Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

А. Марианис

 

Рерихи в Москве и на Алтае

К 90-летию со дня приезда Рерихов в Россию во время Центрально-Азиатской экспедиции.

 

По материалам книги А. Марианис «Николай Рерих. Мистерия жизни и тайна творчества». М.: ЭКСМО, 2015.

 

Ровно 90 лет тому назад, в июне 1926 года Николай Константинович, Елена Ивановна и Юрий Николаевич Рерихи посетили Россию в ходе основного этапа своей знаменитой Центрально-Азиатской экспедиции 1925 – 1928 годов.

В Москву Рерихи прибыли не просто как путешественники, но как посланники духовных Учителей Востока, передавших советскому правительству важные предупреждения и советы относительно проводимой им внутренней и внешней политики. Кремлёвские стратеги не поняли важности этих советов, не услышали мудрых предупреждений о грозящих бедах – и в итоге страна вступила в самый трагический период своей истории.

Дневники Рерихов сохранили для нас основную суть плана Учителей и смысл их послания руководству страны, и сейчас, спустя почти век, мы можем видеть, насколько мудрым и дальновидным был этот план, ради выполнения которого Рерихи приехали в Россию, посетив Москву и встретившись с членами правительства. Поскольку о сути предупреждений, переданных Рерихами советскому правительству, уже говорилось в наших прежних публикациях [1], остановимся теперь на внешних событиях жизни Рерихов во время их пребывания в России в 1926 году.

Непосредственно перед приездом в Россию экспедиция Рерихов прибыла в Урумчи, столицу провинции Синьцзянь (Китайского Туркестана). В Урумчи находилось советское консульство, в котором художнику и членам его семьи надлежало получить визы на въезд в Советский Союз. Приехав в Урумчи, Рерихи долго не могли найти подходящего жилья. Все дома, в которых можно было остановиться приезжим, были уже переполнены. Пришлось какое-то время пожить в юртах за городом. Сам город, несмотря на свой статус столицы, был грязным и неустроенным: во время обильных дождей по улицам невозможно было пройти из-за потоков грязи. Китайские власти заботились о чём угодно, только не о благоустройстве своей столицы. Членам экспедиции пришлось пробыть в этом городе чуть более месяца в ожидании советских виз. Н. К. Рерих провёл это время не только в работе, но и в общении с советским консулом Александром Ефимовичем Быстровым, искренне заинтересовавшимся философскими взглядами художника.

Из Урумчи Рерихи проследовали до озера Зайсан, где перешли советскую границу. 13 июня они были уже в Москве, куда к этому времени из Нью-Йорка приехали их ближайшие американские сотрудники – Зинаида и Морис Лихтманы. Художник по понятным причинам не афишировал свой визит в Москву, но от следившей за ним английской разведки этот факт, конечно, не укрылся. В столице Рерихи пробыли до 22 июля, успев за это время встретиться с Г. В. Чичериным, А. В. Луначарским, Н. К. Крупской и другими виднейшими деятелями СССР и посетить много интересных музеев.

Н. К. Рерих передал в дар советскому правительству написанную им в 1925 году серию картин «Майтрейя» и ещё несколько полотен, созданных приблизительно в то же время. Вначале картины предполагалось передать в Третьяковскую галерею, однако потом они были подарены М. Горькому, которого связывала с Рерихом давняя дружба. Горький завещал после его смерти передать эти картины в художественный музей его родного города – Нижнего Новгорода, где они ныне и находятся.

В Москве Н. К. Рерих получил разрешение посетить Горный Алтай, где планировалось организовать корпорацию «Белуха». Экспедиции предстояло там провести первую разведку полезных ископаемых, для чего планировалось привлечь к её работе геологов.

