Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Ева Райт

 

Мы ещё дети...

Наблюдая за тем, как играют дети – мальчик и девочка, Анна не переставала удивляться. Она видела, как они размахивали своими четырёхпалыми ручками, будто примеряясь к цели, а потом резко выбрасывали ручки вперед. То невидимое, что они будто бы держали в руке, похоже, попадало в цель, потому что после броска дети радовались, хлопая себя по маленьким, тесно прижатым к голове ушкам и выкрикивали: «Ф-фа! Ф-фа!»

Когда пришла очередь мальчика делать бросок, к Анне подошла Эльза. Нарисованный Анной в воздухе вопросительный знак она расценила, как просьбу пояснить суть игры.

– У него, кажется, что-то есть в руке, не пойму что. Вот он бросает, оно летит...

– Откуда ты знаешь, что оно летит, если ты его не видишь?

– Потому что оно попадает в цель... О-о-о! Какая красота!

– Что же там?! – Анне не терпелось получить разгадку, но Эльза, заворожённая чем-то необычайным, казалось, вовсе не собирается ничего пояснять. Только после того, как дети ушли, она открыла секрет игры:

– Возможно, в руках они держат какие-то энергетические сгустки, потому что, когда они летят, в воздухе остается едва заметный след. А летят они в сторону таких, похожих на паучьи, сеток. И, когда им удаётся попасть в самую середину, происходит как бы маленький взрыв. Там рождаются такие красивые вещи...

– Ну же!

– ...они больше походят на цветы, переливающиеся разноцветными огнями, или пушистые, наподобие снежных, комочки, которые испускают фонтаны ослепительных искр...

– Слушай, а давай, и ты попробуешь! – загорелась Анна.

– Разве что понарошку.

Эльза немного наклонилась влево, подражая позе, в которой стояли дети, и вообразила, что у неё в ладони находится светящийся шарик; прицелившись, она бросила его в слегка вибрирующую «паутину».

– Ну что, получилось? – во взгляде Анны читался вопрос.

– Нет, не вышло. Никакого следа в воздухе, значит, я не умею так собирать энергию, как они.

– Девочки, если чего-то не понимаете, читайте инструкции, – подошёл к ним Ли, кончики его усов подрагивали – Ли беззвучно смеялся.

– Неужели мы так глупо выглядим? – спросила его Анна, озорно поглядывая на командира.

– Не глупо, но крайне о-о-задаченно...

Когда в конце дня Эльза составляла отчёт, она припомнила этот разговор и даже повторила за Ли многозначительно растянутое словечко «о-о-задаченно», что было весьма некстати: отчёт записывался с голоса и, тут же пройдя распознавание, выдавался на печать. Пришлось прибегнуть к помощи лазерного ластика. Его наверняка пришлось бы использовать повторно, если бы Эльза не поспешила отключить печатающий модуль – к её комнате приближались Ли и Анна, на ходу они громко спорили.

– Да, я всё понимаю, на станции ты – командир, – с запалом говорила Анна. – Но и ты пойми, что мы, учёные, не умеем действовать в рамках готовых инструкций. Чтобы открыть что-то новое, мы порой должны рисковать, вплоть до того, чтобы самим становиться объектом научного эксперимента.

– Я не могут позволить вам идти на неоправданный риск, – членораздельно, как будто говорил это уже не раз, обращался к собеседнице Ли. – Верно, на этой планете не замечены случаи нападения на людей, но если в течение недели биомеханик и психотехник пишут в своих отчётах, что лунтяне совершают, в основном, психоэнергетические действия, я не могу разрешить им принять приглашение аборигенов. Или Вы думаете, что я не читаю ваши отчёты?

Еле слышно вздохнул пневмомеханизм двери – Анна и Ли вошли в комнату психологического тренинга, в руке Ли держал рапорт, над которым пару часов назад потрудились Анна и Эльза.

– Сядьте обе вот здесь, – указал на низкий диванчик Ли, – а я вам прочитаю, что здесь написано.

– Но мы же зна... – попыталась продолжить спор Анна, но Ли махнул в её сторону рукой, чтобы она угомонилась.

– Итак, здесь написано, – начал Ли и, не прекращая смотреть своими угольно-чёрными глазами на девушек, стал слово в слово цитировать содержимое рапорта. Феноменальная способность безошибочно запоминать прочитанное однажды естественно дополняла его умение блюсти неукоснительную дисциплину. Вот и сейчас, комментируя прочитанное, Ли включил в себе «робота»:

– «Просим отпустить нас для участия в церемонии Ап-Ма...» Кто из вас знает, что такое Ап-Ма?.. Значит, молчите... Выходит, не знаете...

