Грани Эпохи

этико-философский журнал №80 / Зима 2019-2020

Читателям Содержание Архив Выход

Александр Херсонов

 

Далёкое - близкое

1

 

Иди вперёд к сияющей вершине,

которую ты в детстве загадал,

когда был чист, подобно тонкой льдине,

не почестей, ни зависти не знал.

 

Натружено, спокойно и весомо

ступай отяжелевшею ногой…

И знай, что ты живёшь, пока по склону

товарищи шагают за собой.

 

Они одним и живы, и богаты.

Но как безмерна эта благодать:

когда гремят тревожные раскаты

своим теплом друг друга согревать.

 

 

2

 

Как далека та первая страничка!

Давно уже не снятся те года,

когда стояла на крыльце техничка

и колокольцем медным нас звала.

А звон летел в дощатые заборы,

и мокрые, бежали мы в свой класс.

Решали кулаками споры-вздоры,

Девчонок обижали. И не раз!

Она, как мать, нас взглядом провожала.

Казалось, знала всё, что можно знать.

И вот уже ругать кого-то стала,

кого-то стала храбро защищать.

…Однажды, я ушёл домой, хромая,

родителей в учительскую звать.

Она всё понимала. И вздыхая,

меня старалась как-то приласкать.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Мне счастье стало прочною привычкой.

И всё дано, что только можно дать!

…Тебе хочу я, давняя техничка,

не зная от чего, к руке припасть.

Как далека та, первая страничка.

Давно уже не снятся те года.

Но, как и прежде, на крыльце - техничка.

И во дворе ребячьи голоса.

 

 

3

 

Вспоминаю детство, вспоминаю

праздничный, небесно-майский день.

Я, нарядный, весело шагаю

и скрипит мой новенький ремень.

А кругом, щебечущее утро,

синевою манят небеса.

Ветерок, пристроившись попутно,

Красный галстук гладит у меня.

 

Время то, беспечное, не близко

И встаёт картиной дивной сна…

И давно иду я не мальчишкой,

И не всех и всё вокруг любя.

А иду угрюмый и суровый…

Я про « жизнь» не в книжках прочитал.

Не скрипит ремень мой. Он не новый,

я его немало потрепал.

 

И уже не так легко и просто

и счастливо на душе моей.

И встают, как надолбы, вопросы,

и терзают всё сильней и злей.

И встают нелёгкие заботы,

не уйти от них мне никуда.

А кругом невпроворот работы,

а кругом дела, дела, дела…

 

Но так будет. Жизнь, не запугаешь!

Ведь иначе быть и не должно.

Ты беспечно мальчуган шагаешь,

когда мне без меры тяжело.

Но так будет. Здесь мы все безвластны.

…Я хочу, до странности порой,

услыхать в парнишке том вихрастом,

некогда беспечный голос свой.

 

 

4

 

Вот мальчишки играют в войну…

Вдохновенно играют, с азартом.

Пахнет воздух подтаявшим мартом

и ручьями немыми во льду.

Нет, не жажда душить, убивать

в деревянном, наивном оружье!

В крике яростном, в споре недужном

смысл один: жизнь свою защищать.

Защищать! Если час твой пробьёт.

Так, как предки себя защищали.

Если к сердцу врага допускали,

Всё равно он погибель найдёт.

……

Как в атаке несётся земля….

Как бессмертно «Ура!» нарастает!

И стреляет мальчишка, стреляет.

Пусть игрушечной будет война.

 

 

5

 

В годы детства уплывала речка «Тихая сосна».

Помнится, как екало сердечко. Глубина!

Город неприметный, камышовый Острогожск,

ребятне своей рекой весёлой был пригож.

Был не гордым, тайно-знаменитым. Просто был.

Да рекою, голубым магнитом, всё манил.

Серебра недвижные потоки отражали свет…

Жизни юной начиная сроки, первый след.

И «Сосна» была совсем не малость, в те года:

родина здесь в сердце начиналась навсегда.

А ещё, мне помнится, любила удивлять:

радугу в полнеба выводила погулять.

Годы шли. Края легли иные под сапог.

