Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Э. А. Мирзоян

 

ЛЕГЕНДА ОБ АРТАВАЗДЕ И ЕЁ СВЯЗЬ С ИНДОИРАНСКИМИ И ДРЕВНИМИ СКАНДИНАВО-ГЕРМАНСКИМИ ТРАДИЦИЯМИ

 

Часть первая

Артавазд-Змееборец

 

Древнеармянская легенда об Артавазде-змееборце всецело относится к циклу первых арийских преданий, которые смело можно назвать историческими легендами Великой Ариаварты. Восходит она непосредственно к Махабхарате – самому большому эпосу в Мире и к Авесте. Уже в царствование Юдхиштхиры, сына Дхармы-Закона, как повествует сам эпос, наступает Кали-юга, что примерно соответствует 5100 г. до н.э. За 2500-3000 лет до этого времени можно отнести победу Сурьяванши над Индуваншей, о которой в армянском предании говорится как о первой войне (легенда о Хайке и Беле). После царствования Юдхиштхиры на Престол Ариаварты восходит Паракшит, внук младшего брата Юдхиштхиры Арджуны, которого умерщвляет змей Такшика. Сын Паракшита Джанамеджая, узнав о злодеянии змея, решает сжечь всех змей в священном жертвенном огне. По легенде от всесожжения спаслись лишь добрые змеи, которых спас, остановив жертвенный обряд, святой змей Астика, племянник царя змей Васуки.

Согласно армянскому варианту данной легенды, Артавазд, сын царя Арташеса (Арта-Кхашатра), решил убить царя змей Аргавана со всеми представителями его царства за то, что тот посягнул на жизнь его отца во время пира, устроенного самим Аргаваном в честь Арташеса. За это Артавазда жены из рода Вишапа прокляли, обрекая на вековые страдания в недрах горы Масис. По другой легенде, также переданной Хоренаци, Артавазда в младенчестве похитили жены-вишапиды, подменив демоном, которого проклял впоследствии сам Арташес за то, что его сын посягал на царскую власть.

Повествование об Артавазде, которое известно, как одно из династических сказаний у Мовсеса Хоренаци, имеет, как известно, исторические корни. Оставляя на время без внимания христианизированный и народный варианты данного предания, обратимся к «Матерям» армянских легенд Ведам и Авесте. Сказание об Артавазде, храбром сыне Арташеса, убийце царя змей-маров[1] Аргавана, является одной из самых древних и, одновременно, одной из самых распространённых преданий, т.к. связано с мотивом о Распятом Боге. Аналогичные легенды об Артавызе и Амирани бытовали у аланов (осетин) и у грузин, которые переняли её от древних иберов[2]. Не вызывает сомнений тот факт, что все эти легенды имеют индоиранские корни. Авеста сохранила содержание одной из этих традиций, где сказано о героях Трите и Ашавазде, которые победили Данавов[3]. Дабы разобраться во всех хитросплетениях, встречающихся в Авесте и армянском Випасанке, необходимо вновь обратиться к Тайной Доктрине.

Известно, что древнейшие тексты Авесты не упоминают ни о какой из известных арийских стран, кроме Индии и ряда её областей, не говорится там и о персах, мидийцах, армянах и ассирийцах. Стало быть, в то время, когда составлялась первая Авеста, а именно Видаевдатем (Вендидат) и Гаты, ничего не было известно ни о вышеупомянутых странах, ни о народах. Таким образом, знаменитая война между Ариями и Туранцами не может быть отнесена ни к одному из известных науке событий. Несмотря на определённую туманность в различных текстах Старшей и Младшей Авесты, у целого ряда современных исследователей укоренилось мнение, что, туранцы - это аланы, иберы и древние жители современного Туркменистана – саки [Комментарии Шапошникова, к сборнику авестийских текстов, стр. 15]. Основным аргументом для подобных суждений служат разноречивые мнения греческих историков, относящих жизнь Заратуштры Спитамэна к временам правления царей Кира II, Камбиса и Дария I Гиштаспа. Однако не учитывается аллегоризм самой Авесты и тот факт, что мнения относительно жизни Заратушты уже в период Геродота или Гекатея Милетского (VI – V века до н.э.) были разными. Автор данного труда не спорит, что от туранцев и племени Саримы могли впоследствии произойти аланы, иберы и колхи [там же], но сами они не могли, чисто этнически, принадлежать к первым туранцам – атлантам, современников Траэтаоны. Следует вспомнить, что согласно древнеиранской традиции родоначальник туранцев Тура был сыном Траэтаоны, и вместе с Салмой убил младшего брата Айраджа или Эраджа, которому в наследство достались Айраншахр и Арвастан (Иран и Аравия), что послужило поводом для войны уже во времена Манучехра [Шах Намэ, т. I, с. 99-118, 1957]. Учитывая, что Траэтаонам олицетворял великое Древо Атлантов, нетрудно будет понять, что Тура и Салма, представляли собою оборотную (греховную) часть атлантов, тогда как Айрадж – предков арийцев, олицетворением которых был уже Манучехр. Тождество между Йимой и Ямой известно давно, также выше было объяснено тождество Йимы с Первой расой. В дальнейшем, уже в эпоху Сасанидов, когда составлялся Кодекс Авесты, многие предания о первых Династиях от Йимы, до Траэтаоны и Кави Хосрова были перепутаны, в силу разрозненности и отрывочности самих текстов, чему, в определённой степени, способствовало огульное нашествие греко-македонских орд.

Неоднократно отмечалось о войне между двумя Божественными Династиями Сурьяванша и Чандраванша. Известно, что к первой из династий относились Арии, и в Авесте эта династия значится, как Парадата. Вторая династия – туранская и соответствует Кауравам Махабхараты, и, по наследственной линии, – Ракшасам Рамаяны[4]. Название «Парадата» состоит из двух корней: [п<h>ара], что значит светлый и славный, и [дата], что означает дарованный. Отсюда мы находим почти полное значение слова «Парадата» - Светом Дарованные или Лучезарные.

Аналогичным образом можно было бы расшифровать слово «Туран», т.к. частица «т» в некоторых языках является отрицающей тот или иной корень. Так, корень Ур или Hur во многих арийских языках означает огонь, слово <арья> также имеет значение огня. Таким образом, слово Туран может означать Не-арийский или Не-огненный. Однако этимологически данный топоним восходит к имени Тура – среднего сына Траэтаоны. Стало быть, описываемые в Авесте события в своём первоначальном значении относятся к великой войне Ариев и Атлантов, с одной стороны, тогда как с другой – к войне между Солнечными и Лунными Династиями в арийскую эпоху. В «Шах Намэ» - главном источнике об этих Династиях, представлены несколько больших периодов от Третьей расы (Гоя-Марэтан) до Арийской (Манучехр, Тур, Сарима). То, что Туран был приверженцем именно Луны, недвусмысленно отмечает сам Фирдоуси.

