Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Константин Елькин

 

Порог восприятия ситуации
нашего времени

(Что мешает людям понимать, что с ними происходит?)

 

 

Человек разумный начинается тогда, когда он начинает мыслить, и заканчивается тогда, когда он заканчивает мыслить. Время между актами мышления, когда человек не мыслит, есть время, когда им руководят автоматизмы, к которым относятся культурные паттерны (приобретённые в ходе социализации общепринятые в данной культурной среде модели поведения) и животные (биологические) инстинкты. Современный человек является человеком культурным, он вырастает в культурной среде, которая имеет как универсальные для всех людей свойства, так и особенные (местные, национальные) черты. Универсальные культурные паттерны обусловлены общими для всех проживающих на Земле людей условиями жизнедеятельности, напротив, местные культурные паттерны являются результатом адаптации людей к конкретным условиям местного ландшафта. Таким образом, поведение индивида обусловлено (по мере возрастания сложности): автоматизмами (животными инстинктами, общечеловеческими и местными культурными паттернами) и онлайн адаптацией (режим обратной связи к текущему опыту) к среде жизнедеятельности, по отношению к которой он выступает в роли субъекта. Онлайн адаптация – это не просто процесс включённости человека в ситуацию, но и понимание ситуации, и своего места и роли в ней, как субъекта ситуации.

