Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Виктор Михайлов,

член Союза писателей России

 

Рассказы

Быстро поднятое не считается упавшим

Вместо того, чтобы начинать бороться с возникшей нестандартной ситуацией, необходимо изучить, понять и предотвратить предпосылки феномена. Не поняв целей, методов и степеней развития, невозможно начать предотвращать. А есть ли вообще что-то глобальное, к чему стремиться, кто бы то ни был, сметающий всё на своём пути, для достижения желаемого? Не усложняет ли мир то самое будущее, которое сам для себя и прописывает? Если паника поднята напрасно, то всё упрощается желанием прослыть очередным пророком. А ежели те, кто в разные времена определил, изыскал предопределённое, окажется прав, то есть ли варианты избежать или приблизить предрекаемое.

Есть один простой вариант, при помощи которого, как мне кажется, падёт, рухнет самими же нами выстроенный карточный домик ничем не скреплённых, мало связанных, а то и вовсе, прямо противоположных нагромождений из условий, при которых произойдёт самоуничтожение. Которое уже было неоднократно на нашей планете. Раз что-то уже было, как нам кажется, то почему оно же не должно произойти ещё раз. Круговорот, переходы одного состояния вещества в другое, спирали развития истории, неизменная возможность, выехав из отправной точки, вернуться сюда же, двигаясь только в одну сторону.

Простота решения ошеломляет, если добраться до сути. Всё уже когда-то было, происходило в той или иной степени. Постоянные повторения, даже если они чуть смещены во времени и пространстве, усыпляют и отталкивают от состояния блаженства, возникающего после многочасового обдумывания вариантов возможного, предрекаемого и неосуществимого. Если чуть абстрагироваться, вспомнить уже давно сказанное, но практически мимо ушей пропущенное высказывание, что если вернуться к теории эфира ещё раз, взять именно её за основу, то многие нестыковки выстроятся в понятное и объяснимое.

Возвращаясь к нашим баранам, постараемся выскочить из постоянного состояния стресса, уяснив для себя, что всё самое сложное состоит из самых простых составляющих. Раз всё повторяется, возвращается на свои рельсы, движется по кругу или спирали, почти замкнуто и вращается вокруг чего-то, то не именно ли это суждение мешает, затмевает, «замыливает» глаз. Всё, что есть сейчас, уже было. Оно самое или очень похожее.

Дежавю – психическое состояние, при котором человек ощущает, что он когда-то уже был в подобной ситуации, однако это чувство не связывается с конкретным моментом прошлого, а относится к прошлому, в общем. Каждый из нас слышал о таком чувстве, а большинство его испытывало. Чувство, когда ты уже это видел, был здесь, говорил с кем-то, все это уже было. Мы можем в деталях вспомнить помещения, в которых до этого мы никогда ранее не были, людей, с которыми мы никогда до этого не встречались и тому подобное. Почему это происходит? Как оно появляется? Многие задаются этими вопросами, но ответы на них всё так же поглощены мраком. Не есть ли всё, что сейчас происходит, хорошо продуманным, отлично исполненным «дежавю» мирового масштаба?

Не утруждая себя, повторяем уже созданное, а боремся с вырвавшимся из под контроля, выпущенного сознательно из темницы теми же, хорошо известными и испробованными способами. Уверив в прекрасно преподнесённое, понимаем, что только предложенное теми же, кто преподнёс, является единственно верным исходом. Условно, двое находящихся в одном кабинете, сидящих за одним рабочим столом, внедряют замкнутый сам на себя продукт миропонимания. Придуманный и обоснованный ими же самими. Опускаю сознательно при этом возможный вопрос и ответ – кто они, что они и зачем здесь. Дело не в этом пока ещё.

Сделаем два шага назад, три в сторону и замрём. Выдохнем, вдохнём и снова совершим выдох. Полной грудью и провентилируем загаженные сажей лёгкие. Приведём в нормальное состояние сердечный ритм, пульс… поправим причёску и взглянем на «базарную площадь» чуть по-иному. Ни сверху, сбоку, изнутри или снаружи, а, например, снизу. Поставим вопрос не так, как привыкли, как приучили, как заставили, навязали. Быстро поднятое не считается упавшим. Для простоты, можно подыграть, принять правила игры и найти то, что ещё никогда не повторялось. Вот именно это и есть выход из того круга, который мы сами для себя замкнули. Причём, вариантов ответа может быть неисчислимое множество, как покажется на первый взгляд. Но, как сказал великий хоккеист: «Любая шайба, пересекающая линию ворот, считается голом». Только сбросив с плеч придуманную тяжесть обстоятельств ведущих, якобы, к финалу, можно расправить крылья и полететь, осознавая, что великое слово – воздухоплавание кем-то и для чего-то было придумано…