 

«…Твой дед, повелитель Турана, Задшем,

К луне возводивший свой царственный шлем,

Воинственных замыслов ввек не питал,

В час мира глашатаем брани не стал.»

«Шах Намэ», т. I, 8883-8886, 1957.

 

Ниже отмечается об этрусской и таронской Богине-Матери Туран, которая своими корнями восходит к эпохе атлантов. Возможно, имя этой небожительницы стало общим для обозначения Луны, в её негативном – вампиризирующем аспекте, и поэтому приверженцев Лунного Культа стали именовать туранцами. Впоследствии, уже во времена халдейского владычества в Мидии, Армении и Персии (династия Аши-Дахаков), туранцы преобразились в вавилонян и ассирийцев и мидийцев, чьими потомками ныне являются многочисленные племена курдов[5]. Тут мы подходим к самой борьбе Ашавазда-Артавазда со Змеями-Данавами.

Как известно, титул Змеев или Нагов давался исключительно адептам и Посвящённым. Данный титул может быть тождественен значению Данава – именам великих Богов-Светодателей, которые выступают противниками Суров в Ведах, но также являются дарителями божественной Искры Разума Человеку. В Авесте Данавы представлены в качестве приверженцев Великой Лжи-Иллюзии или Майи, чьё имя было Друдж (одна из ипостасей Ангрох Майну). Ашавазда-Артавазд выступает как победитель великой Иллюзии в образе Данавов. Если рассматривать данную легенду с точки зрения Антропогенезиса, то становится ясным, что под Данавами, Марами и Вишапидами в армянской и иранской традициях выступают Посвящённые Атланты, которые впоследствии «преобразились» в халдеев и ассирийцев. Следует также обратить внимание на тексты Авесты и Ригведы, указывающие на борьбу Богов и Полубогов с Данавами, сынами Кашьяпы и Даны, дочери Дакши, одной из ипостасей Шивы.

 

 

Ардвисур-яшт

XVIII

 

Рефрен 1.

«Ты можешь восславить ради меня...

Ей жертву приносили Ашавазда, сын Пурудахштая,

И Ашавазда, и Трита, сыновья Санйуждры,

У места, [посвящённого] высокому богу,

Сияющему повелителю,

Обладателю быстрых коней, Апам Напату[6],

Сто коней, тысячу быков и десять тысяч овец.

И просили они её:

«Даруй нам такую удачу,

О добрая, мощная Ардвисура Анахита,

Чтобы стали мы победителями

Над туранскими Данавами,

И над отпрыском Асанбана, Кара,

И над отпрыском Асанбана, Вара,

И над доблестным Дурэкэтой,

В сраженье за их добро и богатство.

И даровала им эту удачу

Ардвисура Анахита,

Которая всегда дарует удачу просящему,

Заотру в дар приносящему,

Благочестиво жертвующему».

[пер. Брагинского]

 

Необходимо отметить, что мать Данавов Дану является одной из старших Богинь; она же мать Вритры. Следовательно, и в Авесте и в Ведах прямо указывается на Теогенезис и Антропогенезис. Таким образом, Ашавазда, с одной стороны относится к Асурам (Ахурам), если учитывать только авестийскую традицию, тогда как с другой – к прародителям человечества. Тот факт, что Данавы в Авесте представлены в качестве туранцев, нелишний раз доказывает атлантическое, или, во всяком случае, титаническое происхождение туранцев. В равной степени в вышеотмеченном отрывке речь идёт как об атлантах (Даитьях), так и о Полубогах Третьей Коренной Расы – Сурах (по Авесте) и Асурах (по Ведам). Всё это косвенно указывает на чрезвычайную древность самой Авесты. Рассмотрение в этом аспекте в корне меняет представление об армянском Артавазде, в образе которого, уже в предхристианскую и раннехристианскую эпохи вплелись образы Ашавазда и царя Артавазда I Шидара.

Всё вышесказанное указывает ещё на один немаловажный факт, связанный с Мистериями Армении. Среди множества разрозненных и запутанных легенд Армении существует предание о Великих Змеях, живущих в недрах горы Масис-Арарат. Во главе этих Змей стоял царь Вишап, на голове которого был изумительной красоты драгоценный и чудесный камень неизвестной природы. Раз в семь лет (что указывает на определённый цикл Посвящения) все вишапы собираются в самой глубокой пещере вокруг своего царя. Данная незамысловатая легенда указывает на древние тайные святилища в Араратских горах. По-видимому, именно в недрах самой высокой горы Армении и расположены были одни из тайных Мистерий. Как уже отмечалось, титул Змиев даровался исключительно Посвящённым, следовательно, о подобных Посвящённых и упоминается в данной легенде. Тот факт, что царь Вишапов, обитает в самой глубокой пещере, высоко на горе, объясняет его исключительный священный статус Верховного Иерофанта. Драгоценный камень на его венце указывает на всемогущество царя Вишапа. Возможно, именно это могущество и независимость Верховного Иерофанта послужили поводом для различных рассказов о соперничестве с Арташесом, тем более, что между духовной и светской властью очень часто назревала вражда. Противоборство Артавазда с Аргаваном может нести не только характер вышеупомянутой вражды, но и намекать на победу в идейном и духовном планах. Победив вишапов Артавазд, тем самым, становился не просто царём, но Царём-Посвящённым. Данное посвящение могло послужит поводом для присвоения Артавазду эпитета «шидар», т.е. оборотный или даже безумный, как часто именовались и сами Посвящённые. Этот, возможно, имевший место быть исторический факт, уже в раннехристианский период был переплетён с другим, более древним и таинственным преданием о Божественном противостоянии.

 

 

Часть вторая

Артавазд – Прометей

 

О взаимосвязи древнеармянских и древнескандинавских традиций 

 

Многие современные исследователи придерживаются такого мнения, что армянский Артавазд тождественен Прометею. Суть этих предположений сводится к тому, что Артавазд, как и Прометей, был прикован к горе. Если в легенде о Прометее Зевс приказал приковать Прометея к Кавказу, то в армянской легенде Артавазда приковали в расщелине Арарата. Интересен и сам мотив пленения этих героев. Прометея приковали за то, что он выкрал Божественный Огонь и восстал против воли Отца Богов Зевса. Артавазд же был прикован каджами (греч. кикропы) за то, что выступил против воли отца, которого в христианскую эпоху отождествляли с Арташесом Великим. Прометея, по преданию освобождает Геракл, тогда как Артавазд освободится тогда, когда Мхер выйдет из Скалы.

