Грани Эпохи

этико-философский журнал №79 / Осень 2019

Читателям Содержание Архив Выход

Н. Ковалева

 

Предначертанная встреча

(К 60-летию со дня ухода Е. И. Рерих)

 

В жизни Рерихов было немало таинственного. Это особенно касается их общения с Учителями и встреч с Ними. Первой Махатм увидела именно Е. И. Рерих. Как известно, эта встреча произошла в Лондоне, куда Рерихи переехали в 1919 году, надеясь в Англии получить визу для дальнейшей поездки в Индию, о которой они давно мечтали.

В Лондоне Рерихи поселились в районе, находившемся в непосредственной близости от Гайд-парка. Когда муж работал, а сыновья были на занятиях, Елена Ивановна иногда выходила в парк прогуляться. Именно там, на аллее Гайд-парка с ней произошёл случай, запомнившийся ей на всю жизнь…

Как обычно, в тот день Елена Ивановна решила пройтись по парку. Прогуливаясь по одной из аллей, она обратила внимание на двух колоритных индийцев, одетых в белоснежную военную форму индийских офицеров, находящихся тогда на службе британского правительства. Они шли прямо навстречу ей среди толпы других гуляющих. Не обратить внимания на них было трудно: их лица были удивительно красивы, а рост – необычайно высоким; они буквально возвышались над всеми, кто оказался в толпе рядом с ними, будучи на целую голову выше самых рослых англичан. Помимо внешней красоты, было что-то неординарное, царственное в их облике, что невольно заставило Елену Ивановну задержать свой взгляд на одном из них, самом высоком. Тот приветливо улыбался ей, а его спутник пристально смотрел на неё. Неожиданно большая толпа людей, среди которой шли индийцы, куда-то исчезла – люди непонятным образом мгновенно рассеялись по сторонам[1].

Офицеры поравнялись с Еленой Ивановной – и по-прежнему смотрели прямо на неё. В тот момент это показалось ей странным и неуместным – светские приличия чопорной эпохи XIX – начала XX столетий не позволяли незнакомым мужчинам так пристально смотреть на незнакомых дам! Тем более, что она шла одна… Необыкновенные офицеры не считались и с индийскими обычаями, которые были ещё строже европейских – целомудренный индийский этикет вообще не позволял мужчинам «поднимать глаза» на женщин, кроме самых близких родственниц. Поэтому, когда самый высокий из индийцев, казалось, приостановился и даже чуть наклонился, будто желая заговорить с Еленой Ивановной, она взглянула на него довольно строго и прошла мимо, даже не оглянувшись[2].

Вернувшись домой с прогулки, Елена Ивановна хотела заняться обычными делами. Но мысли почему-то снова и снова возвращались к необычным индийцам, встреченным ею в парке. Их облики, словно наваждение, стояли перед её глазами. Почему они произвели на неё такое впечатление? Внезапная догадка мелькнула в её сознании, как молния… А если это Великие Учителя Востока? Что, если там, на аллее Гайд-парка, она встретила самих Учителей?! Она сказала об этом домашним, но Николай Константинович и сыновья – если верить воспоминаниям З. Фосдик – стали подшучивать над её предположением, не веря в возможность такой встречи. И, тем не менее, она оказалась права! Это действительно были ОНИ. Незадолго до той встречи Они прибыли в Лондон из Индии. А главным «нарушителем» чопорного светского политеса, как потом выяснилось, оказался Махатма Кут-Хуми…

Потом не раз ещё Елена Ивановна вспоминала ту мимолетную встречу и дивные синие глаза «великана», с улыбкой шагавшего ей навстречу… Как жалела она, что не сразу догадалась о том, кто именно встретился ей на аллее Гайд-парка!

Позднее в беседах с Учителем М. Елена Ивановна не однажды возвращалась к событиям того памятного дня. На её вопрос: «Почему в Лондоне я не почувств[овала] никаких воздействий?» Учитель ответил: «Среди толпы эманации рассеиваются»[3].

Что происходило дальше в Лондоне? Последовала ли за первой, мимолётной, встречей другая, уже сопровождавшаяся беседой?

О второй встрече с Учителями в Лондоне в дневниковых записях Рерихов ничего не говорится. Но следует учесть и то, что в этих записях отражено далеко не всё, что происходило в их жизни и сообщалось им Учителями.

П. Ф. Беликов в своей книге о первой встрече Рерихов с Учителями упоминает очень кратко, с оговоркой, что «подробности встречи нам не известны. Следует предположить, что она была неожиданной и краткой»[4].