 

 

Звёздочка в ночи

Когда есть с кем поговорить, нет недостатка в общении, если сам себе всё ещё интересен и, как прежде востребован окружающими, есть желание впасть в состояние осознанной и искусственной безысходности. Вогнать себя в угол, отрезать пути отступления, сжечь мосты и попытаться выбраться из нападок на себя самого себя. Нет, не бой с тенью вести и не заниматься самобичеванием, а попытаться выстроить привычный ряд вопросов в несколько иной ранжир. Когда собеседник чётко не обозначен, присутствует уверенность, что не наступит час наставлений и необоснованных советов. Действительно, зачем советовать самому себе, если есть полная уверенность, что советы, это то, что не удалось сделать тому, кто увлечён подобным занятием.

Полное уединение, вечер, языки пламени, потрескивание берёзовых дров и она – звёздочка в ночном небе. Даже не чётко обозначенная, избранная, выделенная из мириад подобных, а абстрактная, периодически появляющаяся на небосклоне. То скрываемая низкими облаками, то выныривающая на свет Божий. Не как маяк, путеводная или вифлеемовская звезда, а только в виде «музыкального сопровождения» к бессловесному разговору с тем, кто, волею судьбы и ошибкой «мастера», стал ею. Не всё так грустно и напыщенно и никаких подспудных сносок, отсылок к нетрадиционности. Отнюдь.

Выбор сделан. Сотоварищ по взращиванию небоскрёбов головоломных извращений в хорошем понимании этого слова, избран. Трибуны заполнены до отказа пламенем и светом. Он, ставший ею, слегка повёрнут, обращён взором, ликом в сторону плавного перехода света во тьму. Свежее полешко в печь, словно оборот песочных часов, обозначает очередной раунд противостояния. Бескровного, безболезненного, порой приятного, многообещающего и полезного, если есть потребность получать удовольствие от разговора с собой посредством куклы и при содействии звёздочки в ночи. Кости брошены.

Кстати. Она – это не стремление из петуха сотворить курицу при помощи некоторых манипуляций, а банальный кусок осиновой деревяшки. Однажды, после просмотра фильма про индейцев, решил изобразить Зоркого Сокола, его же – Гойко Митича, но чуть переусердствовал с ножом и стамеской. Плечевой пояс чуть заузил, грудные мышцы не доработал, шею сделал слишком тонкой. У нас же как – чтобы не делали, получается автомат Калашникова. Не выбрасывать же новое, которое делалось по известному образцу, чтобы стать старым. Нас по этой причине и не понимает остальной мир. Они из всего выгоду извлекают, а мы делаем всегда одно, подразумеваем другое, а получаем третье, которое моментально становится самым лучшим, как не ерепенься.

– Привет, индеец! Прости уж, что так вышло. Хотя, думаю, тебе и так нормально живётся. Есть всегда плюсы. Хотя бы то, что мишень сейчас ты для птиц не очень ярко выраженная. Попасть в тебя сложно. Который год уже на печи сей проживаешь, подгорела чуть, обветрилась, обшелушилась, но есть в тебе что-то зеркальное. Себя в тебе не вижу, конечно, но брить тебя вместо себя иногда приходится. Не поняла? Анекдот вспомни, где дочь маму спрашивает, мол, почему папа в ванне зеркало бреет вместо себя. В нашем варианте, всё чуть наоборот. Бреют тебя, в переносном смысле – вопросы задают, сами отвечают и на непонравившиеся ответы злятся, обижаются. Но этим дело не ограничивается. Выдыхают чуть и продолжают экзаменовать, надеясь победить себя в односторонней словесной перепалке.

– Молчишь? Хорошо. С другого бока зайду. Ответь вот на простой вопрос. Что для тебя в жизни самое важное. Понимаю, что время для обдумывания необходимо. Но после раздумий и кошка, что сейчас спит на диване, соловьём запоёт. Жду.