Небезынтересны также параллели между Прометеем, Артаваздом и скандинаво-германским Локи или Логе. Следует отметить, что именно через имя <Логе>, которое переводится с древнеисландского как «пламя», Локи стал почитаться в качестве Повелителя Огня. Таким образом, Логе является par exsellence Элементалов, тесно связанных с Проявленным Миром. Согласно Эдде, великого оппонента Асов Локи, за подстрекательство Слепого Хёда к убийству Прекрасного Бальдра и за оскорбление Асов на пиру у великана Эгира, Асы наказали, привязав к скалам кишками сына Локи Нари. Великанша Скади или Сканди над Локи поместила гигантскую змею, которая отравляла Ётуна, когда яд капал на лицо его. До Рагнарёк Локи будет связанным и время от времени корчиться в муках от яда змеи, сотрясая Землю. Однако сам Локи, будучи косвенным убийцей Бальдра, всё же навлёк День Гибели Асов и Великанов – Рагнарёк, когда потомство Имира и Бергельмира пойдёт войной на Асов, и сам Локи и потомство его будут ярыми противниками Богов, навлекши также обитателей Мира Теней [«Старшая Эдда». «Прорицание Вёльвы», 31–66; «Младшая Эдда», 49–51]. Таким образом, Локи схож как с Прометеем, предрекавшим Гибель Зевса, так и с Артаваздом, и Аши Дахаком, с восстанием которых древние армяне и парсы связывали начало Конца Времён. Схожесть между древнеарийскими и древнескандинавскими преданиями ещё и в том, что все Богоборцы-Титаны тесно связаны с Богами Возрождения. Прометей – Геракл, Аши Дахака – Кэрсаспа – Митра, Артавазд – Мхер – Сосанвер, Локи – Слепой Хёд – Бальдр Прекрасный. Для большей наглядности следует привести здесь отрывок из цикла «Сны Бальдра» с рядом пояснений.

Согласно «Прорицанию Вёлвы» и «Младшей Эдде» Бальдр – любимец Богов и Титанов – был убит ростком омелы, который выпустил из лука его родной брат Слепой Хёд, по наущению Локи. Однако после Рагнарёк, возрождённый Бальдр, простит своего брата. По сути, здесь прослеживается явная аналогия с Законом Циклов Космогенезиса и Антропогенезиса, также как в истории с Митрой-Мхером, вошедшим в скалу. Кроме того, Бальдр тождественен Осирису, Думмузи-Таммузу, Сосанверу и Дионису Загрею, Хёд – по сути, слепому, но всевидящему Року. Причём всеведение обретается через Локи, который лишь осуществил Сны Бальдра.

 

7

<…> Вёльва сказала:

«Мёд здесь стоит,

он сварен для Бальдра,

светлый напиток,

накрыт он щитом;

отчаяньем сыны

асов охвачены.

Больше ни слова

ты не услышишь».

 

8

Один сказал:

«Вёльва, ответь!

Я спрашивать буду,

чтоб всё мне открылось:

ещё хочу знать,

кому доведётся

стать Бальдра убийцей,

кто сына Одина

смерти предаст».

 

9

Вёльва сказала:

«Хёд ввергнет сюда

дерево славы;

ему доведётся

стать Бальдра убийцей,

он сына Одина

смерти предаст.

Больше ни слова

ты не услышишь».

 

14

<…> «Домой поезжай!

Гордись своей славой!

Отныне сюда

никто не придёт,

пока свои узы

Локи не сбросит

и не настанет

гибель богов!»

 

«Старшая Эдда», «Сны Бальдра».

 

Следовательно, Хёд и Бальдр две ипостаси одного Бога. Мистерии Бальдра, в коих священными растениями почитались дуб и омела, были самыми таинственными во всём древнегерманском и древнескандинавском мире.

Нет сомнений в том, что эти легенды имеют один корень. Так, в Тайной Доктрине Е. П. Блаватская пишет об арийском происхождении Прометея, чьё полное имя даётся, как Пра-матха-иса. По Гесиоду Прометей сын Титана Иафета и отец Дэвкалиона. Таким образом, Прометей сам является Титаном, которые, с одной стороны тождественны ведическим Асурам, а с другой – первым двум расам физического человечества. Кроме всего прочего, легенда о Прометее имеет тесную связь с борьбой Титанов и Богов, т.е. Асуров и Суров Вед. Отсюда, Прометей выступает дарителем Искры Разума в период Третьей Расы, и тем самым становится противником Богов во главе с их отцом Зевсом.

Проводя аналогию между Артаваздом-Ашаваздой и Прометеем, можно вывести, что армянская легенда была нарочито искажена. В дополнение к этому нужно отметить, что в Иране и в Армении Асуры были благодетелями людей, тогда как Суры, т.е. Боги в Ведах – наоборот. Отсюда можно сделать следующее заключение.

Артавазд-Ашавазда выступает против воинства Аши-Дахака, который относился к Сурам Авесты и за то, что Артавазд одаривает человечество Божественным Огнём, схватывается вишапами и заточается в Арарате, до прихода Спасителя-Митры.

Нужно отметить, что и Прометей, и Артавазд, и Аши-Дахака, и Локи, как показано в преданиях, являлись носителями как Божественного Созидательного Огня, так и Огня Разрушения. Это указывает на двойственную природу Мысли-Манаса. Отчасти, оба героя страдают именно из-за этой двойственности Огня-Мысли. Оба Титана – бессмертны, т.к. представляют совокупное человечество, а если говорить точнее – Вселенский Принцип Человека. Оба героя бывают освобождёнными Митрой-Гераклом, представляющими один из Творческих аспектов Духа-Солнца[7]. Данная аллегория указывает на тот факт, что человек становится освобождённым от разрушительного воздействия разума, после активности Духовной Мысли – Божественного Огня.

Интересен также аспект самого восстания Артавазда против своего отца. Исторически, в действительности, старший сын Арташеса I Великого Артавазд I, как уверяют в своих рекордах христианские историки, узурпировал власть в стране, выступив против прижизненной воли отца. За это Артавазд был прозван «Шидар». Сей факт был связан с тем историческим событием, о котором указывалось в первой части главы, но был также очень удобен для искажения  Мистерии о бессмертном Артавазде-Прометее. Имена могли быть просто спутаны, а Принципы персонифицированы. Вследствие того, что данная Мистерия относилась к величайшей Тайне Зарождения, выдавать которую запрещено и по сей день, исторический «противник воли отца» стал метафорическим выразителем «Противника на Небесах»!

Кое-какие аспекты, связанные с этой Мистерией, были переданы Блаватской в «Тайной Доктрине», и поэтому мы рассмотрим само Проклятье Артавазда, не отклоняясь от уже известного в этом великом труде. Разберём один отрывок из данного труда.

«В свою очередь, розенкрейцеры, которым тайный смысл предания был хорошо известен, сохранили его для себя, уча лишь, что всё «творение» произошло и было следствием легендарной «Войны в Небесах», вызванной восстанием Ангелов против Творящего Закона или же Демиурга» [Тайная Доктрина, т.2, с. 296-297].