В 1923 году, незадолго до отъезда Рерихов из Америки, в дневнике Рерихов появляется следующая запись: «Вопр[ос] Е[лены] Р[ерих], можно рассказать о посещении Учителей в Лондоне?» Далее следует ответ Учителя на этот вопрос: «Скажи: "Скажу, когда Учитель позволит"»[5]. Очевидно, сотрудники Рерихов в Америке просили её рассказать им о её первой встрече с Учителями.

Но именно Елена Ивановна назвала в своём дневнике «посещением Учителей»? Приезд Учителей в Лондон и мимолётную встречу с Ними в Гайд-парке? Или у Рерихов была ещё одна встреча с Учителями, при которой Они сами посетили дом Рерихов?

И если в Лондоне у Рерихов была вторая встреча с Махатмами, названная ею «посещением», то как именно состоялось это посещение? Увидели ли Рерихи Учителей у себя дома в Их астральных телах? Или это была встреча на физическом плане? Обо всём этом, увы, мы можем лишь догадываться. Известно[6] , что Елена Ивановна впоследствии жалела о том, что не воспользовалась случаем побеседовать с Учителями во время первой встречи с Ними на физическом плане в Гайд-парке; это косвенно может говорить о том, что та встреча была единственной.

В дневниковых записях Зинаиды Фосдик о таинственных лондонских событиях можно прочесть следующее: «…она (Е. И. Рерих – Авт.) говорила о встрече Учителей в Лондоне, когда толпа расступилась, и она увидела Их и поразилась открытой улыбкой ей М.К.Х. и даже обиделась на это. Придя домой, сказала, что, по её мнению, – это Учителя, ибо они такие необыкновенные <…>. Они были [в Лондоне] в марте, затем уезжали, в ноябре были опять и тогда (в 1920 г.) она Их видела. Они приезжали специально их видеть»[7].

Судя по всему, Зинаида Григорьевна не точно запомнила со слов Елены Ивановны о сроках пребывания Учителей в Лондоне; в дневнике Рерихов приводятся другие данные. Причём ответы на вопросы о событиях 1920 года Рерихи получили от Учителя только в 1924 году.

« – Где было помещение[8] Учителей?

– Cr. R. Sq(uare) – общежитие для приезжающих членов армии.

– Сколько времени оставались Учителя в Лондоне?

– Два месяца – ноябрь, декабрь; январь, февраль – уезжали.

В марте приехали опять. Не надо спрашивать»[9].

Как бы то ни было, в большинстве источников говорится, что необычная встреча с Учителями произошла именно в марте. А 24 марта Рерихи записали первое послание Учителей, переданное им, как сейчас принято говорить, паранормальным способом… И сейчас поклонники Рерихов по всему миру отмечают 24 марта как День Учителя, всепланетный праздник всех последователей учений Махатм.

В одном из своих очерков, позднее вошедших в сборник «Листы дневника», Николай Константинович писал: «А вот и ещё уже крупнейший срок. 24 марта 1920 г. останется для нас и для всех сотрудников и сокровенным и самым сияющим Днем всей нашей жизни»[10].

Значение той необычной встречи, несмотря на её мимолётность, было большим – это была очередная веха приближения к Учителям, очередной знак Зова, исходящего от Них сквозь пространство и время. Сам Учитель позже сказал об этом:

«Урусвати пришла на зов Мой, и знаю, что принесёт она камень свой для подвига. Звал три раза. Первый – когда в саду явилось осознание Учителя. Второй – в видении мальчика. Третий – в Лондоне»[11].

И всё же, по-видимому, главный смысл приезда Учителей в Лондон в 1920 году состоял не только в той краткой встрече с Еленой Ивановной. Согласно сообщению Учителя М. от 18 ноября 1924 года, Махатмы жили в Лондоне целых два месяца, ноябрь и декабрь. Между тем, из теософской литературы известно, насколько трудно Махатмам с их духовно-психической утончённостью находиться в энергетически загрязнённых европейских городах. Как становится ясным в дальнейшем, столь долгий срок пребывания в европейском городе был нужен Им не для краткой встречи (или даже встреч), а для проведения особой духовной работы с Их будущими учениками, Рерихами. На вопрос Рерихов: «Приезжал ли М.М. для нас в Лондон? Какое было воздействие?» Учитель ответил: «Да. Готовил ауры. Наполнял нервные центры субстанцией «атака Пурушевая», или «чистый мост». Главное – направить лучи, чтобы не ломались, но лучше входили друг в друга»[12].

Именно благодаря энергетическому воздействию Учителей, находившихся тогда в непосредственной близости от Рерихов, в том же городе, у Елены Ивановны начался период необычных видений.