Бывают ситуации, когда реакция человека происходит помимо его сознания и только потом, по истечении некоторого времени, после того как он, например, остановился перед пропастью, которая открылась перед ним внезапно, он осознаёт, что перед ним источник опасности. Или, например, человек автоматически уворачивается от летящего в него камня (бывают такие ситуации, когда наше тело действует, не дожидаясь осмысления нами ситуации, в этот момент нашими действиями руководят инстинкты, которые берут управление на себя). Но жизнь человека проходит в более сложных ситуациях, на которые наши инстинкты не реагируют, потому что они эти ситуации просто не замечают. Представьте, что ваш инстинкт – это ваша домашняя кошка. Домашние кошки не замечают, как вы ходите в магазин покупать им кошачью еду, они просто не знают этой ситуации. Зато они знают, где лежит их корм, и когда и где вы будете их кормить. Ваши кошки-инстинкты реагируют на простые ситуации кормления (на запах и вид еды, и на место еды), но на более сложные ситуации (когда закончится корм, надо пойти в магазин и купить на заработанные деньги еду) они реагировать уже не могут, потому что не способны их воспринять. Зато на более сложные ситуации реагирует наше сознание, оно, например, подсказывает нам, что если у кошек заканчивается еда, нужно пойти в магазин. Однако не все пойдут в магазин покупать кошкам еду, кто-то вообще не кормит кошек, полагая, что кошка сама должна найти себе еду. Пойдёт ли хозяин кошки в магазин или выпустит кошку на улицу, чтобы кошка сама поймала себе мышку, будет зависеть от образа жизни хозяина, от того, как он привык реагировать на голодную кошку. Реакция хозяина на голодную кошку определяется многими факторами, но, как правило, эта реакция всегда будет одна и та же – хозяин или всё время будет покупать кошке еду или он всё время будет отправлять её на охоту за мышкой. Эта реакция хозяина не будет следствием действий его биологических инстинктов, так как она является сложнообусловленным поведением, на которые инстинкты могут дать только один совет – нужно покормить кошку. Хозяину, однако, важно знать, как это сделать, и вот это как является культурным паттерном, который, как было сказано, имеет двоякий характер – он несёт в себе общечеловеческую реакцию, свойственную всем людям, и особенную реакцию, выработанную адаптацией хозяина к особенностям конкретной среды, в которой он живёт со своей кошкой. Общечеловеческим в реакции хозяина будет то, что он не выгонит и не убьёт голодную кошку, а накормит, особенным же будет то, как он её будет кормить – купит ей еду в специальном кошачьем магазине или в гастрономе, или отпустит на улицу ловить мышку. Автоматического в ситуации кормления кошки будет то, что хозяин кошки будет проделывать все эти операции, особенно не задумываясь над ними, а повинуясь привычке. Но бывают ситуации, в которых принятое в обществе поведение не может подсказать человеку правильное поведение. Например, на улице развелось очень много диких кошек и они стали нападать на людей, выходящих из гастрономов. Первой реакцией людей будет увернуться от диких кошек, может быть, пнуть одну из них, чтобы спасти купленную в гастрономе колбасу. Эта реакция будет обусловлена нашими инстинктами: самосохранения и собственности. Если нападения не прекратятся, санэпидемстанция может начать отлавливать диких кошек и помещать их в специальные питомники, где-то, возможно, их будут убивать на месте из нарезного оружия – это будет зависеть от местной культуры, которая будет диктовать ответ на вызов, брошенный кошками человеческому обществу. А кто-то задумается, по какой причине кошки стали нападать на людей, и попробует выяснить причину нападений. Может оказаться, что эта причина заключается вовсе не в том, что кошки голодные, а просто произошла мутация, в результате которой кошки приобрели ген агрессивности (все мирные кошки вымерли, так как их съели агрессивные кошки, поэтому ген агрессивности завоевал всю популяцию). Узнав причину, человек, с помощью генной инженерии и искусственного отбора (не давать размножаться кошкам, имеющим ген агрессивности, и способствовать размножению кошек, у которого нет этого гена), может её ликвидировать и перестроить поведение кошек таким образом, чтобы кошки опять мурлыкали, сидя у дверей гастронома. Вот эта последняя реакция будет онлайн адаптацией к новой ситуации, которая не могла быть урегулирована в рамках биологических и культурных автоматизмов, и эта адаптация будет вполне осознанной и осмысленной. Поведение человека в последней ситуации будет, по сравнению с предыдущими, максимально напряжённым и разумным. Человек будет ставить перед собой вопросы, на которые ему предстоит найти ответ, и также он будет ставить цели, которые должны быть достигнуты. Реакция человека на такую ситуацию будет интеллектуально напряжённой, если сравнивать её с ситуациями увёртывания от летящего камня или кормления голодной домашней кошки. Мы видим, что включённость сознания человека в ситуацию возрастает по мере роста сложности ситуации. Но также мы видим, что включённость сознания не растёт автоматически вместе с ростом сложности ситуации. Кто-то остановится на том, что всё время будет пинать нападающих на него кошек, другой, при походе в гастроном, будет брать с собой самозарядный карабин, третий будет больше работать, чтобы заработать на кошачий корм и откроет столовые для кошек, и лишь единицы возьмутся за изучение причин, по которым кошки нападают на людей. С точки зрения включённости сознания поведение тех, кто пинает кошек, будет наименее включённым в ситуацию и поэтому наименее осознанным, а наиболее осознанным будет поведение тех, кто постарается понять ситуацию до самых крайних её причин, т.е. до её предела, дальше которого будет уже другая ситуация. Конечно, можно сказать, что любое реагирование на ситуацию предполагает онлайн включение в ситуацию, но я применил здесь это слово для того, чтобы показать, что включённость в ситуацию означает также и глубину проникновения в неё, а не скольжение по “поверхности бытия”.