Эта «Небесная Махабхарата» и является восстанием Прометея. Философский принцип которого, кроме множества других, кроет в себе тайну, связанную с Мыслью и Сознанием Человека, как носителя Идеи «по образу и подобию Божиему» в истинном философском значении этой метафоры, ставшей постулатом для Церкви. Война на Небесах есть великая аллегория не менее великой истины, одна сторона которой указывает, что Творческие Принципы выкристаллизовывались путём Нисхождения, что и привело к порождению легенд о «Падших Ангелах». Если же проводить более строгую и сжатую аналогию, то следует сказать, что сам Прометей, также как и его более «молодой собрат по несчастью» Артавазд, являются не просто носителями Мысли – Божественного Лучезарного Света, они суть сами воплощенная Мысль, выступающая против Совершенства и, тем самым, Проявляющая Его! Легендарные стенания Артавазда: «Ты не оставил мне царства!» относятся именно к этому Совершенству (его родному отцу Арташесу – грубо персонифицированному Демиургу-Арамазду), который «проклинает» своего сына, осуждая его на вечное Совершенствование. Тем самым, Артавазд-Прометей становится Лучезарным Страдальцем – царём Земли!

 

 

Авестийская легенда о Траэтаоне и Аши-Дахаке

и связь её с преданиями об Артавазде

 

В заключение данной главы следует коснуться одного из первоисточников легенды о царе Артавазде. Была уже отмечена тесная взаимосвязь между древнеиранской и древнеармянскими традициями, однако данная взаимосвязь становится тесной при изучении многих нюансов, забытых или не привлекших внимание. Между тем, благодаря этим нюансам выявляются все грани сложного синкретического комплекса многих легенд древности, связывая их в единое целое.

Относительно легенды о Траэтаоне, храбром сыне Атвии, вкратце было отмечено. Также отмечалось об Аши Дахаке, и посему следует проанализировать взаимосвязь этих образов в одном синкретическом образе царя Артавазда. Так, согласно Авесте (Видаевдатем, Яшт), а также Первой книге эпоса «Шах Намэ», Траэтаона (фарс. Феридун, арм. <H>руден), заковав Аши Дахака (фарс. Захака, арм. Аждахак), запер в жерле великого вулкана Дембаванд, что в горной системе Эльбурс на севере современного Ирана. Согласно Авесте (Яшт), Аши Дахака, в период Великой Битвы Света и Тьмы убьёт Кэрсаспа, тождественный эллинскому Гераклу. Здесь также прослеживается частичная аналогия с древнеармянской традицией об Артавазде, который вырвется из оков в День Прихода Мхера (Митры). Для наглядности следует привести ряд отрывков из Авесты и Випасанка.

 

 

«Младшая Ясна»

Хома Яшт

 

2. <...> «Я есмь <...> Хаома праведный, устраняющий смерть, меня снаряди <...> [сок] мой выжимай в пищу, для моего прославления воспевай меня <...>

<...>

4. Вивахвант был первым человеком, который выжимал мой [сок] для телесного мира. Та на него благодать снизошла, та его постигла удача, что у него сын родился Йима блестящий, богатый стадами, сиятельнейший среди рождённых, солнцеподобный между людьми, что сделал в своё царствование бессмертными животных и людей, незасыхающими воды и растения, дабы питались пищей неувядаемой.

5. В царствование Йимы могучего ни мороза не было, ни зноя, ни старости не было, ни смерти, ни зависти, дэвами порождённой < ...>

7. <...> Атвия был вторым человеком, который выжимал мой сок для телесного мира. Та на него благодать снизошла, та его постигла удача, что у него сын родился из дома богатырского, Трайтаона,

8. который убил чудовище Дахаку, [имевшего] три пасти, три головы, шесть глаз, [обладавшего] тысячью сил, всесильного дэва Друджа, опасного для мира, зловредного, которого, всесильного Друджа, произвёл Анхра-Манью против телесного мира, на погибель правдивости миров.<...>

10. <...> Трита, из Самов лучший, был третьим человеком, который выжимал мой [сок] для телесного мира. Та на него благодать снизошла, та его постигла удача, что у него [два] сына родились Урвахшайа и Кэрсаспа, блюститель Веры и законодатель один из них, а другой высокий ростом, юноша кудрявый, палиценосец…»

 

 

Ардвисур Яшт

IX

 

[Рефрен 1:]

«32.Ты можешь восславить ради меня... (Ардвисур Анахиту, прим., Э. М.)

33. Ей жертву приносил сын из [рода] Атвьи,

Из дома богатырского Трайтаоны,

В четырёхугольной [стране] Варна

Сотню коней, тысячу быков, десять тысяч овец.

34. И он просил её:

«Даруй мне такую удачу,

О, добрая, мощная Ардвисура Анахита,

Чтобы я победителем стал над [чудовищем] Ажи-Дахака,

Имеющим три пасти, три головы, шесть глаз,

Обладающим тысячью сил,

Созданным на погибель мира праведности [Арты],

И чтобы я его обеих жён как добычу увёл:

Обеих Сахнавак и Арнавак,

Которые прекраснейшее материнское лоно имеют,

Обеих, которые для домашней жизни столь подходящие»

[«Авеста в русских переводах», пер. Брагинского].

 

 

Из персидских легенд

О Бюраспи Аждахаке

 

<…> «И ещё о некоем Хрудене, который связал его медными путами и отвёл на гору по названию Дмбавнд. И о том, как Хруден по дороге задремал, а Бюраспи потащил его на холм, и как тот проснулся и отвёл его в какие-то горные пещеры и заковал, а сам стал перед ним статуей, ужасаясь которой, Бюраспи покорился оковам и не может выйти и опустошить землю.<…>

<…> «Тот, кого персы называют Бюраспи Аджахаком, их предок, (живший) при Неброте. Когда языки распределялись по всему свету, то это происходило не беспорядочно и безнадзорно, но как бы по божественному велению были определены начальники и предводители племён, каждый из которых законно и уверенно унаследовал свой удел. Я узнал, что настоящее имя этого Бюраспи Кентавр Пюрида, обнаружив это в халдейской книге. Подчиняясь Неброту, он предводительствовал над своим народом не столько благодаря храбрости, сколько силе и ловкости. Он хотел научить всех общему образу жизни и говорил, что никто не должен иметь ничего в собственности, но всё должно быть общим. И всё у него было открыто и слова, и дела. Он не имел тайных мыслей, и всё, что таилось на сердце, при всех предавал гласности (своими) устами. И установил право (свободного) дневного и ночного входа и выхода для друзей. Это и было его упомянутое выше первое неблагое благодеяние.

Будучи сведущим в астрологии, он пожелал научиться совершенному злу, что оказалось для него невозможным, ибо он привык, как мы сказали выше, с целью обмана всех, ничего не делать втайне, а изучить тонкости совершенного зла открыто было делом невозможным. Дабы учиться, он придумал тягостный выход: притворился, якобы у него какие-то страшные боли в животе, которые излечиваются не чем иным, но только каким-то словом и ужасным именем, слышать которое никому не обходится даром. И учитель зла, приспособившись к этому, наставлял его и дома, и на площадях: преспокойно кладя голову на плечо Бюраспи и шепча ему в уши, он учил его лихому искусству. В легенде об этом говорится, что дитя сатаны прислуживал ему и исполнял его желания и затем целовал ему плечи, выпросив себе это в качестве награды.

