Грани Эпохи

этико-философский журнал №83 / Осень 2020

Читателям Содержание Архив Выход

Алексей Борисов

 

Родник

Возле Челябинского Городского Соснового Бора был родник. Этот родник когда-то, давным-давно, лёгким радоновым чудом пробился на поверхность земли из таинственной гранитной глубины. Он пробился и подарил нашей поверхности ещё одно прикосновение чистоты.

К роднику шли люди. Родник окружили любовью и заботой. Возле таких мест обычно строили небольшие часовенки, как бы дополняя живое воплощенное чудо архитектоникой застывшей вечности, как бы оберегая. В ведической древности эти места так и защищали оберегами.

Я не был возле этого родника несколько лет. В моей памяти существуют десятки других родников и дороги моей судьбы так или иначе прикасаются к ним, как к старым и добрым друзьям. Я очень люблю эти встречи с родниками. Волнительно спускаешься в знакомый овражек, вот эти кустики были совсем маленькие, надо же, а теперь здесь целый лес. Где-то и там, в глубине, живёт мой друг. И непередаваемая словами радость встречи!

Она переполняет меня, но я ничем внешним и пустым не нарушаю её, я просто молча склоняюсь к роднику и что-то главное во мне, что-то всегда звучащее и одновременно всегда молчащее ведёт свою настоящую беседу со своим настоящим другом.

На этот раз тропа моего пути привела меня и ко встрече с родником на окраине соснового городского бора. Мы шли по этой тропе втроём, всей семьёю. Папа, Мама и Дочка. Мы пришли на встречу с городским бором, и мы решили навестить нашего старинного друга, набрать серебристый котелок воды, затопить в лесу нашу походную печку и испить нашего походного чаю.

Я не был здесь несколько лет. Я не узнал этой местности. Рядом с родником пролегли шумные автомагистрали, и они словно отодвинули от родника тихий и задумчивый лес. Рядом с родником вырос непостижимый моему воображению многоэтажный и синтетический торгово-развлекательный комплекс «Родник», на который я взирал снизу вверх как на Титаник.

Я долго искал своего старинного друга, свой РОДНИК, и я не нашёл его. Я нашёл это, некогда облагороженное любовью людей место, где был родник, место разрушенного оберега и непостроенной часовни. В уютной гранитной пещерке, где некогда жил родник, валялись пустые бутылки, мусор, и похабные надписи. Родника не было, мой друг покинул это место, не сумев ужиться с грязью. Я уважаю выбор моего друга, и, Господи, как же я понимаю его.

Люди закидали «могилку» родника своим презрением. Какой он гордый, подумаешь, дорога ему наша не понравилась, а чем ему не угодил наш роскошный ТРК? Мы даже в его честь назвали своего монстра добрым словом Родник.

Слово Родник доброе, я не спорю. Я давно перестал спорить о значении слов. Я не увидел родника, я увидел только слово. Наш котелок остался пуст.

Внутри ТРК «Родник» разместился, среди всего прочего, и гигантский продовольственный комплекс «Ашан». В нём мы нашли воду. На этикетке надпись: «родник». Купили «родник». Котелок всё равно нужно наполнить. В душе осталась тяжесть и боль.

Если наша дочка ещё как-то радостно принимает эти гигантские ТРК, то мы - Папа и Мама - не любим эти магазины, эти торговые ряды, эти развлечения боулингами, шопингами, попкорном, «Ашаном» и правильными, но мёртвыми словами.

Нам хотелось как можно скорее покинуть это место. Нам хотелось как можно скорее оказаться в лесу.

И вот я подумал, что пройдёт ещё несколько лет, и наши дети вообще не будут знать значения слова РОДНИК. Это слово, как палец, не сможет им указать на настоящий родник. Мы будем говорить детям, что родник - это когда вода течёт прямо из земли и совершенно бесплатно. Но дети не поверят нам, они уже не верят в Деда Мороза, в перворождённых, не верят в суть сказки, так почему, с какого-такого дуба, они должны поверить в родник? Родник - это ТРК. Родник это название питьевой бутилированной воды.

Будущие филологи и лингвисты будут писать диссертации, разбирая слово «РОДНИК» на приставку, суффикс и корень. И какой-нибудь древний и необученный дед, скажет, что знает значение слова «РОДНИК», он понятия не имеет о составе этого слова, о его грамматической основе, он просто ВИДЕЛ РОДНИК своими глазами, он просто пил из него воду. Не поверят деду. Закидают камнями во имя чистой науки.

Мы шли, углубляясь в лес. Шли от проталины к проталине. В серебристом котелке плескалась вода. Она освободилась от бутылки и теперь с удивлением протирала глаза и смотрела на настоящее живое небо, вдыхала запах настоящих сосен и на донце её души пробуждалась ПАМЯТЬ.

А я шёл и думал об этой самой памяти на донце своей собственной души. Я вспоминал свои первые уроки санскрита. Грамматику «вьякарана» и этимологию «нирукта». Я вспоминал проделанные от корки до корки упражнения из учебника Кочергиной. Вспоминал свои тетради исписанные грамматическими конструкциями: Система Презенса, система Аориста, система Футурум, каузатив, дезидератив, фреквентатив... Я вспоминал изящнейший грамматический очерк Зализняка о санскрите. Вспоминал прочитанные руководства Миллера и Кнауэра, еще от 1891 года - классика санскритоведения. Вспоминал элементарное руководство Бюлера, переведённое профессором Щербатским - основа российского санскритоведения. Я вспоминал всё это, я вспоминал санскритские слова и я ВСПОМИНАЛ значение слова РОДНИК. Я вспоминал своего старого друга, которого видел собственными глазами, которого знал. Сейчас моя память продолжает ЗНАТЬ его как и прежде.