На самом деле описанная ситуация описывает схему всей нашей жизни. Большинство из нас живёт в режиме автоматизма “пиная агрессивных кошек”, и мало кто пытается понять, что происходит вокруг нас – с нами и с “агрессивными кошками”, т.е. большинство из нас живёт, не задумываясь, автоматически повинуясь командам наших инстинктов и принятым в обществе нормам поведения (культурным паттернам). Такая автоматическая жизнь оправданна, она позволяет нам экономить энергию и время. Представьте только, что было бы, если бы все бросились разбираться с причинами нападения кошек? – жизнь города остановилась бы. Также, по разным причинам, не у всех есть энергия и время разбираться со всеми ситуациями, поэтому человек всегда делает выбор – какая ситуация для него важная, а мимо какой стоит пройти и забыть её. И вот здесь человек может легко попасть в ловушку обыденного или, говоря иначе, привычного мышления и способа оценки важности или неважности ситуации. Так, например, общая ситуация человеческого бытия складывается таким образом, что человечество должно погибнуть в результате увеличения светимости Солнца, но человечество не замечает этой ситуации, потому что она не видна целиком и сразу, её можно разглядеть, если только складывать частные ситуации, из которых она состоит, в общую картину. Для того чтобы выжить в результате разогрева Солнца и его последующего конца, человечество должно каким-то способом отреагировать на ситуацию увеличения солнечной светимости, например, начать освоение Марса, орбита которого расположена дальше от Солнца, по сравнению с орбитой Земли, или, в том числе, начать процесс своей искусственной эволюции, чтобы приобрести форму, способную жить в условиях более высоких температур или в открытом космосе и т.д. Однако человечество, не замечая роста светимости Солнца, на эту ситуацию не реагирует.Пока эта ситуация не носит заметного характера, человечество полагает, что она не существует и относит рост средней температуры на Земле к антропогенным факторам или к иным факторам, напрямую не связанным с эволюцией Солнца. Это происходит, потому что люди в своей массе не умеют и не хотят мыслить до предела возможного, и не складывают частные ситуации в одну общую ситуацию, давая оценку происходящим событиям с точки зрения обыденного мелкотравчатого восприятия. Таким образом, привычка или неспособность связывать все ситуации в одну общую картину и остановка на их поверхностной оценке может сыграть с человеком злую шутку, когда он, отказываясь от восприятия глобальной ситуации, чтобы сэкономить энергию и время (руководствуясь пресловутым принципом “решать проблемы по мере их поступления”), окажется в ситуации, когда у него не будет энергии и времени для того, чтобы приспособиться к условиям резкого (катастрофического) изменения ситуации, когда ситуация дойдёт до своего логического завершения и обнажится. Как видим, люди, не особенно чувствительные к глобальным процессам, сами загоняют себя в ловушку.

Ловушка – это устройство для ловли жертвы. Кто же ловит нас в эти ловушки и что они представляют? Оказывается, ловушки устраивает нам наше собственное сознание. Оно устроено таким образом, что замечает только то, что движется. Неподвижное наше сознание не просто не замечает, оно его не видит. Способность чувствовать только изменяющееся является свойством нервных клеток. Я не буду здесь останавливаться на физиологии нервных процессов и скажу только, что это свойство можно проверить на опыте. Для этого возьмите обычную болотную лягушку и поместите её в кастрюлю с жидкостью, взятой из болота. Пусть кастрюля будет не очень большой, чтобы лягушка, при необходимости, могла из неё выпрыгнуть. Накройте кастрюлю сверху крышкой, чтобы лягушка не испугалась Вашего небритого лица и не убежала (только не надо класть поверх кастрюли блины от Вашей штанги, иначе опыт окажется неудачным!). Поставьте кастрюлю с лягушкой на быстрый огонь, и Вы увидите, что лягушка выпрыгнет из кастрюли, а Ваша крышка окажется на полу. Теперь остудите кастрюлю, поймайте лягушку и опять посадите её в кастрюлю, а кастрюлю накройте сверху той же крышкой. Кастрюлю опять поставьте на огонь, но сделайте интенсивность огня минимальной, чтобы жидкость в кастрюле нагревалась со скоростью не более 1К в 10 минут. Теперь Вы можете пойти куда-нибудь, например, в магазин купить кошке еду (только не торопитесь). Придите в лабораторию (или домой, если лаборатория находится на Вашей кухне) через 10 часов и заглянете в кастрюлю – там вы увидите сваренную лягушку (теперь, когда Вы знаете, что нельзя ставить кастрюлю с лягушкой на огонь, лягушка останется живой). Почему лягушка сварилась? Почему, в первый раз, когда огонь был интенсивным, она тотчас выпрыгнула из кастрюли, а во второй раз не выпрыгнула? Ответ заключается в том, что нервная система лягушки не заметила происходящих температурных изменений среды. Медленно растущая температура среды холоднокровной лягушкой воспринималась как неподвижная температура. Этот эффект пороговой невосприимчивости нашей нервной системы к происходящим вокруг нас и с нами изменениям, называется эффектом “варёной лягушки” [1]. Пороговая восприимчивость или порог восприятия (порог ощущения; порог чувствительности) – величина раздражителя, вызывающего или меняющего восприятие, ощущение; качественный показатель чувствительности анализатора. Пороги восприятия обратно пропорциональны количественному показателю соответственного вида чувствительности. В случае с лягушкой количество прироста температуры за определённый отрезок времени был столь мал, что не позволял её нервной системе зафиксировать изменения.