То же, что говорится о нарождении драконов или полном обращении Бюраспи в дракона, означает следующее. Так как он стал приносить в жертву демонам несметное число людей, то народ проникся к нему отвращением и, объединившись, прогнал его, и он бежал в сторону упомянутой выше горы. И так как преследовали его очень настойчиво, то его люди разбежались. Преследователи же, успокоенные в отношении него, остановились в тех местах на отдых на несколько дней. Бюраспи же, собрав рассеявшихся, внезапно напал на них и причинил большой урон. Но народ всё же одолел, и Бюраспи пустился в бегство. Возле горы его настигли, предали смерти и бросили в глубокую серную яму» [Мовсес Хоренаци, «История Армении», кн. I, Приложения].

 

Приведённые примеры, как из древнеиранской, так и из церковной армянской традиций, свидетельствуют о том, что образы Аши Дахака и Аждахака не относятся ни к одному из известных науке исторических событий. Тот факт, что впоследствии Аши Дахака преобразился в последнего мидийского царя Астиага (авест. Аши Дахака), косвенно указывает на то же утверждение. Аши Дахака становится именем собственным, ибо является Принципом Божественным или же Антропогоническим, относящимся, вернее, к более древним расам, нежели к расе арийской, но тот духовный Принцип, которым Аши Дахака был наделён, а именно Принципом Змия или Великого Дракона, после стал чисто символическим для одной из самых могущественных Династий Востока – Династии Аши Дахаков или Астиагов[8]. Исходя из этого, следует, что и Траэтаона и Кэрсаспа, и даже Артавазд также не могут относиться к современной расе человечества. Однако проблема взаимосвязей между Артаваздом, Аши Дахаком и Траэтаоной в собирательном образе Артавазда, связана, в первую очередь, с аллегорическим представлением, а во вторую – с вольными и невольными искажениями древнейших преданий уже в первых веках христианства. На армянской земле данная легенда приобрела множественные наслоения, по-видимому, начиная с эпохи Аршакидов, возможно, за два столетия до насаждения христианства, но в эпоху раннего христианства, данные наслоения настолько укоренились, что ключи к пониманию этой древнейшей аллегории были утеряны.

Анализируя данные христианизированные наслоения наряду с самой легендой, мы вновь подходим к осмыслению древнейших преданий о Падших Ангелах, о чём вскользь отмечалось. Проводя критическую аналогию между древнеиранской и древнеармянской традициями об Аши Дахаке и Артавазде, можно выявить ряд объединяющих аспектов, требующих пристального подхода в исследовании.

  1. Артавазд также, как и Аши Дахака, прикован к жерлу вулкана.
  2. Аши Дахака, как и Артавазд, высвободится из оков к Концу Времён.
  3. Аши Дахака и Артавазд, фактически, являются бессмертными до Конца Времён Принципами.
  4. Оба этих Принципа являют собою негативную разрушительную силу.

Аналогии между этими духовными Принципами интересны, в первую очередь, в связи с собирательным образом Артавазда, а точнее, с проблемой интерпретации данного образа. Так, было отмечено, что Артавазд, с одной стороны, подобен Прометею, тогда как с другой – сыну Паракшиты Джанамеджае-Змееборцу. Однако этот последний аспект в образе Артавазда более чем контрапунктивен и тонирован аспектом Противоборца и носителя разрушения. По-видимому, образ Аши Дахака слился с образом Артавазда, когда были полностью утрачены ключи к древним Мистериям. Следует также отметить, что все легенды о Прикованных Богах и Полубогах относятся непосредственно к Антропогенезу Третьей и Четвёртой Рас, а именно к эпохе разделения полов. Это явствует из вышеотмеченных отрывков из т.н. Младшей Авесты, где представлены этапы Антропогенезиса. Так, Йима – сын Вивахванта (Вайвасвата), олицетворяет Три Коренные Расы до разделения полов. Генеалогия от Атвии до Кэрсаспы отражает этапы расцвета Третьей и зарождение Четвёртой Рас, а также периоды их могущества. Как в авестийской, так и в армянской легендах антропогонические мотивы скрыты и представлены лишь символически. Выше было объяснено истинное значение Артавазда и здесь следует остановиться на образе Аши Дахака, рассматривая его в аспекте Антропогенеза. Так же, как и образ Артавазда, образ Аши Дахака сопоставим лишь с Люцифером, на что косвенно указывают и Авеста и Шах Намэ. На эту аналогию недвусмысленно намекает и Мовсес Хоренаци.

 

 

Ардвисур Яшт

VIII

 

[Рефрен 1:]

«28. Ты можешь восславить ради меня...

29. Ей жертву приносил трёхпастый Ажи-Дахака

В стране Баври

Сотню коней, тысячу быков, десять тысяч овец.

30. И он просил её:

«Даруй мне такую удачу,

О, добрая, мощная Ардвисура Анахита,

Чтоб я все семь каршваров обезлюдил».

31. Не даровала ему эту удачу Ардвисура Анахита <…>»

[Пер. Брагинского, указ. труда].

 

<…> «И учитель зла, приспособившись к этому, наставлял его и дома, и на площадях: преспокойно кладя голову на плечо Бюраспи (Аждахак, прим. Э.М.) и шепча ему в уши, он учил его лихому искусству. В легенде об этом говорится, что дитя сатаны прислуживал ему и исполнял его желания и затем целовал ему плечи, выпросив себе это в качестве награды <…>[Мовсес Хоренаци, указ. труда].