Сразу после встречи с Махатмами в Гайд-парке Елена Ивановна начала видеть различные световые образования (особенно яркими они были при закрытых глазах). Нередко перед её взором вдруг возникало конусообразное пламя, похожее на пламя свечи – высокое, ясное, чистое. Это пламя в видении было настолько ярким, что даже она, с детства привыкшая к различным «световым» явлениям, удивлялась этому. Как потом выяснилось, эти видения были результатом открытия высших энергетических центров сознания, чакр. Быстрому открытию центров способствовали духовные энергии Учителей, находившихся тогда в Лондоне. По словам З. Г. Фосдик, Е. И. Рерих рассказывала ей, что «…огни[13] начались у неё ещё в Лондоне в 1919 или 1920 году. Что она видела вечером, ложась в постель, определённой формы, в виде конуса, пламя. Вначале она и семья думали, что это она держит в памяти отражение пламени камина. Но так как это повторялось каждый день, то она поняла, что это что-то другое. Затем у неё начались изумительные видения, материализации, видения ликов, Учителя в профиль»[14].

Отметим также, что видение пространственных световых образований, свидетельствующее о раскрытии центров, с тех пор стало постоянным явлением в жизни Елены Ивановны. В 1922 году она спросила Мастера М., что означают видимые ею во время беседы звёзды. Учитель ответил: «Знак общения»[15].

О видениях этого периода Елены Ивановна вспоминала в своей автобиографии: «Во время пребывания в Лондоне после встречи с Великим Учителем, после близкого Их подхода, начался ряд замечательных явлений. Я стала замечать вспышки жёлтого пламени в средостении[16]. Каждый вечер у постели появлялись две светлые тонкие фигуры, головы которых застилались серебристым туманом, отчётливо были видны лишь руки, подававшие мне книги. Видение это с небольшими вариантами продолжалось довольно долго. Иногда мне показывали несколько книг в красных переплётах, другой раз это была огромная раскрытая книга. Часто в воздухе обрисовывалась рука и, держа небольшой восточный сосуд, совершала возлияния вокруг меня. У постели появлялись две светящиеся серебряные фигуры, у которых на лбу были начертаны светящиеся числа сроков.

Одну ночь у изголовья встал Светлый Мальчик, по подносе у него лежали кисти, я поняла, что должна протянуть ему руки для помазания, и по очереди протянула ему ладони, которых коснулась кисть Мальчика. После чего легла на спину и увидела перед собой руку, протягивавшую мне зажжённую свечу, я взяла эту свечу, конечно, совершенно не осязая её.

Также видела не раз около себя много глаз, необычайно живых, смотревших на меня, среди которых было много узких, восточных.

Часто просыпалась от толчка, как бы от электрической искры, и начинала видеть. Так видела два сине-серебряных луча, один был наполнен бесчисленными человеческими синими и тёмными глазами, другой, блеснувший вслед за первым – мелкими серебряными рыбками, самых разнообразных форм»[17].

Были у Елены Ивановны и видения в движении, сюжеты которых трудно было запечатлеть – настолько быстро они мелькали. Неоднократно она видела известный во всём мире духовный символ – серебряного голубя, иногда с масличной веткой в клюве. Также несколько раз видела очень яркую радугу, особенно яркими оказывались жёлтый и красный цвета.

Часто она видела мужские облики, принадлежавшие подвижникам и Учителям прежних эпох. Ей неоднократно являлся, большей частью при закрытых глазах, утончённый мужской облик ясно выраженного восточного типа: «Длинные, тёмные, слегка волнистые волосы, тонкие черты лица, небольшая борода, слегка раздвоенная, лицо матово-смуглое и огромные глаза, большею частью закрытые, лишь иногда они широко раскрывались, и тогда точно серебряные лучи брызгали из глаз»[18].

Два раза перед ней возникал облик монахини в коричневых одеждах, находящейся словно в молитвенном экстазе.

В одном видении она увидела высокую башню, которая, как оказалось впоследствии, представляла собой самое сакральное строение главного Ашрама Шамбалы в Гималаях – Башню Чун: «Рано утром была разбужена резким свистком парохода, и в то же мгновение увидела видение поразительной реальности. На фоне тёмно-синего неба, ярко освещённая солнцем, на скале и над обрывом, стоит жёлтая песчаная и древняя башня, вся как бы изъеденная червоточинами или же испещрённая древними надписями»[19].

