часть его Записей имелась у А. П. Хейдока, кроме того, были они и у Н. Д. Спириной и других учеников Б. Абрамова, живших в основном в Новосибирске.

Записям Бориса Абрамова суждено было прийти в мир довольно скоро. В конце 1980-х годов по стране пронёсся ветер перемен, духовные учения, не укладывающиеся в прокрустово ложе узко-материалистической советской идеологии, наконец-то вышли из подполья. Книги Агни Йоги, ранее распространявшиеся только в самиздате, тайно, – в плохих ксерокопиях с еле пропечатанным текстом или и вовсе переписанные от руки – стало возможным издавать официально. Б. А. Данилов с единомышленниками создал в Новосибирске издательский кооператив «АЛГИМ», чтобы издавать литературу по Живой Этике. В этом же году в Москву приехал С. Н. Рерих. Б. А. Данилов со своим коллегой по кооперативу Ю. М. Ключниковым попросили С. Н. Рериха о встрече. По воспоминаниям Б. Данилова, встреча состоялась и была очень тёплой. Во время встречи обсуждались перспективы издательской деятельности. Б. А. Данилов и Ю. М. Ключников собирались начать её с издания книг Агни Йоги. С. Н. Рерих одобрил эти планы и пожелал новосибирцам успехов в этом важном деле. Он также посоветовал им найти возможность опубликовать «Тайную Доктрину» Е. П. Блаватской, сказав: «Пришло время очистить от всех наветов память великой русской женщины – Елены Петровны Блаватской».

Во время этой встречи Б. А. Данилов поднял вопрос и о судьбе Записей Б. А. Абрамова, спросив С. Н. Рериха, можно ли публиковать эти материалы. Святослав Николаевич ответил, что сначала надо опубликовать книги учения Живой Этики и сборники писем Е. И. Рерих, а затем можно издавать и Записи Б. Н. Абрамова. Как пишет Б. А. Данилов, «Уходили мы от Святослава Николаевича, окрылённые радостью встречи, и было неизгладимое впечатление от того обаяния, которое исходило от этого необычного человека. И невольно пришла мысль: если от сына излучалась такая энергия, то какие же ощущения были у людей, имевших счастье общения с Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем?[16] »

Книги Живой Этики были изданы Б. А. Даниловым и его коллегами по «АЛГИМу» в Новосибирске в 1990 году. Таким образом, честь первого издания книг Учения Жизни в перестроечную эпоху принадлежит именно новосибирцам. А в 1993 году широкая публика (прежде всего, конечно, те, кто интересовался духовным наследием Рерихов) смогла познакомиться с первым томом Записей Б. Абрамова. Б. А. Данилов начал их публикацию с текстов, записанных Б. Абрамовым в 1960 году. Книги Записей Б. Н. Абрамова решено было назвать «Грани Агни Йоги». Тогда ещё, по-видимому, издатель «Граней Агни Йоги» не знал, как будут они восприняты широкой публикой, будут ли они поняты и востребованы ею. Но результат превзошёл все ожидания – Записи Б. А. Абрамова стали незаменимым источником духовных знаний для десятков тысяч людей по всей стране. Читатели со всех концов России, а вскоре и из-за рубежа стали присылать восторженные отзывы на тексты Абрамова, и Б. А. Данилов не жалел своих сил, готовя к изданию всё новые и новые тома «Граней Агни Йоги».

До конца своих дней Б. А. Данилов занимался не только изданием «Граней Агни Йоги», но и их распространением среди русскоязычных читателей в зарубежных странах. Даже в 80 с лишним лет он сам ходил на почтамт и отправлял бандероли с новыми, только что изданными томами бесценных Записей в Польшу, Германию, Францию, США, Израиль и другие страны.

Борис Андреевич ушёл из жизни 17 июня 2011 года, на 85-м году жизни – ушёл, выполнив свою светлую миссию до конца. Благодаря ему истинное духовное сокровище – живое Слово Учителей, записанное его земным учителем Борисом Абрамовым – дошло до нас.

Нам осталось лишь добавить, что люди, по-настоящему стремящиеся к духовной самореализации, уже оценили духовный труд Б. Н. Абрамова. Его Записям суждено большое будущее – об этом говорили сами Учителя. Обращение к подобному источнику имеет огромное значение и в наши времена, так как наша сложная эпоха, как говорится в Записях Б. Абрамова, даёт всем и каждому уникальные возможности ускоренного духовного роста. Об этом особом признаке нашего времени Великий Учитель сказал: «Я вас Зову. Никогда ещё на Земле не было условий, столь благоприятных для нахождений духа. Как бы открыты врата ко всему, к чему так длительно и так безнадёжно в прошлом устремлялся человек. На что раньше требовались долгие жизни, теперь можно быстро достигнуть.

Уши откройте, протрите глаза. Великое знание Даётся в руки ваши. Эпоха Огня наступила. Огнями внутри вас познаете Тайны Огня. Великое время пришло. Знание получить ко Мне придите, чтобы через Меня получить обещанное и предназначенное вам от века. Ещё и ещё усилие приложите сбросить с глаз повязку невежества. Время постижения Великого Знания пришло. Так Говорит Шамбалы Владыка Сам». (Запись от 05.08.56.)

Нам остаётся лишь претворить в жизнь этот пламенный призыв.

 

Примечания:

[1] На сайте Сибирского рериховского общества http://www.sibro.ru/ можно найти много интересных материалов о Б. Н. Абрамове и фотографии его рисунков.

[2] Термин «круг» применительно к обществу учеников эзотерических знаний использовался ещё в теософской традиции и литературе. – Прим. сост.

[3] Данилов Б. А. «Весть принесший». Новосибирск, 1997. С. 26.

[4] Данилов Б. А. «Весть принесший». С. 37.

[5] «Лампадой пустыни» в традициях Белого Братства называется высокая ступень духовного совершенства, достигнутая подвижником духа. «Лампада пустыни – так называется ступень одиночества Свет дающего духа…». (Запись от 13.10.56.) – Прим. сост.

[6] Н. К. Рерих ушёл в иной мир в 1947, а Е. И. Рерих – в 1955 году. – Прим. авт.

[7] Так метафорически сказано о людях, способных к ускоренной духовной эволюции. – Прим. авт.

[8] Данилов Б. А. Весть принесший. Новосибирск, 1997. С. 25.

[9] http://knigi.sibro.ru/books/detail/30762

[10] Б. Н. Абрамов называл сообщения Учителей (и свои Записи, сделанные на их основе) «восприятиями». – Прим. авт.

[11] Речь идёт о Нине Ивановне Абрамовой. – Прим. авт.

[12] Запись без даты. См.: Данилов. Весть принесший. С. 90.

[13] Данилов Б. А. Весть принесший. С. 36.

[14] Данилов Б. А. Весть принесший. С. 35.

[15] Данилов Б. А. «Весть принесший». С.36.

[16] Там же. С. 36.

 

 


№70 дата публикации: 28.07.2017

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020