В сравнении с лягушкой нервная система человека более развита, но и она имеет пороговую зону, за пределами которой она не способна воспринимать происходящие изменения, в результате чего люди оказываются неспособны реагировать на значительные изменения, которые происходят медленно и постепенно (всё, что происходит за пределами нашей чувствительности – нам неизвестно – мы этого просто не ощущаем). Для того, чтобы не уподобиться варёной лягушке, люди расширяют границы своего восприятия. Для этого они создают различные приборы, которые способны видеть, слышать и чувствовать (ощущать, фиксировать) малейшие изменения в природной среде в малейшие промежутки времени, которые человеческие органы чувств зафиксировать никогда не смогут (например, человеческий глаз никогда не сможет увидеть то, что видит молекулярный микроскоп, рентгеновский телескоп или счётчик Гейгера). Но все эти приборы не имеют смысла, если нет понимающего разума, способного из крупиц поступающей к нему информации сложить общую картину действительности. Так, например, миллионы людей, погибших в мировых и локальных войнах, или в нацистских и сталинских застенках, в начале развёртывания ситуаций, которые привели к войнам, казням и репрессиям, сначала не ощущали, а потом ощущали, но не понимали истинного смысла поступающих сигналов. Порог восприятия и понимания этих людей был слишком узок для того, чтобы пропустить в сознание всю информацию, необходимую для того, чтобы пазл ситуации сложился. Те изменения, которые с ними происходили как бы исподволь, сами собой, на самом деле являлись следствием действия причин, лежащих за порогом их восприятия. Эти причины можно было увидеть и осознать, если бы люди смотрели на мир с полным напряжением сознания, расширив порог восприятия за счёт разума. Этого можно было достигнуть, если бы люди включились в ситуацию бытия максимально.

Для того, чтобы человечество осознало угрозу своему существованию исходящую от эволюционирующего Солнца, оно должно перестать жить сегодняшними, текущими заботами, оторвать свой взгляд от Земли и обратить его к Солнцу и ещё выше – к Вселенной. Человечество должно понять, наконец, что оно живёт в мире, развивающемся по онтогенетическим законам, у которого есть не только начало, но и конец. Чтобы не умереть вместе с Солнцем, человечество должно будет покинуть Землю и начать жить в открытом космосе, но для этого оно должно приобрести форму, способную жить в условиях невесомости под постоянным действием космических лучей и частиц. Для этого человечество должно начать процесс искусственной целенаправленной эволюции своей формы – homosapiens. В противном случае, человечество погибнет подобно лягушке, не успев отреагировать на медленное и, по этой причине, не воспринимаемое чувствами изменение физической среды. Эти изменения будут происходить медленно, но с течением времени сумма накопленных изменений, при достижении определённого критического количества (критической массы), приведёт к катастрофически быстрому изменению физической среды – количество изменений перейдёт в новое качество, в результате чего жизнь на Земле станет невозможна.

 

 

Примечание:

[1] “Лягушка в кипятке – научный анекдот (при этом – реально проводившийся в XIX веке эксперимент), описывающий медленное сварение в кипятке живой лягушки. Сутью эксперимента является предположение о том, что если лягушку поместят в кипящую воду, она выпрыгнет, но если она будет находиться в холодной воде, которая медленно нагревается, то она не будет воспринимать опасность и будет медленно погибать. История часто используется, как метафорическое отображение неспособности людей реагировать на значительные изменения, которые происходят постепенно. По данным современных биологов, эксперимент не может быть закончен успешно, поскольку лягушка, погружённая в воду, при постепенном нагревании выскочит, если у неё будет такая возможность. Тем не менее, некоторые подобные эксперименты XIX века указывали, что смерть лягушки всё-таки может наступить, но при условии очень постепенного нагревания воды” (Википедия).

 

 


№64 дата публикации: 09.12.2015

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020