Эту башню позднее она увидела ещё раз уже во сне. «…[Е.И.] рассказала другой сон, как она очутилась у подножия башни, где живет М.М. Башня очень высокая, из жёлтого камня, как бы песчаника, с чёрными железными скобами вроде буквы “Т” в ней. Башня сужалась кверху, Е.И. подошла к ней вплотную и верхушки её не видела. А за башней виднелось ярко-синее небо. Этот сон был в Лондоне»[20].

Зинаида Григорьевна Фосдик, которой Елена Ивановна рассказывала о своих видениях, записала в своём дневнике: «Е.И. рассказала нам, каковы у них были видения в Лондоне, когда они [только] начались. Она ясно видела фигуры, подходившие к ней и протягивающие книги, которые она очень старалась прочесть, но не могла. Потом [Е.И.] помнит, как у одной фигуры на лбу была повязка, на которой были какие-то огромные электрические знаки; теперь ей припоминается, что это были цифры – возможно, 24–29 и т.д. Но тогда ей только хотелось прочесть книги. Потом её семья видела повсюду перед собой глаза, в особенности Е.И. и мальчики – большие, глубокие глаза, конечно М.М. Даже в ванной, Е.И. говорит, на неё смотрели глаза, на стенах повсюду. Потом она видела Лик М.М. анфас, затем лицо медленно поворачивалось и показывалось ей в профиль. Повсюду в [их] квартире в Лондоне были стуки. Сила была тогда накоплена поразительная, так что иногда им было велено сидеть в темноте спокойно и не зажигать света, а перед ними стол, на котором никто рук не держал, сам двигался, ходил и стучал. Они задавали вопросы ночью, когда уже лежали в постелях, и им отвечали стуками, и так они могли долго вести беседу»[21].

Ещё одно яркое видение, представшее перед ней, было удивительно тем, что имело характер  как бы транслируемого из неизвестного источника изображения, которое видела не только она, но и её присутствовавшие при этом сыновья, Юрий и Святослав: «Видение двух индусов в тюрбанах на фоне красной полированной доски. Глаза их двигались. Видение простояло несколько секунд, и видели его, кроме меня, и мои два сына. Видение это было как бы телевизия»[22].

Что означали эти необычные видения и духовные явления? Лишь после начала сознательного и регулярного общения с Рерихами, уже в Америке, Учитель объяснил им, что видения Елены Ивановны связаны с открытием высших энергетических центров (чакр), без которого немыслимо достижение человеком подлинного духовного совершенства.

Эти необычные переживания стали началом грандиозного по своему духовному значению эксперимента по открытию и трансмутации высших центров сознания, осуществленного Е. И. Рерих среди обычной жизни, а не в отшельничестве, как это было в прошлые века. Этот эксперимент Махатма М. позднее назвал «Огненным Опытом»…

 

 

Примечания:

[1] Впоследствии об этом обстоятельстве той встречи Учитель скажет Елене Ивановне: «Урусвати помнит, как при первой встрече с Нами остальные прохожие как бы рассеялись. Справедливо предположить, что это было следствием Нашего мысленного приказа» (Надземное, 127). – Прим. авт.

[2] Фосдик З. Г. Из воспоминаний // Фосдик З. Г. Мои Учителя. М., 1998. С. 701.

[3] Дневник, 06.07.21.

[4] Беликов П. Ф. Рерих. С. 158.

[5] Дневник, 22.03.23.

[6] В дневнике Рерихов записаны слова Учителя: «Дух Урусвати мучим явлением Учителя в Лондоне, но первый призыв был в Петрограде». Дневник, 12.10.21.

[7] Фосдик З. Г., 30.08.28.

[8] Речь идёт о том, где останавливались Учителя во время их приезда в Лондон из Индии. – Прим. авт.

[9] Рерих Е. И. Дневник, 18.11.24.

[10] Рерих Н. К. Со-роковой год. Рерих Н. К. Листы дневника. Том 2. С. 302.

[11] Дневник, 10.12.25.

[12] Дневник, 21.07.23.

[13] Так З. Фосдик называла открытие центров. – Прим. авт.

[14] Фосдик З. Г., 01.09.28.

[15] Дневник, 18.03.22.

[16] Область междубровья, или третьего глаза. – Прим. авт.

[17] Рерих Е. И. Сны и видения // У порога Нового мира. С.45.

[18] Рерих Е. И. Сны и видения // Там же. С. 47.

[19] Рерих Е. И. Там же. С.46.

[20] Фосдик З. Г., 18.07.22.

[21] Фосдик З. Г., 26.09.22.

[22] Рерих Е. И. Сны и видения // Там же. С. 47.

 

 


№63 дата публикации: 05.10.2015

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019