– Но предыдущая экспедиция участвовала в церемонии Ап-Па, и все остались живы, – заметила Эльза.

Ли бросил листок на низкий столик у дивана и скрестил руки на груди:

– Здоровье – под вопросом. После возвращения на Землю двое – как раз тех, кто принимал участие в церемонии, – заболели.

– Что-то мы о таком не слышали.

– Если точнее, то не заболели, но приобрели странные способности.

– Например? – Анна любила загонять Ли в тупик, тогда он становился менее жёстким, и, годами оттачиваемая схема категоричного мышления, приобретала подвижность.

– Например, у них появилась способность исчезать. Причём, способность эту они контролировать не в состоянии.

– Совсем исчезнуть, дезинтегрироваться, они не могут, – задумалась Эльза. – Возможно, они спонтанно переходят в какой-то другой мир.

– Об этом ничего не знаю, – сухо заметил Ли, – к остальной части отчёта об этой болезни доступ имеют только псикомы.

– Я очень уважаю псикомов, – улыбнулась Анна, – но в своей заботе о психическом здоровье землян они нередко слишком перестраховываются.

– Зато такие неудержимо любознательные учёные, как вы, остаются живы и пребывают в здравом уме, – Ли слегка поклонился, показывая, что разговор окончен.

На рассвете следующего дня, ещё до того как зеленоватая звезда здешней солнечной системы показалась из-за горизонта, Анна и Эльза бесшумно выскользнули за пределы станции и, забросив в двухместный самоход сумки с оборудованием, взяли курс на север. Маленькое судно на воздушной подушке стремительно промчалось по равнине и, переключившись затем на реактивную тягу, стало подниматься в гору. Сообразуясь с заданными координатами, оно вскоре остановилось у края живописной долины.

Впервые увидев красоту этого необыкновенного места, девушки рассматривали его молча, не подозревая, что каждая из них видит своё. Далеко внизу под ногами Анны распростерлась огромная чаша, со дна которой поднимались миниатюрные скалы. Они напоминали меловые образования, которые, если присмотреться, складывали причудливые узоры. Эльза видела нечто более фантастическое. Белые скалы в её видении были вовсе не белыми, но радужно переливались. Рассредоточив зрение, можно было заметить, что они слегка вибрируют в определённом ритме. Живости им добавляло тонкое звучание, похожее на высокочастотный писк.

– Не правда ли, ошеломительное зрелище?! – Анна и Эльза вздрогнули, позади них стоял Ли.

Разом обернувшись, они встретились с осуждающим взглядом командира и почувствовали себя нашкодившими школьницами.

– Вы должны немедленно последовать за мной, – тоном не допускающим возражений, сказал Ли.

– Не получится, – хрипло проговорила Анна, – мы даже не успеем добраться до самохода.

– Почему не получится?! – возмутился Ли. – В запасе ещё целый час и две минуты.

– Только две минуты, – опустила голову Анна. – Я неправильно указала в рапорте время.

Она не услышала всего того, что собирался сказать ей командир, потому что в это время раздался мощный звук – тысячи голосов стоящих вдоль края кратера лунтян зазвучали, как один. Звук всё время повышался, пока не перешёл в ультразвуковой диапазон. Ли ловким движением накинул на себя и своих спутниц биозащитную сетку, встроенные в её узлы нанокристаллы рассеивали потоки направленно действующей силы, не позволяя разрушить неприспособленные к здешнему миру тела.

Укрытые одним покровом, Ли, Анна и Эльза стояли так тесно, что слышали, как сильно бьются их сердца в невероятной, немного пугающей тишине. Защищая тело и отчасти психику, сеть не могла полностью оградить сознания от потрясения необычностью момента. Тысячи открытых ртов, в два раза больше широко распахнутых глаз – так стояли лунтяне, простирая руки к небу. Напряжение нарастало...

 

 

Из отчёта Эльзы

Мы стояли, не отрывая глаз от чаши. В какой-то момент наши сердца забились в унисон, как одно единое сердце – из всех пиков переливчатых скал выстрелили ослепительные лучи. Я поспешила опустить на глаза забрало. В это же время Анна выронила из рук прибор. Оказалось, что имульсометр, который должен был сообщить о силе жизненного импульса всех находящихся в округе биосистем, буквально раскалился. И дело вовсе не в количестве собравшихся здесь лунтян, прибор был рассчитан и не на такие собрания. Думаю, что причиной выхода его из строя стала необычайная активность образований, находящихся на дне чаши.