22 июля 1926 года Рерихи и Лихтманы отправились из Москвы на Алтай. В. М. Сидоров в своей повести «Против течения» передавал воспоминания участницы тех событий, Зинаиды Фосдик (тогда она носила фамилию Лихтман), о пребывании в Москве вместе с Рерихами и об их встречах с членами советского правительства: «Вдова Ленина. Луначарский. Чичерин. Как вы понимаете, это были наиболее интеллигентные представители советского правительства, но, как вскоре выяснилось, серьёзного влияния на положение дел в стране они не имели. А с теми, кто имел, Рерихи не намеревались встречаться. Однако информация о Рерихах, очевидно, достигла самых верхов. И вот – это было уже к концу нашего пребывания в Москве – позвонили от Дзержинского. Тот изъявил желание лично побеседовать с Рерихами.

Отказаться от встречи было невозможно. Нехотя Николай Константинович и Юрий отправились на Лубянку. А дальше произошло следующее. Рерихи сидят в приёмной. Ждут. Проходит полчаса, час. Они вдруг замечают, что начинается какая-то беготня. Мелькают взволнованные и испуганные лица. Выходит секретарь. Извиняется.

Говорит: “Поезжайте обратно. Приёма сегодня не будет”.

А назавтра мы узнали о скоропостижной смерти Дзержинского. Он умер в тот момент, когда Рерихи находились у него в приёмной. Но на этом история не кончилась. Получилось так, что с нашего балкона мы наблюдали, как хоронили Дзержинского. Траурная процессия шла медленно и мы имели возможность рассмотреть членов правительства, несущих гроб. Угадали Троцкого, угадали Сталина – они шли рядом. Во всём этом было, право, что-то фантастическое: внизу – красноармейцы, чекисты, большевистские вожди, а в высоте над ними и как бы недосягаемые для них – мы.

На другой день после похорон Дзержинского мы уезжали из Москвы. Казанский вокзал. Агент, сопровождающий нас, суетится возле нас и умоляет:

– Говорите, господа, только по-английски. Только по-английски. Иначе с таким огромным багажом вас не посадят.

Мы вняли его совету и благополучно погрузились в поезд. Отъехав, мы вздохнули с чувством облегчения, потому что, честно говоря, после звонка Дзержинского ощущение тревоги не покидало нас» [2].

С 26 июля по 26 августа 1926 года экспедиционная группа пробыла в Сибири, совершив путешествие из Новосибирска, куда они прибыли из Москвы поездом, до села Верхний Уймон через Барнаул, Бийск, село Алтайское, Усть-Коксу. Верхний Уймон стал базой экспедиции в этих краях; Рерихи поселились в доме старовера Вахрамея Семёновича Атаманова, а их спутники Лихтманы – в другом доме.

Экспедиционная группа находилась на Алтае не столь долго, но за это время художник начал несколько картин, а также сделал большое количество этюдов, эскизов и набросков, легших в основу картин, написанных несколькими годами позднее. Как вспоминали жители уймонской долины, Рерих часто выезжал в горы на этюды, а стены его комнаты в доме Вахрамея Атаманова, у которого жили Рерихи, были вся увешаны этюдами с видами окрестных гор.

 

Рерихи на Алтае. 1926

 

Конечно, далеко не все из этих картин и этюдов сохранились. К числу утерянных работ относят этюд портрета жительницы села Верхний Уймон В. И. Бочкарёвой в старинном русском наряде, который носили алтайские староверы; этюд «Катунь», рисунок алтайской юрты.

Во время остановки экспедиции в Уймонской долине художник не раз запечатлел на своих эскизах священную для алтайцев гору Белуху. В настоящее время известны как минимум три этюда и картина с названием «Белуха». С образом Белухи не обошлось без загадок, часто сопровождавших творчество художника. Известно, что на одном этюде Рерих написал южный склон Белухи. О том, с какого места художник мог писать эту гору в том ракурсе, который показан на этом этюде, имеются интересные точки зрения. Г. Д. Ярцева в книге «Рерих и Алтай» пишет, что барнаульский художник и исследователь творчества Рериха Л. Цесюлевич уверен, что Николай Константинович писал эту гору с натуры, а программист П. Куличенко благодаря компьютерным расчётам пришёл к выводу, что точка, с которой Рерих писал этот этюд, «...находится на высоте 400 метров над уровнем моря и на большом удалении от Верхнего Уймона, в двух днях пути; на дорогу туда и обратно пришлось бы затратить не менее четырёх дней. Такого времени у Рериха не было, да и старожилы не упоминали о столь длительной его поездке. Куличенко предполагает, что с этой точки Рерих не мог видеть Белуху физически и что он видел её духовным зрением» [3].