Но забыть те дуги расписные я не мог.

И когда безвременья и боли час настал,

той реки дыханием и волей воскресал.

Воскресал из хаоса и тлена, жизнь любя.

Уходил из тягостного плана сам в себя.

Всё искал свою свирель пастушью, свой напев.

Вопреки неверью, равнодушию, страх презрев.

И покуда, лик реки стоокий в небесах,

голос мой не будет одиноким в голосах.

Ты живи, живи, не умирая, Мать-река.

Ты неси от края и до края облака.

 

 

6

Морозы

 

Товарищам по 54-му ордена Красной Звезды

отдельному полку связи КДВО Минобороны СССР

посвящаю.

 

 

 

Какие за окном стоят морозы!

А здесь тепла, покоя уголок.

И забываешь горестные слёзы,

чужую боль, не бьющую в висок.

Да только память беспокойной стала,

всё череду далёких дней ведёт.

Вот на плацу, понуро и устало,

мы ждём развода. Замерзает взвод.

Амурские недобрые морозы,

учили москвичей тепло любить.

Гнать холода крепчайшие «занозы»

и батареей клубовской лечить.

Стоишь, бывало, ночью в карауле:

бушлат, шинель и шуба на тебе,

а, кажется, раздели и разули

такой мороз на выгнутой спине.

Или идёт машина на ученье.

Два дня в степи, морозец - молодец!

Есть валенки? Твоё, солдат, спасенье.

Иначе ты и часу не боец.

Бывало и натопят… Ну, парная!

Горячий пот стекает по лицу,

а ноги, держим так, не разувая.

подошвы примерзают на полу.

Как дома хорошо! Напился чаю.

Стихи пишу. Гоню усталость прочь.

Да, я уже давно не замерзаю.

Но кто-то мёрзнет, гибнет в эту ночь.

 

 

7

Случай в гостинице «Большой Урал»

 

Дорогой маме, Галине Ивановне Херсоновой,

награждённой медалью «65 лет Победы

в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»,

посвящаю.

 

Проснулся с удивленьем странным:

вокруг нежнейший перезвон.

Чуть слышный, долгий, музыкальный,

такой пронзительно-печальный…

Да что же это? Явь? Иль сон?

Я дверь открыл. По коридору,

и видно, по большим делам,

шагали люди. Было впору,

разинуть рты свои жильцам!

Те люди себе цену знали.

И это всякий понимал:

звон растревоженных медалей

секунды малой не молчал.

 

Наград военных стать и сила

не злато-серебро в горсти…

И каждому не просто было

пиджак свой собственный нести.

Шли уцелевшие. Седые.

Шли обожжённые войной.

И лица так похожи были

одною радостью людской.

 

Однополчане и армейцы,

мужчины, женщины, они

из тех, далёких лет «пришельцы»,

напомнили страду войны.

Войны кровавые уроки,

войны бессмертные дела.

И просто зачеркнулись сроки.

И память всех в одно свела.

 

И верилось, и понималось,

родись я двадцать лет назад,

вот так сейчас бы обнималось,

во так сейчас бы целовалось,

вот так и мне был кто-то рад…

 

Они о многом говорили

под тот священный перезвон.

И столько в душах приоткрыли,

 и братство новое делили

То явь была. Совсем не сон…

А мы потерянно молчали,

боясь довериться словам.

И плыли, плыли их медали,

и били, били по сердцам.

 

Свердловск, 9 мая 1983 года.

 

 


№54 дата публикации: 07.06.2013

 

Оцените публикацию: feedback

 

Вернуться к началу страницы: settings_backup_restore

 

 

 

Редакция

Редакция этико-философского журнала «Грани эпохи» рада видеть Вас среди наших читателей и...

Приложения

Каталог картин Рерихов
Академия
Платон - Мыслитель

 

Материалы с пометкой рубрики и именем автора присылайте по адресу:
ethics@narod.ru или editors@yandex.ru

 

Subscribe.Ru

Этико-философский журнал
"Грани эпохи"

Подписаться письмом

 

Agni-Yoga Top Sites

copyright © грани эпохи 2000 - 2019