Интенсивность лучей росла, они уходили в небо всё выше и выше, и там, в зеленоватой лунтянской атмосфере, вдруг стала вырисовываться величественная фигура женщины.

Явление было прекрасным. Чем больше я присматривалась к Облику, который создавал вокруг себя чудесную, лучистую сферу, тем больше меня охватывало чувство глубокого почитания. Не столь важно было осмыслить послание, которое несла эта Сущность, достаточно было дивного ощущения восторга в сердце, чтобы напитаться новым сознанием красоты жизни.

Явление было недолгим. После того как оно исчезло, по толпам лунтян прокатился облегчительный вздох. Очевидно, им нелегко было пережить встречу с высокими вибрациями, значительно превышающими их собственные.

Один пожилой лунтянин, который стоял всё это время рядом с нами, вдруг упал. Однако никто не стал его поднимать, и я поняла, что он умер. Возле него стали собираться люди, мы поспешили ретироваться.

 

 

Из отчёта Анны

Это было ужасно неэстетичное зрелище – пребывающие в состоянии экстаза лунтяне. Казалось, что пялиться в небо они могут целую вечность. Однако долго наблюдать за ними мне не пришлось. Импульсометр, составлявший карту биотоков систем, вдруг стал интенсивно греться и до того накалился, что пришлось бросить его на землю. Упав, он задымился, треснул и вскоре распался на несколько частей. Я собиралась задействовать другой, менее чувствительный аналог погибшего прибора, однако в этот момент в глаза ударил ослепительный свет – как будто включились сотни софитов, спрятанных на дне кратера. Несмотря на то, что мои глаза были защищены, что-либо рассмотреть в таком сильном свете было невозможно. Лишь на мгновение мне показалось, что там, куда были направлены взоры лунтян, я вижу огромную женскую фигуру. Мне не удалось её разглядеть, потому что в этот момент я, похоже, отключилась. Когда сознание вернулось ко мне, я увидела, что около нас собираются лунтяне, но разобрать почему, не могла – Эльза уже толкала меня в сторону самохода.

 

 

Из отчёта командира

Ввиду склонности к нарушению дисциплины двух сотрудников – биомеханика и психотехника, я счёл своим долгом проследить за их действиями сегодня утром и последовал за ними на своём самоходе. Когда я прибыл на место, оказалось, что члены моей команды в своём рапорте намеренно ввели меня в заблуждение, отодвинув время начала мероприятия на один час назад. К сожалению, о дальнейших событиях я имею лишь смутное представление, в связи с приступом чрезвычайно сильной головной боли.

 

– Ну, как ты, Ли? – в комнату командира вошла Анна.

– Немного лучше. Но все предметы по контуру светятся... цветами радуги.

– Врач, наверное, сказал, что это давление... – с долей иронии произнесла Анна.

– Вроде того... – поморщился Ли. Ощущение того, что вместо глаз у него были вставлены болезненные твёрдые шарики, не покидало его. – Зато Эльза сказала, что у меня открылся третий глаз...

– Она и мне это сказала, когда я спросила, почему я вижу вокруг неё свечение, и пообещала, что завтра начнёт учить меня «видеть».

– На двух «психов» на станции станет больше, – слабо улыбнулся Ли.

 

– Теперь ты видишь, во что целились дети? – спросила Эльза у Анны, когда не следующий день они отправились на прогулку.

– Вижу... да... – всегда активная, Анна была сейчас необычно задумчивой.

– Что случилось, коллега?

Некоторое время Анна молчала, ковыряя носком ботинка лёгкий, зеленовато-коричневый грунт. Потом, опершись о местный «баобаб», который отличался от своего земного прототипа густо-синей листвой, сказала:

– А знаешь, мне приснился странный сон... Если ты обещаешь не фиксировать его в отчёте... – и она внимательно посмотрела на Эльзу.

Эльза кивнула и, придвинувшись ближе, приготовилась слушать.

– Помнишь старика-лунтянина, который стоял возле нас на церемонии?

Эльза снова утвердительно кивнула.

– Так вот, пришёл он ко мне ночью... Не смотри на меня, пожалуйста, как на сумасшедшую, – про сон я солгала...

Когда я его увидела, я даже ущипнула себя, до боли. Видишь синяк на щеке?..

Испугалась, как в детстве. Представляешь, стоит надо мной и обращается ко мне по-нашему.

– Господи! – Анна и Эльза вскрикнули одновременно: из-за дерева неожиданно выскочил Ли.