Отметим, что, каково бы ни было реальное положение вещей, есть немало свидетельств (в их числе – знаменитая картина «Сжигание тьмы»), что Н. К. Рерих  действительно обладал необычными духовными способностями, проявлявшимися в его творчестве.

Известно, что именно на Алтае Рерих начал писать одну из самых известных своих картин – «Сосуд нерасплёсканный» (картина была завершена в 1927 году). В своём дневнике художник писал: «Начата картина “Сосуд нерасплёсканный”. Самые синие, самые звонкие горы. Сама чистота, как на Фалюте. И несёт он с горы сосуд свой». [4]

 

«Сосуд нерасплёсканный». 1927

 

Ряд российских искусствоведов-рериховедов (в их числе В. Е. Ларичев, Е. П. Маточкин, [5] Л. Р. Цесюлевич [6] и другие) в своих исследованиях указали на связь многих картин Рериха с сибирской, в частности, алтайской тематикой. К числу таких картин они отнесли не только те произведения Рериха, которые были написаны или начаты художником на Алтае в 1926 году, но все, которые, независимо от даты их создания, были связаны с алтайской тематикой, то есть природой, фольклором, культурными традициями Алтая. К таким работам относят и полотна, на которых можно увидеть характерные очертания алтайских гор, запечатлённые художником на этюдах во время работы на Алтае. Примером подобных произведений является написанная в 1943 году картина «Победа (Змей Горыныч)», на которой русский богатырь стоит рядом с побеждённым чудовищем на фоне узнаваемых очертаний вершин Белухи. [7] Эту картину младший сын художника, Святослав Николаевич Рерих, в 1975 году подарил Сибирскому отделению Академии наук, и с тех пор картина находится в Доме Учёных Сибирского отделения Российской Академии наук.

 

«Победа (Змей Горыныч)». 1943

 

Легенды, слышанные Рерихом на Алтае, вдохновили его на создание второго варианта картины «Чудь подземная». Первая картина на эту тему была написана Рерихом в 1913 году, второй вариант был закончен в 1928 или 1929 (1930) году.

 

«Чудь подземная. (Чудь под землю ушла)». 1913

 

На Алтае Рериху приходилось слышать много легенд о подземном народе – Чуди; эти легенды, конечно, перекликались с алтайскими легендами о Беловодье – месте, где живут святые люди, и с восточными легендами о Шамбале и о подземном народе Агарти. В статье «Подземные жители», написанной в 1928 году, Николай Константинович писал: «В горах Алтая, в прекрасной горной долине Уймон седой старовер сказал мне: «Я докажу вам, что легенда о чуди, подземном народе, не фантазия! Я приведу вас ко входу в подземное царство»».

В своих путевых заметках, включённых в книгу «Алтай – Гималаи», художник пишет: «Среднеазиатское предание говорит о таинственном подземном народе агарти. Приближаясь ко входам в его благое царство, все живые существа умолкают и благоговейно прерывают путь. Вспомним русское предание о таинственной чуди, ушедшей под землю от преследования злых сил. Священная легенда о подземном граде Китеже ведёт в тот же тайник.

Вся земля толкует о подземных городах, хранилищах, о храмах, ушедших под воду. И русский, и нормандский крестьянин знает это одинаково твёрдо. Так же как житель пустынь знает о сокровищах, иногда сверкающих из-под волн песков и снова – до времени – уходящих под землю. Не о суеверии, но о знании говорим. О знании, выраженном в прекрасных символах. Зачем сочинять, когда истинного так много, когда в Ла-Манше и сейчас виден город, "ушедший под воду"». [8]

 

«Чудь подземная». 1928 (1929)

 

Пребывание на Алтае оставило у Рерихов много самых незабываемых впечатлений и тёплых воспоминаний, о чём художник писал в своих литературных работах. «Эта строительная хозяйственность, нетронутые недра, радиоактивность, травы выше всадника, лес, скотоводство, гремящие реки, зовущие к электрификации – всё это придаёт Алтаю незабываемое значение!» [9] – писал Николай Константинович.