Важно отметить, что ни к одному из Богов, кроме Аредви Сур Анахиты, Аши Дахака не обращается, что также свидетельствует о тесной связи между ним и этой Богиней. Данная связь становится более явной при учёте древнего символизма. Известно, что Анахита астрологически и астрономически являет Венеру – Люцифера (пехл. Анахит), а при учёте того, что Люцифер является тем же, что и Сатана в христианстве, становится понятной взаимосвязь Аши Дахака – Сатаны с Ардви Сур Анахитой – Венерой-Люцифером. Кроме того, на связь Аши Дахака и Люцифера указывает факт воцарения Аши Дахака в образе Великого Змия или Дракона на Земле. Данная аллегория косвенно скрыто указывает на роль Люцифера в Антропогенезе Третьей Коренной Расы, что также прослеживается в ветхозаветной традиции о знаменитом Грехопадении. Таким образом, победа Траэтаоны над Аши Дахаком тождественна победе Михаила над Самаэлем или победе Митры-Веретрагны (Вахагни) над Драконом Вритрой[9]. Следовательно, и Кэрсаспа являет собою один из образов Митры-Освободителя. Отсюда, мы подходим к самой оккультной тайне планеты Венеры, с которой связаны Аредви Сур Анахита и Митра. Однако, вернёмся к образу Аши Дахака. Издавна считается, что маздаяснизм являлся дуалистической Доктриной, где роль доброго Бога выполняет Ахура Мазда, а роль дьявола переложена на Ангрох Майньа. Если подойти к Идеям двух Начал без религиозной тенденциозности, которая сквозит, к примеру, в знаменитом труде епископа Езника «Против ересей», то становится ясным, что Ахура Мазда не представляет собой доброго Бога-Творца, также как Ангрох Майньа не выступает в образе Дьявола[10]. Данное утверждение проистекает из того факта, что оба начала были выявлены из Вечности. В этом понимании двух Начал, кроется главная разница между авестийской и еврейско-христиано-исламской теологиями. Последняя, не может почитать Бога без Дьявола! Отсюда становится ясным, что Ахура Мазда и Ангрох Майньа, являясь близнецами, не могут существовать друг без друга, т.к. Ангрох Майньа есть лишь зеркальное отображение Ахура Мазды, а последний – Фарварши (Духовный Двойник) Ангрох Майньа. Данное положение отражено в труде «Бундахишн», в котором указывается, что Ангрох Майньа пытался копировать творения Ахура Мазды. Так, по одной из версий, сохранённой в книге «Бундахишн», Первозданного Быка Гаоша убивает не Митра, а Ангрох Майну, после чего Телесный Мир наполняется «творениями» [Учение Огня, Гаты и Молитвы, под ред. А. Шапошникова, 2007]. Таким образом, Ахура Мазда не смог бы быть Творцом, ни будь его двойника, т.к. оба они, и Ахура Мазда и Ангрох Майнью суть духовные Принципы, представляющие собой Свет и Тьму, Дух и Материю. Ангрох Майнью соответствовал в Иране египетскому Сету-Тифону (в одном из своих значений). Таким образом, Ангрох Майнью как в Иране, так и в Армении, наряду с Митрой и Гаош Урваном являл одну из ипостасей Ахура Мазды (см. Приложение V). В Армении Ангрох Майнью стал известен под именем Ахрман. Следует отметить, что элементы чистого дуализма в древней Армении почти не известны современным ориенталистам; пожалуй, только Ф. Кюмон и Мэри Бойс отмечают о дуализме в своих монографиях [Бойс, 1988; Кюмон, (1913) 2000]. Когда же мог появиться т.н. дуализм Авесты на Армянской Почве? Было отмечено, что в древнейших текстах Авесты Гатах не упоминается имени Ангрох Майнью, исходя из этого, следует полагать, что Заратуштра XIII, кому приписывается авторство Гат, если принять, что Спитамэн Заратуштра вообще, что-либо записывал, не считал Ахримана воплощением абсолютного Зла. Уже было выдвинуто предположение, что Хайк мог принести на Армянское нагорье более древний образец Учения, так как сам Хайк процветал ранее самого известного из Заратуштр. Именно поэтому в армянском авестизме сохранилось крайне мало (если сохранилось вообще) упоминаний об Ахрмене, как это имя представляет епископ Багревандский. Вспомним, что Ахура Мазда и Ангрох Майнью выявились из Золотого Яйца Зрвана Акарны и изначально представлены равнозначными, о чём упоминается и в ряде древнеармянских рекордов раннехристианского периода, невзирая на их явную одиозность к Маздеяснизму эпохи Сасанидов [Езник Кохбаци. «Против ересей», II, стр. 93]. Возможно, в более позднюю эпоху Аршакидских и Сасанидских владык, когда по крупицам собирались уцелевшие остатки древнего Учения, все они стали составлять НОВЫЙ, ВОССТАНОВЛЕННЫЙ вариант Авесты, без особого учёта, к какому из периодов относятся отдельные части данного Учения. По всей видимости, древнейший вариант Авесты, большие части которого, возможно, были сохранены в Армении, представлял Ангрох Майнью – Ахримана или Аримана не в качестве Зла, а в качестве Материи или воплощённой, постоянно изменяющейся формы. В сущности, тексты древнеиранского Учения, известные ныне большинству, есть лишь мозаичный вариант из разрозненных отрывков, спрессованных окончательно в Сасанидскую эпоху, и, следовательно, неудивительно, что, к примеру, образ Ахримана мог утвердиться в Армении только в эпоху Младшей ветви парфянских императоров, т.е. армянских Аршакидов. Но даже в этом, частично парфянизированном варианте, армянский авестизм не утерял древнего пласта, наоборот, он обогатился, т.к. ни Арамазд, ни Ахрман не утеряли в этом варианте своей сути, как Принципы в Космогонии и Теогонии. Для более полного и правильного понимания Космогонии и Теогонии, читателю необходимо осознать один важный Принцип, который лежит в основе Бытийности и Бытия в целом и в частном. Это Принцип многоплановости как Духа, так и Материи. Исходя из данного Принципа, каждый из Богов Древности представлялся в различных аспектах, которые, как правило, также становились самостоятельными Принципами – Богами. Следует также помнить, что каждый их Богов представлялся в двух основных аспектах или Началах. Одно из Начал являлось отобразителем другого. Так, в случае с Ахура Маздой его Низшим аспектом отображения являлся Ангрох Майнью, при этом Ахура Мазда являл собой носительство всех Семи Принципов в этом телесном мире, также как и каждый из них являлся отдельным носителем Ахура Мазды, оставаясь, в сути своей самостоятельной Идеей. Только на основе одних Гат можно с полной уверенностью утверждать, что тот дуализм, который пропагандируется востоковедами в качестве «истинно» авестийского (послужившего, как это ныне представляется, базисом для ветхозаветного и новозаветного Дьявола), никогда не принимался самими маздаистами. Учитывая вышеизложенное, необходимо более подробно остановиться на образах Семи Принципов – Амеш-а-Спентах (пехл. и арм. Амахраспанд). Амеш-а-Спенты – Бессмертные Святые суть Архангелы у Престола Бога, являются, как только что было отмечено, ипостасями самого Ахура Мазды, который есть их синтез.

 

1Спента Майньа,Святой Дух,
2Аша (Арта) Вахишта,Лучшая Праведность (Порядок),
3Воху Ману, Благая Мысль,
4Спента Армаита,Благая Основа (Корень)
5Хаураватат,Целостность,
6Амерватат,Бессмертие,
7Хшатра Вайрьа,Высшее Царство,
8Ахура МаздаПремудрый Господь.

 

  Спента Майньа – Святой Дух. Соответствует Святому Духу гностиков и, по сути, является Женским Началом или Женским Аспектом Ахура Мазды. В более поздние, Аршакидский и Сасанидский периоды, Спента Майньа слился с образом Ахура Мазды, который, таким образом, стал седьмым объединяющим Принципом Амеш-а-Спентов. В древнейших насках (книгах) Ахура Мазда выступает, как восьмой – объединяющий Принцип. Исходя из этого, все Боги были носителями как Ахура Мазды, так и Спента Майньа.

