Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Александр Балтин,

член Союза писателей Москвы

 

СТИХОТВОРЕНИЯ

* * *

Я к неудачам жизненным привык…

Но, Боже мой, какая боль густая,

Коль просит подаяние старик,

Копейки от прохожих получая.

Ты бросишь грош и далее пойдёшь,

Его судьбу кусками представляя.

И ощущая, как витая ложь

Вошла в реальность, правду отменяя.

 

 

* * *

Следы по снегу конгруэнтны

Твоим фантазиям о них.

В сознании мелькают ленты,

Что позже воплотятся в стих.

Снег первый, пробный, ненадёжный,

Украсил старые дворы,

Изъяв из темноты тревожной

Весьма привычные миры.

Кусты загадочны, деревья,

И утренний из окон свет.

И всюду жизнь – её движенье:

То, без какого жизни нет.

 

 

ДВЕ ФОТОГРАФИИ

1

Два с половиной месяца на фото.

Себя с младенцем этим не связать.

Ты прожил сорок пять. И сорок пять

Гадал – насколько выдумка: свобода?

Младенец. Он лежит на животе.

Головку он ещё держать не может.

Не представляет, как прозрачен Моцарт,

И представленья нет о высоте.

Иль, может, связан с космосом, но так,

Как взрослый и представить не сумеет?

Рассматриваешь фото, как дурак,

И мысль взорваться сущностью не смеет.

 

 

2

А на этом фото мне два года,

Трёхколёсный мал велосипед.

Дворик, дом, кусочек небосвода.

Кто там впереди? Не то сосед?

Дворик, дом, Союз Советский мощен.

Мне два года. Синенький берет,

Синее пальто… Не сильно сочен

Двор – осенний, видимо, сюжет.

 

 

СОЛОВЕЦКАЯ СИЛА

Валуны, меж ними – кирпичи,

Стены соловецкие замшели,

Плисовые мхи…

И на пределе

Места эманации. Лучи.

Ощутишь лучи тугих веков –

Гроздь времён былых набухла силой.

Для монахов было перспективой

Постижение сакральных слов.

Ладили, упорны, монастырь,

И сердца молитвой замыкали.

Чтоб небесную постигнуть ширь,

Многие отринутся детали.

А в тюрьме посаженный на цепь

Морок заточенья постигает.

Жизнь, в которой шаровая крепь,

Чем ещё, зверея, испугает?

Силы есть – не зримо – вещество.

А воды великое мерцанье

Вечности покажет торжество,

К ней же сокращая расстоянье.

Стены высоки, причём – весьма.

Серый камень, плисовая зелень.

Скудная, не быстрая весна.

Небосвод по сути беспределен.

Если корень небосвода в нас –

Как удостовериться в обратном?

Осень листья отрясает в час

Жизни, что представлен безвозвратным.

Вот визит Петра. И гневен царь,

И в монастыре грешивший пьянством.

Тайны жизни не упрятать в ларь.

Не шути с царёвым окаянством!

Если солнце плахою черно,

Значит, Апокалипсиса время.

Если страстью новой зажжено

Имя жизни, старая – как бремя.

Стены мхом покрыты, а века

Сыпали различнейшие зёрна.

Кровь текла, чрезмерно велика.

Спятишь, выжив, захохочешь вздорно.

Грешники! Звучит монаший глас!

Двух последних заживо сжигают.

Холод Соловков и по-сейчас

Обжигает ум. И дни сгорают.

Яма заключенья. И в былом

Заключенье каменным бывало.

Соловков величье и излом,

И огни небесного кристалла.

Соловков величье и проран.

Мхом покрыты каменные стены.

Жаль, история – как сумма ран

В нашем уголке вселенной.

 

 

* * *

В трёх соснах заблудиться – сколь печально?

Бродил, бродил, куда ж теперь идти?

Судьба и жизнь – они даны фатально,

Без объяснений каждого пути.

Но и меж данных сосен есть пространство,

И из него возможно прямо вверх.

Порой не ценит малое богатство,

Большого вечно жаждет, человек.

 

 

* * *

Воздушный шарик улетает –

Лети за ним, легка, душа.

Но тело плотно, не пускает –

Ей, столь привычною, дыша

Оставь же на скамейке тело,

Душа, и в мир цветов войди –

Получишь нежный опыт, белый,

Узнаешь новые пути.

К деревьев миру приобщившись,

Узнаешь рост – до самых звёзд.

Вернёшься в тело, приоткрывшись

Тому, что дарит звёздный мост.

Воздушный шарик улетает,

Ты в теле продолжаешь быть.

Порой не очень-то пугает

Смерть, что едва ли пережить.

 

 

* * *

В пещере зреет виноград

Грядущего – не зрим, конечно.

Иосиф взять младенца рад,

Свет пробуя понять нездешний.

Уставшая Мария спит,

И на виске играет жилка.

Пещера – дом сейчас. И быт

Налажен скромно - схемой жизни.

Вздыхает серый ослик, мил,

Вздыхает серый вол красивый.

Иосиф чистотою жил,

Теперь пристало – перспективой.

Мария спит. Качает он

Тихонько в колыбели сына.

Чтоб мир – что вечно воспалён

В дальнейшем от греха отхлынул.

 

 


№57 дата публикации: 10.03.2014

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020