Художник особенно подчёркивал историческую и культурную значимость Алтая, пока ещё не оценённую современной наукой. «И в доисторическом, и в историческом отношении Алтай представляет невскрытую сокровищницу», [10] – утверждал Рерих. Говоря о доисторической значимости Алтая, мастер, возможно, намекал на неизвестные современной науке древнейшие эпохи истории человечества, то есть времена существования ушедшей цивилизации, предшествовавшей современному человечеству.

В настоящее время некоторые необычные находки, сделанные энтузиастами в Сибири и на Алтае, породили в определённых слоях общества интерес к далёкому прошлому русских северных земель. Появилась даже паранаучная (или, как её часто называют, псевдонаучная) теория существования реальной исторической (а не только мифической) Гипербореи, под которой понимают таинственную древнейшую цивилизацию Севера, народы которой жили в том числе и на землях Сибири. Последователи данной теории проводили даже неакадемические исследования с целью поиска артефактов существования данной цивилизации. Конечно, выводы последователей данной теории весьма далеки от подлинно научных оценок, но сам факт появления в определённых слоях общества интереса к доисторическому прошлому русского севера показателен.

Алтай и вообще Сибирь духовный Учитель Рерихов, Махатма Мориа, считал главным очагом будущей цивилизации всей планеты, духовным центром нового типа культуры, который в будущем объединит всё человечество. В дневниках Рерихов записано немало высказываний Учителя насчёт будущего Алтая: «Дом у Мории решён на Алтае»; [11] «Алтай Нами избран. <…> Алтай – древо жизни, и жданное идёт». [12]

В августе 1926 года экспедиция Рерихов покинула Алтайский край и направилась в Монголию. Но чудесные образы алтайских высот не раз возникали на картинах великого художника уже спустя много лет после путешествия по этой благословенной земле.

Тайна подлинной миссии, выполняемой Рерихами во время их приезда в Россию в 1926 году, даже теперь, спустя 90 лет после тех событий, практически не известна современным историкам. Но придёт время, когда эта краткая, но исключительно важная страница деятельности наших великих соотечественников будет изучаться во всей её многоплановости…

 

 

Примечания

[1] Марианис А. Тайна Великого Плана. http://grani.agni-age.net/index.htm?issue=66&article=6314

[2] Сидоров В. М. Против течения. М., 1991.

[3] Ярцева Г. Д. Алтайский цикл картин Н. К. Рериха. http://altay.sibro.ru/roerich/ral12.php

[4] Рерих Н. К. Алтай – Гималаи. http://www.koob.ru/rerih/altai_gimalai

[5] Ларичев В. Е., Маточкин Е. П. Рерих и Сибирь. Новосибирск, 1993.

[6] Цесюлевич Л. Р. На Алтае // Н. К. Рерих. Жизнь и творчество. Сб. статей. М., «Изобразительное искусство, 1978. См. также: Рерих на Алтае. http://www.obretenie.info/txt/cesulevich_altay.htm

[7] Маточкин Е. П. «Победа» Н. К. Рериха // Рерихи и «Живая Этика». Новосибирск, 1991.

[8] Рерих Н. К. Алтай – Гималаи. http://www.koob.ru/rerih/altai_gimalai

[9] Рерих Н. К.Сердце Азии // Рерих Н. К. Врата в будущее. М.: ЭКСМО, 2010. С. 308.

[10] Там же. С. 309.

[11] Агни-Йога. Высокий путь. Ч.1. М.: Сфера, 2002. Запись от 30.09.23.

[12] Агни-Йога. Высокий путь. Ч.1. Запись от 28.10.23.

 

 


№66 дата публикации: 16.06.2016

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020