– Понял. Жизнь, мир, свобода, справедливость. Ты ещё равенство с братством прибавь и я тебя из бронзы второй раз сваяю. Ты же осина, а не пентюх говорящий общепринятые понятия. Сам посуди. В море, под водой важен воздух, кислород. В песках знойных – пресная вода и оазис. В лесу грибы, при поедании грибной запеканки – сметана и перец, помимо всего прочего. Где здесь место жизни и справедливости?

– Понимаю. Весною хочется осени, зимою лета, а после мороженого постоянно рука тянется к колбасе. Но самое важное-то где? Что это, есть оно вообще? Мы сидим с тобой – это важно. Она там светит, хоть и не греет, но важность не менее ярко выражена. Вокруг тишь да гладь и это не менее важно, чем то, что постоянно ищем шум и гам, от которого после вянут уши. Что тоже очень важно. Жаль говорить ты не умеешь. И это столь же важно, как и то, что была бы говорящей. Мне же не ответы от тебя нужны, а сами вопросы, их верное формулирование. Ответы я сам найду, и это не менее важно, чем правильное их воспроизведение.

– Что же ещё можно встроить в банальные мир и благодать? Удовольствия всякие? Извращения разного рода? К примеру – поедание борща вприкуску со сладкой булкой. Я про извращения этого склада говорил, чтобы не подумали чего плохого. Кстати, я рыбу люблю солить с чесноком, и это никаким боком не ставит в ряд с неудачниками от кулинарии.

– Важен огонь, тепло, в том числе и душевное. Природа, красота. Кстати говоря, из полуфабриката, что пошёл на твоё создание, люди в древности колья делали, чтобы вампиров уничтожать. А для меня ты источником форматирования черепной коробки служишь, который год. Важно дерево, бревно, кол и палочка для размешивания. Как не крути.

– А может, вон та. Вверху и справа? Звёздочка в ночи. Мечта, стремление, полёт мысли…. Спать пора, что не менее важно, как и пробуждение, заря, восход…

 

 

Везде хорошо, где нас нет...

Эх, сейчас бы на льдину. Чтобы носило по океану, бросало туда и сюда. Чтобы трудности, мороз и ветер. И никакой еды с неделю. Холод чтоб собачий. И обязательно в напарниках медведя белого, чтобы он постоянно держал в напряжении, не давал заснуть, кружил рядом, скалился и постоянно угрожал жизни.

В пустыню бы, чтобы до ближайшего оазиса километров сто. Песчаные бури постоянные и скорпионы, змеи ядовитые, вараны. Солнце чтобы в зените по двадцать два часа в сурки и не деревца, не травки, не былинки.

В тайгу бы непролазную, чтобы до жилья суток десять пути. Без спичек, топора, ножа и чайника. Осенью в одежонке летней. Грибов уже нет, ягоды объели звери лютые. Где север, где юг – не понятно. Что делать, куда идти. Ночами дождь моросящий. Днём ветер пронизывающий. Полная неизвестность и безнадёга.

– Куда бы ещё себя вогнать, в какие дебри? Может до кухни прогуляться, чайку налить? Пару ложек сахару бросить, помешать в левую сторону и дальше виртуальным самоистязанием заняться. С жиру в страхе поваляться.

– Кошка рядом сидит, смотрит в два широких глаза. Что-то размышляет, вероятно, но не догадывается, что я сейчас уже в байдарке сижу и на вёслах от злой акулы улепётываю. Гребу размашисто, уверенно. Руки в перчатках лайковых. А она – рыба проклятущая уже настигает, в корму тычется, словно играет. Зубами щёлкает и зыркает своими глазёнками «поросячьими».

– Нет, не пронимает чай. Кофе с сахаром, мёдом и лимоном. Пару кусочков сыра и несколько ломтиков сырокопчёной. Батона кусман с маслом, сверху сыр с колбаской. Придавить всё это конфеткой мармеладной и в горы, к вершинам, что в облака устремлены. Без страховки, связи и ориентиров.

– Красота! И сыт, и в тепле, и кошка рядом постоянно, и море ощущений. Мусор выкинуть нужно сходить. Нет, завтра, сегодня лень, да и на улке прохладно. Ещё минут десять попутешествую, в страхи себя окуну, крыльями смерти обмахну, всё преодолею и …с гордо поднятой головой, на боковую.

В болото бы, в кочкарник. Чтобы пауки с кулак, пиявки, москит и мерзость всякая кровососущая. …Эх.

 

 


№65 дата публикации: 01.03.2016

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020