Аша (Арта) Вахишта – Лучшая Праведность (Порядок). Является основой Космической и Природной Иерархии и, фактически, Кармического Закона. Для Арты не существует ни доброго, ни злого, но лишь одна соизмеримость и целесообразность. Как сказал один великий Мудрец Индии: «Зла нет, ибо отсутствует добро». Армянское имя Арда или Ардар – Справедливость.

Воху Ману – Благая Мысль. Соответствует древнеарийскому Махату. Одно из высших начал в Теогонии. По сути, именно Махат является вбирателем всех Идей и праформ. Можно сказать, что Махат есть совокупность всех Творческих сил, именуемых Богами.

Армаита, или Спент Армаита – Благая Основа (Корень). Олицетворение высшей материальной основы Мира. В своём высшем аспекте соответствует Мулапракрити индийских ариев. Армянское имя Армат-а, что значит Корень. В более поздние периоды Спента Армаита олицетворяла уже Землю. Один из таинственных Амеш-а-Спентов, связанный с Духом Арьяменом.

Хаурватат – Целостность. Одно из самых философичных понятий в древнеарийских традициях. В равной мере относится как к Высшему Единому, так и к Богам, и их творениям. В древнем Иране, как и в древней Индии, Дух-Бог был во всех своих творениях, отсюда и мировые традиции Пантеизма – Единство Бога и Природы. В этом Единстве заключается сама Целостность.

Амерватат – Бессмертие. Тесно связано с Целостностью и неотделимо от неё. Отсюда проистекает учение о вечном перевоплощении и цикличности Бытия и Не-Бытия.

Хшатра Вайрьа – Высшее Царство. Обитель Бога и Язатов, в Индии ему соответствовала Нирвана.

Все Амеш-а-Спенты относятся и иерархическим ступеням в Оккультизме и Этике. Нужно также отметить, что каждый из Амеш-а-Спентов имел свою тёмную (оборотную) сторону, в образе Дэвов Ангрох Майнью. Кроме того, каждый из Амеш-а-Спентов имел свою ипостась или «колесницу - щит» - Вахану в образе Язата. Таким образом, Ахура Мазда также становился собирательным Богом. На самом же деле он оставался Седьмым Амеш-а-Спентом. Ниже представлены Язаты Ирана и Армении без дополнительных имён (эпитетов) этих Богов, наряду с их высшими ипостасями. В дальнейшем к Богам прибавились эллинские имена[11].

 

1Спента Майньа,Ахура Мазда,
2Аша (Арта) Вахишта,Нанэ,
3Воху Ману,Тир,
4Спента Армаита,Анахита, Ашторет-Астарта-Астхик,
5Хаураватат,Апам Напат, Тиштрия[12]
6Амерватат,Веретрагна, Рашна, Сраоша (ипостаси Митры),
7Хшатра Вайрьа.Митра.

 

Следует напомнить, что Амеш-а-Спенты, в своём тайном философском значении, были выше, чем Ахура Мазда, т.к. последний явлен, как синтез всех Амеш-а-Спентов, но как Принцип Объективный, а не Субъективный. В Авесте, Ахура Мазда – Творец телесного мира, т.е. самой формы, тогда как Амеш-а-Спенты суть управители Идей этих форм (Идея всегда является предтечей формы). Это одно из скрытых значений Бессмертных Святых. Другое их значение связано с планетарными иерархическими цепями. В Эллинистической Армении к Арамазду обращались и как к Арамазду – Ванатуру – Арамазду – Подателю Приюта (санск. < > – дом, приют и арм. <tur> – дать, даяние), отсюда – армянское <vanq> – обитель, монастырь. Арамазд-Ванатур являл собой тот же обобщающий Принцип, отображающий Подателя всех Благ в Мире Телесном. Следовательно Ангрох Майньа не мог быть ни Сатаной, ни Люцифером, т.к. эти Принципы локальны и не могут относиться к всеобщему понятию зла, как это принято у христиан и мусульман. Однако, вышесказанное не означает, что древние потомки ариев не знали о Люцифере. Легенды об узурпаторе Аши Дахаке указывают именно на знакомство их с преданиями о «Падших» Ангелах, главой коих и был Люцифер – Великий Дракон. Другое дело, поклонение Люциферу в качестве злого начала. Данного поклонения до ортодоксального христиаства не было ни у одной из наций Мира.

В древнеармянском предание об Артавазде лишь косвенно намекается на связь его образа с образом Люцифера, о чём уже отмечалось. Однако, связь эта указывает на двойственность Артавазда в представлении армян. Так, являясь победителем титана-вишапида Аргавана из рода Аждахака, Артавазд преображается в носителя злого начала. Данная путаница на самом деле отражает древнейшую легенду о Прометее, как об одном из зародителе человечества в Третью Эпоху Земли. Учитывая, что легенды о Люцифере также относятся к данной Эпохе, не трудно представить, что образ Артавазда стал в дальнейшем смешанным и путанным.

 

 

Литература

  1. Авеста в русских переводах (1861-1996), под ред. И. В. Рака, С.-Петербург, изд. Русского христианского гуманитарного института, 1997.
  2. Блаватская Е. П. «Тайная Доктрина», Москва, изд. «Сиринъ», 1993.
  3. Бойс М., «Зороастрийцы (верования и обычаи)». М., изд. «Наука», 1988.
  4. Езник Кохбаци. «Против ересей» (на арм. языке). Ереван, изд. ЕГУ, 1994.
  5. Заратустра. Учение Огня, Гаты и Молитвы, под ред. А. Шапошникова, Москва, Изд. «Эксмо», 2007.
  6. Кюмон Ф., «Мистерии Митры». Санкт-Петербург, изд. «Евразия», 2000.
  7. Минорский В. Ф., Курды. Петроград, 1915.
  8. Мовсес Хоренаци. «История Армении». Ереван, изд. «Хорурдаин Грох». 1990.
  9.  «Ригведа», Мандала II, изд. РАН «Наука», 1999.
  10. Снорри Стурлусон, «Младшая Эдда», изд. «Наука» АН СССР, Л., 1970.
  11.  «Старшая Эдда». «Прорицание Вёльвы», «Сны Бальдра». Древнескандинавские песни о богах и героях. Перевод А. И. Корсуна. Редакция, вступит. статья и комментарии М. И. Стеблина-Каменского. Изд. АН СССР. М.-Л., 1963.
  12. Фирдоуси, «Шах Намэ», т. I, пер. Ц. Б. Бану и А. Лахути, комм. А. А. Старикова, изд. АН СССР, М., 1957.

 

 

Примечания:

[1] Мара или мар, как в древнем персидском так и в древнеармянском, означало «змей». Это было прозвище жрецов Мидии и Персии, и в философском смысле значит – Посвящённый.