И вот я шёл и думал о чуде своей памяти. Я вспоминал, как прочтя все эти руководства по санскриту, и честно проделав все эти грамматические упражнения, я наконец-то решился на то, ради чего всё это и затевалось. Я решился на перевод сутр самого Патанджали.

Сандхи слов разбивались в сознании на отдельные слова, я произносил эти слова в своей памяти и постепенно я с удивлением обнаружил, что каким-то немыслимым образом ПОМНЮ значения этих слов. Помню значение слова Буддхи, помню значение слова Манас... Поразительно то, что я, прочитав одну из сутр и ещё даже не перевернув страницы и не произнеся следующей сутры, а ведь просто произнести мало, для перевода необходимо разделить сандхи слов на отдельные слова, а я уже ВИДЕЛ образ значения следующей сутры. Каждая сутра лишь палец, указывающий на образ. Образ находится не в сутре, в сутре его нет, и никогда не было. В слове РОДНИК нет родника. Слово РОДНИК лишь указывает...

Я видел то, на что указывали санскритские слова, я читал и видел то, на что известнейший комментатор Вьяса произнёс: «Боги, риши и великие сиддхи входят в поле зрения йогина, предрасположенного к самообучению, и принимают участие в его работе».

И я сам в своей собственной жизни столкнулся вот с этим ПРИСУТСТВИЕМ «Богов, Риши и Сиддхов». Я понял, в тот момент, что мне никогда и никто не поверит, как не поверили бы этому самому деду вспомнившему свой «родник».

Я посмотрел на портрет Юрия Николаевича Рериха - выдающегося санскритолога, лингвиста, востоковеда, путешественника, который видел своими глазами эти РОДНИКИ.

Который видел своими глазами эти превосходящие нас СОЗНАНИЯ, называемые Махатмами, Риши, Сиддхами. Я вспомнил, как Юрий Николаевич в беседе со своими учениками, ныне виднейшими востоковедами мира, очень осторожно, очень бережно, чтобы не нарушить понимания, которое может родиться только ИЗНУТРИ каждого, которое нельзя внушить силою авторитета, которое вообще недопустимо внушать, как некую ВЕЛИКУЮ ИДЕЮ (мы знаем, к чему приводят в планетарном масштабе такие внушения, ещё вчера горели печи концентрационных лагерей, а внушённые молодцы с восторгом отбивали мостовые чётким курсом свастики, или пентаэдра, никакой разницы...), говорил о двух путях, о пути науки и пути другом, ныне ЗАБЫТОМ.

Я читал эти строки в воспоминаниях Елизаренковой Татьяны Яковлевны - доктора филологических наук, академика РАН, крупнейшего российского специалиста по ведической культуре, ученицы Юрия Рериха.

«Очень важно было общение с ним, в котором он постепенно раскрывался. Тогда я верила только в чистую науку, готова была отдать ей все силы, а для него существовало и другое начало, которое он считал для себя более важным - особый тип духовности. И постепенно, ненавязчиво он начал нас знакомить со своими взглядами. Не было никакого насилия, никакой пропаганды. Были занятия, были обсуждения разных древнеиндийских текстов. Возникали дискуссии, и Юрий Николаевич говорил то, чего мы не понимали. Мы задавали вопросы, он отвечал, и это вызывало ещё поток вопросов. Иногда он говорил: «Этого нельзя объяснить в терминах науки». И очень постепенно приобщал нас к тому, что мы ни от кого, кроме него, никогда не смогли бы узнать.

Юрий Николаевич говорил, что существует путь науки, а есть и другой путь. Этот другой путь был у человечества до того, как оно стало двигаться к цивилизации. И по мере продвижения к ней второй путь был забыт. Он остался где-то на Востоке, у тех, кто не причастен к цивилизации».

Я вспоминал эти строки и вспоминал свое ощущение ПРИСУТСТВИЯ в своей собственной жизни вот этих СОЗНАНИЙ превосходящих меня. Вспоминал свои воспоминания о значении слов. И вспоминая всё это, я постепенно утрачивал интерес к словам как таковым. Слово «родник» только указывает на РОДНИК, но слово не утолит жажды. Мне совершенно не интересен грамматический разбор этого слова, пусть даже и выполненный с изяществом Зализняка. Изящество не утолит жажды.

Я не говорю, что это плохо, все эти разборы слов, я сам начинаю именно с них, но когда я начинаю ВИДЕТЬ, слова мне становятся просто неинтересны.

Существует другой путь. Для меня об этом сказал Учитель. Он не призвал к нему, он просто указал на него пальцем. Путь к другу. Путь к роднику в знакомом овражке. Молча и с любовью.

Я ещё произношу слова. Я ещё пишу стихи, перевожу сутры, веду (по просьбе друзей, только по просьбе друзей!) свой ЖЖ, но этими словами я только пытаюсь указать на то, на что, наверное, указать нельзя. И поэтому все мои слова не более чем «лузум ма ля ялзам» - обязанность необязательного. На самом деле я пытаюсь сделать так, чтобы люди просто ВСПОМНИЛИ свой РОДНИК.

А пока закипал серебристый котелок на проталинке весеннего парка, я смотрел в небо и играл на варгане. Я очень люблю играть на варгане. Я не произношу тогда ни единого слова, но лес всегда слышит меня и родник всегда отзывается на этот звук своим унисоном, и ветер всегда окружает мой звук и мы начинаем звучать вместе. Иногда, под вечер, на звук варгана слетаются летучие мыши и кружат над моею головою, а там, в толще земли пробивается на поверхность новый РОДНИК.

 

 


№55 дата публикации: 02.09.2013

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2020