– Только не говори, что ты всё слышал, – сипло проговорила Анна, от волнения у нее пересохло в горле.

– Как раз в этом я и собирался признаться... Рассказывай дальше, мне надо кое-что уточнить.

– Ну да, чтобы потом, по своему обыкновению, написать обо всём подробный отчёт, – Анна понизила голос, подражая манере речи командира. – Рекомендации: космобиотехник Анна Х. нуждается в длительном курсе реабилитации...

– Нет, вовсе нет, – возразил Ли. – Обещаю: после того как услышу твой рассказ, тоже кое в чём признаюсь, и тоже не для отчёта.

Анне было трудно преодолеть недоверие к Ли. Стал ли «робот» чувствительней или просто хочет войти в доверие? Впрочем, прежний Ли при всех своих повадках разведчика, никогда не кривил душой... И Анна решилась:

– Значит, пришёл он ко мне и говорит: «Я – тот старик, который умер во время великого явления Матери. Я – счастливый человек: умереть в этот день в Её присутствии – значит приобщиться к Её лучу и больше никогда не рождаться, но жить в сферах Её».

Тут мне стало совсем страшно, но старик успокоил меня: «Это нормально, что ты боишься, сейчас договорю и уйду, а ты сразу уснёшь».

Чтобы не впасть в панику, я опять себя ущипнула за то же место, больно было ужасно. Зато немного отвлеклась. А старик между тем продолжал: «Меня послала к тебе Мать, Она просила передать тебе, что, получив озарение Её луча, ты принадлежишь теперь не только к земной системе миров, но и к сферам Лунты. Ты здесь желанный гость и прибыть сюда можешь всегда, когда захочешь, без помощи ваших громоздких аппаратов. Достаточно просто отделить тонкое тело от физического и мысленно направить его на Лунту...»

– А знаешь, мне добавить нечего, – в глазах Ли читалась обеспокоенность, пальцы его нервно постукивали по стволу баобаба.

– Э-э нет, так не пойдёт, – пошла на него Анна.

– Брось, Ли, это нечестно, – поддержала её Эльза.

Командир прижался спиной к стволу и поднял вверх руки:

– Предупреждаю: то, что я сейчас скажу, вам не понравится...

– Мне уже не нравится, – сказала Анна, не отрывая глаз от Ли.

Не выдержав её взгляда, он опустил голову:

– Когда этой ночью я увидел старика, мне тоже стало как-то не по себе. Всё время, пока он говорил, я думал, что это бред, а теперь...

– Ну, что он сказал?.. – потрепала его по плечу Анна.

– ...сказал, что мы должны бросить летать, что через некоторое время наша энергетика начнёт выводить из строя летательные аппараты, электронику... – Ли запнулся, в глазах женщин сквозило беспокойство. Стоило ли продолжать?

Эльза на пальцах показала ему знак, который на условной азбуке навигаторов означал, что всё в порядке. И Ли решился:

– Старик сказал, что теперь будет сам учить нас летать, а мы, бывая на Лунте, должны будем распространять полученные знания на Земле.

– Что же тут страшного? – дружески улыбнулась Эльза. – Лунта – красавица, здесь много удивительного. К примеру, эти паутинки. Знаете, что это такое? Это – центры зарождения. Стоит их пробудить, и в тонкой сфере Лунты родится цветок...

– Откуда ты это узнала? – всё ещё немного подавленная, удивилась Анна.

– Думаю, вполне логично предположить... что старик зашёл также и ко мне. Не так ли?.. – в глазах Эльзы искрились смешинки. Дождавшись, пока напряжение уйдёт с лиц друзей, она сказала:

– Нас пробудила Матерь к новой жизни, указала нам учителя. Конечно, Ли, это потребует от нас героизма. Но ведь ты всегда хотел быть героем, правда же?

Тонкие губы командира растянулись в улыбке:

– Прежде, чем стать героями, я думаю, придётся изучить абракадабру, на которой говорят наши новые братья. Посмотрите, они явно обсуждают нас.

В самом деле, стоявшие поодаль мальчик и девочка, – те самые, которые любили играть вблизи инопланетной станции, – сейчас разговаривали, поглядывая в сторону странных незнакомцев.

Эльза приветственно помахала им рукой.

– Увидели в наших аурах что-то родное, но не могут понять, на какой абракадабре говорят эти трое...

– Господи, какие же ещё мы дети!.. – воскликнула Анна, и все трое от души рассмеялись.

 

 


№63 дата публикации: 01.09.2015

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020