[2] Грузины, известные сейчас в качестве отдельной нации, таковой не могут являться a priori. До официального вхождения территорий современной Грузии и Северной Армении в состав Российской Империи было несколько раздробленных царств и княжеств. По сути, даже попытки таких великих правителей, коими были Давид IV Строитель (1089-1125), Деметре I (1125-1156), Георгий III (1156-1189) и дочь последнего Тамара Великая (1184-1213), не увенчались окончательным успехом и т.н. грузинские земли, вплоть до 1833 года продолжали быть разрозненными. Причина на самом деле в том, что на этой территории проживало и проживает множество различных этносов, которых издревле именовали иберами. Таким образом, иберы, о связи с которыми до сих пор говорят современные грузины, отдельной нацией быть не могли в силу отсутствия единых для нации атрибутов, включающих язык и культуру. Следует отметить, что до последних армянских Багратидов Иберией правили не иберийские династы, а парсийские, армянские и парфянские. К ним относятся Фарнавазиды, Арташесиды, Аршакиды и Хосровиды.

[3] Имя легендарного Ашавазда может также означать - <Сильный Артой> или <Могущественный в Арте>. Армянская форма данного имени, возможно, более точно указывает на вышеотмеченные значения.

[4] Ракшасы вместе с их всесильным царём Раваной, в действительности, относились к атлантам, тогда как Кауравы были лишь духовными наследниками атлантов, т.к. поклонялись Луне. В этническом же аспекте Кауравы относились, скорее, к атланто-ариям – переходной форме, либо к той ветви ариев, которая предпочла поклонение Луне, а не Солнцу.

[5] Относительно происхождения курдов (не путать с езидами – народом иного происхождения) по сию пору нет определённого мнения. Тот факт, что племена этого древнего народа происходят от индоиранской арийской семьи, не вызывает сомнений [Минорский, 1915, ссылка на труд Шумова, Андреева. Ирак: история, народ, культура: Документальное историческое исследование, гл. 3, ч. 2, 2002]. Однако, несмотря на верность суждений со стороны Минорского о происхождении курдов, в нём есть лишь косвенный намёк об их прародине. Тот факт, что о курдах не упоминали древнеперсидские монархи, как отмечает автор, не может служить свидетельством их немидийского происхождения, скорее, наоборот: «…Среди народов, к которым относятся указанные сродные имена, некоторые учёные теперь различают две группы: за одною (именно за кардухами) они отвергают арийское происхождение, но зато считают, что, жившие восточнее кардухов, были именно предками курдов. Как бы то ни было, за несколько веков до Р.X. интересующий нас народ сидел в горах Курдистана. Мы знаем, что, по крайней мере, по языку курды не только арийцы, но относятся и к вполне определённой иранской группе. Следовательно, родина их (или их языка) с большой вероятностью на Востоке [там же]. Именно с VII века до н.э., а возможно, и ранее этого периода следует искать пути образования данного народа, который, по мнению автора этого труда, стал именоваться курдами или кордами после крушения династии Аши-Дахака и полном подчинении Мидии Ахеменидам. Возможно, приход к власти Кира II и не повлиял на расселение мидийцев из своих «коренных» земель в Кордук на Армянское нагорье, но данное расселение могло быть уже при Камбисе, Гаумате-Бардии, в период великого восстания сатрапий или после подавления оного Дарием I.

[6] Важно отметить, что в данном отрывке Анахита связана с Апам Напатом, о котором уже отмечалось. Здесь присутствует своего рода единение этих двух Богов.

[7] Веретрагна-Ваагн, отождествляемый с Гераклом в поздний эллинистический период, как было показано выше, является одной из ипостасей Митры.

[8] Отождествление имени Аши Дахака с именем Астиага, последнего царя Мидийской Империи, связано с древнеиранскими, древнеармянскими и древнегреческими традициями, а точнее с древнегреческими интерпретациями оных. Истинное имя мидийских династов неизвестно. Возможно, имя Астиаг, дошедшее до нас в греческой транслитерации и тождественное авестийскому имени Аши Дахака, на самом деле являлось в древности не именем собственным, а прозвищем всех мидийских династов.

[9] Эти известные Противоборства никоим образом не отражают победу добра над злом в известном христианском понимании. Низвержение Самаэля Михаилом и Низвержение Вритры или Вишапа Веретрагной-Вахагни – аллегория, отображающая в одном из множественных значений, главнейшие этапы зарождения – Низвержение Духа в Материю и одновременно победу Нетленного над Тленным или материальным и вечно изменяющимся. Однако в этих древних легендах скрыта не только истина о Зарождении, но и этический аспект, предупреждающий человека о наличии субъективного проявления зла в нем самом.

[10] Тенденциозность и предвзятость, воистину, плохие проводники для великих свершений. Несмотря на это, именно они двигали рукой ныне св. Езника, епископа Багревандского, при написании труда «Против ересей», который по праву можно назвать самой фундаментальной из них. Считающийся наимудрейшим и непогрешимым во всем христианском мире, труд сей содержит столько глупостей, сколько могло взбрести в голову только фанатику и сектанту той далёкой эпохи. Вот яркий пример из Второй Книги этого шедевра воинствующего невежества. «…Если не созданы были Солнце и Луна, посредством коих определяют часы, дни, месяцы, годы, то как определились тысячелетия (царства Зрвана)» [там же, стр. 97; пер. Э. М.]. Блаженный епископ так удивлён, что забыл христианскую догму из Ветхого Завета, согласно коей Иегова «вслепую» сотворил небесные светила для определения времён лишь на четвёртый день, который, к слову сказать, также неизвестно откуда взялся. Далее, всё тот же воинствующий епископ вопрошает относительно взаимоотношений Ормузда и Ахримана: «…Если Ормузд – царь Ахримана, то почему позволяет ему строить козни и всякое зло против себя?» [там же, стр. 100-101; пер. Э. М.]. На этот вопрос следует ответить риторически. Почему же ваш добропорядочный бог терпит всё те же козни своего же слуги, окрещённого вами во вселенского духа зла? Кто же тогда мощнее и сильнее на этом культовом ринге – бог или дьявол?! Подобные неверные суждения, взращённые на почве глупости и тщеславия, сплошь и рядом в труде Езника, да и не только у него. Все эти перлы христианского инфантильно-преступного менталитета исходят от принятия мёртвой буквы за непогрешимую истину. Воистину, слепота внутренняя порождает тьму внешнюю!

[11] Так как в  Армении была распространена более древняя халдо-парсийская форма почитания Авесты, соответственно, имена парсийских Богов несли на себе и древнейшие вавилонские отпечатки. Следует добавить, что Принципы Амеш-а-Спентов полностью соответствуют Принципам Адитьев Вед [Ригведа, II, 27].

[12] В позднюю Аршакидскую эпоху Звезду Тиштрия (предположительно Сириус или же одно из наименований гения планеты Меркурий) отождествляли с Тиром, которому был приурочены месяцы июнь-июль. В древней Армении Тиру был приурочен праздник Трэндэз. Тиштрия и Апам Напат – Потомок Вод в древнеавестийский период были ипостасями; причём, Апам Напат был прародителем Тиштрии [Тиштр Яшт, II].

 

 


№58 дата публикации: 17.06.2014

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020